Решения споров супругов

Решения споров супругов

При заключении брака большинство будущих супругов, как правило, не задумываются над вопросом раздела совместно нажитого имущества. Проблемы возникают после окончательного разрыва отношений и требуют разрешения сторонами только в судебном порядке. Как сделать так, чтобы не доводить дела до суда? На этот вопрос законодатель предусматривает ряд решений. Во-первых, следует иметь ввиду, что разделу подлежит только нажитое совместно имущество обоих супругов в период брака (ст. 34 СК РФ). Нормы Семейного Кодекса РФ определяют, что доли супругов следует считать равными, если обратное не предусмотрено договором между супругами.

Единственным законным соглашением между супругами о судьбе совместного имущества является заключение брачного договора. Этот документ требует обязательного нотариального заверения. В противном случае, суд не примет его во внимание. Казалось бы, вот он цивилизованный путь решения возможных будущих проблем. Однако в судебной практике не редко бывают случаи, когда одна из сторон предпринимает попытки признания брачного договора не действительным. Причины тому самые разные – это могут быть как процессуальные нарушения при составлении документа, так и материальные аспекты – заведомо невыгодное положение при подписании соглашения одного из супругов, обман, злоупотребление доверием и т.д.

Если судом брачный договор будет признан недействительным, то на имущество супругов, нажитого в период брака распространяется режим совместной собственности. Дело судом рассматривается на общих нормах права без принятия во внимание брачного контракта (договора). Поэтому к оставлению и подписанию брачного договора необходимо подходить с особым вниманием. Целесообразно проконсультироваться по данному вопросу с адвокатом, с ним же составить проект договора, а только потом заверить его у нотариуса. Раздел имущества при разводе осуществляют узко профильные специалисты, специализирующиеся на делах данной категории.

Не подлежит разделу имущество, уже принадлежащее каждому из супругов до вступления в брак, а также полученное в дар во время брака.

Часто бывшие супруги осуществляют действия, направленные на незаконное отчуждение совместно нажитого имущества путем заключения договоров дарения, купли-продажи, как своим родственникам, так и посторонним людям. При таких обстоятельствах судебный спор нередко затягивается, так как суд решает вопрос не только о признании имущества совместно нажитым но и признании сделок по его отчуждению не законными.

Хотелось отдельно остановиться на сроках, в пределах которых возможно инициировать процедуру раздела имущества. По общим правилам – это три года. В соответствии с Постановлением Пленума ВС РФ от 5 ноября 1998 г. «Началом течения срока давности для требований о разделе имущества, является не день прекращения брака в судебном или добровольном порядке, а день когда супруг узнал или должен был узнать о нарушении своих прав».

Что это означает?

Рассмотрим отдельный случай из судебной практики на конкретном примере. Дело рассматривалось Савеловским районным судом города Москвы в октябре 2010 года. Истец обратился в суд с требованием определить доли в совместно нажитом имуществе — квартире в размере ½ доли мотивируя свои требования тем, что имущество было приобретено в период брака на совместные деньги. В 1994 году брак расторгнут, но квартира осталась в собственности супруги. В 2009 году бывший супруг обратился к Ответчице с просьбой поделить квартиру, но получил отказ, после чего и обратился в суд. Адвокаты Ответчицы строили свою защиту на том, что истек установленный законом трехлетний срок исковой давности, однако суд посчитал возможным исчислять течение срока не с даты расторжения брака, а с момента, когда лицу стало известно, что его право нарушено, то есть с 2009 года и поделил квартиру.

Не согласившись с выводами суда первой инстанции, Ответчик обжаловал решение в Московском городском суде, мотивировав свои требования тем, что суд не исследовал обстоятельства, послужившие основанием для расторжения брака между бывшими супругами, не принял во внимание, что Ответчица после первого развода с Истцом состояла в фактических брачных отношениях с другим человеком. О нарушенном праве на распоряжение спорным имуществом Истцу стало известно 22.04.1994 г., а именно после расторжения брака с Ответчицей. Однако, о желании восстановить это право Истец заявил спустя более 16 лет.

Судебная коллегия по гражданским делам Мосгорсуда решение Савеловского районного суда г. Москвы оставила в силе.

Из примера видно, что суды принимают любые обстоятельства для восстановления пропущенного срока, поэтому хорошая юридическая консультация по жилищным вопросам у грамотного специалиста может существенно повлиять на будущий исход дела.

Мы остановились только на некоторых аспектах, которые следует учитывать сторонам при возникновении споров, связанных с разделом имущества. Подобных особенностей правоприменительной практики существует огромное количество. Все имеет значение при разрешении дела, тем более, если оно рассматривается судом.

В будущих статьях попробуем разобраться в других тонкостях правоприменительной практики российских судов, так как тема эта достаточно обширная и как показывает статистика, вызывает большой интерес среди граждан.

И последний совет – лучший способ разрешения проблем, связанных с разделом имущества, заключение мировых соглашений. Суды стремятся именно к этому, поскольку такое решение, как правило, устраивает обе стороны и в дальнейшем не обжалуется в вышестоящих инстанциях.

Информационное Агентство «Финансовый Юрист»

Решения споров супругов

Судебный участок Комсомольского судебного района Ивановской области

Какова возможность распространения посредничества (процедуры медиации) для разрешения семейных конфликтов? Споры между супругами происходят более-менее регулярно, но не все приводят к конфронтации, непримиримым разногласиям, последствиями чего может быть распад семьи. При этом у нас не принято «выносить сор из избы».

После развала семейных отношений общение может напоминать поле битвы, а за что или по какому поводу — даже не важно. И что в такой ситуации супругов может подвигнуть договориться друг с другом? Что позволит более-менее успешно разрешить психологические и юридические проблемы, возникающие при разводе?

В настоящее время суды продолжают являться неизбежным рубежом, который преодолевают семейные пары, где окончательно ставиться крест на добрых отношениях. А о семейном медиаторе мало кто слышал, не то чтоб пользовались его услугами.

Институт посредничества в разрешении конфликтных ситуаций — новый для нашей страны. Процедура альтернативного урегулирования споров может стать эффективным не только в «дележке» нажитого, но и для примирения сторон, сохранения партнерских отношений.

Можно бесконечно ходить по судам, портить друг другу нервы, усиливая взаимную неприязнь. Но здравый смысл в разрешении жилищных вопросов, разделе имущества и прав, вопросов алиментных обязательств всегда более продуктивен, чем противостояние и соперничество сторон. А споры вокруг общих детей?

Что привносит семейный медиатор (посредник) в отношения супругов: выслушивает каждого, его позицию, требования и пожелания; снижает накал страстей и эмоций (чаще негативных); обиды переводит в русло поиска компромисса; оценивает ситуацию со стороны; при наличии желания супругов предлагает иные варианты решения вопросов и возможности; конфиденциальность всех переговоров (медиатор «не выносит сор из избы»).

Посредником, семейным медиатором может быть общий знакомый или человек со стороны, но в любом случае он обязан соблюдать нейтралитет и не поддерживать ни одну из сторон.

Медиация — это процесс урегулирования спора между двумя конфликтующими сторонами с участием третьей нейтральной стороны. Являясь альтернативой судебной процедуре и другим силовым способам разбирательства, медиация обладает целым рядом преимуществ, самым главным из которых является то, что разрешение спора достигается путем принятия сторонами решения на добровольной и равноправной основе, одинаково устраивающего все заинтересованные стороны так, чтобы интересы всех участников спора могли бы быть удовлетворены.

