Державин правило жить анализ стихотворения

«Не рассуждай, не хлопочи!» Ф. Тютчев

«Не рассуждай, не хлопочи!» Федор Тютчев

Не рассуждай, не хлопочи.
Безумство ищет, глупость судит;
Дневные раны сном лечи,
А завтра быть чему, то будет.

Живя, умей все пережить:
Печаль, и радость, и тревогу.
Чего желать? О чем тужить?
День пережит — и слава богу!

Анализ стихотворения Тютчева «Не рассуждай, не хлопочи!»

Федор Тютчев не считал себя истинным христианином, так как был воспитан на западной культуре и традициях Франции, Англии, Германии. Тем не менее, сама судьба заставила поэта обратиться к библейским заповедям и примерить их к собственной жизни. Однажды Тютчев понял. Что череда радостных и печальных событий, которые сменяют друг друга словно в калейдоскопе, не является хаотичной. Словно искусный художник, кто-то свыше прописывает детали каждого нового дня, придавая ему различные оттенки. Противиться этому бесполезно, так как то, что должно произойти, непременно случаться. Остается лишь покориться чужой воле и принять все происходящее с благодарностью.

Именно такими фаталистическими настроениями пропитано стихотворение Тютчева, написанное летом 1850 года. Примечательно, что автограф этого произведения украсил собой обратную сторону пригласительного билета на званый обед к графу Борху, где поэт, по словам очевидцев, не собирался присутствовать. Однако в последний момент он передумал, увидев во всем происходящем знак судьбы, в результате чего и появились на свет знаменитые строки: «Не рассуждай, не хлопочи – безумство ищет – глупость судит». Они в полной мере отвечают библейским заповедям, призывающим человека проявить смирение. К Тютчеву оно приходит лишь с годами, когда внезапная болезнь уносит жизнь его первой супруги, а случайная встреча дарует вторую спутницу жизни, которая к моменту знакомства с поэтом является женой немецкого барона.

Попытки найти логику в этой череде событий Тютчев считает безумством, а собственное желание «разложить все по полочкам» и подчинить логике именует глупостью. Именно поэтому поэт дает самому себе и всем окружающий мудрый совет: «Живя, умей все пережить; печаль, и радость, и тревогу». Только так, по мнению Тютчева, можно сохранить душевное равновесие и стать по-настоящему счастливым, зная, что кто-то свыше позаботится о тебе и проявит свою милость. Ведь даже когда человек испытывает боль, то это дается ему во благо, для очищения души и избавления от пороков. Поэтому Тютчев готов принять все, что уготовано ему судьбой, философски отмечая: «День пережит – и слава Богу!».

Именно подобное философское отношение к жизни не раз спасало Тютчева от отчаяния, когда жизнь из-за потери близких людей утрачивала для него всякий смысл. Однако поэт, открыв для себя однажды секрет внутренней гармонии, сумел применить его на практике, что и посоветовал сделать другим.

Анализ стихотворения Державина Памятник 9 класс

Тема роли и призвания поэта затрагивалась многими авторами неоднократно, но именно Г.Р. Державин был первым русским писателем, который избрал темой для произведения собственную уникальность и уникальность своего творчества.

Стихотворение «Памятник» было написано в 1759 году. Свои произведения поэт сравнивает с памятником «чудесным, вечным» и тем самым указывает на то, что поэт бессмертен в своих произведениях. Он рассуждает о том, какую роль играет поэзия для будущих поколений и современников, как воздействует на них.

Главной идеей произведения является мысль автора о том, что цель искусства и литературы сложно переоценить, потому что именно она воспитывает просвещение, любовь к прекрасному и другие важные для достойного человека качества. Все произведения Державина отличаются удивительной искренностью, и Памятник не является исключением. Он без всякого стеснения и робости высказывает свое мнение о власти и поясняет, каковы именно его заслуги перед русской литературой.

Стихотворение написано очень лаконично и ритмично (первая строчка с третьей, вторая с четвертой), поэтому читать и учить его довольно просто. И также подобное написание позволяет прочувствовать глубину затрагиваемой автором темы.

Многочисленное использование различных насыщенных эпитетов (неторопливою рукой, сердечной простоте, заслугой справедливой) и «громких» слов, таких как — возгордись, возгласить, несчётных, еще больше укореняют в сознании читателя мысль, что данное произведение важно не только для самого автора, но и для каждого из нас.

Нельзя, конечно, не обратить внимание на восклицательные предложения, которые автор необыкновенно гармонично располагает по всему стихотворению (в начале и ближе к концу), что помогает нам на протяжении всего чтения находится в, своего рода, боевом настроении. Лирический герой у Державина сразу вызывает довольно сильные эмоции у читателя. Предстает как человек сильный, упертый, уверенный в своей правоте. Именно это, как мы понимаем, помогает ему добиваться поставленных целей.

Анализ стихотворения Памятник Державина

В стихотворении Державина «Памятник» читателю представлено некое рассуждение о своих заслугах и их значимости. Оно поражает своей глубиной и масштабностью. Отчасти поэт предстает в образе человека, который своими поэтическими наставлениями выражает чувства и мысли высших сил, являясь своего рода посредником между человеком и божественным началом. Многие критики сочли написание данного стихотворения, как проявление высокомерия и чрезмерной заносчивости, но, стоит отметить, Державин говорит не только о себе, но и о творчестве в целом.

Также актуальна и тема бессмертия. Любое творчество живет вечно. Он неоднократно повторяет это в своем стихотворения. Творчеству не грозит исчезновение после физической смерти, это нечто эфемерное и незыблемое, это то, что невозможно понять или проанализировать, лишь, полагаясь на чувства и ощущения, можно осмыслить то, о чем идет речь.

Также затрагивается и тема знаний высшего порядка. Державин, буквально, между строчек, говорит о том, что все внешнее слишком незначительное, а истина и настоящая глубина чувств, мотивов и поступков – спрятана от человека, не каждый может докопаться до настоящего понимания, лишь поэзия, связанная невидимой нитью с Богом, может помочь человеку обрести смысл.

Для более яркого восприятия, автор в своем произведении использует большое количество художественных приемов. Это и эпитеты ( «вечный памятник», «чудесный памятник», «высокая лексика»), и олицетворения («часть станет жить», «слава возрастет»), также неоднократно автор использует метафору, градацию и другие художественные приемы.

Несмотря на то, что стихотворение неоднократно подвергалось критике, многие говорили о некоторой нескромности и приписывании себе несуществующих качеств, стихотворение живет уже ни один год. Самое значимый показатель талантливо написанного стихотворения – время. Действительно, в данном стихотворении затрагиваются такие темы, которые не теряют своей актуальности никогда. Даже сегодня эта тема дает почву для размышлений. Оно является поводом задуматься о бессмертии души, о творчестве, о его предназначении и смысле существования. На сегодняшний день многие из нас забывают о том, что смысл не в финансовом благосостоянии, не в стабильности и не в чем-то материальном, а в том, о чем говорит нам Державин – в творчестве и духовности, которые неразрывно связаны между собой.

Анализ стихотворения Памятник по плану

Анализ стихов автора:

Возможно вам будет интересно

Знаменитый поэт Федор Иванович Тютчев написал стихотворение «Чародейкою зимою» в удивительно подходящее время-накануне новогодней ночи, это был 1852 год. Тематика стихотворения как нельзя лучше подходит для именитого праздника

Автор в своем стихотворении перечисляет типы лиц человека с помощью сравнений, олицетворений и метафор. Стихотворение состоит из 16 строк, в нем 7 предложений. Оно говорит о способности автора размышлять философски

Данное стихотворение было написано Е.А. Боратынским в 1829 году и имеет свою собственную творческую историю создания. Как и любое другое лирическое произведение «Чудный град» построено по определенной схеме, а именно по схеме сопоставления образов.

