Александр звинцов судимости

Интервью Александра Звинцова

июль 2005 года

— Творческий замысел и назначение.

— Пою о том, что наболело, через что сам прошел. Многие песни автобиографичные. Творческим замыслом служит желание поделиться опытом, рассказать о своих и чужих ошибках, подчеркнуть их, чтобы другие не совершали таких же. Творческим назначением и своей основной задачей считаю показать, в первую очередь, людям, которые находятся в местах не столь отдаленных, что их понимают, разделяют их проблемы.

— В одной из песен имеются строки: «7,5 лет е колонии строгого режима» имеют они отношение к Вашей биографии.

— Нет. Это я про друга писал.

— Творческий процесс, что сопутствует творчеству.

— Творчеству сопутствует то, что я вижу вокруг, жизнь и судьба. Творческий процесс происходит, как правило, под настроение. Зацепило что-то — беру в руки гитару, набираю аккорды. Так начинался мой творческий путь. Я с детства играю на гитаре, струной передаю эмоции на заданную тему, подбираю и рифмую слова, таким образом, рождаются песни. Например, песня «Весна», продиктована моим весенним настроением, мироощущением «тоска придавила». Далеко не на все темы могу написать музыкальную композицию, так как, в целом меня затрагивает достаточно узкая, близкая по духу тематика.

— Обычно в основу песни ложатся сюжеты, рассказанные самой жизнью. Это настоящие, невыдуманные истории, произошедшие со мной или кем- то из моих друзей, знакомых. Содержание текста может быть где-то противоречивым, так как сама жизнь такая. Особой «антиментовской» пропаганды не использую, так как мне есть, о чем еще рассказать помимо этого. Что-то, конечно, присутствует, но в разумных пределах, и все правдиво.

— Как относитесь к тематике песен «об отобранном ментами здоровье».

— Ну, так если на самом деле здоровье отнимают: кровью мочиться заставляют, пакеты на голову надевают и т.д. Подобные тексты оправданы.

— Трактовка стихов и манера изложения.

— Как сам разговариваю, такими же словами и пишу (Прим. авт. «Блатной жаргон»). Считаю, что в моих песнях все ясно изложено, нет никаких «подводных камней», и смысл лежит на поверхности. Кто сталкивался в жизни с тем, о чем я пою, понимает. И все, что я хотел сказать в той или иной песне, все сказано просто и понятно.

— Мат не используете в обиходе, в текстах.

— Вся страна ругается матом это реальность. В текстах песен не использую.

— Ваша целевая аудитория.

— Мое творчество рассчитано исключительно на братву — кому надо, тот поймет.

— Этим занимается звукозаписывающая компания, с которой я сотрудничаю. Вообще особых текстовых рамок нет, но если есть какие-то разногласия, то все равно ни одно слово из песни не изменяется. Или все остается так, как оно есть или бракуется вся песня целиком.

— Кому из коллег отдаете предпочтение, как слушатель.

— Слушаю Славу Медяника и в последнее время Лену Ваенгу.

— Ваше отношение к словарям уголовного жаргона и литературе криминального жанра.

— К блатным словарям и прочей продукции отношусь отрицательно, так как все обновляется и в жизни и в стране и в жаргоне. Прочитав один из таких словарей, у меня сложилось впечатление, что в нем представлен блатной жаргон 50-х годов. Также в трактовке криминального лексикона, в настоящее время, заметно участие наркоманов. А вот зачем пишутся книги «о зоне» для меня это вопрос. Пишут в основном те, кто ничего об этом не знает или, во всяком случае, имеют очень отдаленное представление. Многое придумывают наркоманы, опять же исходя из той литературы, которая мне попадалась.

— В песне «Ганджубас», Вы описываете состояние человека после употребления им легких наркотических средств, каково Ваше отношение к подобным пристрастиям.

— Только что «покурили», с другом.

— Ваши «взаимоотношения» с алкоголем.

— Понятие беспредел. Что для Вас означает это понятие «государственный отстрел» 80-90-х годов или раскол, произошедший в преступном мире (уход новых заключенных от старых тюремных традиций).

— И то и то. В 90-х просто начали стрелять в людей — это не может не затронуть. Кстати песню «На закате XX века» некоторые слушатели ассоциируют с Чечней, тоже понимают. Что-то общее есть и там и там стрельба.

— Реализация и коммерческие аспекты творческой деятельности.

— Мое творчество — это некоммерческий проект! На грандиозных (Прим, авт. В рамках жанра) концертах не выступаю. В Москве такие песни вообще никому не нужны, «сольников» нет, даже напополам с кем-то (Прим. Авт. Исключение составляет трактир «Бутырка»). В крупных регионах достаточно редко. Основной аудиторией слушателей является население Сибири. Мои записи (СО-, аудио-, продукция) в продаже также не везде находятся, но все же встречаются.

— Посещение исправительных учреждений (ИУ). Перечень.

— СИЗО — в Петербургских «Крестах» только, в тюрьмах не выступал. В основном это мужские и женские исправительные колонии (ИК) общего режима. Реже колонии строгого режима — мужские. В ИК особого режима не пускают. Моего друга — автора-исполнителя А. Дюмина приглашали выступить в колонию для несовершеннолетних, а также в детский дом — в Сибири.

— Содержание «инструкций» при допуске на территорию ИУ. Условия для выступления.

— Никаких особых инструкций не видел, вроде исполняем весь репертуар без ограничений. Если и бывало, то не вспомнить. Иногда начальство ИК заранее не прослушивает наши записи или прослушивает их накануне выступления. Один раз развернули, прямо перед воротами — начальник кассету послушал, раньше прослушать не мог!

— Выступаем бесплатно. С заработанных на других концертах денег иногда привозим осужденным чай, сигареты и прочее.

— Взаимодействие с администрацией ИУ.

— Отношение у всех разное. Был случай, начальник колонии после моего выступления попросил диск оставить. А так, какое у них может быть отношение.

— Контакт с заключенными. Ограничения. Обратная связь.

— Контакты отслеживаются администрацией ИУ. Всех желающих к нам не подпускают, только тех, кто прошел «предварительный отбор». Фотографироваться разрешают, но опять же только с теми, кто с администрацией договорился. По аналогичной системе происходит и процесс общения — без инцидентов не обходится. А реакция везде примерно одинаковая: «Продолжайте в том же духе! Спасибо за ваше дело!».

— Немалая часть контингента МЛС отбывает наказание за умышленно совершенные преступления, зачастую тяжкие и особо тяжкие. Зачем проявлять к ним участие.

— Я же не судья, у каждого «свое». Цитирую свою же песню: «Безнаказанность — тоже ведь фарт. » [Прим. автора: «Безнаказанность то же ведь фарт, а не пойманный значит не вор. А бывало, так чистый азарт, под забитый шалой беломор. «]. Любой человек во всех своих проявлениях, для кого-то оказывается хорошим, для кого-то другого плохим — это неизбежно. Одинаковым для всех он быть не может — в этом жизнь. Вся страна «пьет и ворует», но даже отъявленный вор у «своих» никогда ничего не возьмет. А криминал повсюду волей-неволей и все, так или иначе, с этим сталкиваются, в тех же дворах, на улицах и прочих местах. Время для жизни не выбирают, иногда представляешь — а как в войну жили? В ситуации, когда подросток бесконтролен и полностью предоставлен самому себе, трудно противостоять криминогенным факторам и не ввязаться в историю.

— Вы нормально относитесь к людям, которые, к примеру, занимаются кражами.

— Я по-другому смотрю на эту ситуацию и считаю, что если я, например, еду в автобусе и у меня из кармана вытащили бумажник, то есть я допустил такую ситуацию, значит я лох.