Что отличает семейную от других видов медиации — коммерческой, внутриорганизационной, криминальной, военной и т.д.? Прежде всего, надо отметить, что во всех видах медиации присутствуют две составляющие -эмоциональная и предметная. И именно этим медиация отличается от судебного процесса, который основное внимание уделяет предмету конфликта, и от психотерапии, которая разбирает больше эмоциональный аспект. Медиация признает эмоции и позволяет сторонам их выражать. Более того, без выхода определенного количества накопившихся к друг другу претензий и обид, сторонам крайне сложно искать взаимоприемлемый выход из ситуации. Например, в одной из медиаций, которая длилась около 6 часов, стороны около 5 часов выясняли отношения и, прояснив их для себя, за оставшееся время нашли решение выхода из ситуации, которым оба участника конфликта остались довольны. Так вот в семейной медиации — процент эмоциональной составляющей достаточно высок. И поэтому особенно важно соблюдать баланс — признавая эмоции сторон и работая с ними, не оставлять последним шансов завладеть полностью ситуацией и не забывать о предмете конфликта и поиске решений выхода из него.

А что еще отличает процедуру семейной медиации от обычного процесса развода в суде?!

Очень важным преимуществом медиации является тот факт, что стороны сами ищут решение по всему комплексу проблем, т.к. несмотря на то, что супружеские отношения между ними прерваны — родительские обязанности у партнеров, как правило, остаются. Мирные договоренности по всем вопросам играют решающую роль — как запомнит ребенок процесс развода? Как войну или как цивилизованный процесс?

Вот только некоторые из вопросов, которые родители обсуждают в процессе семейной медиации и по которым ищут решение, которое бы устраивало обе стороны:

— Информация о процессе обучения детей

— Медицинская информация о состоянии их здоровья

• Как будет происходить общение:
— Родителей друг с другом

— Каждого из родителей с ребенком

• Особые дни и праздники

• Отдых на каникулах

• Контакт с родственниками разведенных родителей

• Подарки, одежда, карманные расходы

• Дисциплина и правила внутреннего распорядка и т.п.

После многолетней мировой практики семейной медиации при бракоразводных процессах сложился определенный порядок рассмотрения проблемных вопросов. Сначала всегда обсуждаются вопросы воспитания детей, затем раздел имущества, финансовая поддержка и другие вопросы. Несмотря на то, что в медиации стороны конфликта сами контролируют процесс и определяют приоритетные для себя вопросы к обсуждению, медиатор обязан уточнить у них -достигли ли они соглашения по тем или иным вопросам, является ли данное решение приемлемым для обеих сторон и реально ли его исполнение. Так как иногда случаются ситуации, что стороны заявляют о том, что по тем или иным вопросам согласие есть, а в процессе медиации становится понятным, что одну из сторон это абсолютно не устраивает. Например, участники медиации заявили, что не могут договориться о разделе имущества и судятся уже более трех лет, но по воспитанию детей у них нет разногласий, а в процессе медиации стало очевидно, что именно проблема разных взглядов в вопросах воспитания была одной из определяющей в конфликте.

Более 85% проведенных медиаций заканчиваются подписанием мировых соглашений. Но и те 15%, в которых стороны не достигают взаимоприемлемых договоренностей, остаются довольны самим фактом участия в процессе. По словам таких участников, несмотря на то, что они не договорились — они стали гораздо лучше понимать друг друга и впервые у них была возможность в спокойной конструктивной атмосфере взглянуть на свой конфликт.

Традиционно называют четыре основных преимущества семейной медиации в урегулировании конфликтов:

• возможность сторонам самостоятельно найти взаимоприемлемое решение;

• возможность участников контролировать ход процесса медиации.

Но есть еще один важный аспект в семейной медиации — это ее гибкость, которая проявляется на всех этапах процесса — от первого телефонного звонка в Альянс медиации до подписания мирового соглашения. Это, как и все вышеприведенное, вы можете проверить, обратившись в Альянс Медиации и надеемся, что вы, как и мы, станете сторонником мнения, что развод может быть и мирным, и справедливым.

РАЗДЕЛ ИМУЩЕСТВА СУПРУГОВ

Как правило, вопрос о разделе имущества возникает при расторжении брака. Бракоразводный процесс (развод) — психологически тяжелый и эмоционально затратный процесс. Однако, когда брак уже фактически прекращен, и супруги не видят возможности для продолжения и сохранения семейных отношений, во всем мире за основу воспринимается цивилизованный процесс расторжения брака, развод по соглашению сторон. Альтернативой этому служит расторжение брака через суд. При этом супруги обращаются за помощью к адвокатам или юристам для профессионального представления их интересов перед вторым супругом.

Что это дает? В самом общем виде, можно отметить главные преимущества

• сохранение супругу прежнего ритма жизни (не отвлекается от работы, учебы, занятий и т.д.

• профессиональная юридическая помощь, а именно, знания того, как быстро и правильно провести развод (расторжение брака), разделить имущество, решить вопросы в отношении прав на ребенка.

• сохранение супругу эмоционального фона: супруг не должен постоянно проводить переговоры со вторым супругом, спорить, встречаться в суде.

• уверенность супруга в том, что он получит причитающуюся ему долю в общем имуществе в соответствии с законом.

• психологическая поддержка и уверенность в том, что все сведения, полученные адвокатом в рамках оказания юридической помощи (защиты интересов супруга), не будут разглашены без предварительного разрешения клиента.

В семейном кодексе РФ различают имущество, приобретенное супругами до заключения брака и приобретенное во время брака. Имущество, приобретенное супругами во время брака, относится к совместной собственности (бывших) супругов. Имущество, приобретенное на личные средства одного из супруга, даже во время брака, или полученное в дар, не является совместным.

Раздел совместного имущества может быть осуществлен по взаимному согласию, или же, если супруги не приходят к взаимному соглашению о праве собственности каждого из них на конкретное совместное имущество, то имущество делится в судебном порядке.

В случае взаимного согласия и отсутствия имущественных претензий, раздел имущества при разводе супругов оформляется через договор о разделе имущества супругов. В договоре обозначается, какое имущество переходит в собственность каждого супруга (дается точное описание вида имущества), указываются сроки по передаче и оформлению прав личной собственности каждого супруга на его имущество, а также содержатся иные положения, касающиеся имущественных отношений уже бывших супругов. Договор о разделе имущества супругов составляется в письменном виде и, по желанию (бывших) супругов, подлежит нотариальному удостоверению.

В случае не достижения мирного соглашения о разделе имущества при разводе супругов, данный спор рассматривается в судебном порядке.

Альтернативой судебному производству служит зарождающийся в России институт семейной медиации, который призван помочь разрешить все имущественные и неимущественные споры супругов с помощью привлечения третьего лица — профессионального медиатора.

В соответствии с ч. 1 ст. 39 СК РФ при разводе супругов и при разделе совместно нажитого имущества доли супругов в имуществе признаются равными, если иное распределение долей не предусмотрено брачным договором.

Пункт 2 ст. 39 СК РФ дает право суду отступить от равенства долей супругов, если на это имеются веские причины: например, защита интересов несовершеннолетних детей, или недееспособность супруга, а также другие причины, которые могут быть приняты судом, исходя из заслуживающего внимания интереса одного из супругов.

В процессе судебного заседания определяется, какое имущество является общим, доли каждого из супругов в имуществе, какое имущество переходит в собственность каждому супругу, стоимость такого имущества, возможную компенсацию другому супругу в случае невозможности раздела конкретного имущества в натуре (неделимая вещь). Суд также учитывает имущество, которое было нажито каждым из супругов при раздельном их проживании после фактического прекращения семейных отношений. Суд может присудить одному из супругов денежную компенсацию, если супругу передается имущество, стоимость которого превышает стоимость положенной ему доли.