Произведение Анны Ахматовой долгое время исследуется литературоведами и исследователями – литературоведами. Для многих остается большой тайной, кому же все-таки посвящено данная баллада..

Осень в жизни каждого человека своя: для кого-то это пушкинская осень — унылая пора — очей очарованье, пышное природы увяданье, которое радует своими красками, своей величавостью и торжественностью, это время творческого подъема

Анализ оды Г.Р. Державина «К Фелице»

В 1782 году еще не очень известный поэт Державин написал оду, посвященную «киргиз-кайсацкой царевне Фелице». Ода так и называлась «К Фелице». Трудная жизнь многому научила поэта, он умел быть осторожным. Ода прославляла простоту и гуманность обхождения с людьми императрицы Екатерины II и мудрость ее правления. Но одновременно обычным, а то и грубоватым разговорным языком она повествовала о роскошных забавах, о праздности слуг и придворных Фелицы, о «мурзах», которые отнюдь не достойны своей правительницы. В мурзах прозрачно угадывались фавориты Екатерины, и Державин, желая, чтобы ода в руки императрицы поскорее попала, одновременно этого и опасался. Как самодержица посмотрит на его смелую выходку: насмешку над ее любимцами! Но в конце концов ода оказалась на столе Екатерины, и та пришла от нее в восторг. Дальновидная и умная, она понимала, что придворных следует время от времени ставить на место и намеки оды – прекрасный для этого повод. Сама Екатерина II была писательницей (Фелица – один из ее литературных псевдонимов), оттого сразу оценила и художественные достоинства произведения. Мемуаристы пишут, что, призвав к себе поэта, императрица щедро его наградила: подарила золотую табакерку, наполненную золотыми червонцами.

К Державину пришла известность. Новый литературный журнал «Собеседник Любителей Российского Слова», который редактировала подруга императрицы княгиня Дашкова, а печаталась в нем сама Екатерина, открывался одой «К Фелице». О Державине заговорили, он стал знаменитостью. Только ли в удачном и смелом посвящении оды императрице было дело? Конечно же, нет! Читающую публику и собратьев по перу поразила сама форма произведения. Поэтическая речь «высокого» одического жанра звучала без экзальтации и напряженности. Живая, образная, насмешливая речь человека, хорошо понимающего, как устроена реальная жизнь. Об императрице, конечно же, говорилось похвально, но тоже не высокопарно. И, пожалуй, впервые в истории русской поэзии как о простой женщине, не небожителе:

Усиливая впечатление простоты и естественности, Державин отваживается на смелые сопоставления:

И, больше того, фривольничает, вводя в оду неприличные по светским нормам того времени детали и сценки. Вот как, например, проводит свой день придворный-мурза, празднолюбец и безбожник:

Произведение было наполнено веселыми, а нередко и язвительными намеками. На любящего плотно поесть и хорошо выпить Потемкина («Шампанским вафли запиваю / И все на свете забываю»). На кичащегося пышными выездами Орлова («великолепным цугом в карете англинской, златой»). На готового бросить все дела ради охоты Нарышкина («о всех делах заботу / Оставя, езжу на охоту / И забавляюсь лаем псов») и т.д. В жанре торжественной похвальной оды так еще никогда не писали. Поэт Е.И. Костров выразил общее мнение и одновременно легкую досаду по поводу удачливого соперника. В его стихотворном «Письме к творцу оды, сочиненной в похвалу Фелицы, царевны Киргизкайсацкой» есть строки:

Императрица приблизила к себе Державина. Помня о «бойцовских» свойствах его натуры и неподкупной честности, отправляла на различные ревизии, заканчивающиеся, как правило, шумным возмущением проверяемых. Поэт назначался губернатором Олонецкой, затем Тамбовской губернии. Но долго не удерживался: слишком рьяно и властно расправлялся с местными чиновниками. В Тамбове дело зашло так далеко, что наместник края Гудович подал в 1789 году жалобу императрице на «самоуправство» не считающегося ни с кем и ни с чем губернатора. Дело было передано в Сенатский суд. Державина отставили от должности и до окончания судебного разбирательства обязали жить в Москве, как сказали бы сейчас, под подпиской о невыезде.

И хотя поэта оправдали, он остался без должности и без расположения государыни. Рассчитывать можно было вновь лишь на себя самого: на предприимчивость, даровитость и удачу. И не падать духом. В составленных уже в конце жизни автобиографических «Записках», в которых поэт говорит о себе в третьем лице, он признается: «Не оставалось другого средства, как прибегнуть к своему таланту; вследствие чего написал он оду “Изображение Фелицы” и к 22-му числу сентября, то есть ко дню коронования императрицы, передал ее ко двору Императрица, прочетши оную, приказала любимцу своему (имеется в виду Зубов, фаворит Екатерины, – Л.Д.) на другой день пригласить автора к нему ужинать и всегда принимать его в свою беседу».

Читайте также другие темы главы VI:

Перейти к оглавлению книги Русская поэзия XVIII века

Библиотека

3.8.2. Творчество

Своеобразие поэтического таланта Державина проявилось рано. «Благородную смелость, строгие правила и резкость в выражениях» находил его младший современник, И.И. Дмитриев, уже в первой книжке стихов Державина, выпущенной анонимно, — «Оды, переведенные и сочиненные при горе Читалагае» (1776).

Сам Державин отмечал в качестве своей заслуги введение в литературу «забавного русского слога», сочетание лирики и сатиры, просторечия и высокого стиля. Это, безусловно, является крупнейшим его достижением в поэзии своего времени. Державин чрезвычайно расширил тематический диапазон русской поэзии, сблизил поэзию с жизнью. Но прежде всего Державин сумел посмотреть на мир глазами простого человека, увидел жизнь яркой, многоцветной, постоянно меняющейся, непрерывно звучащей на разные голоса. Изображая природу, Державин был чуток к подробностям и деталям пейзажа, описывая людей, не персонифицировал людские пороки и достоинства, а приблизился к живому портрету.

Торжественные оды

Наиболее заметны и значительны для современников были успехи, достигнутые Державиным в преобразовании и обновлении жанра оды, поскольку в ней рядом с героическим, гражданским началом соседствует повседневное, бытовое, лишенное ореола возвышенности, что было недопустимо во времена Ломоносова.

Таковы, например, «Стихи на рождение в Севере порфирородного отрока» (Александра Павловича; 1779), совсем лишенные элементов торжественной оды (недаром позже Державин перепечатал их в сборнике своих «Анакреонтических песен»). Разумеется, «отроча порфирородно» и в державинской интерпретации наделено чудесными качествами, все гении спешат к нему со своими дарами — богатством, разумом, красотой и т.д. Но пожелание последнего гения («Будь страстей своих владетель, Будь на троне человек») очень характерно для Державина и соединяет в себе старое, традиционное, характерное для классицизма представление о том, что человек должен управлять страстями с помощью разума и о пагубности страстей, с новым «человеческим» лицом, которое особенно ярко проявится в становящемся одновременно сентиментализме [словарь терминов — сентиментализм].

В оде «Фелица» Державин решился заговорить — именно затеять разговор — с самой императрицей и высказать ей свою точку зрения. Заголовок оды Державина звучал так: «Ода к премудрой киргиз-кайсацкой царевне Фелице, писанная некоторым мурзою, издавна проживающим в Москве, а живущим по делами своим в Санкт-Петербурге. Переведена с арабского языка в 1782 г.» Под Фелицей (лат. felix — счастливый) подразумевалась Екатерина II, в адрес которой было отпущено немало тонких комплиментов, мурза фигурировал в оде то как собственное «я» автора, то как собирательный образ екатерининских вельмож.