— Какое криминогенное качество характера, по Вашему мнению, является наиболее опасным для человека.

— Это ощущение своей полной безнаказанности. Первый раз «попал под статью» и думаешь,- а зато, сколько до этого не попадался. Опять же фарт.

— Вы отбывали наказание за умышленно совершенное преступление.

— Что можете сказать по поводу своей судимости и срока.

— Рецидив в основе имеет пенитенциарную природу, что Ваш опыт подсказывает.

— Тюрьма на каждого влияет по-разному, смотря «кем» выходишь. Некоторые выходят не могут, обратно тянет. Другие нет. Но на идеологии мышления, конечно, отражается.

— Отношение к представителям правопорядка и безопасности.

— К спецслужбам отношусь равнодушно. Люди выполняют свою работу. Они не попадаются на глаза, мной не интересуются — повода к негативному отношению нет. К ППС и ГАИ, с которыми постоянно сталкиваешься, отношение соответствующее.

— Неприемлемые для вас статьи УК.

— Насилие над детьми, в первую очередь. Стрелял бы в тех, которые детей. Изнасилование.

— Понятие измены Родине.

— Смотря, что подразумевается под изменой Родине. Я против того, чтобы этими словами обозначалось желание людей получать нормальную зарплату, как в случае с Павлом Буре. С этим я не согласен, так как за границей труд действительно достойно оплачивается, а у нас — нет. Также я знаю, что в нашей стране невозможно заработать денег честным путем. Раскрывая сущность этого понятия, думаю, что стратегические разработки и государственная тайна, как и любая другая выбалтываются за бутылкой водки.

— Смогли бы уехать за границу. Степень патриотизма.

— А что я там буду делать? Да и всё же какая-то доля патриотизма присутствует.

— Что побеждает в жизни — сила или правда.

— 50 на 50, в зависимости от ситуации. К сожалению, наивно полагать, что везде, правда и обману нет места.

— За хорошее вознаграждение, смогли бы опровергнуть все то, о чем поете.

Александр звинцов судимости

Трэклист:
01 Америка
02 Колокола
03 Прощение
04 Цыганка
05 Песня про Audi A8
06 Жека
07 У беды глаза зеленые
08 Будем жить ( А.Звинцов, Жека, С.Арутюнян, А.Дюмин, В.Петлюра)
Доп. информация: Только новые песни

Биография
Звинцов Александр Васильевич о себе из первых уст:

Родился я в городе Павлодар недалеко от Омска, но это уже Казахстан 28 апреля 1966 года. Потом в шестилетнем возрасте меня увезли на Украину, где мы там жили в маленьком городке Светловодске в 22 км от города Кременчуг. Сыну моему уже 17 лет, учится и живёт он на Украине. Школу я не закончил, потому что был таким учеником, от которого постоянно избавлялись. Был я с бунтарским духом: там, где курят — там уже я, если кто-то попался со спиртным (бывает, попадались с запахом) — опять же там я. Там где какая-то «разборка», драка — там я. Ну, в общем, в таком духе и очень часто меня ловили и приводили в комнаты милиции, родительские кабинеты или, как там правильно, родительские комитеты. И если одна школа от меня избавлялась и меня «перебросили», так сказать этапировали, где я был год-два, то в следующую школу при моём переводе поступало сообщение, что я приношу только беды и следующая школа также поступала. В общем, я школ поменял с первого класса 4 или 5 школ. Так что как таковых, постоянных одноклассников у меня нету, но одноклассников у меня очень много. Я не знаю хорошо это или плохо, но очень многие сейчас могут сказать, что Александр Звинцов — это наш одноклассник, с которым один или два года проучились вместе. Многих я, можно сказать, не помню, а те, которые можно сказать были «яркими» личностями (пацаны) в памяти остались. Так, если есть возможность, то связь поддерживаю. Мне тоже интересно знать, как живут, жив или нет, тот или другой, да и мне самому приятно слышать от них, что я не совсем пропащий стал и обо мне говорят люди, что я делаю что-то нужное в этой жизни.

В данный момент я как-то не задумывался о продолжении и получении высшего образования. В настоящее время ситуация складывается так (я не знаю долго это ещё будет продолжаться или нет) что я езжу, концерты, гастроли, меня зовут на дни рождения, всякие там вечеринки, и праздники и особого времени учиться у меня нет.

Неделями меня нет дома, приеду на пару-тройку дней, может на неделю, отоспался и опять улетел куда-то.

Какая может быть при этом режиме учёба? А так насчёт музыкального образования, то я в какой-то момент, как говорят «упёрся рогами в стену» для того, чтобы общаться со студийными музыкантами не на пальцах, то мне соответственно пришлось с помощью музыканта-аранжировщика Стаса, который принимает активное участие в моих песнях, обучаться нотной грамоте и прислушиваться к его советам.

Вырос я на хулиганских и дворовых песнях, которые мне ближе. Я начинал видеть эту жизнь в своей юности именно со двора. Уже в свои 12 лет я принадлежал двору. А так как у нас стояли там два или даже три общежития рядом, общежития семейные с длинным-длинным коридором и в каждой семье практически один-два ребёнка пацаны или девчонки, то можно представить, сколько их собиралось во дворах, просто не передать. И у меня улица была главным учителем в жизни и поэтому у меня и песни все такие. Соответственно отсюда я стал курить, появилась первая бутылочка «Портвейна» была распита.

Первая песня. Едем мы где-то в Москве на машине, и я рассказываю история за какого-то своего товарища, а рядом за рулём мой московский товарищ с погонялом «Заяц» очень близкий мне человек. И говорю, что товарищ опять отправился на «кичу». И тут у меня как-то сложилось: «На кичу, на кичу, на кичу везут меня снова в шалман». А что же дальше? И у меня сложилось: «И я сигареточки нычу не в самый заметный карман». Вот так была написана моя самая первая песня.

В человеке я больше всего ценю достоинство, честь (честность), одинаковые взгляды (чтобы не было разногласия). Когда в дружбе находится взаимопонимание. Я не могу это объяснить словами. Есть люди, с которыми дружишь год-два-три и всё вроде бы нормально, но вдруг из-за какой-то мелочи два товарища потом расстаются и друг-другу даже не звонят. У меня были такие ситуации. Человек не звонит мне, и я отвечаю тем же. Зачем я буду ему звонить? Человек не интересуется: как там я жив-здоров, ну и я соответственно поступаю также. Близких друзей не много, но они есть в разных городах. Однажды пообщавшись в Питере в клубе «Ша» с Серёгой Пилатом пятнадцать минут мы дружим уже много лет. А просто знакомых очень много.

Простить не могу предательства. Это самое первое и самое главное. Когда человек рядом с тобой и вдруг ты узнаёшь, что кусок нежелательной информации ушёл в сторону. Вот этого я не понимаю.

Жанр. Жанр «растянули» как резиновый презерватив. В этот жанр «шансон» запихивают сейчас всё, что туда залазит. Для меня я это выбираю так: тирибит она душу — значит «да», значит в это вложен смысл, душа, исполнение. Если она никак, ни о чём, не теребит, ничего нет внутри, то слушать эту песню я больше никогда не хочу. Насчёт того, что жанр раздувают — это 100 %.Мой критерий оценки песни — верю я этому человеку или нет. Вот и всё.

Блатная песня не должна быть навязчивой. Я никогда не буду изменять своим принципам и ради показа по телевидению не изменю свой репертуар. Я занимаю какую-то свою маленькую ступень и мне этого хватает. Многие о нас говорят, что не успели освободиться, взяли гитару в руки и стали звёздами. Звёзды на небе, а мы обычные люди, поющие о жизни. Я не рвусь в телевизор.