При разделе имущества, суд исходит из равенства прав супругов, вне зависимости от величины дохода каждого. Предполагается, что раздел совместно нажитого имущества осуществляется поровну, если даже доход одного из супругов значительно превышал доход другого или же один из супругов не работал вообще, и если иные условия раздела имущества не были предусмотрены брачным договором.

Раздел имущества бывших супругов в рамках судебного рассмотрения — сложный процесс, который требует времени и участия в нем опытных юристов.

СПОРЫ, СВЯЗАННЫЕ С ВОСПИТАНИЕМ ДЕТЕЙ

Когда рушится семья, часто на первый план выходят эмоции. Тогда вокруг бракоразводного процесса разворачиваются настоящие боевые действия, чреватые серьезными потерями. Пока ненависть не захватила вас целиком и не сожгла остатки взаимного уважения, есть смысл сесть за стол переговоров и мирно договориться об удовлетворении взаимных претензий в процессе семейной медиации.

Предположим, приняв решение расстаться с мужем, вы с гордостью заявляете всем и каждому: «Мне от него ничего не нужно! Я сама проживу!» В этом случае медиатор (человек, который проводит семейную медиацию), задаст вам вопрос: «У вас есть конкретный план, как вы будете сами обеспечивать себя и ребенка?» Или, напротив, вы бросаете мужу гневные фразы: «Я тебя по судам затаскаю! Лишу тебя родительских прав, если не отдашь мне квартиру!» Медиатор попросит вас посмотреть на свои действия с другой стороны: «Действительно ли вы готовы к судебным баталиям?» В обоих случаях и у вас, и у супруга спросят: «Как это поможет вашему ребенку?» Потому что когда ссорятся родители, ребенку хуже всего. И семейная медиация строится как раз вокруг интересов ребенка.

Семейная медиация — это метод разрешения споров с помощью посредника. Она нужна тогда, когда люди не умеют разговаривать друг с другом или не хотят, потому что им в этом мешают эмоции. В этом случае нужен кто-то, кто бы задал каждому из них правильный вопрос: «Чего вы хотите в данной ситуации?».

Часто к нам приходят состоятельные, интеллигентные люди, которые не могут договориться друг с другом. В этом случае процесс семейной медиации позволяет разговаривать с каждым из них отдельно, даже не встречаясь за одним столом. Медиатор ходит к каждому по очереди и выясняет истинные интересы людей. И может оказаться, что то, что один супруг требует от другого — на самом деле не то, что ему нужно. Человек может угрожать судом, требуя возмещения морального ущерба, а на самом деле ему будет достаточно извинений.

Когда выяснены интересы одной и другой стороны, тогда мы смотрим, какие из них являются общими. Люди начинают понимать, что есть нечто, что их объединяет. Например, благополучие детей, желание разделить имущество по справедливости и т.д. По поводу остальных интересов мы выясняем, какие из них самые важные. Часто оказывается, что то, что важно для одной стороны, неважно для другой. В этом случае можно решить вопрос путем взаимных уступок. Таким образом, люди на медиации находят совместные решения».

ПОЧЕМУ СЕМЕЙНАЯ МЕДИАЦИЯ, А НЕ СУД?

1. Обращаясь в суд, нужно быть готовым пройти определенные процессуальные моменты, связанные с судебными заседаниями, услугами адвокатов, с исполнениями решений. Мало кто знает, что по официальной статистике исполняются лишь 25% судебных решений. Например, если судом установлен определенный график посещения детей, то проверить выполнение этого постановления довольно проблематично. Если же люди добровольно приняли подобный график в процессе семейной медиации, они с большей охотой будут исполнять принятые решения.

2. Юристы, выступая в качестве консультантов, чаще всего предлагают уже готовые решения. Даже при наличии права выбора, выбор будет ограничен предложениями юриста. Может оказаться, что истинные интересы людей лежат в другой плоскости.

3. В судебном процессе участвуют официальные представители сторон, в семейную медиацию же привлекаются все, кто может повлиять на исход ситуации: свекровь, теща, сестра. Потому что люди могут договориться, а после родственники одной из сторон отговорят от принятого решения.

4. Если спор носит юридический характер (делят квартиру), то суд может постановить разделить только эту квартиру. Сделать это физически оказывается проблематично. В медиации же поле спора расширяется. Выкладываются все имеющиеся активы: к этой квартире прибавляется квартира мамы или папы, потом прикидываются разные комбинации, как можно при помощи этих активов удовлетворить интересы обеих сторон. Дополнительные активы участвуют и в наследственных спорах.

КАК ПРОТЕКАЕТ СЕМЕЙНАЯ МЕДИАЦИЯ?

Этап 1. Самый важный и трудный момент в семейной медиации — это вовлечение. Если вы готовы к мирным переговорам, а ваш супруг ни в какую не соглашается прибегать к услугам медиатора, то медиатор не имеет права позвонить ему и пригласить на медиацию. Ведь в этом случае он будет восприниматься супругом как представитель противоположной стороны. Поэтому ваша задача — найти способ договориться о необходимости решать проблему при помощи третьей стороны: «Я не хочу ссор, а ты? Что мы будем потом делать? Готов ли ты идти в суд?», и добиться его разрешения, чтобы ему позвонил медиатор. Тогда уже задача медиатора привести вашего супруга за стол переговоров. Семейная медиация начинается только тогда, когда обе стороны дали согласие.

Этап 2. Этап принятия. На этом этапе обе стороны удовлетворяют свои психологические интересы и приходят к выводу, что никто не виноват в случившемся.

Этап 3. Решается вопрос с планом воспитания детей. Обсуждается, с кем будет проживать ребенок и как будут происходить встречи. Здесь возникает много дополнительных вопросов: оформление справок при выезде заграницу; кто и на какой машине забирает ребенка на выходные; за какое время один родитель должен оповещать другого о предстоящем отпуске; что делать, если вещи ребенка остались у другого родителя. Эти мелочи покажутся смешными, но из-за них могут опять вспыхнуть споры и испортиться отношения. Обсуждается и выстраивается график посещений.

Этап 3. Решается, каким образом должна осуществляться финансовая поддержка: что родители готовы финансировать, а что не готовы. На почве финансов тоже могут возникнуть споры. Например, если жена вынуждена выйти на работу, а муж отказывается оплачивать няню. Тогда медиатор может спросить: «Как вы думаете, сможет ли ваш ребенок оставаться без присмотра, способен ли он сам себя обслуживать, и как он будет чувствовать себя в данной ситуации?» Папа может понять, что ребенку действительно опасно оставаться одному, и стороны станут искать компромиссы.

ГАРАНТИИ И СРОКИ

Когда стороны принимают соглашение, они могут договориться о периоде, в течение которого условия соглашения будут действовать. Например, пока кто-то из супругов не выйдет замуж или не женится, пока ребенок не закончит школу и т.д. И если у бывших супругов уже имеется определенный опыт соблюдения договоренностей, то для того, чтобы составить новое соглашение, семейный медиатор может уже не понадобиться. Медиатор также может предложить составить пробное соглашение на непродолжительный период, например, 2-3 месяца. Когда человек понимает, что это ненадолго, ему психологически легче принять условия договора. По завершению срока договор либо остается в силе, либо дорабатывается.

Принятое соглашение рекомендуется оформить письменно. И если люди пришли на медиацию, когда дело уже находится в суде, составленное соглашение ложится в основу мирового соглашения в суде. Обычно такое соглашение шире, чем юридический документ. В нем оговорено множество нюансов, по поводу которых могут снова разгореться споры, и тогда все соглашение ставится под угрозу.

Когда вас захлестывают эмоции, когда вы без остановки выясняете, кто виноват, постарайтесь остановиться и задать вопрос: «Как это помогает решить наши проблемы?» Семейная медиация не смотрит в прошлое, она работает с ситуацией в режиме реального времени и на будущее.