Державин резко нарушил традицию, представив царствующую государыню как частного человека. Описывая простой, неприхотливый жизненный уклад императрицы, размеренный образ ее жизни, поэт восхищается ею не как недосягаемой богиней, царицей, а как человеком, который нашел верную дорогу в жизни, знает, как жить и в чем состоит истинная мудрость. Далее поэт вновь возвращается к самому себе и рисует свой жизненный уклад, резко контрастирующий с распорядком дня императрицы. Таким образом, жанр оды -похвалы, где все направлено на объект воспевания и где самому автору нет места, у Державина постепенно трансформируется в дружеское послание, где адресат и отправитель практически уравнены в правах и непонятно, что более важно для поэта: воспевание императрицы или рассказ о себе самом. Кроме того, в оде был ряд намеков на крупных вельмож, прихоти и любимые развлечения которых оказались увековеченными в стихах в обобщенном портрете царедворца.

Поэт с самого начала не отделяет себя от той среды, в которой сам вращается, обычаи и привычки которой знает и описывает не понаслышке. Однако в оде «Фелица» эта самоирония, включающая в себя коллективный портрет человеческих страстей и слабостей высшего света, нужна поэту, чтобы выгодно оттенить добродетели царицы, умеющей соединить несоединимое разнообразие характеров своих подданных в единое целое и искусно управлять ими — «свет из тьмы творить».

Созданный таким образом похвальный портрет императрицы у Державина разительно отличается от парадного и официального образа «богини», «Матери Отечества», воспетого в одах старших современников поэта — Майкова, Хераскова, Петрова и др. Державин ценит выше всего человеческие качества императрицы: снисходительность к людским слабостям, кротость, великодушие, скромность, простоту и приятность в общении, любовь к поэзии и просвещению. Ему дорога та свобода, которую обрели подданные Екатерины с воцарением императрицы: свобода говорить ей правду, возможность не провозглашать за обедом обязательных тостов за здравие членов царской фамилии, свободно передвигаться за пределы России, развивать таланты и науки и т.д. Именно благодаря этому стало возможным «счастье дома находить».

«На взятие Измаила»

Одной из важнейших победно-патриотических од Державина является «На взятие Измаила» (1790), где рельефно выступает героический образ русского народа — величественного Росса, взявшего неприступную турецкую твердыню. Необъятная сила русского воина-исполина уподобляется могучим и страшным проявлениям грозных сил природы, описанным в начале оды: извержению вулкана, землетрясению, сиянию молний и раскатам грома, бурному волнению морской стихии. Таким же устрашающе-могущественным предстает и ратный подвиг воинов; весь образно-тематический ряд призван подчеркнуть стихийную, природную мощь русского богатыря. Но эта сила воинов действует не сама по себе, а послушна царю и полководцам, освящена верой, вдохновляется чувством патриотизма. Таким образом, здесь сделана попытка нарисовать собирательный образ русского воина и через него определить национальный характер русского народа, сочетающий в себе «лед и пламень», стихийную мощь и величие души, способность совершать подвиги, превышающие силы обычных смертных.

Сравнивая образ народа-исполина у Державина и образ России в одах Ломоносова, исследователи отмечают, что у Ломоносова образ России — продолжение образа императрицы и связан с идеей безграничности монаршей власти, а у Державина он ассоциируется не с атрибутами царской власти, но скорее близок к образу сказочного или былинного богатыря, олицетворяющего удаль и невиданную мощь русского народа, которому «в величестве нет равных» и который выступает как действительный герой истории, влияя на судьбы всего мира.

Сочетание одического и сатирического

Характерная сторона дарования Державина, проявившаяся в «Фелице», — иносказательная шутливость, — была закреплена в оде «На счастие» (1789). Тема — обращение к Счастью — была разработана в литературе классицизма, и ода Ж.-Б. Руссо [библиотека, персоналии, Руссо Ж.-Б.] «A la Fortune» переводилась на русский язык Ломоносовым, Тредиаковским, Сумароковым. Однако Державин, вновь выбирая эту тему, следует не столько литературной традиции, сколько личным своим побуждениям и обстоятельствам, поскольку именно в это время он жил в Москве, дожидаясь окончания следствия и сенатского суда по делам своего тамбовского губернаторства. И в этих условиях автор, тоже пользовавшийся когда-то также покровительством Счастья, просит вспомнить о нем и сейчас.

В качестве главной особенности оды «На счастие» исследователи отмечают широкий обзор международной обстановки, выполненный Державиным в форме сатирических аллегорий и намеков, требующих подробной расшифровки для читателя. Сам Державин пишет к оде 26 примечаний — больше, чем к какому-либо другому произведению. Так, например, «счастливые военные действия России и политически выгодные для России союзы» описываются так: «Лавры рвешь ему зимой» — взятие у турок крепости Очаков зимой 1778 г.; «На Тавре едешь чехардой» — присоединение к России Крыма (Тавриды); «Задать Стокгольму перцу хочешь» — война со Швецией 1788-90 гг.; «Берлину фабришь ты усы» — переговоры о союзе России с Пруссией и т.д. Далее: «Весь мир стал полосатый шут» — означает моду на полосатые фраки; «мартышки в воздухе явились» — намек на масонов-мартинистов, которые «хвалились, что они видят в воздухе духов»; «по свету светят фонари» — обозначение французских просветителей XVIII в.

Одно из наиболее сильных сатирических произведений Державина — ода «Вельможа» (1794), посвященная традиционной для XVIII века теме должности дворянина и описывающая и то, как должны поступать первые лица в государстве, и каковы их распространенные пороки.

Положительная программа Державина не отличается особенной новизной и убедительностью изложения. Примерами истинного благородства и величия души для поэта служат Петр I и Екатерина II. Но гораздо важней и значительней в этой оде ее сатирическая часть — критика царских временщиков, грозные упреки им в равнодушии к людям, в отсутствии человечности.

Реальные вельможи — рабы роскоши и богатства, пресыщены радостями жизни, живут для себя и своих прихотей, забыли стыд, совесть, Бога. Державин описывает и роскошное убранство чертогов вельможи, оранжереи и зимние сады, «прихотливый обед», собранный к его столу со всего света, возникает традиционный — идущий от Кантемира — образ беспробудного сна вельможи (впоследствии — «Размышления у парадного подъезда» Некрасова). Пока вельможа спит, а в приемной его часами дожидаются израненный и поседевший в сражениях герой, его бывший начальник, вдова погибшего друга с грудным ребенком на руках, старый воин, спасший когда-то вельможу в бою, а теперь пришедший просить у него на кусок хлеба.

В оде «Водопад» (1791) центральным оказывается пейзажный образ — образ свергающегося с крутизны потока, — который становится символом преходящего земного величия, человеческой жизни и славы. Но при этом описание водопада детально воспроизводит реальный водопад Кивач в Карелии. Большую роль в пейзаже Державина играют воздух и цвет. Его живописная палитра богата разнообразными красками, и среди них преобладают яркие, сверкающие тона. Исследователи неоднократно отмечали точность деталей в державинской лирике вообще и в «Водопаде», в частности: алмазы сыплются, жидкое серебро кипит, капли-жемчужины летят вверх.

Известно, что первоначально стихотворение возникло, как зарисовка с натуры, и лишь потом, когда Державин узнал о смерти Потемкина [библиотека, персоналии, Потемкин], он обратился вновь к этой картине и дополнил ее символическим продолжением. Так изумительное по красоте пейзажное стихотворение постепенно превратило в глубокий философский символ, выражающий представление поэта о тщетности земной славы человека, о преходящих и непреходящих ценностях жизни.