Кого можно выделить в нашем жанре. Я постоянно выделяю Дюмина, потому как говорим всегда и везде Звинцов, подразумеваем Дюмин и наоборот. Отношения в жанре поддерживаю со многими, но иногда не так часто, как хотелось бы. Очень много порядочных людей: Женька (Жека); Саня Кузнецов очень скромный, нормальный человек; Стёпка Арутюнян вообще молодчина, пообщавшись с которым настроение сразу поднимается от его шуток.

Александр Звинцов

Звинцов Александр Васильевич о себе из первых уст:

Родился я в городе Павлодар недалеко от Омска, но это уже Казахстан 28 апреля 1966 года. Потом в шестилетнем возрасте меня увезли на Украину, где мы там жили в маленьком городке Светловодске в 22 км от города Кременчуг. Сыну моему уже 17 лет, учится и живёт он на Украине. Школу я не закончил, потому что был таким учеником, от которого постоянно избавлялись. Был я с бунтарским духом: там, где курят — там уже я, если кто-то попался со спиртным (бывает, попадались с запахом) — опять же там я. Там где какая-то «разборка», драка — там я. Ну, в общем, в таком духе и очень часто меня ловили и приводили в комнаты милиции, родительские кабинеты или, как там правильно, родительские комитеты. И если одна школа от меня избавлялась и меня «перебросили», так сказать этапировали, где я был год-два, то в следующую школу при моём переводе поступало сообщение, что я приношу только беды и следующая школа также поступала. В общем, я школ поменял с первого класса 4 или 5 школ. Так что как таковых, постоянных одноклассников у меня нету, но одноклассников у меня очень много. Я не знаю хорошо это или плохо, но очень многие сейчас могут сказать, что Александр Звинцов — это наш одноклассник, с которым один или два года проучились вместе. Многих я, можно сказать, не помню, а те, которые можно сказать были «яркими» личностями (пацаны) в памяти остались. Так, если есть возможность, то связь поддерживаю. Мне тоже интересно знать, как живут, жив или нет, тот или другой, да и мне самому приятно слышать от них, что я не совсем пропащий стал и обо мне говорят люди, что я делаю что-то нужное в этой жизни.

В данный момент я как-то не задумывался о продолжении и получении высшего образования. В настоящее время ситуация складывается так (я не знаю долго это ещё будет продолжаться или нет) что я езжу, концерты, гастроли, меня зовут на дни рождения, всякие там вечеринки, и праздники и особого времени учиться у меня нет.

Неделями меня нет дома, приеду на пару-тройку дней, может на неделю, отоспался и опять улетел куда-то. Какая может быть при этом режиме учёба? А так насчёт музыкального образования, то я в какой-то момент, как говорят «упёрся рогами в стену» для того, чтобы общаться со студийными музыкантами не на пальцах, то мне соответственно пришлось с помощью музыканта-аранжировщика Стаса, который принимает активное участие в моих песнях, обучаться нотной грамоте и прислушиваться к его советам.

Вырос я на хулиганских и дворовых песнях, которые мне ближе. Я начинал видеть эту жизнь в своей юности именно со двора. Уже в свои 12 лет я принадлежал двору. А так как у нас стояли там два или даже три общежития рядом, общежития семейные с длинным-длинным коридором и в каждой семье практически один-два ребёнка пацаны или девчонки, то можно представить, сколько их собиралось во дворах, просто не передать. И у меня улица была главным учителем в жизни и поэтому у меня и песни все такие. Соответственно отсюда я стал курить, появилась первая бутылочка «Портвейна» была распита.

Первая песня. Едем мы где-то в Москве на машине, и я рассказываю история за какого-то своего товарища, а рядом за рулём мой московский товарищ с погонялом «Заяц» очень близкий мне человек. И говорю, что товарищ опять отправился на «кичу». И тут у меня как-то сложилось: «На кичу, на кичу, на кичу везут меня снова в шалман». А что же дальше? И у меня сложилось: «И я сигареточки нычу не в самый заметный карман». Вот так была написана моя самая первая песня.

В человеке я больше всего ценю достоинство, честь (честность), одинаковые взгляды (чтобы не было разногласия). Когда в дружбе находится взаимопонимание… Я не могу это объяснить словами. Есть люди, с которыми дружишь год-два-три и всё вроде бы нормально, но вдруг из-за какой-то мелочи два товарища потом расстаются и друг-другу даже не звонят. У меня были такие ситуации. Человек не звонит мне, и я отвечаю тем же. Зачем я буду ему звонить? Человек не интересуется: как там я жив-здоров, ну и я соответственно поступаю также. Близких друзей не много, но они есть в разных городах. Однажды пообщавшись в Питере в клубе «Ша» с Серёгой Пилатом пятнадцать минут мы дружим уже много лет. А просто знакомых очень много.

Простить не могу предательства. Это самое первое и самое главное. Когда человек рядом с тобой и вдруг ты узнаёшь, что кусок нежелательной информации ушёл в сторону… Вот этого я не понимаю.

Жанр?… Жанр «растянули» как резиновый презерватив. В этот жанр «шансон» запихивают сейчас всё, что туда залазит. Для меня я это выбираю так: тирибит она душу — значит «да», значит в это вложен смысл, душа, исполнение. Если она никак, ни о чём, не теребит, ничего нет внутри, то слушать эту песню я больше никогда не хочу. Насчёт того, что жанр раздувают — это 100 %.Мой критерий оценки песни — верю я этому человеку или нет. Вот и всё.

Блатная песня не должна быть навязчивой. Я никогда не буду изменять своим принципам и ради показа по телевидению не изменю свой репертуар. Я занимаю какую-то свою маленькую ступень и мне этого хватает. Многие о нас говорят, что не успели освободиться, взяли гитару в руки и стали звёздами. Звёзды на небе, а мы обычные люди, поющие о жизни. Я не рвусь в телевизор.

Кого можно выделить в нашем жанре. Я постоянно выделяю Дюмина, потому как говорим всегда и везде Звинцов, подразумеваем Дюмин и наоборот. Отношения в жанре поддерживаю со многими, но иногда не так часто, как хотелось бы. Очень много порядочных людей: Женька (Жека); Саня Кузнецов очень скромный, нормальный человек; Стёпка Арутюнян вообще молодчина, пообщавшись с которым настроение сразу поднимается от его шуток.

Александр звинцов судимости

Dr.MoRoZ » 09 окт 2006, 15:56

Звинцов Александр: Пою о том, что наболело, через что сам прошел

— Творческий замысел и назначение.
— Пою о том, что наболело, через что сам прошел. Многие песни автобиографичные. Творческим замыслом служит желание поделиться опытом, рассказать о своих и чужих ошибках, подчеркнуть их, чтобы другие не совершали таких же. Творческим назначением и своей основной задачей считаю показать, в первую очередь, людям, которые находятся в местах не столь отдаленных, что их понимают, разделяют их проблемы.

— В одной из песен имеются строки: «7,5 лет е колонии строгого режима» имеют они отношение к Вашей биографии.
— Нет. Это я про друга писал.

— Творческий процесс, что сопутствует творчеству.
— Творчеству сопутствует то, что я вижу вокруг, жизнь и судьба. Творческий процесс происходит, как правило, под настроение. Зацепило что-то — беру в руки гитару, набираю аккорды. Так начинался мой творческий путь. Я с детства играю на гитаре, струной передаю эмоции на заданную тему, подбираю и рифмую слова, таким образом, рождаются песни. Например, песня «Весна», продиктована моим весенним настроением, мироощущением «тоска придавила». Далеко не на все темы могу написать музыкальную композицию, так как, в целом меня затрагивает достаточно узкая, близкая по духу тематика.