Как показывает практика, подростки, преступившие закон, не в полной мере осознают свои действия и последствия правонарушения. Это делает неэффективными существующие методы работы с несовершеннолетними правонарушителями. Изоляция как мера воспитательного воздействия не достигает своих целей — более 60 % подростков совершают правонарушение повторно.

Новые подходы в работе с подростками группы риска реализуются в проекте группы медиации «Альянс» восстановительных подходов в работу с несовершеннолетними правонарушителями в сообществе».

Мероприятия, осуществляемые специалистами в области медиации, направлены на привлечение сторон конфликта к исправлению последствий содеянного. Процедура медиации не заменяет официального правосудия, а дополняет его, привлекая потерпевшего и правонарушителя к процессу поиска выхода из создавшейся ситуации.

Опыт работы подобных программ в других странах показьюает, что в случае несовершеннолетних правонарушителей медиация имеет наибольшую эффективность, т.к. способствует пониманию эмоционального состояния потерпевшей стороны, принятию ответственности за причиненный ущерб, сохранению отношений.

В ряде стран мира до сих пор в области профилактики подростковых преступлений практикуют метод ресоциализации. Суть его в следующем: несовершеннолетний правонарушитель (неважно, насилует ли он девочек или бьет стекла соседских домов) нуждается в практике длительной социальной защиты, то есть, должен быть изолирован из привычной социальной среды. В итоге дети и подростки отлучаются от семьи (порой, фактически отбираются насильственным путем) и передаются государству. Те, кто осуществляет это, порой рискуют лечить симптом, но забывают о причине болезни. А бывает и так, что в итоге детей и подростков используют в корыстных целях. Взятые под такую «опеку» дети были вынуждены сами зарабатывать себе на жизнь тяжелым трудом, и это называлось не эксплуатацией детского труда, а социальной реабилитацией. При этом, дети начисто забывали про школу, а заработанные ими деньги шли в карман «опекунов».

Участие в медиации для потерпевшей стороны дает возможность преодолеть негативные эмоции, получить ответы на вопросы, предложить возможные варианты возмещения причиненного вреда, избавиться от страха перед правонарушителем, восстановить чувство безопасности.

В случае разрешения незначительных конфликтов через процесс медиации экономятся ресурсы судов и прокуратур, медиация повышает доверие общества к правосудию, усиливает чувство безопасности, уменьшает преступность.

В рамках ювенальной юстиции существуют три парадигмы, которые предполагают разные реакции на совершение правонарушения. Г. Бэйзмор выделяет следующие парадигмы: карательную, реабилитационную и восстановительную. По его мнению, карательный и реабилитационный подходы являются односторонними. В первом случае цель — наказание правонарушителя, у которого отсутствует возможность исправить содеянное, не учитываются потребности жертвы. Во втором случае — воздействие на преступника путем индивидуализации обращения, исключая остальных участников и формирование ответственного поведения у несовершеннолетнего правонарушителя. Восстановительный же подход охватывает все аспекты для успешного разрешения конфликтов между пострадавшим и правонарушителем, который так же находится в конфликте с нормами права. В восстановительном подходе присутствует и реабилитация правонарушителя, однако так же формируются и навыки ответственного поведения. Другими словами реабилитационная парадигма акцентирует внимание на решении проблем правонарушителя, а восстановительная при решении этих проблем фокусируется на создании условий для формирования механизмов ответственного поведения.

Рассмотрим медиацию как одну из технологий восстановительного подхода в рамках ювенальной юстиции. Ювенальные технологии, по нашему мнению, направлены на восстановление процесса нормального взросления ребенка. Таким образом, они могут быть рассмотрены как разновидность социальных технологий, направленных на формирование условий жизни и развития общества, общественных отношений, социальной структуры с целью обеспечения потребностей человека, создания условий для реализации его потенциальных способностей и интересов, с учетом одобряемой обществом системы ценностей и взаимозависимости между общественным прогрессом и экономическим развитием. Центральным пунктом медиации по уголовным делам является вопрос о заглаживании вреда, причиненного преступлением.

Медиация обеспечивает субъективное право сторон на примирение и возможна на всех этапах судопроизводства, независимо от тяжести преступления, а также на этапе исполнения наказания.

Медиация может повлечь юридические последствия для сторон, например прекращение уголовного дела за примирением сторон, что, однако, не означает отсутствие наказания за совершенное деяние.

Юридические последствия медиации в отношении несовершеннолетних правонарушителей могут дополняться (по сравнению с взрослыми) возможностью использования норм, касающихся применения принудительных мер воспитательного воздействия.

По своей сути медиация олицетворяет восстановительное правосудие в виде комплекса мер, призванных минимизировать, насколько это возможно, последствия преступления, помочь потерпевшему восстановить социальную справедливость и побудить правонарушителя к искуплению содеянного.

Следует отметить, что при разрешении спорной ситуации по уголовному делу с помощью медиатора акцент сделан на принципе добровольности сторон, их равноправия, разрешения имущественного и материального спора и возмещение ущерба потерпевшему, восстановление его прав, нарушенных преступлением, обоюдная заинтересованность сторон в медиации, в том числе в быстром разрешении дела, конфиденциальность примирения. И, конечно, невозможно проведение примирительных процедур, если правонарушитель не признает вину в инкриминируемом деянии, оспаривает сумму ущерба.

Важно рассматривать медиацию с точки зрения лучшего обеспечения интересов ребенка (в соответствии с Конвенцией ООН о правах ребенка). Для этого, прежде всего, необходимо, .чтобы медиатор изучил социально-психологические аспекты личности правонарушителя, его социальной ситуации и окружения, представленные в отчетах других служб. Отчет о результатах медиации представляется в суд вместе с отчетом социального работника или педагога-психолога. Допускается, что это может быть единый документ.

Таким образом, медиация, встроенная в правоприменительную практику, в отношении несовершеннолетних, осуществляется во взаимодействии со специалистами социальных и психологических служб.

Помимо снижения нагрузки на суды, позитивным результатом использования технологии медиации в рамках восстановительного правосудия является, безусловно, уменьшение конфликтности в обществе и обеспечения воспитательного воздействия на обвиняемого.

Юридическая компания Аймрайт

Медиация помогает решить самые сложные имущественные споры между супругами, поскольку допускает согласование абсолютно любого варианта разрешения, включающего даже принесение извинений . В нашей компании медиация проводится с участием двух посредников: сертифицированного медиатора-юриста и психолога, что позволяет достичь мирного урегулирования спора в наибольшем количестве случаев.

Подробнее о том, что такое медиация, как и когда она проводится, в чем её преимущества перед судебным разбирательством вы можете узнать в разъяснительной статье Разрешение споров при помощи медиации.

Медиация особенно часто позволяет без суда решить споры о разделе совместного имущества супругов, по двум причинам:

  • в основе разногласий по поводу имущества часто лежат личные претензии, быстрое разрешение которых позволяет устранить имущественный спор.
  • участие юриста позволяет супругам (бывшим супругам) оценить перспективы и сложности потенциального судебного разбирательства.

Наша компания после принятия закона о медиации одна из первых в Санкт-Петербурге начала оказывать услуги по проведению медиации. С тех пор нами накоплен значительный опыт, сделаны выводы, которые позволяют нам реально оказывать помощь и отпускать клиентов с уже заключенным мировым соглашением.

Если вы цените свое время и считаете, что любой спор лучше решить миром, мы поможем вам обойтись без суда и достичь соглашения о разделе имущества. Чтобы сделать первый шаг к примирению, свяжитесь с нами по телефону 8 (812) 920-64-71 или по электронной почте [email protected] , мы ответим на все Вашим вопросы и расскажем с чего начать.