Могущественный князь Потемкин [библиотека, персоналии, Потемкин] был настигнут смертью неожиданно в степи, по дороге из Ясс в Николаев в 1791 г. после победоносного окончания второй русско-турецкой войны. Образ водопада олицетворяет весь блеск и пышность земной славы и могущества, которыми только может обладать человек и которыми обладал Потемкин [библиотека, персоналии, Потемкин], «великолепный князь Тавриды» — «счастья, славы сын»: «О слава, слава в свете сильных! // Ты точно сей есть водопад». Державин был знаком с Потемкиным [библиотека, персоналии, Потемкин], присутствовал на пышном торжестве в его доме (Таврическом дворце), устроенном по случаю взятия Измаила, и по поручению светлейшего князя составил описание этого праздника. По воспоминаниям современников, «род жизни князя Потемкина [библиотека, персоналии, Потемкин] в последнее его пребывание в Санкт-Петербурге превосходил все, что только можно себе представить безмерного в расточении, необдуманного в излишестве, недеятельности, легкомыслии в рассуждении обрядов… и гордости к своей отчизне». Нетрудно представить, как поразила современников, присутствовавших еще недавно на роскошном торжестве в Таврическом дворце, внезапная смерть устроителя этого торжества. Водопад в оде Державина символизирует не только блеск богатства и земной славы человека, но также и неизбежность падения, конца, трагического финала, который неумолимо ожидает каждого человека, как бы высоко он ни был вознесен в земной жизни:
Поэт припоминает аналогичные примеры из древней истории — смерть Юлия Цезаря в Сенате от рук заговорщиков, судьбу прославленного византийского полководца Велизария [библиотека, персоналии, Велизарий], впавшего в немилость и ослепленного в темнице, из современной Державину военной истории России говорится о судьбе знаменитого полководца, учителя Суворова [библиотека, персоналии, Суворов], П.А. Румянцева [библиотека, персоналии, Румянцев], прославившегося победами над Пруссией и Турцией, и, тем не менее, отстраненного от командования в последнюю русско-турецкую войну. Опальный Румянцев [библиотека, персоналии, Румянцев] предстает как истинный герой, который, отказавшийся от стремления к личной славе, посвятивший себя служению Отечеству, общей пользе россиян. Здесь намечается основная дидактическая линия оды — поэту важно подчеркнуть мысль об общественной значимости, пользе человеческих деяний, о благородстве мотивов, которые должны лежать в основе великих подвигов героев.

Противопоставлению Потемкина [библиотека, персоналии, Потемкин] и Румянцева [библиотека, персоналии, Румянцев] как героев, олицетворяющих ложную и истинную славу, в оде соответствует противопоставление двух художественных образов — водопада и тихого ручейка. Замечательна концовка стихотворения, где поэт, как бы устав от блестящих и шумных эффектов водопада, переходит к описанию неброской красоты северной реки Суны — «матери водопадов» — и их полной противоположности. Картина мерного течения реки, полноты, глубины и ясности ее вод, не замутненных ни пеной, ни примесью чуждых течений, дает нам образ совершенно другого идеального человеческого существования, лишенного суеты и бурного кипения страстей, — существования, способного отразить красоту небес.

Философские оды

Новое поэтическое слово Державина особенно ясно прозвучало в оде «На смерть князя Мещерского» (1779). Поводом к его написанию стала кончина приятеля Державина по дружеским пирушкам, близкого к придворным кругам наследника Павла, «сына роскоши, прохлад и нег» князя Мещерского [библиотека, персоналии, Мещерский]. Смерть представляется Державину поразительно живо, она олицетворяется, «приходит … как тать», скрежещет зубами, точит лезвие косы, блещет этой косой, будто молнией, и «дни мои, как злак, сечет». Она обладает роковыми когтями, от которых «никая тварь не убегает», она «глотает царства», ее взгляд страшен («и бледна смерть на всех глядит»). Стихотворение поначалу производит впечатление «гимна» всевластию смерти, ее сокрушительной силе, уносящей в небытие людей, царства, миры. Власть смерти надо всем в мироздании абсолютизируется. Но в тот момент, когда, кажется, не осталось для человека ни малейшей надежды, Державин заканчивает стихотворение парадоксальным выводом, призывающим изменить отношение к жизни, воспринять ее не как что-то заслуженное или полученное навсегда, а как «небес мгновенный дар», то, что даровано человеку на миг по прихоти дарителя, и тогда приход смерти можно будет благословить с чистой душой.

Элегические ноты предвещают Батюшкова, Пушкина, поэзию «неизъяснимого» у Жуковского. Условный романтический лексикон — и сон, и сладкая мечта, и красота, и радость — уже открыт Державиным.

Пытливость мысли, стремление проникнуть в тайны бытия привели к появлению оды «Бог» (1784) — наиболее прославленного шедевра Державина, философское произведение, наполненное глубокой мыслью, написанное в «высоком штиле» и в течение долгого времени считавшегося одним из высочайших произведений русской литературы. Эту оду Державин писал несколько лет (1780-1784).

Анакреонтическая лирика

Особый и важный раздел творчества Державина составляют так называемые антологические стихотворения. Переводя древних авторов, Державин создал циклы художественных миниатюр, в которых отразил русский быт, русскую природу, благодаря чему они стали произведениями нашей национальной поэзии.

На русский язык Анакреона [библиотека, персоналии, Анакреон] переводили Кантемир, Тредиаковский, Ломоносов, Сумароков; анакреонтические оды писал Херасков [библиотека, персоналии, Херасков], в 1794 г. Львов [библиотека, персоналии, Львов] издал переведенные им с греческого белыми стихами «Анакреоновы стихотворения» с параллельным греческим текстом.

Для Державина анакреонтика — это возможность выхода в радостный мир природы, разговора о маленьких, но важных для человека вещах, которым не находилось места в системе жанров классицистической поэтики. Державин не спорит с Анакреоном [библиотека, персоналии, Анакреон], как это делал Ломоносов, для гражданских мотивов творчества он оставлял другие жанры, а в антологических стихах создает небольшие поэтические картины, в которых запечатлевалась русская жизнь, выводились русские люди с подробностями их быта и поведения. Давно отмечено, что взамен общепринятых условных имен — Темиры или Хлои — Державин называет свою возлюбленную Анютой. Привлекал Державина и образ самого Анакреона [библиотека, персоналии, Анакреон] — жизнелюбивого мудреца, довольного своим покоем и презирающего шум света.

В 1804 г. Державин выпустил отдельным изданием свои «Анакреонтические песни». Выход этой книжки явился литературным событием, поскольку к этому времени слава Державина как поэта была велика, за его стихами следили по журнальным публикациям и отдельным их изданиям, но сборника стихов Державина еще не было. В предисловии автор попытался объяснить читателям, почему он занимается «легкой поэзией», рассказав, что «для забавы в молодости, в праздное время и, наконец, в угождение моим домашним» сочинял эти песни, а напечатал их потому, что перестал быть должностным лицом, стал частным человеком и может теперь публиковать то, что неприлично было бы видеть за подписью президента коллегии или министра юстиции. Это серьезно-простодушное разъяснение Державина очень для него типично.

В «Анакреонтических песнях» Державин решал важные задачи:
«По любви к отечественному слову желал я показать его изобилие, гибкость, легкость и вообще способность к выражению самых нежных чувствований, каковые в других языках едва ли находятся». Он, например, пишет 10 стихотворений, в которых не употребляет буквы «р»: «Анакреон в собрании», «Соловей во сне», «Желание», «Песнь Баярда», «Тишина», «Шуточное желание», «Кузнечик», «Бабочка», «Свобода», «Весна». Такие стихи Державин, по его словам, писал «для любопытства» и в доказательство «изобилия и легкости» русского языка.