— Содержательная направленность.
— Обычно в основу песни ложатся сюжеты, рассказанные самой жизнью. Это настоящие, невыдуманные истории, произошедшие со мной или кем- то из моих друзей, знакомых. Содержание текста может быть где-то противоречивым, так как сама жизнь такая. Особой «антиментовской» пропаганды не использую, так как мне есть, о чем еще рассказать помимо этого. Что-то, конечно, присутствует, но в разумных пределах, и все правдиво.

— Как относитесь к тематике песен «об отобранном ментами здоровье».
— Ну, так если на самом деле здоровье отнимают: кровью мочиться заставляют, пакеты на голову надевают и т.д. Подобные тексты оправданы.

— Трактовка стихов и манера изложения.
— Как сам разговариваю, такими же словами и пишу (Прим. авт. «Блатной жаргон»). Считаю, что в моих песнях все ясно изложено, нет никаких «подводных камней», и смысл лежит на поверхности. Кто сталкивался в жизни с тем, о чем я пою, понимает. И все, что я хотел сказать в той или иной песне, все сказано просто и понятно.

— Мат не используете в обиходе, в текстах.
— Вся страна ругается матом это реальность. В текстах песен не использую.

— Ваша целевая аудитория.
— Мое творчество рассчитано исключительно на братву — кому надо, тот поймет.

— Цензурирование текстов.
— Этим занимается звукозаписывающая компания, с которой я сотрудничаю. Вообще особых текстовых рамок нет, но если есть какие-то разногласия, то все равно ни одно слово из песни не изменяется. Или все остается так, как оно есть или бракуется вся песня целиком.

— Кому из коллег отдаете предпочтение, как слушатель.
— Слушаю Славу Медяника и в последнее время Лену Ваенгу.

— Ваше отношение к словарям уголовного жаргона и литературе криминального жанра.
— К блатным словарям и прочей продукции отношусь отрицательно, так как все обновляется и в жизни и в стране и в жаргоне. Прочитав один из таких словарей, у меня сложилось впечатление, что в нем представлен блатной жаргон 50-х годов. Также в трактовке криминального лексикона, в настоящее время, заметно участие наркоманов. А вот зачем пишутся книги «о зоне» для меня это вопрос. Пишут в основном те, кто ничего об этом не знает или, во всяком случае, имеют очень отдаленное представление. Многое придумывают наркоманы, опять же исходя из той литературы, которая мне попадалась.

— В песне «Ганджубас», Вы описываете состояние человека после употребления им легких наркотических средств, каково Ваше отношение к подобным пристрастиям.
— Только что «покурили», с другом.

— Ваши «взаимоотношения» с алкоголем.
— Я в «завязке».

— Понятие беспредел. Что для Вас означает это понятие «государственный отстрел» 80-90-х годов или раскол, произошедший в преступном мире (уход новых заключенных от старых тюремных традиций).
— И то и то. В 90-х просто начали стрелять в людей — это не может не затронуть. Кстати песню «На закате XX века» некоторые слушатели ассоциируют с Чечней, тоже понимают. Что-то общее есть и там и там стрельба.

— Реализация и коммерческие аспекты творческой деятельности.
— Мое творчество — это некоммерческий проект! На грандиозных (Прим, авт. В рамках жанра) концертах не выступаю. В Москве такие песни вообще никому не нужны, «сольников» нет, даже напополам с кем-то (Прим. Авт. Исключение составляет трактир «Бутырка»). В крупных регионах достаточно редко. Основной аудиторией слушателей является население Сибири. Мои записи (СО-, аудио-, продукция) в продаже также не везде находятся, но все же встречаются.

— Посещение исправительных учреждений (ИУ). Перечень.
— СИЗО — в Петербургских «Крестах» только, в тюрьмах не выступал. В основном это мужские и женские исправительные колонии (ИК) общего режима. Реже колонии строгого режима — мужские. В ИК особого режима не пускают. Моего друга — автора-исполнителя А. Дюмина приглашали выступить в колонию для несовершеннолетних, а также в детский дом — в Сибири.

— Содержание «инструкций» при допуске на территорию ИУ. Условия для выступления.
— Никаких особых инструкций не видел, вроде исполняем весь репертуар без ограничений. Если и бывало, то не вспомнить. Иногда начальство ИК заранее не прослушивает наши записи или прослушивает их накануне выступления. Один раз развернули, прямо перед воротами — начальник кассету послушал, раньше прослушать не мог!

— Специфика выступлений.
— Выступаем бесплатно. С заработанных на других концертах денег иногда привозим осужденным чай, сигареты и прочее.

— Взаимодействие с администрацией ИУ.
— Отношение у всех разное. Был случай, начальник колонии после моего выступления попросил диск оставить. А так, какое у них может быть отношение.

— Контакт с заключенными. Ограничения. Обратная связь.
— Контакты отслеживаются администрацией ИУ. Всех желающих к нам не подпускают, только тех, кто прошел «предварительный отбор». Фотографироваться разрешают, но опять же только с теми, кто с администрацией договорился. По аналогичной системе происходит и процесс общения — без инцидентов не обходится. А реакция везде примерно одинаковая: «Продолжайте в том же духе! Спасибо за ваше дело!».

— Немалая часть контингента МЛС отбывает наказание за умышленно совершенные преступления, зачастую тяжкие и особо тяжкие. Зачем проявлять к ним участие.
— Я же не судья, у каждого «свое». Цитирую свою же песню: «Безнаказанность — тоже ведь фарт. » [Прим. автора: «Безнаказанность то же ведь фарт, а не пойманный значит не вор. А бывало, так чистый азарт, под забитый шалой беломор. «]. Любой человек во всех своих проявлениях, для кого-то оказывается хорошим, для кого-то другого плохим — это неизбежно. Одинаковым для всех он быть не может — в этом жизнь. Вся страна «пьет и ворует», но даже отъявленный вор у «своих» никогда ничего не возьмет. А криминал повсюду волей-неволей и все, так или иначе, с этим сталкиваются, в тех же дворах, на улицах и прочих местах. Время для жизни не выбирают, иногда представляешь — а как в войну жили? В ситуации, когда подросток бесконтролен и полностью предоставлен самому себе, трудно противостоять криминогенным факторам и не ввязаться в историю.

— Вы нормально относитесь к людям, которые, к примеру, занимаются кражами.
— Я по-другому смотрю на эту ситуацию и считаю, что если я, например, еду в автобусе и у меня из кармана вытащили бумажник, то есть я допустил такую ситуацию, значит я лох.

— Какое криминогенное качество характера, по Вашему мнению, является наиболее опасным для человека.
— Это ощущение своей полной безнаказанности. Первый раз «попал под статью» и думаешь,- а зато, сколько до этого не попадался. Опять же фарт.

— Вы отбывали наказание за умышленно совершенное преступление.
— Да-

— Что можете сказать по поводу своей судимости и срока.
— Мне хватило!

— Рецидив в основе имеет пенитенциарную природу, что Ваш опыт подсказывает.
— Тюрьма на каждого влияет по-разному, смотря «кем» выходишь. Некоторые выходят не могут, обратно тянет. Другие нет. Но на идеологии мышления, конечно, отражается.

— Отношение к представителям правопорядка и безопасности.
— К спецслужбам отношусь равнодушно. Люди выполняют свою работу. Они не попадаются на глаза, мной не интересуются — повода к негативному отношению нет. К ППС и ГАИ, с которыми постоянно сталкиваешься, отношение соответствующее.