Если же вы считаете, что решить спор мирным путем не удастся, мы поможем вам провести раздел имущества в судебном порядке.

Топ-5 семейных споров: как правильно делить акции и недвижимость

Драйверами судебной практики в области семейных споров являются дела о разделе имущества состоятельных граждан, считает Денис Архипов, партнер АБ «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры»: «Здесь нет простых решений, судьям приходится выходить из «зоны комфорта» и разбираться в хитросплетениях корпоративного права и правилах иностранных юрисдикций».

Звездный развод

Ярким примером такого разбирательства служит развод Владимира и Натальи Потаниных, которые в феврале 2014 года расторгли свой брак в судебном порядке. При этом судья мирового судебного участка № 418 Пресненского района Москвы Светлана Копчак обязала олигарха выплачивать алименты бывшей супруге на содержание ребенка по 8,5 млн руб. в месяц. В апреле того же года Наталья Потанина подала иск в Пресненский районный суд Москвы о разделе совместно нажитого за период брака имущества. Так, экс-супруга бизнесмена требовала разделить акции ГМК «Норильский никель» и активы компании «Интеррос Интернешнл Инвестментс Лимитед».

Однако первая инстанция отказала заявителю, сославшись на то, что Потанину напрямую эти компании не принадлежат, а российское право не признает института бенефициарного владения. Процесс по разделу активов компаний Потанина проходил в закрытом режиме.

Параллельно с перечисленным спором в этом же суде шло разбирательство о разделе объектов недвижимости и иной некоммерческой собственности, которая принадлежала бывшим супругам. В итоге, согласно решению Пресненского райсуда Москвы от 10 июля 2014 года, Потанина получила три земельных участка, два индивидуальных жилых дома, а также компенсацию в размере 50% от стоимости квартиры в Скатерном переулке. Олигарху досталась сама квартира, часовня и пакет акций «Газпрома» (см. «Суд разделил имущество Потаниных: бизнесмену оставили часовню, акции «Газпрома» и жилье близ Арбата»). Эти решения судов бывшая супруга олигарха пыталась обжаловать как в апелляции, так и в кассации, но безрезультатно. ВС тоже признал акты нижестоящих инстанций законными.

На примере этого спора стал явно виден пробел в законодательстве, регулирующем раздел совместно нажитого имущества, которое прямо не принадлежит супругам. В корпоративном праве в настоящее время всем широко известна такая категория лиц, как бенефициарные владельцы. По отношению к ним в гражданском и иных отраслях права применяется различное правовое регулирование. Однако в сфере личных имущественных отношений и в рамках семейных споров суды не хотят замечать такую категорию лиц. Особенно, если она еще и связана с иностранным элементом. Из-за этого в ходе дела по разделу совместно нажитого имущества один из супругов практически остается лишенным тех активов, которые де-факто приобретались в браке.

Как поделить акции

Бывшие супруги Семен и Анна Лорины* решили разделить в суде совместно нажитое имущество, среди которого были и обыкновенные именные бездокументарные акции. Жена в 1997 году купила 3500 ценных бумаг, а в 2012 году подарила 2500 из них сыну. Муж тоже покупал акции с 1992 года, и на момент спора за ним было зарегистрировано 21 673 ценных бумаг. В суде Лорина настаивала, что все указанные акции входят в состав общего имущества, и просила поделить их пополам. Муж в ответ уверял, что они с экс-супругой достигли устного соглашения о разделе акций: каждый получает те, которые за ним зарегистрированы. Поэтому Лорин просил суд исключить их из состава общего имущества.

В период судебного рассмотрения спора в обществе, активами которого владели супруги, было проведено внеочередное общее собрание акционеров. На нем приняли решение: увеличить уставной капитал, разместив дополнительные обыкновенные именные бездокументарные акции. По мнению жены, это привело к более чем двукратному размыванию совместно нажитого пакета ценных бумаг и уменьшило ее долю. Если до принятия собранием этого решения каждый из супругов мог получить в собственность 22,82% уставного капитала, то после его увеличения – лишь 11,11%. Поскольку супруг – мажоритарный акционер общества (45,63%), его голос на собрании имел решающее значение. Кроме того, он одновременно являлся председателем собрания и возглавлял совет директоров общества. В суде жена доказывала, что решение об увеличении уставного капитала общества экономически нецелесообразно и направлено против нее. Она заблаговременно письменно извещала мужа и компанию о своём возражении, а также заявляла суду ходатайства об обеспечении иска. Однако Старооскольский городской суд Белгородской области отклонил ее просьбы и не стал делить акции общества. Первая инстанция посчитала, что открытие раздельных лицевых счетов и первоначальное приобретение каждым из супругов сопоставимого количества акций (3418 и 3500) с зачислением их на соответствующий счёт свидетельствуют о заключённом между ними соглашении. По мнению суда, супруги договорились, что в собственность каждого из них передаётся то количество ценных бумаг, которое зарегистрировано на его лицевом счёте в системе ведения реестра акционеров. Апелляция согласилась с выводами нижестоящего суда.

Спор в итоге дошел до Верховного суда (дело № 57-КГ17-17). ВС, изучив материалы дела, обнаружил, что в них нет доказательств, подтверждающих достигнутое соглашение о разделе совместно нажитого имущества между истцом и ответчиком. Судьи ВС решили, что сам по себе факт открытия лицевых счетов на имя каждого из супругов и приобретение каждым из них акций одного общества еще не подтверждают факт договоренностей между супругами.

До этого дела практика не отличалась единообразием относительно действий супругов, направленных на раздел имущества, и признания раздела таковым. В этом же споре ВС указал, что любые активы, приобретенные в браке, являются общей собственностью.

Алина Зеленская, адвокат национальной ЮК «Митра»

Разделить имущество с банкротом

Андрей Ратнов* задолжал АО «Россельхозбанк» деньги, в связи с чем суд признал его банкротом и ввел процедуру реализации активов несостоятельного физлица. После этого Нина Ратнова*, его супруга, решила разделить совместно нажитое имущество, но в добровольном порядке это сделать не удалось. И жена подала соответствующий иск в суд. Общих несовершеннолетних детей, как и общих долгов, у семейной пары не было. Михайловский районный суд Рязанской области производство по ее заявлению прекратил, а апелляция оставила такое решение без изменений. Две инстанции указали, что закон не допускает рассмотрения судом общей юрисдикции дела о разделе имущества между супругами после признания гражданина банкротом. При этом второй супруг может получить свою долю из общей собственности только в виде денег, вырученных от реализации совместно нажитого имущества, добавили суды. Они исходили из того, что разрешение требований Ратновой возможно лишь через её участие в деле о банкротстве в качестве кредитора.

Тогда жена обратилась с аналогичными требованиями в Арбитражный суд Рязанской области. Но АС ее заявление вернул, указав на отсутствие права участвовать в деле о банкротстве супруга. Заявителю предложили разрешить возникший спор именно в СОЮ. 20-й ААС с этим согласился и пояснил: в ходе процедуры банкротства супруг должника вправе в общем порядке обратиться в суд общей юрисдикции с иском о разделе общего имущества супругов либо потребовать признания права общей собственности на эти активы (№ А54-1301/2016).