Поздняя лирика

В стихотворении «Евгению. Жизнь званская» (1807) Державин рисует удивительную картину домашней жизни стареющего вельможи, доживающего ее вдали от придворных треволнений в богатом и привольном сельском поместье на Званке. Это имение находится под Новгородом и было куплено на приданое второй жены Державина Дарьи Алексеевны Дьяковой [библиотека, персоналии, Дьякова]. Неоднократно отмечалось, что «Жизнь Званская» — произведение принципиальное, полемическое, поскольку явилось в виде возражения на одно из знаменитых произведений зарождающегося романтизма, элегию В.А.Жуковского «Вечер» (и недаром написано тем же размером).

Несокрушимой стойкостью, верой в достоинство поэзии и человеческой жизни вопреки всем превратностям судьбы и историческим переменам проникнут державинский «Памятник». Последние строки — стихотворение «Река времен в своем стремленьи…» — были написаны Державиным накануне смерти, 6 июля 1816 г. мелом на грифельной доске, и некоторые исследователи считают эту поэтическую оду-эпитафию неоконченной.

Схема анализа стихотворения

Общеизвестно, что жесткой, канонической схемы анализа поэтического текста не существует, посколь­ку художественное произведение — явление жи­вое, сопротивляющееся сухому, унифицированному подходу. Следует помнить, что поэтический текст анализировать сложнее, чем прозаический, так как гармонию стиха нетрудно разрушить, неуклюже при­коснувшись к тончайшей поэтической ткани стихо­творения, которое стремится запечатлеть «невырази­мое», «шепнуть о том, пред чем язык немеет», по об­разному выражению А. А. Фета.

Восприятие лирики читателем предельно субъек­тивно, глубокий же анализ стихотворения сродни ис­кусству. Не случайно М. И. Цветаева, говоря о безза­щитности художественного слова, замечает: «Меня нужно понять — либо меня нет». Каждое стихотворе­ние по-своему уникально: в одном случае размер сти­ха имеет содержательный смысл (так, хорей баллады В. А. Жуковского «Мщение» передает зловещий то­пот лошадиных копыт), в другом метр является фор­мальным элементом, безучастным к сокровенным смыслам художественного текста, в одном стихотво­рении разворачивается новеллистический сюжет (цикл стихотворений Н. А. Некрасова «На улице»), в другом — лирический сюжет свернут настолько, что почти полностью уходит в подтекст стихотворения (А. А. Фета «Шепот, робкое дыханье. »). Главные за­дачи поэта в конкретном стихотворении могут быть самыми разными: передача внутреннего состояния героя, воплощение в образной форме философской мыс­ли, создание музыки стиха. Так, важнейшая художе­ственная задача А. С. Пушкина в элегии «Ненастный день потух; ненастной ночи мгла. » — передача тон­чайших изменений настроения лирического героя, тоскующего по возлюбленной, с которой он разлучен. Его душа рвется к ней, он мысленно созерцает ее об­раз и бесконечно страдает от невольных ревнивых по­дозрений, почти не выраженных в слове: об этой ду­шевной муке можно лишь догадаться по лавине то­чек, которые обрывают стихотворение:

Никто ее любви небесной не достоин.
Не правда ль: ты одна. ты плачешь.
. я спокоен;

В апокалипсической зарисовке Ф. И. Тютчева «По­следний катаклизм» наиболее существенным оказы­вается философская мысль, которая утверждает су­ществование Бога и трагическую для человека невоз­можность его познать:

Когда пробьет последний час природы, Состав частей разрушится земных: Все зримое опять покроют воды, И Божий лик изобразится в них!

Стихотворение А. А. Блока «В углу дивана», преж­де всего, завораживает своеобразной мелодией стиха, которая создается не только размером, но и своеобраз­ным синтаксическим членением стиха.

Но в камине дозвенели Угольки.

За окошком догорели Огоньки.

И на вьюжном море тонут Корабли.

И над южным морем стонут Журавли.

Задача формирования читательской культуры пред­полагает знание о наиболее общих возможных ас­пектах анализа стихотворения, умение его интерпре­тировать. Предложенная в схеме последовательность разбора стихотворения условна, хотя и обладает опре­деленной логикой, сложившейся в практике анализа. Создание свободного (в жанре эссе) комментария сти­хотворения или строго исследовательского текста о нем можно начинать с любого из предложенных в схеме на­правлений анализа. При этом отправной пункт анали­за, как и логику дальнейших рассуждений, следует ис­кать в самом художественном тексте.

1. Историко-биографический материал

Глубокое понимание стихотворения порой требует знания даты его написания, истории публикации, фактов биографии автора, которые связаны с лириче­ским сюжетом или имеют отношение к истории созда­ния художественного текста. Так, при анализе «Эле­гии» (1874) Н. А. Некрасова важно помнить, что в стихотворении поэт спорит с известным филологом О. Ф. Миллером, который, читая лекцию о нем, за­явил, что Некрасов повторяется, постоянно обра­щаясь к одной и той же теме народных страданий. Важным представляется и некрасовская оценка собственного стихотворения, прозвучавшая в письме к А. Н. Еракову: «Посылаю тебе стихи. Так как это самые мои задушевные и любимые из написанных мною в последнее время, то и посвящаю их тебе, само­му дорогому моему другу». Биографический контекст поможет понять и полемическую заостренность «Эле­гии», и ее программный характер. Однако подобного рода сведения о стихотворении часто отсутствуют или не имеют принципиального значения для анализа текста. В этом случае историко-биографический ком­ментарий не является обязательным.

2. Место стихотворения в творчестве поэта

При определении места стихотворения в поэтике автора требуется отнести произведение к тому или иному периоду творчества поэта, понять контекст, в котором оно создавалось, что невозможно без знания творческого пути художника хотя бы в общих чертах. При анализе произведения важно выявить, насколь­ко характерно стихотворение для творчества поэта или в какой мере оно нетипично для его поэтической манеры. Так, написанное А. С. Пушкиным в 1821 г. послание «В. Л. Давыдову» отражает бунтарский на­строй поэта, особенно ясно выразившийся в финале стихотворения:

Народы тишины хотят,

И долго их ярем не треснет.

Ужель надежды луч исчез?

Но нет! — мы счастьем насладимся,

Кровавой чаши причастимся —

И я скажу: Христос воскрес.

Однако это стихотворение начала южной ссылки не является характерным для творчества поэта в це­лом, в отличие от других произведений на созвуч­ные темы («Пир Петра Первого», «Из Пиндемонти» и др.). При определении места стихотворения в твор­честве поэта важно понять, носит ли оно програм­мный характер, т. е. является ли оно таким произве­дением, в котором выявились важнейшие цели и принципы творчества художника (к программным пушкинским стихотворениям относятся «Пророк», «Поэт и толпа», «Поэт» и др.)

3. Ведущая тема

Темы составляют основу любого произведения (в том числе и лирического).

Существует тематическая классификация лирики, которая в наиболее общем виде обозначает традици­онные для лирики темы: интимная (любовная) лири­ка (М. Ю. Лермонтов «Она не гордой красотою. », Б. Л. Пастернак «Зимний вечер»), пейзажная лири­ка (А. А. Фет «Чудная картина. », С. А. Есенин «За темной прядью перелесиц. »), лирика дружбы (А. С. Пушкин «19 октября» (1925), Б. Ш. Окуджава «Старинная студенческая песня»), гражданская и патриотическая лирика (Н.А.Некрасов «Родина», А. А. Ахматова «Не с теми я, кто бросил землю. »), философская (медитативная) лирика (Ф. И. Тютчев «Последний катаклизм», И. А. Бунин «Вечер»), тема поэта и поэзии (Е. А. Баратынский «Мой дар убог и голос мой не громок. », М. И. Цветаева «Роландов Рог»). Выделение этих групп в большой степени ус­ловно, однако позволяет начать разговор о стихотво­рении, т.е. может служить отправной точкой анализа произведения. К примеру, отнесение стихотворения И. А. Бунина «Вечер» к философской лирике пред­ставляется бесспорным. Поэт задается вопросами: по­чему «о счастье мы всегда лишь вспоминаем. », что дарует человеку ощущение счастья, что мешает осоз­нать в настоящую минуту полноту и гармонию бытия. Но это стихотворение по праву может быть отнесено и к пейзажной лирике, поскольку Бунин не просто го­ворит о красоте мира, но и пластично ее изображает, описывая вечереющий день, «чистый воздух, лью­щийся в окно», «бездонное небо», в котором «легким белым краем встает, сияет облако».