— Неприемлемые для вас статьи УК.
— Насилие над детьми, в первую очередь. Стрелял бы в тех, которые детей. Изнасилование.

— Понятие измены Родине.
— Смотря, что подразумевается под изменой Родине. Я против того, чтобы этими словами обозначалось желание людей получать нормальную зарплату, как в случае с Павлом Буре. С этим я не согласен, так как за границей труд действительно достойно оплачивается, а у нас — нет. Также я знаю, что в нашей стране невозможно заработать денег честным путем. Раскрывая сущность этого понятия, думаю, что стратегические разработки и государственная тайна, как и любая другая выбалтываются за бутылкой водки.

— Смогли бы уехать за границу. Степень патриотизма.
— А что я там буду делать? Да и всё же какая-то доля патриотизма присутствует.

— Что побеждает в жизни — сила или правда.
— 50 на 50, в зависимости от ситуации. К сожалению, наивно полагать, что везде, правда и обману нет места.

— За хорошее вознаграждение, смогли бы опровергнуть все то, о чем поете.
— Нет — совершенно точно.

Dr.MoRoZ » 14 янв 2007, 14:35

Анна Викторовна » 08 фев 2007, 19:09

and1.jey » 28 июл 2007, 16:21

Черная Кошка » 01 сен 2007, 07:45

Звинцов исполняет настоящие мужские песни ( не слюни и сопли какие-нибудь)! И это привлекает и дает энергию песням! (ИМХО)

Александр Звинцов: «Радуюсь за тех, кто «завязал»
«ЗАБРАЛИ ВСЕ МЕНТЫ, ВЫ В КУРСЕ, ПАЦАНЫ»
— Александр, первый вопрос такой: какие изменения произошли в российских учреждениях за последние, скажем, лет десять ? И произошли ли они?

— Произошли. Сам-то я хорошо помню, как было раньше, а о сегодняшней ситуации на зонах узнаю от друзей, знакомых, тех, кто не так давно освободился. Так вот, тюрьма становится все жестче. Закручиваются гайки. Зоны, как говорится, «краснеют». Все там теперь решают люди в форме. Раньше определенные вопросы мог решить «смотрящий», и делал он это по справедливости. А сейчас сильных духом людей в тюрьме пытаются сломить и даже лишить здоровья. Менты прессуют «Движение» со страшной силой.

— Однако существует и такое мнение: администрациям исправительных учреждений авторитетные «черноходы» только помощь приносят, самостоятельно организуя заключенных, поддерживая среди спецконтингента дисциплину. Почему тогда сейчас с «черным ходом» ведется такая непримиримая война?

— В одной из моих песен есть такая строчка: «забрали все менты, вы в курсе, пацаны». Посмотрите, какие у ментов, и особенно у «силовиков» статусом покруче, машины, дома, дачи. Это же не случайно, особенно если вспомнить нынешние политические реалии. Так что процесс идет на всех уровнях, в том числе и на зонах. «Силовики» все хотят контролировать. Потому и «общак» запрещают «Движению» собирать, кстати.

— Тогда как вы относитесь еще вот к какому мнению. «Блатные» теряют авторитет в зонах, потому что титулы вора в законе, «смотрящего», «положенца» получают зачастую ничем не заслужившие этого люди. Не секрет, уже за деньги и «коронуют», а потому уже немало появилось двадцатилетних воров в законе. К тому же ни разу не судимых. Какой к ним может быть пиетет?

— Доля истины в этом утверждении есть. Я сам никогда не встречался с ворами, которые купили бы титул. Хотя и слышал про такие вещи: но это все же больше у грузин происходит. Скажу так: сейчас такое время, что все имеет свою цену. Все продается и покупается.

— А бытовые условия в колониях меняются к лучшему, как об этом говорят во ФСИН России?

— Чем дальше от цивилизации, тем условия в колониях хуже. Так что особых улучшений не произошло. Единственное: сейчас появились у осужденных сотовые телефоны. Тайком, ночью, несколько минут можно поговорить с родными людьми. Это важно.

— Какой случай, произошедший на зоне, вам больше всего запомнился?

— Как-то в зону «загнали» спирт. Решено было «взгреть» сидельцев, которые находились в БУРе. Для этого есть человек-«контейнер». Ему к зубу привязали презерватив и влили в него два литра «шила». Метод проверенный. Так уже давно делают. Таким образом, спирт разместился в желудке. «Контейнер» и еще двое осужденных прошли в БУР, но тут прапорщик для забавы пнул «контейнера» в живот. Презерватив сорвался с зуба. Сами понимаете, что погиб несчастный зек самым мучительным образом. Все внутренности были сожжены.

«АКТИВИСТЫ»-ФЕТИШИСТЫ, ВСЕ ПОД НАРЫ ПОПАДУТ!»
— Как вы относитесь к мораторию на смертную казнь?

— С одной стороны, для тех, кто отбывает пожизненное заключение — смертная казнь куда более гуманное наказание. Они хотят смерти, сами говорят. Вечное заключение — это пытка без конца. Так что вроде бы наказаны они, как следует. С другой стороны, не очень понимаю, зачем государство содержит десятилетиями, скажем, педофилов и маньяков. Да за наш счет. Им жить нельзя.

— А каково ваше мнение о правозащитниках, которые борются за права осужденных? Вот сотрудники спецучреждений их терпеть не могут.

— Среди правозащитников есть нормальные люди, которые помогают осужденным. Но немало среди них и таких, с кем нужно держать ухо востро.

— Некоторые правозащитники работают на следствие. Выуживают информацию для ментов, прокуратуры.

— Если на зоне творится беспредел, стоит ли осужденному обращаться с письменной жалобой в прокуратуру?

— На всякую такую писанину я смотрю с улыбкой. Все письма проходят администрацию, и компромата менты на волю не пропустят, если тем более описываются делишки недобросовестных сотрудников.

— В каких регионах, по вашим данным, сейчас самые суровые тюрьмы?

— По слухам, в Татарстане. В Средней Азии ужасные тюрьмы, особенно для славян. Не любят нас там.

— В природе бывают такие тюрьмы и колонии, где сотрудники все как один кристально честные, взяток не берут, денег у осужденных не вымогают?

— Тут как посмотреть. Нужно, допустим, получить дополнительное свидание. Приходят родственники осужденного к «хозяину». Тот денег с них может и не потребовать. Но обязательно спросит: а что вы можете? То есть работают родственники, скажем, на мебельном предприятии. «Хозяин» попросит мебель для актового зала. Работают на заправке — бензином подсобить предложит. Это можно, по-вашему, считать взяткой?

— По большому счету, да.

— Тогда кристально чистых колоний и тюрем с кристально честными сотрудниками в природе не бывает.

— Отношения между осужденными по сравнению с прошлыми временами изменились?

— Да, к сожалению. Сейчас большое значение имеет то, «греют» ли тебя с воли. У кого богатый «сидор», тот имеет право голоса, определенный вес. А бедные, одинокие — нет. А раньше бывало так: поступает на зону пацанчик — щупленький, маленький. Без «грева». Но с мозгами. И нормально устраивается.

Но главная беда- это наркоманы. Порою треть зоны сидит на игле. В наше время такого просто и помыслить было нельзя. Первые наркоманы появились на отечественных зонах в 1988 году, кажется. Экзотикой тогда это было. А наркоман — он и на зоне наркоман. Ради дозы на все готов.

— Опять-таки, по вашим данным, наркотики попа дают в тюрьмы и колонии в основном через перебросы или большую часть дури проносят сотрудники?