После таких выводов Ратнова обжаловала акты СОЮ в Верховный суд. ВС указал, что подведомственность дел между судами общей юрисдикции и арбитражными судами определяется с учётом характера спорных правоотношений и их субъектного состава. Учитывая, что специальными нормами закона о банкротстве прямо не предусмотрено рассмотрение в АС споров, связанных с разделом общего имущества супругов, следует руководствоваться нормами гражданского процессуального права. Согласно п. 1 ч. 1 ст. 22 ГПК, к компетенции СОЮ относятся в том числе исковые дела по разбирательствам, возникающим из семейных правоотношений, как у Ратновых. ВС отметил: возбуждение процедуры банкротства гражданина не означает, что все споры, связанные с формированием конкурсной массы, подлежат рассмотрению в арбитражных судах. Ведь в спорной ситуации иск заявлен не в рамках кредиторских требований по вопросам, которые касаются реализации общего имущества, а основан на положениях гражданского и семейного законодательств, заметил ВС. При таких обстоятельствах нижестоящие суды не имели законных оснований для прекращения производства по делу в связи с его неподведомственностью, подчеркнула судебная коллегия по гражданским делам ВС (дело № 6-КГ 8-1).

В этом разбирательстве основная тема – процессуального характера, но очень важная для судебной практики. СОЮ в подобных случаях нередко прекращает производство по делу о разделе имущества супругов, полагая, что такой конфликт подлежит рассмотрению в банкротном споре в арбитражном суде (АС). Но ВС пояснил: возбуждение процедуры несостоятельности гражданина не означает, что все споры, связанные с формированием конкурсной массы, должны разбираться в АС. Участие супруга-должника в деле о несостоятельности возможно в случае, установленном в банкротном законодательстве.

Галина Павлова, управляющий партнер АБ «Павлова и партнеры»

Удачно поделить недвижимость

Супругам Анне и Борису Солюскиным* на праве общей долевой собственности принадлежали две дачи и участок площадью 8002 кв. м. Жена имела право на 24/100, а муж – на 76/100 долей. Соглашение о том, как пользоваться помещениями, у них отсутствовало. Когда супруги стали расходиться, то в добровольном порядке поделить активы не смогли. Тогда Анна Солюскина подала иск о разделе имущества. В рамках этого дела суд назначил экспертизу, чтобы установить наиболее оптимальную схему, как поделить недвижимость. Специалист предложил сразу несколько вариантов, но суд выбрал тот, по которому муж получил в собственность все жилые строения и участок площадью 5541 кв. м. Заявителю же достался сарай и земли на 2461 кв. м.

Первая инстанция решила, что эта схема отвечает интересам сторон и удобна в пользовании имуществом, так как не предусматривает переоборудования недвижимости и учитывает все необходимые компенсации. Такую позицию поддержала и представитель Бориса Солюскина. Сам ответчик на заседании отсутствовал, а уже после вынесения решения сказал, что такой вариант ему не понравился, ведь он не просил получать обе дачи за счёт уменьшения доли участка. И муж добился пересмотра решения в апелляции, которая согласилась, что правильным будет другой вариант раздела: по нему каждый из собственников получает часть строения или участка, пропорциональную его доле. Но в этом случае уже требовались серьёзные финансовые вложения и переустройство жилых домов – возведение разделительных перегородок, подводка газа, проведение систем отопления, электропроводки и прочего. При этом истица получала участок площадью 1920 кв. м, а ее супруг – 6082 кв. м. «с конфигурацией, обеспечивающей для каждой из сторон возможность прохода к выделенным частям обоих домов».

Такой раздел имущества не устроил уже заявителя. Она оспорила акт апелляции в Верховный суд. ВС указал, что в спорной ситуации совсем не обязательно предоставлять и истцу, и ответчику соответствующую долю в каждом из объектов. Ведь цель раздела – прекратить режим общей собственности и дать возможность максимально беспрепятственно распоряжаться имуществом, подчеркнули в ВС. Судебная коллегия по гражданским делам ВС обратила внимание: когда доля собственника незначительна и ее нельзя реально выделить, то суд может и при отсутствии согласия этого владельца обязать остальных участников долевой собственности выплатить тому компенсацию (дело № 4-КГ17-66). При этом судам следует учитывать сразу несколько факторов: требует ли выбранный вариант раздела имущества дополнительных затрат, строительных работ, формирования участков сложной конфигурации и установления сервитута на часть помещений в жилых домах, подчеркнул ВС. Кроме того, в спорной ситуации нижестоящие инстанции не учли то, что между сторонами сложились конфликтные отношения, а из-за этого пользоваться одним и тем же домом будет сложно, резюмировала «тройка» судей ВС под председательством Сергея Асташова.

ВС обратил внимание, когда суд может и при отсутствии согласия собственника обязать остальных участников долевой собственности выплатить тому компенсацию: доля собственника должна быть незначительна, ее нельзя реально выделить, а сам собственник не имеет существенного интереса в использовании общего имущества (п. 4 ст. 252 ГК). В большинстве случаев нижестоящие суды избегают применения этой нормы и следуют по такому же пути, как и в настоящем деле: определяют долю на основании экспертного заключения.

Галина Павлова, управляющий партнер АБ «Павлова и партнеры»

Правильный расчет исковой давности

Сергей Постов* и Анна Ушина* за 12 лет совместной жизни успели построить коттедж. После их развода в доме остался жить муж Ушиной. Та против этого не возражала, хотя от своего права собственности на недвижимость не отказывалась. Через год после этого Постов женился на Ольге Силиной*, которая родила ему двоих детей. Шесть лет спустя новоиспеченный отец умер, а наследники начали решать судьбу имущества. Дом должен был достаться жене, матери и двум сыновьям Постова. Но бывшая супруга решила отстоять свои права на коттедж, который изначально делить не стали. Она попросила суд признать ее право собственности на половину дома. Новая семья Постова в ответ настаивала, что срок исковой давности уже пропущен: через семь лет после развода поздно говорить о разделе имущества.

Суды разошлись в оценке этой ситуации: первая инстанция иск удовлетворила, а апелляция согласилась с доводами ответчика. Краснодарский краевой суд пояснил, что на раздел общего имущества супругов отводится три года и это время надо исчислять с момента официального расторжения брака (п. 7 ст. 38 СК). Значит, в спорной ситуации срок исковой давности пропущен, постановила апелляционная инстанция.

Тогда Ушина обратилась в Верховный суд (дело № 18-КГ17-217). ВС указал, что срок исковой давности по подобным спорам считается не со времени прекращения брака, а с того дня, когда лицо узнало о нарушении своих прав (п. 19 постановления Пленума ВС № 15 «О применении судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака»). Дом истца построили в период брака, но при разводе спор о судьбе коттеджа отсутствовал, подчеркнули судьи ВС. При этом от прав собственности Ушина не отказывалась, следовательно, срок исковой давности по делу не истёк, постановил ВС.

Важно, что ВС напомнил нижестоящим судам: срок давности для требований о разделе имущества начинает исчисляться не с даты расторжения брака, а с момента, когда супруг-истец узнал о нарушении своего права совместной собственности. Например, когда ему стало известно о продаже совместно нажитой вещи третьему лицу. На практике суды часто допускают подобные ошибки.

Совет от эксперта

Как правило, участники семейного конфликта отлично понимают, что перевод разбирательства в судебную плоскость – это долго, дорого и плохо предсказуемо, подчеркивает Денис Архипов, партнер АБ «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры». По его словам, суд – это также способ продемонстрировать силу и сдвинуть проблему с мертвой точки. Поэтому зачастую суд и переговоры идут параллельно, стороны выискивают слабину в позициях друг друга и выторговывают более выгодные условия, объясняет он: «Важную, если не решающую, роль в этом играют юридические команды, работающие на супругов». Для доверителя наиболее благоприятный сценарий – когда над проектом в режиме «одного окна» работает кросс-дисциплинарный состав, включающий не только литигаторов, но также специалистов в сфере корпоративного права, M&A, недвижимости и налогов, резюмирует юрист.

* – имена и фамилии участников процесса изменены редакцией.