Как правило, в стихотворении можно выделить ведущую (или основную) тему. При ее определении следует ориентироваться на тематическую классифи­кацию стихотворений, соотнося ее с «вечными» для поэзии темами любви, красоты, смерти, рока и др. Однако важно помнить, что поэтический текст пред­ставляет собой сложное сплетение тем и мотивов. В отличие от темы, мотив имеет непосредственную словесную закрепленность в тексте и является устой­чивым формально-содержательным компонентом произведения. Мотив изгнанничества, характерный для лирики М. Ю. Лермонтова, дает о себе знать в конкретном лексическом выражении в стихотворе­нии «Нет, я не Байрон, я другой. »: «изгнанник», «гонимый миром странник». Тот же мотив присут­ствует в стихотворении «Тучи» и также находит в нем словесное выражение: «Мчитесь вы, будто как

я же, изгнанники». Выявление мотива помогает понять подтекст произведения. Традиционны в лири­ке мотивы борьбы, бегства, возмездия, страдания, разочарования, тоски, одиночества, встречи, пути и др. Для обозначения ведущего мотива в одном или во многих произведениях используется понятие «лейтмотив». Например, тоска одиночества являет­ся лейтмотивом ранней лирики В. В. Маяковского. В стихотворении «Несколько слов о себе самом» поэт создает трагический образ, который мог бы стать эпиграфом к значительной части его лирики: «Я оди­нок, как последний глаз / У идущего к слепым чело­века!»

4. Лирический сюжет

Сюжет всегда связан с каким-то событием. Воспо­минание или случайная встреча, сюжетная сценка или созерцание природы, жизненные перипетии или посетившая поэта мысль становятся импульсом к ли­рическому переживанию, порождают особое эмоцио­нальное состояние героя.

Наличие в стихотворении развернутого сюжета пе­реводит произведение в лироэпический жанр. Сюжет лирического произведения может быть ослаблен, как в стихотворении А. А. Фета:

Пыль встает вдали;

Конный или пеший —

Не видать в пыли!

Вижу: кто-то скачет

Друг мой, друг далекий,

Вспомни обо мне!

Искусство анализа стихотворения заключается, в частности, в деликатном прикосновении к лириче­скому сюжету, в умении подобрать слова, способные передать события, вызвавшие к жизни конкретный сюжет. Убеждая в невозможности напрямую передать содержание стихотворения Фета, А. А. Потебня проводит эксперимент — пересказывает его сюжет: «Вот что-то пылит по дороге, и не разберешь, едет ли кто или идет. А теперь видно. Хорошо бы, если бы за­ехал такой-то!» Точность соблюдена, но суть сти­хотворения таким пересказом полностью уничто­жается. В. Г. Белинский остроумно сравнил пересказ лирического стихотворения с бабочкой, с крыльев ко­торой сняли пыльцу.

5. Проблемы

Проблематика стихотворения определяется поста­новкой вопросов в тексте или подтексте произведе­ния. Проблематика стихотворного произведения не имеет принципиального отличия от проблематики других родов литературы: поэты задаются этически­ми и социальными вопросами, дают свой отклик на «вечные» философские проблемы. Для художествен­ной литературы характерно выведение проблемы в подтекст произведения, как это делает, например, Г. Р. Державин в завещательном стихотворении:

Река времен в своем стремленьи

Уносит все дела людей

И топит в пропасти забвенья

А если что и остается

Чрез звуки лиры и трубы,

То вечности жерлом пожрется

И общей не уйдет судьбы.

Более редким является прямая формулировка про­блемы в художественном тексте:

PROBLEME

С горы скатившись, камень лег в долине. Как

он упал? никто не знает ныне — Сорвался ль

он с вершины сам собой, Или низринут волею

чужой! Столетье за столетьем пронеслося:

Никто еще не разрешил вопроса.

Однако и такая постановка вопроса нуждается в читательском осмыслении, ведь речь идет об осново­полагающей философской проблеме: существует ли сверхразум, высшая воля Бога, определяющее все, даже падение камня, или миром правит стихия слу­чая, а человек «покинут на самого себя»? Тютчев оставляет вопрос без ответа, что создает колоссальное драматическое напряжение стиха. Искусство анализа проблематики стихотворения заключается в умении видеть и формулировать проблему, организующую поэтическую мысль.

6. Композиция

Деление стихотворения на смысловые части позво­ляет проследить развитие темы, увидеть смену на­строения, вычленить поэтическую мысль, отметить композиционную стройность стихотворения, гармо­ничную соотнесенность всех его частей. В ряде слу­чаев деление на смысловые части невозможно в си­лу особой содержательной цельности стихотворения или его миниатюрности. Приведем стихотворение В. Хлебникова:

Когда умирают кони — дышат,

Когда умирают травы — сохнут,

Когда умирают солнца — они гаснут,

Когда умирают люди — поют песни.

Этот своеобразный поэтический реквием всему прекрасному, но обреченному на гибель нельзя чле­нить на части, поскольку стихотворение равно одно­му предложению, которое вмещается в единственный катрен, а мысль, выраженная в нем, предельно спрес­сована.

В отличие от философской миниатюры Хлебнико­ва стихотворение И. А. Бунина позволяет вычленить композиционные части.

И цветы, и шмели, и трава, и колосья,

И лазурь, и полуденный зной.

Срок настанет — Господь сына блудного спросит:

«Был ли счастлив ты в жизни земной?»

И забуду я всё — вспомню только вот эти

Полевые пути меж колосьев и трав —

И от сладостных слез не успею ответить,

К милосердным коленам припав.

Принцип композиционного членения подскажут строфы. В первом катрене разворачивается тема при­знания любви к жизни через утверждение красоты природы. Однако эта тема почти без смыслового пе­рехода трансформируется в трагическую тему неиз­бежного ухода из жизни и преобразуется в философ­ский мотив пути, судьбы, счастья и страдания. Второй катрен развивает темы словно бы с останов­кой, с паузой, в которой сосредоточены не высказан­ные героем горькие раздумья о страданиях, выпав­ших ему на долю, иначе нельзя объяснить начало первой строки: «И забуду я всё. » Герою есть о чем забывать, однако приговор жизни не произносится, ибо человеку даровано счастье узнать «полевые пути меж колосьев и трав», почувствовать красоту вселен­ной. Последние две строки позволяют читателю вмес­те с лирическом героем пережить высокий миг благо­дарности, «сладостных слез» за дар жизни, в которой есть скорби, но есть и гармония, явленная человеку в природе.