— Мне кажется, скорее второе. Столько наркоты не наперебрасываешь.

— Ваше отношения к «активистам» ?

— Негативное, конечно! В «актив» идут те, кто хотят легкой жизни. Те, кто хотят власти, кто хочет унижать остальных зеков, раздавать подзатыльники направо и налево. У моего друга, певца Саши Дюмина, в одной из песен есть такая строчка, под которой подписываюсь: «активисты-фетишисты, все под нары попадут!».

— Как вы думаете, почему в последнее время заключенные так часто устраивают протестные акции? И даже захваты заложников?

— Зло порождает зло. Менты частенько устраивают беспредел.

«. Я ЖЕЛАЮ ВСЕМ АРЕСТАНТАМ, ЧТОБЫ ИХ ЖДАЛИ»
— В одном вашем интервью читал, что все события, о которых вы рассказываете в своих песнях, невыдуманные. Это так?

— Я всегда пою от первого лица. И, конечно, все события, описываемые мною, происходили не только со мной, но с моими знакомыми, приятелями, друзьями. Но всё, о чем я пою, действительно быль.

Вот, скажем, в одной моей песне главный герой, недавно освободившийся, «стриженный», идет по улице, видит красивую девушку. Пытается с ней познакомиться. А она ему с порога — верхняя дырка стоит пятихатку, а нижняя полторы. Такое, и правда, случилось с моим другом в Москве. Он освободился, пытался познакомиться с симпатичной девчонкой, но тут же нарвался на такое и понял, что в тюрьме отстал от нашей вольной жизни.

— Вы часто ездите с концертами по колониям. Как принимаются ваши песни?

— Да все наши песни принимаются на ура. Но больше всего осужденным хочется послушать о свободе, о любви. Меня, бывает, порою поначалу не узнают, но как только начинаю петь «Долгую зиму», так сразу. Эта песня пользуется неизменно самой большой популярностью.

— Со стороны администраций колоний не бывает палок в колеса — ведь в ваших песнях они не в лучшем виде изображаются?

— По-разному получается. Но обычно нет. Один «хозяин» даже диск попросил после концерта.

— Прочитал такие ваши слова: если у тебя вытащили бумажник, сам виноват, значит, «лохом» оказался.

— Я и сейчас готов эти слова повторить. Надо быть бдительным, внимательным, не давать повода, не провоцировать преступление. Вот у моей красавицы на днях свистнули мобильник. На ремешке он у нее висел. Сама виновата! Надо в кармане глубоком телефон носить. Вор- домушник никогда не пойдет «бомбить» хату, если точно не знает, что там много ценностей. А откуда он такие сведения узнает? Если хозяин по распущенности сболтнет.

— А против вас лично когда-нибудь совершались преступления?

— Нашу газету в местах лишения свободы внимательно читают. Что бы вы пожелали, посоветовали сидельцам?

— Я желаю всем арестантам, чтобы их ждали. Желаю им по выходе на свободу больше не становиться на скользкий путь. Радуюсь за тех, кто «завязал». И к работодателям обращаюсь: не ставьте крест на человеке только потому, что он судим.

В некоторых регионах у братвы еще сохранилась правильная традиция поддерживать человека, который вышел из тюрьмы. Надо человеку, который пока не имеет работы, «врюхаться» во все. Это требует времени. Вот в Самаре мой знакомый год назад вышел, его поддержали на первых порах, и теперь он уже имеет и работу нормальную, и машину. А люди, которым не помогли, которых на работу не взяли, опять идут воровать. Куда им деваться-то.

ЗВИНЦОВ Александр Васильевич.

Родился в 1966 году в Павлодаре (Казахстан). Жил на Украине. Сейчас проживает в Москве.

Играть на гитаре начал в пять лет, а свои песни стал петь с 1996 года. Выпустил три альбома.

Самые известные песни: «Над Запреткой», «Долгая зима», «Пацаны», «Ганджубас», «На закате XX века».

Девиз: «Хуже не получится, а лучше не сумею».

Самая популярная песня Александра Звинцова —
«ДОЛГАЯ ЗИМА»
Утром заснеженным я злой и невежливый
Курю натощак.
Тешусь надеждою спрыгнуть по-прежнему
С работ на барак.
А если не выгорит, там где-то выпаду
Чифир согреть,
Но лучше, конечно бы, выспаться где-нибудь.
Сон досмотреть.
Долгая зима, вьюга-кутерьма,
В сердце лед.
Ветер загулял, воет как шакал.
Вышки рвет.
Долгая зима, вьюга-кутерьма,
Лют мороз.
Годы пусть летят, не вернуть назад молодость.
Снег снова падает, жизнь тут не радует.
Время ползет.
Мент закричит сейчас, выгонят сонных нас
Всех на развод.
Люди здесь разные, судьбы повязаны
В этом краю.
Лица серьезные, быстро замерзли мы
В вечном строю.
Долгая зима, вьюга-кутерьма,
В сердце лед.
Ветер загулял, воет как шакал.
Вышки рвет.
Долгая зима, вьюга-кутерьма.
Лют мороз.
Годы пусть летят, не вернуть назад молодость.
Утром заснеженным я злой и невежливый
Курю натощак.
Тешусь надеждою спрыгнуть по-прежнему
С работ на барак.
А если не выгорит, там где-то выпаду
Чифир согреть.
Но лучше, конечно бы, выспаться где-нибудь,
Сон досмотреть.
Долгая зима, вьюга-кутерьма,
В сердце лед.
Ветер загулял, воет как шакал.
Вышки рвет.
Долгая зима, вьюга-кутерьма,
Лют мороз.
Годы пусть летят, не вернуть назад молодость.

Евгений Колесников
ЗА решеткой, №8 август 2007 г.

and1.jey » 05 сен 2007, 08:14

спасибо, за интервью. Вот еще не давно прочитал.

Александр Звинцов «Я пою жизненные песни о нелегких судьбах»

— Саня, мы знаем о тебе достаточно много, не будем утомлять читателей рассказом о том, как ты окончил школу и.

— А я ее не окончил.

— Не дали мне школу окончить. Есть на Украине такой маленький городок — Светловодск. Вообще, я родился в Казахстане, и мама меня привезла из Казахстана на Украину. Я сложным пацаном был, бунтарем, меня постоянно разные родительские комитеты и детские комнаты милиции донимали. Когда седьмой класс оканчивал, все учителя в позу встали: «Оставляем тебя на второй год». А я рослым парнем уже был, спортом занимался. Играл в волейбол, грушу бил в боксерском клубе, подпольную секцию карате посещал: ну это так, чтобы хулиганы врасплох не застали. Короче, показал я им кулак вот такой, развернулся и послал всех вместе со школой их. Мать в шоке была. Договорилась в Кременчуге меня в профтехучилище пристроить, якобы после восьмого класса. Пришла к директору, говорит: «Он у меня маленький, робкий. Обижать, поди, будут старшие-то. Хулиганские здесь места. Да вы сейчас сами увидите». Зовет меня. Я вхожу, весь такой из себя. Директор посмотрел и головой покачал: «Нет, этого не обидят». Взяли меня в училище. Хотя его я тоже не окончил.

— Правду говорят, что ты с гитарой родился?