В питерское Заксобрание обратилась гражданка Юлия Шик с просьбой оказать содействие в возвращении к ней двух ее несовершеннолетних детей. В прошлом году ее муж Андрей Зайцев увез детей за границу, что стало началом их продолжительной разлуки с матерью, длящейся до сих пор.

Заявление женщины о расторжении брака и об определении места жительства детей рассматривает Ленинский районный суд Санкт-Петербурга. При этом отец детей подал встречный иск. Суд вынес определение, согласно которому до вынесения решения дети должны проживать с отцом, а видеться с матерью могут лишь два часа в неделю в присутствии психолога.

Два ходатайства матери о привлечении к процессу Уполномоченного по правам ребенка были отклонены. Питерские депутаты считают, что в этом случае «налицо явное нарушение родительских прав и российского законодательства». «К сожалению, этот случай – далеко не единичный», – отмечает председатель Заксобрания Вячеслав Макаров.

Макаров пообещал, что Заксобрание будет держать дело Шик и Зайцева на особом контроле. Он направил обращения в питерское УМВД и прокуратуру, а также в комитет по образованию с просьбой защитить права матери и детей и разобраться с совершенными в отношении них правонарушениями.

Уголовное преследование предпринимателей в России растет. Общественный омбудсмен по защите предпринимателей от уголовного преследования Андрей Назаров добавляет, что за прошлый год на 65% увеличилось и количество жалоб, которые поступают в их центр «Бизнес против коррупции». Статистика Судебного департамента Верховного суда подтверждает, что число лиц, которых привлекают к ответственности за налоговые преступления, возросло более чем на 30% за последние три года.

Однако проблемы у предпринимателей возникают не только из-за внешних факторов, но и из-за внутренних. В прошлом году эксперты установили, что иностранные инвесторы выводят из России свои деньги в том числе из-за обострения корпоративного конфликта между «Роснефтью» и АФК «Система». Разногласия двух этих компаний широко освещались в прессе и к концу году успешно разрешились (см. «Роснефть» против «Системы»: все, что надо знать о судебном процессе»). А в этом году вновь начал разгораться корпоративный конфликт вокруг «Норильского никеля» (см. «Дерипаска и Потанин в суде поспорят за долю Абрамовича в «Норникеле»). Структуры Владимира Потанина и Романа Абрамовича попросили Высокий суд Лондона обязать компанию Олега Дерипаски предоставить залог в $500 млн, чтобы компенсировать им возможные убытки от срыва сделки по покупке доли в горно-металлургическом комбинате «Норильский никель». Однако далеко не все корпоративные противостояния получают пристальное внимание от СМИ и завершаются миром. Юристы рассказали, как правильно предпринимателям вести себя в подобных спорах независимо от величины бизнеса и публичности ситуации.

Порой до истинных причин конфликта докопаться бывает довольно трудно. Жанна Томашевская, управляющий партнер Tomashevskaya & Partners, замечает, что в пылу борьбы акционеры, комментируя происходящее, обвиняют друг друга «во всех смертных грехах, даже если они имеют крайне отдаленное отношение к существу спора».

Вместе с тем Валерий Еременко, партнер, соруководитель судебно-арбитражной практики АБ «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры», утверждает, что чаще всего корпоративные конфликты выступают следствием общеэкономической ситуации в стране. Он объясняет это тем, что такой кризис провоцирует массовое неисполнение тех или иных обязательств (акционерных, кредитных и других), которые приводят к длительным и затяжным разногласиям.

Если же говорить о внутренних корпоративных конфликтах (когда спорная ситуация возникает между владельцами совместного предприятия), то их первоочередной причиной является разный взгляд партнеров на ведение предпринимательского дела, говорит Роман Серб-Сербин, партнер Danilov&Konradi. Руководитель группы по слияниям и поглощениям «Пепеляев Групп» Сергей Шорин объясняет, что кому-то бывает достаточно получать стабильные дивиденды, а другие во главу угла ставят развитие и экспансию бизнеса. Юлия Карпова, партнер, руководитель практики «Разрешение споров» ЮФ «Инфралекс», подтверждает, что противоположные точки зрения на стратегию развития компании, порядок ее управления и распределения прибыли обычно и порождают разногласия. Но по мнению Александра Ермоленко, партнёра «ФБК Право» острый спор будет иметь место, когда стороны так или иначе считают себя равными друг другу по влиянию и возможностям: «Если акционеры понимают, что вес и фактическое влияние у них разное, конфликт не имеет шансов разгореться».

Причиной разногласий могут быть и растущие аппетиты одного из партнеров по бизнесу. В частности, один из совладельцев фирмы захочет получить всю компанию целиком и для этого обладает достаточным ресурсом влияния, приводит пример партнер КА «Ковалев, Тугуши и партнеры» Сергей Патракеев.

Но возможны случаи, когда проблема приходит извне. По словам Серб-Сербина, это происходит, когда лакомый актив «плохо лежит» (неудачно управляется, плохо защищен от банальных юридических рисков и т. д.). Тогда существует потенциал для гринмейла, рейдерского захвата или более-менее легального отъёма предприятия, уверяет эксперт.

Кроме того, в последнее время также участились конфликты, возникающие при наследовании бизнеса, рассказывает партнер КА «Барщевский и партнеры» Павел Хлюстов: «Это касается как спора между самими наследниками, которые не нашли компромисс в вопросе управления бизнесом, так и разногласий наследников со «старыми» собственниками, считающих наследников чужаками».

Когда получится все решить внесудебным путем

Любой корпоративный конфликт наносит вред деятельности компании и прилично выматывает самих участников разногласий. Поэтому такие противостояния надо стремиться разрешать в досудебном порядке, поясняет Алексей Костоваров, советник АБ «Линия права»: «Иначе будет слишком высока цена корпоративной войны».

Разойтись миром получится, если партнеры готовы слышать и слушать друг друга, когда у них хватает разума не совершать резких, опрометчивых и незаконных действий, уверяет Валерий Зинченко, управляющий партнер КА Pen&Paper. По его словам, в некоторых случаях это бывает возможно благодаря адвокатам, консультантам и медиаторам, которые показывают сторонам спора, насколько дорогим и долгим может оказаться конфликт. Но к сожалению, из-за российской ментальности ведения бизнеса разногласия достаточно часто и быстро переходят в разряд личного противостояния, констатирует эксперт: «После этого голос разума включается порой очень нескоро».

Ермоленко и вовсе утверждает, что урегулирование таких споров без суда несвойственно российской корпоративной культуре. Считается, если сторона готова на мировую, значит, чувствует свою уязвимость, и ее нужно дожимать, говорит эксперт. Серб-Сербин подтверждает пагубную роль нашей ментальности в этом процессе: «У нас в стране полагают, что делать уступки – значит, проявлять слабость».

Во внесудебном порядке у оппонентов получится договориться и в том случае, если не хочется «выносить сор из избы и придавать конфликту публичный характер», утверждает Серб-Сербин. Ведь судебная «корпоративная война» может не только навредить совместному бизнесу, но и создать личный дискомфорт ключевым персонам конфликта. В том числе и за счет черного пиара, обращает внимание юрист.

По словам Ермоленко, почти любой конфликт разрешается выходом одного из акционеров из бизнеса с уплатой справедливой стоимости. Но для этого всегда нужна готовность сторон поверить, что эта цена справедливая, подчеркивает юрист. Одним словом, говорить о мирном урегулировании можно, когда конфликт еще не приобрел серьезного масштаба или когда стороны устали воевать и осознали бессмысленность дальнейшей вражды, поясняет Хлюстов.