7. Лирический герой

Содержание и границы понятия «лирический ге­рой» спорны, но понятие это необходимо, так как оно ведет к постижению образа поэта. Характер героя эпического или драматического произведения рас­крывается через его действия и поступки, через отно­шения с другими персонажами. Психологизм лирики сопряжен с характером лирического героя, который обнаруживается через внутреннее эмоциональное со­стояние, особенности картины мира, воссозданной его глазами часто в форме исповеди, лирического дневни­ка. В итоге читателю явлена непосредственная правда личного переживания, подлинный и неповторимый голос поэта. Так, лирический герой поэзии Н. А. Не­красова предъявляет высокие требования как к миру, так и к самому себе. Это человек с раненым сердцем, тонко чувствующий чужую боль и свою вину, способ­ный заражать силой своей страсти. Лирическое «я» порождает интонацию скорби или гнева, упрека или самообличения, мольбы или жесткого требования, ему чуждо бесстрастное созерцание, философское спокойствие при столкновении с различными про­явлениями зла. Герой Некрасова, от лица которого ведется повествование, не стремится уйти от над­рывающих душу картин мрачной повседневности, он страстно желает достижения идеала справедливости и гармонии.

При анализе стихотворения необходимо учитывать проблему соотнесенности лирического героя и автора. Эти отношения могут быть различными. Лирический герой может выступать поэтическим «двойником» ав­тора. В этом случае можно говорить о лирическом «я» как о способе раскрытия авторского сознания. Харак­терным примером может служить фрагмент стихотво­рения А. А. Ахматовой:

Я научилась просто, мудро жить,

Смотреть на небо и молиться Богу,

И долго перед вечером бродить,

Чтоб утомить ненужную тревогу.

Когда шуршат в овраге лопухи

И никнет гроздь рябины желто-красной,

Слагаю я веселые стихи

О жизни тленной, тленной и прекрасной.

Иногда в стихотворении мир предстает сквозь призму вымышленного «я». В этом случае следует го­ворить не о лирическом герое, а о лирическом субъек­те, который порожден авторской фантазией и являет­ся способом раскрытия чужого сознания. Таковы многие стихотворения Ахматовой. Приведем фраг­мент одного из них:

Муж хлестал меня узорчатым,

Для тебя в окошке створчатом

Я всю ночь сижу с огнем.

Рассветает. И над кузницей

Ах, со мной, печальной узницей,

Ты опять побыть не мог.

Понятие «лирический герой» актуально не для лю­бого стихотворения. О лирическом герое трудно гово­рить, если художественной задачей стихотворения является постановка философской проблемы, а не изображение состояния души человека.

8. Преобладающее настроение, его изменение

В стихотворении конкретный план может совме­щаться с символическим и аллегорическим, но глав­ным для лирического рода литературы является эмо­циональное содержание, которое связано с пережива­ниями лирического героя. Восприятие поэтического текста предполагает подключение к настроению, ко­торым проникнуто произведение, умение чувствовать переливы душевных состояний героя, объяснять их мотивы. Как правило, чувства лирического героя яв­лены в динамике. В этом отношении ярким примером может служить стихотворение А. С. Пушкина «Со­жженное письмо».

Прощай, письмо любви! прощай: она велела.

Как долго медлил я! как долго не хотела

Рука предать огню все радости мои.

Но полно, час настал. Гори, письмо любви.

Готов я; ничему душа моя не внемлет.

Уж пламя жадные листы твои приемлет.

Минуту. вспыхнули! пылают — легкий дым,

Виясь, теряется с молением моим.

Уж перстня верного утраты впечатленье,

Растопленный сургуч кипит. О провиденье!

Свершилось! Темные свернулися листы;

На легком пепле их заветные черты

Белеют. Грудь моя стеснилась.

Пепел милый, Отрада бедная в судьбе

моей унылой, Останься век со мной на горестной груди.

Дважды повторено в первой строке слово-приговор «прощай». Оно утверждает бесповоротность принято­го решения, что создает высокое эмоциональное на­пряжение еще на подступах к теме. В этом «прощай» есть решимость, но нет согласия, есть понимание не­избежного, но нет воли лирического героя: «Она веле­ла. » Тема от первой строчки к следующим двум раз­вивается словно бы вспять: «Как долго медлил я! как долго не хотела / Рука предать огню все радости мои. » Многоточие в этой строке — отзыв на многото­чие первой строки, являющейся знаком чрезвы­чайной эмоциональной выразительности, смысл ко­торого нужно почувствовать. Какая-то мучительная мысль остановила слово поэта или это спазм душев­ной боли, для которой нет слов, или, напротив, так обозначена тема воспоминаний о светлом образе воз­любленной, о минутах «радости»? А может быть, в этом обрыве первой строки есть указание на собран­ность воли перед решительным шагом: «Но полно, час настал. Гори, письмо любви». Настроение вновь меняется: душевные страдания героя столь велики, что он утрачивает чувствительность — «ничему душа моя не внемлет». Но это лишь временное оцепенение, которое вновь сменяется острым ощущением непо­правимой утраты того, что безмерно дорого: «Уж пламя жадные листы твои приемлет. / Минуту. вспыхнули! пылают — легкий дым, / Виясь, теряется с молением моим». Остроту переживаний передают в этих строках не только многоточия, как бы «разря­жающие» текст, но и нагнетание глаголов, и высокая лексика вроде слов «моление» (слово остается до кон­ца не проясненным в тексте) и «провиденье». Следую­щий эмоциональный поворот означен словом «свер­шилось». С этого момента в поэтический текст входят слова, которые прямо передают эмоцию скорби, без­звучного плача: «Грудь моя стеснилась. Пепел милый, / Отрада бедная в судьбе моей унылой, / Останься век со мной на горестной груди. » Тема не за­крыта, ибо боль разлуки не может быть изжита, но все же в последней строке звучит не отчаяние, а вер­ность вечному чувству любви.

Вместе с тем далеко не всегда в лирическом стихо­творении прослеживается изменение настроения, ибо запечатленная поэтом эмоция может быть устойчи­вой, а чувства статичны. Для иллюстрации обратимся к стихотворению М. Ю. Лермонтова «Я жить хочу! хочу печали. »

Я жить хочу! хочу печали Любви и счастию назло; Они мой ум избаловали И слишком сгладили чело. Пора, пора насмешкам света Прогнать спокойствия туман; Что без страданий жизнь поэта? И что без бури океан? Он хочет жить ценою муки, Ценой томительных забот. Он покупает неба звуки, Он даром славы не берет.

Автор передает целую гамму чувств, острых пере­живаний героя, но развитие поэтической мысли не приводит к изменению настроения, поскольку чувст­ва даны в их предельном напряжении. В стихотворе­нии нашла свое отражение философия абсолютного приятия жизни со всеми ее радостями и горестями, счастьем и страданием. Другой пример из творчества В. В. Маяковского покажет, что стихотворение колос­сального эмоционального накала может пронизывать только одно чувство:

ГОРЕ

Тщетно отчаянный ветер бился нечеловече.

Капли чернеющей крови стынут крышами кровель.

И овдовевшая в ночи вышла луна одиночить.

9. Жанр

Уже в XIX в. в лирике шел процесс разрушения жанровой системы. Этому способствовала подвиж­ность границ между жанрами, неопределенность жанровых признаков, творческая воля художника. Чаще всего строгое отнесение стихотворного произве­дения к какому-либо жанру невозможно, но деление на жанры сохраняется, хотя является условным. Анализ жанровой формы стихотворения помогает глубже понять его содержание, точнее описать свое­образие его формы: увидеть совмещение нескольких жанров, новаторское изменение традиционного жан­ра — его трансформацию.

По мере развития литературы интерес к некото­рым жанрам утрачивался: такова судьба дифирамба (жанр античной лирики: гимн в честь бога Диониса), и мадригала (жанр панегирической поэзии: неболь­шое стихотворение о любви, построенное на компли­ментах). В литературе нового времени дифирамб и мадригал существуют как подражания.