— Да нет, играть я начал лет с двенадцати. Сначала это было баловство просто. У нас во дворе два столика стояли, рядом лесок, с другой стороны гаражи, ну, в общем, как везде. И там постоянно вечерами наша компания собиралась. Однажды услышал, как пацан незнакомый классно дворовые песни пел. Зацепило. Первая вещь, которую я самостоятельно подобрал, была про ковбоев: «Ярко светит луна, схоронясь за листвою». Известная песня. Она на трех аккордах игралась, вот я ее и разучил. Потом за другие взялся, аккорды, помню, крестиками чертил. Очень завлекла меня гитара. Позже поставил перед собой цель освоить инструмент на уровне, близком к профессиональному. Прокручивал на магнитофоне куски гитарных соло в исполнении известных западных музыкантов и старался сыграть один в один. Постоянно во всех компаниях меня стали просить что-то исполнить. Потом поступило предложение от местных музыкантов поработать вместе с ними в ресторане. И кабак мне дал тот необходимый опыт, который в дальнейшем пригодился. Потому что одно дело играть на гитаре самому, а другое дело — в коллективе. Пришлось выучить нотную грамоту, хотя бы для того, чтобы чувствовать себя уверенно в общении с коллегами. Здесь, в Москве, это пригодилось. В студии, по крайней мере, я на одном языке с музыкантами говорю. У меня был в жизни такой период, когда народ вокруг меня в свое свободное время играл кто в нардишки, кто в картишки, а я с баночкой чифира сидел с дряхлой, убитой гитарой, которую сам под себя настроил, и наигрывал. Один старлей привозил с воли записи, которые я просил. Я слушал эти записи и старался не тратить время зря, а как можно больше «снимать»: Блэкмора, Марка Нопфлера, Гилмора. Я хотел играть так же и мечтал, что у меня когда-нибудь появится электрогитара со всякими примочками. Сейчас у меня два процессора, три гитары. Только времени не хватает играть.

— Сочинять в каком возрасте начал?

— Пробовал в юности что-то сочинять, или даже не в юности, лет так в двадцать шесть-двадцать семь. Хотя нет, еще раньше переделывал известные западные песни, вместо английского текста ставил русский. Сейчас это ремейками называют, официально выпускают, а тогда просто для друзей пел. Группу «Смоки» переделывал. А первую свою вещь я написал году этак в девяносто пятом.

— Так сложилось, что самые талантливые авторы-исполнители шансона родились в провинции. И почти все они в конце концов оказались в Москве. Ты приехал в столицу России с определенной целью или по принципу «куда кривая выведет»?

— В определенный период жизни я тормознул с гульней, с выпивкой и сам себе задал вопрос: «Что я могу делать? Где-то гайки крутить, или что-то у меня лучше получается?» И решил попробовать силы в музыке. На крайний случай, всегда ведь мог остановиться и заняться чем-то другим. А жил на периферии, где даже струн нормальных нельзя было купить. Я давал десять долларов знакомому, который в Москву ездил, ждал потом этих двух комплектов струн, а тот, бывало, приезжал: «Знаешь, Саня, я магазин музыкальный не нашел, десять баксов потратил, потом как-нибудь отдам». На гитарах играли убитых. Надоело все это. А тут еще и с женой расстались. Взял я сумку дорожную, сел в поезд и поехал. Знакомых в Москве никого не было, а возвращаться тоже оказалось некуда. У меня как реликвия курточка коричневая осталась. Я сейчас ее надену, сфотографируете. Меня в ней на каждом углу менты тормозили, из-за внешнего вида. Одежда вся старая, куртка потертая. На каждой станции метро: «Ваши документы». А документы, соответственно, не в порядке. Я ведь только недавно российский паспорт получил, прописку поставил. Остановился у сестры в однокомнатной квартирке на Краснодонской. Позвонил ей предварительно: «Можно у тебя на недельку тор-мознуться?» Ну, где неделька — там и месяц. Я потом про этот период времени песню сочинил. И постоянно мотался по столице, искал, за что же зацепиться. В бандитов еще на родине наигрался, поэтому от предложений криминального характера отказался сразу. Стал искать какой-нибудь ресторанчик, хотя из аппаратуры с собой были лишь гитара да микрофон. Зато у меня был наработан большой материал из ходовых в то время песен. Схожая ситуация сложилась в свое время в Америке у Шуфутинского. Он тоже начал исполнять чужие песни от безысходности: вы, кстати, писали об этом в вашем журнале. Вот и я выучил песни, которые на душу ложились в первую очередь. Нашел я такой ресторан, здесь, в Люблино. В Москве большой процент подобных заведений принадлежит различным национальным диаспорам. Этот ресторан оказался азербайджанским. Я сразу хочу отмести разные намеки и наезды. Когда я пел, бывало, братки подваливали, типа: «Как же так, Саня, ты для черных поешь?» Я отвечал всегда: «Ты чего буровишь, какая тебе разница, кто директор. Посмотри, кто в зале сидит. Местные жители в основном. Мне что, азербайджанцы подзатыльники раздают, песни какие-то петь заставляют?» Хозяева ресторана, наоборот, когда к ним гости приезжали, просили меня лесо-повальский «Белый лебедь» спеть раз двадцать и говорили: «Вот, посмотрите, какой у нас исполнитель классный работает!» В обшей сложности я у них проработал года три.

— Насчет ресторанного репертуара понятно. А мысли исполнить что-то свое не возникали?

— Вот к этому я и веду. Во время каждого выступления друзья и просто посетители спрашивали: «Хорошо песни исполняешь, а свое что- то можешь спеть?» И я стал задумываться: вроде, есть у меня свой багаж, свой рюкзак за плечами, есть перед глазами судьбы моих друзей, есть моя судьба. Почему бы и нет? А тут еще мой товарищ предложил: «Саня, запиши мне песни, которые ты поешь, я в машине буду слушать». Я ему: «Но это же чужие вещи». «Да ладно, — говорит, — я никому не дам». В общем, поставил я один мини-диск, где минуса были, на проигрывание, а другой, чистый, на запись, и спел. Все это записалось вместе с шумом ресторанным, хлопками и звоном тарелок. Получилась часовая кассета. Я отдал ее этому человеку, и пошло. У него просит еще кто-то, у того еще кто-то, потом эта кассета начинает вести в кабак людей. Потому что народ слушает, потом интересуется, кто поет, потом заваливает к нам. Бывало, в два часа ночи, только собираюсь уходить, подлетает пара машин: «Санек, мы приехали специально тебя слушать». Я опять провода подключаю и пою. Не отказывал никогда. Потому что люди от кого-то услышали, специально приехали, не буду же я разочаровывать, усталость изображать. Зарабатывал тогда уже хорошо. Я сразу договорился с владельцами, что когда пою, посетители платят за вход один доллар. И поэтому никогда не торговался, как в кабаках обычно музыканты делают. Люди уже заплатили, поэтому я пою для них весь вечер. Если хотите, отблагодарите отдельно. И частенько благодарили, оставляли на колонках, когда уходили, деньги. Но вернемся к первой сочиненной мною песне. Она называлась «На кичу» и отличалась от всех последующих, потому как была пробной. Я ее записал в плохонькой студии, с неважным звуком. Эту пробу я сделал по просьбе Юрия Севостъянова. Один мой земляк как-то приехал в Люблино и говорит: «Я твою кассету с записями ресторанными дал послушать в одной компании, занимающейся непосредственно шансоном. Там заинтересовались и хотели бы с тобой пообщаться». Поговорили мы с ним, и я забыл об этом. Работа у меня была, доход неплохой, что еще надо? Но они сами о себе напомнили. И я поехал на Таганку, в «Мастер Саунд». Это была середина девяносто шестого года. Поговорил с Севостьяновым. Он предложил попробовать записаться. А я уже знал, что если ты в студию какую-нибудь придешь просто с улицы, там тебе такие ценники налепят! Севостьянов предложил запись за счет своей компании. Если материал пойдет, начинаем вместе потихонечку двигаться, если нет — расходимся. Так мы записали песню «На кичу», и «Мастер Саунд» разместил ее во всех своих сборниках. Постепенно начали писать другие песни, на нормальной студии. Я в ресторане стал их потихонечку вставлять в репертуар. Люди, которые знали меня, просили специально, чтобы пел свои песни. А вскоре вышел мой первый альбом — «Со свиданьицем».

— Ты после этого, наверное, перестал петь в кабаке?

— Нет, конечно. У меня два альбома вышло, «Со свиданьицем» и «Долгая зима», прежде чем я наконец перестал работать в ресторане. Начались накладки. Например, я должен сегодня работать, а меня выступить пригласили. Или такая ситуация: я возвращаюсь с работы в пять утра, а к двенадцати надо в студию ехать, проект прописывать. Приехал из студии, сосиску быстро сварил, съел, и опять в ресторан. Долго так продолжаться не могло. Будь я пьющим человеком, я бы этот период не пережил. Потом за моей спиной администрация начала мои выступления продавать. Я пою, ничего не знаю, останавливаюсь передохнуть, а посетители спрашивают: «Почему не поешь то, то и то! Мы же деньги заплатили». Кому заплатили? Когда? Я-то не в курсе был. А в один из вечеров товарища моего Леху в этом ресторане подстрелили. Он у меня на руках умер. Это было последней каплей. Ушел я оттуда.

— Ты участвуешь в процессе аранжировок или просто наигрываешь вещь и полагаешься на студийных музыкантов?

— Многие исполнители действительно приходят в студию, сыграют что-то на расстроенной гитаре, как волк в «Ну, погоди!», и потом через неделю возвращаются голос прописывать. И аранжировщики всю эту неделю колдуют. Из четырех четвертей делают три четверти, быструю вещь превращают в медляк и т.д. Клиент потом слушает и за голову хватается. У Саньки Дюмина такое было. Напел он медленную песню, а услышал потом «бум-бум-бум». Я сразу объясняю аранжировщику, что хочу и как хочу. И проигрыши всегда сам наигрываю для наглядности, чтобы потом самодеятельности не было. И на сведении обязательно присутствую. В общем, принимаю в записи самое активное участие.

— Не бывает такого, что ты через некоторое время после выхода альбома начинаешь жалеть: мол, то можно было лучше сделать, это по-другому?

— Вот я и стараюсь, чтобы такого не было. Мне нужно не количество, а качество. Пусть будет меньше альбомов, но за каждую вещь в этих альбомах я отвечаю. Ну, может быть, если сравнивать, скажем, со студией «Садам», немного не хватает прозрачности. Но зато у меня есть традиционно свое звучание.

— Какие отношения у тебя со СМИ? Можно ли увидеть твои клипы по ТВ, услышать треки на радио?

— Пожалуй, никаких отношений со СМИ, кроме как с вами, у меня нет. Вика Романова из «Мастер Са-унд» забросила года четыре назад пару песен на «Радио Шансон» — вот и все. Есть такое понятие — «нефор-мар>. А переводится это определение не иначе как «по блату». На радио берут песни только из соображений конъюнктуры. Видимо, если они крутанут что-то поколючее, им сразу по ушам дадут: «Смотрите, мол, докрутитесь у нас!» Хотя, возможно, играют роль личные пристрастия тех, кто ставит в эфир песни. Я понимаю так: человек, работающий на радио, должен любить эту музыку и сам кайфовать от того, что ставит в эфир. А я уверен, что люди с «Радио Шансон» с удовольствием кинули бы, как они наверняка называют, всю эту фигню и крутили бы репертуар «Европы Плюс». Сотрудники радио должны любить свое дело. Меня больше устраивает, когда нормальные люди слушают мои песни на дисках и кассетах в машинах.

— Как бы ты назвал жанр, в котором работаешь, если бы не было слова «шансон»?

— Пожалуй, так: жизненные песни о нелегких судьбах. Потому как они не вымысел. Мне всегда интереснее слушать тех, кто пишет песни, только не на заказ.

— На сегодняшний день ты дописываешь четвертый альбом. Все в том же направлении?

— А в каком же еще, если я ничего другого делать не умею? Хотя при желании могу вспомнить свои навыки. У меня товарищ на Украине был сапожником, он и меня научил своему ремеслу. Я даже сейчас, если ботинок порвался, беру молоток и шило, бац-баи — и починил. Так что не пропаду, если что. Шучу.

— Много еще не сделано?

— Думаю, да. Есть стимул. На сегодняшний день я могу с уверенностью сказать, что мои песни кому-то нужны. Представляете, недавно в Питере, в Ледовом дворце, сборный концерт был: человек двадцать артистов работало. Выхожу я на сцену, и восемнадцать тысяч зрителей на первых аккордах «Долгой зимы» зажигают восемнадцать тысяч зажигалок. Это что-то.

Беседовал Алекс Сингал.
Подготовил Андрей ШКОЛИН.
«Шансон Вольная песня», №5, 2005

Еще по теме:

  • Закон однополых браков ФРГ легализует однополые пары: бундестаг одобрил закон о "браке для всех" БЕРЛИН, 30 июн – РИА Новости, Ангелина Тимофеева. Немецкий бундестаг одобрил в пятницу закон о "браке для всех", который предусматривает полное признание однополых браков в Германии. Закон еще должен быть утвержден […]
  • Административные штраф на воде Административные штраф на воде г. Выкса Нижегородская область Во-первых, определимся, что такое маломерное судно и какие суда подлежат штрафам. Примечанием к ст. 11.7. Кодекса дано понятие маломерного судна: "под маломерным судном в статьях 11.7 - 11.13 настоящего Кодекса следует […]
  • Повышение пенсий 2018 рб В Беларуси с 1 августа повысят трудовые пенсии В Беларуси с 1 августа вырастут трудовые пенсии. В результате перерасчета выплаты увеличатся в среднем на 10%. Это предусмотрено указом № 278 «О повышении пенсий», который сегодня подписал Александр Лукашенко, сообщают в пресс-службе […]
  • Работа с проживанием чита Работа с проживанием чита ДАС-групп Профешнл. • Чита Рабочие-строители с проживанием Старшая медсестра в пансионат (с проживанием) Гросс/год: 45 000 руб. Сторож - разнорабочий группа компаний • Чита Электромонтажник (вахта) Гросс/год: 85 000 руб. Водитель категории B, C, D, E Логистик […]
  • Военный прокурор учится Куда пойти учиться на военного Где учиться на военного или основные ВУЗы для будущих офицеров Популярность профессии военнослужащего растет. Это связано со стабильным доходом, льготной пенсией и социальными гарантиями. Несмотря на это, военные ВУЗы не так широко известны, как […]
  • Land rover налог Транспортный налог - Land Rover Freelander II Транспортный налог на автомобили Land Rover Freelander II зависит от количества лошадиных сил в автомобиле( точное их количество вы можете посмотреть в свидетельстве о регистрации транспортного средства или в паспорте транспортного […]
  • Как добраться до балашихинского городского суда Балашихинский городской суд Балашихинский городской суд. Ведение дел в суде. Услуги опытного адвоката. Запись на прием по тел. 8 495 787 75 07, 8 495 691 38 72. Получатель: Управление Федерального казначейства по Московской области (ИФНС России по г. Балашиха) Банк получателя: Отделение […]
  • Ст 29 закона о занятости населения в рф ст 29 Закона о занятости населения РФ 1. В период прохождения профессионального обучения и получения дополнительного профессионального образования по направлению органов службы занятости выплачивается стипендия гражданам: уволенным в течение 12 месяцев, предшествовавших началу обучения, […]