Основным жанром лирики является лирическое стихотворение — произведение небольшого объема, написанное стихами. Понятие «стихотворение» ста­ло универсальным и обозначает произведение любого жанра лирики. Однако в ряде случаев поэты пред­почитают конкретизировать жанр своих стихотворе­ний. Так, знаменитое стихотворение А. С. Пушкина «Осень» имеет подзаголовок «Отрывок», что указыва­ет на жанр, предполагающий намеренную незавер­шенность стихотворения философского содержания. Стихотворение «Безумных лет угасшее веселье. » Пушкин сопровождает подзаголовком «Элегия». Этот жанр получил в поэзии гораздо большее распростра­нение, чем отрывок.

Древние греки элегиями называли произведения, откликающиеся на широкий круг тем, написанные строго определенным размером. Позднее римские поэты сузили жанр до изображения любовных переживаний. В новое время жанр элегии оказался тесно связан с глубоко личными темами (любовными пере­живаниями, созерцанием природы, раздумьями о своей судьбе), которые сопровождаются настроением печали, сожаления, меланхолии. В трактате «Поэти­ческое искусство» Н. Буало дает такой комментарий жанру элегии:

В одеждах траурных, потупя взор уныло,

Элегия, скорбя, над гробом слезы льет.

Не дерзок, но высок ее стиха полет.

Она рисует нам влюбленных, смех и слезы,

И радость, и печаль, и ревности угрозы;

Но лишь поэт, что сам любви изведал власть,

Сумеет описать правдиво эту страсть.

Элегия В. А. Жуковского «Вечер» проникнута сме­шанным чувством светлой печали и обращена к глу­боко личным темам, к раздумьям о любви, природе, о проблемах бытия (неизбежность смерти и роковая предрешенность судьбы, подлинные и мнимые цен­ности). Романтическая элегия писалась, как правило, ямбом, использовала определенный поэтический сло­варь, однако со временем она утратила эти признаки, сохранив в качестве жанрового признака определен­ную тональность стихотворения и характерные для элегии темы.

Некоторые жанры, подобно сонету, обладают чет­кими жанровыми признаками, поэтому их относят к твердым стихотворным формам.

Форма сонета предполагает определенный объем (14 стихов), специфическую систему рифм, строгую строфическую композицию. Рекомендовались, но не стали обязательными и другие правила: строфы должны кончаться точками, слова — не повторяться, последнее слово должно быть ключевым. Особое тре­бование касалось смысловой соотнесенности строф: поэтическая мысль от строфы к строфе развивает­ся следующим образом: тезис — развитие — антите­зис — синтез. Возможен и другой вариант: завязка — развитие — кульминация — развязка. Сонет возник в XIII в. и получил широкое распространение благода­ря Ф. Петрарке. Жанр имеет две разновидности.

Итальянский сонет состоит из двух катренов и двух терцетов (трехстиший). Так построено пушкинское стихотворение «Поэту». Английский сонет состоит из трех катренов и одного двустишия, такова форма многих сонетов У. Шекспира.

Сонет остается живым жанром поэзии на протяже­нии многих веков. К нему обращались русские поэты и XIX, и XX вв. (И. А. Бунин «Ритм», К. Д. Бальмонт «Сонеты солнца, меда и луны»).

Существуют и другие твердые стихотворные фор­мы, в которых традицией определены объем и стро­фическое строение стихотворения. Так, во француз­ской поэзии XV в. появился триолет, ставший особен­но популярным в культурах барокко и рококо. Триолет — восьмистишие с характерной рифмовкой (abaaabab): первое двустишие повторяется в конце строфы, а четвертый и седьмой стих воспроизводят первый стих, т. е. текст первой строки трижды повто­ряется в стихотворении, создавая определенный ме­лодический рисунок. В русской поэзии жанр освоен поэтами XVIII в., но широкое распространение полу­чил благодаря поэтам серебряного века:

Рудо-желтый и багряный,

Он ликует, солнцем пьяный,

Буйным ветром охмелен.

Рудо-желтый и багряный,

Осень празднует мой клен.

Некоторые твердые стихотворные формы сложи­лись в поэзии народов Ближнего и Среднего Востока. Рубаи — четверостишие в лирической и философской поэзии с расположением рифм: аааа или aaba, или abab. Мировую известность получили рубай персид­ского и таджикского поэта и философа О. Хайяма, жившего примерно в XI—XII вв.:

Мы источник веселья — и скорби рудник.

Мы вместилище скверны — и чистый родник.

Человек, словно в зеркале мир, — многолик.

Он ничтожен — и он же безмерно велик!

(Перевод Г. Плисецкого)

Газель — лирическое стихотворение, состоящее из 12—15 двустиший (бейтов) на одну рифму:

Замедли, караван, шаги. Покой души моей — уходит.

Уходит милая моя, и сердце тоже с ней уходит.

(Саади. Перевод Бану)

В японской поэзии получили распространение ко­роткие нерифмованные стихотворения танка (пяти­стишие, состоящее из 31 слога) и хокку (17-сложное трехстишие). Танка — древнейший жанр японской поэзии (VIII в.). Главная мысль сосредоточена в пер­вых трех строках, заключение — в двух последних. Для танка характерны темы любви, разлуки, странст­вия, времен года:

За выросшей травой

Мне сада не видать

Мне недосуг ухаживать за ним.

(Мибу но Тадаминэ)

Нет тем для разговора.

Нет продолженья там,

Где мы остановились.

Любовь прошла, и нам пора расстаться!

Еще по теме:

  • Временное разрешение на проживание в москве В какую сумму может стать получение разрешения на РВП? В связи с существенным увеличением желающих получить РВП в России, все чаще задают вопрос «Сколько стоит получить РВП?». Однозначного ответа на этот вопрос нет, так как стоимость зависит от ряда причин. Рассмотрим стоимость всех […]
  • Решение задач закон ома участка цепи Примеры решения задач по теме «Закон Ома. Последовательное и параллельное соединения проводников» «Физика - 10 класс» При решении задач на применение закона Ома необходимо учитывать, что при последовательном соединении проводников сила тока во всех проводниках одинакова, а при […]
  • Среднеарифметическое правило Среднее арифметическое Определение. Среднее арифметическое нескольких величин — это отношение суммы величин к их количеству. Примером среднего арифметического служат такие показатели, как урожайность, производительность, посещаемость, скорость движения на определенном участке. Вычисление […]
  • Кто получает залог при продаже квартиры Задаток при покупке квартиры: важные моменты Итак, вы наконец-то нашли квартиру( дом, участок) вашей мечты, и теперь радостно планируете, как будете обживаться в новом жилье: что нужно достроить, а что переделать…Опуститесь ненадолго с небес на землю для решения нескольких срочных […]
  • Как оформить строительство загородного дома Разрешение на строительство индивидуального жилого дома Нужно ли разрешение на строительство индивидуального жилого дома? Перед тем, как обращаться за получением разрешения на строительство, вам необходимо понять требуется ли это в вашем случае. Во-первых, необходимо обратить внимание на […]
  • Копия страховки для визы Как выглядит страховой полис? Извините, что встреваю, но у меня при оформлении страховки для поездки в Испанию в "обычной длинной книжечке" было 2 экземпляра полиса с печатями и подписями. В визовый центр я представляла копию этого полиса. Страховая компания "Прогресс-Гарант". А вот у […]
  • Виза рф для граждан италии Виза в Россию для граждан Италии. Виза в Россию (РФ) для граждан Италии выдается в посольстве или консульстве РФ в стране проживания или в стране, в которой гражданин Италии имеет вид на жительство. Для получения российской визы иностранному гражданину необходимо предоставить в […]
  • Расторжение дду госпошлина Юридические услуги дольщику по расторжению договора долевого участия При расторжении договора долевого участия, дольщик имеет право на получение процентиов по ФЗ-214. Калькулятор процентов при расторжении договора долевого участия дольщиком – это компьютерная онлайн программа, […]