К чему готовиться, если дело дошло до суда

Корпоративное законодательство и правоприменительная практика в России еще не до конца оформились таким образом, чтобы добросовестный участник конфликта мог быть заранее уверен в положительном исходе дела, предупреждает Егор Батанов, партнёр Saveliev, Batanov & Partners. Кроме того, обсуждаемый конфликт, как правило, сопровождается не единичными спорами, а целой плеядой различных процессов, которые могут проходить в разных судах и даже юрисдикциях.

Томашевская советует при судебном разрешении таких споров не полагаться исключительно на инхаус-юристов: «Особенно если на уровне менеджмента компании присутствуют различные группы влияния». А Хлюстов рекомендует запастись не только хорошими внешними консультантами, но и терпением с деньгами. Помимо перечисленного, надо быть готовым к тому, что в ходе судебного спора появятся многочисленные уголовные дела, инициированные обеими сторонами конфликта, констатирует эксперт.

Как спасти компанию, в которой корпоративный конфликт

Нередко самым чувствительным итогом корпоративного конфликта является гибель компании, вокруг которой и разворачивалась яростная борьба. Руководитель проектов, адвокат АБ «S&K Вертикаль» Алена Бачинская обращает внимание, что подобные конфликты в зависимости от их вида по-разному влияют на деятельность компании.

По ее словам, разногласия между мажоритарными и миноритарными акционерами, как правило, не столь губительны для бизнеса, как конфликты между основными собственниками: «Не говоря уже о недружественных поглощениях и деятельности рейдеров». Среди самых негативных последствий от таких ситуаций эксперт выделяет: снижение или полная блокировка хозяйственной деятельности фирмы, проблемы с управлением и распоряжением активами, снижение общей стоимости бизнеса и, безусловно, репутационные риски.

Чтобы этого не произошло, партнер Lidings Александр Попелюк рекомендует сторонам разногласий предпринять определенные усилия в публичном поле: «Объяснить возникшую ситуацию инвесторам и контрагентам». Если спор касается принадлежности долей, акций и других ценных активов, то стоит озаботиться обеспечительными мерами, которые не позволят продать имущество предприятия до завершения разбирательства, объясняет эксперт.

Томашевская настаивает, что и менеджменту фирмы не стоит дистанцироваться от конфликта, а надо по возможности поддерживать диалог с акционерами, выполняя функцию медиатора. В спорной ситуации весомую сохранительную функцию сыграет и определенная система «сдержек и противовесов», если она имеется в компании. Речь идет о наличии у предприятия таких органов управления, которые смогут руководить компанией в интересах всех собственников, объясняет Карпова. Другой вариант – передать функции по управлению бизнесом независимым директорам или профильной управляющей компании, добавляет эксперт.

Есть и другой оптимальный способ, чтобы спасти компанию в такой ситуации: продать бизнес третьей стороне. По мнению Ермоленко, новый собственник будет иметь более трезвый взгляд на происходящее, что позволит фирме сохраниться и остаться успешной.

Всем собственникам компаний, хоть крупных, хоть небольших, наверняка хочется предотвратить даже малейшую возможность для возникновения корпоративного конфликта. Любая профилактика своевременна на стадии, когда совладельцы только начинают вместе строить бизнес, сразу подчеркивает Патракеев. Правда, на этой стадии, как правило, все дружат, друг другу доверяют и не хотят думать о плохом, рассказывает юрист: «От предупреждений юристов предприниматели нередко отмахиваются со словами «уж с нами-то ничего такого точно не произойдёт». Тем не менее никакой более эффективной профилактики, чем «договориться на берегу», люди пока не придумали, утверждает эксперт. Если партнеры по бизнесу действительно думают о совместном будущем, то им стоит заключить подробное корпоративное соглашение, советует Хлюстов: «Этакий «брачный договор» для компаньонов». В таком документе фиксируются все договоренности между партнерами, а также механизмы разрешения споров, возникающих между сторонами, поясняет Максим Степанчук, партнерКА «Делькредере».

Батанов подтверждает, что для непубличных компаний действительно работает правило: «Чем меньше между партнерами устных договоренностей, тем больше вероятность, что корпоративный конфликт не выльется в полноценные судебные споры». Правда, как показывает опыт и практика, акционерные соглашения, пусть и подписанные по английскому праву, не могут предотвратить конфликт в России, констатирует Зинченко. Зато может помочь грамотно выстроенная юридическая структура бизнеса, считает Серб-Сербин. В частности, он не рекомендует «вешать» все ключевые активы на одно юрлицо.

Но самой оптимальной профилактической мерой в России до сих пор остаётся установление максимального мажоритарного контроля над бизнесом, уверен Ермоленко: «На сегодня это по-прежнему работает лучше всего. Компании с децентрализованным владением менее устойчивы к таким воздействиям».

Одним словом, необходимо с самого начала выстраивать бизнес правильно, констатирует Тимур Хутов из BMS Law Firm. Он тоже советует не оставлять какие-то договоренности на «понятийном» уровне, а всегда все фиксировать надлежащим образом. Ведь, как говорил Джон Рокфеллер: «Дружба, основанная на бизнесе, лучше, чем бизнес, основанный на дружбе».

Из перечисленных экспертных советов тяжело составить единый рецепт для успешного разрешения любого корпоративного конфликта. Ведь все разногласия индивидуальны: какие-то получится разрешить мирно и за несколько месяцев, в других случаях придется пройти через затяжной судебный процесс или даже испытать уголовное преследование. Еще в 2011 году эксперты РЭШ в своем исследовании «Корпоративные конфликты в России» писали, что большинство подобных конфликтов возникает из-за серьезных злоупотреблений крупных акционеров и менеджеров. Однако специалисты подчеркнули, что такие ситуации – это неотъемлемая часть рыночной экономики.

Согласно законопроекту, внесенному в январе сенатором Антоном Беляковым, мужчина и женщина, прожившие вместе более пяти лет, будут признаваться мужем и женой, даже если их брак официально не зарегистрирован. Их отношения по закону будут называться «фактическими брачными» – именно такое понятие предлагается закрепить в Семейном кодексе. Поправки устанавливают, что имущество, нажитое лицами, состоящими в фактических брачных отношениях, в период их совместного проживания является их совместной собственностью.

Однако законопроект не нашел поддержки в думском комитете. Его глава, Павел Крашенинников, заявил, что приравнивание фактически брачных отношений к зарегистрированному браку повлечет существенное ограничение прав граждан.

Кроме того, предложенные в законопроекте признаки фактических брачных отношений размыты, отмечают в комитете: неясно, кто и с какого момента установит факт наличия фактически брачных отношений – суд, нотариус или другие органы. «А этот момент очень важен, поскольку именно с него, в соответствии с законопроектом, имущество «сожителей» будет являться совместной собственностью», – говорится в сообщении комитета.

Крашенинников отметил, что действующее законодательство содержит в себе достаточное регулирование зарегистрированного брака и его правовых последствий с учетом различных жизненных ситуаций и обстоятельств.

Как сообщили «Право.ru» в пресс-службе, Верховный суд отказался передать на рассмотрение две кассационные жалобы Натальи Потаниной для дальнейшего рассмотрения их в судебных заседаниях. Экс-супруга олигарха пыталась оспорить решения нижестоящих судов и получить часть активов бывшего мужа.

В феврале 2014 года судья мирового судебного участка № 418 Пресненского района Москвы Светлана Копчак вынесла решение, которым расторгла брак между Владимиром и Натальей Потаниными и обязала его выплачивать алименты бывшей супруге на содержание ребенка по 8,5 млн руб. в месяц. Супруги развелись после 30 лет проживания в браке. В этом судебном процессе вопрос о разделе совместно нажитого за период брака имущества не обсуждался (подробнее в материале – «Суд обязал Владимира Потанина выплачивать бывшей жене на содержание ребенка по 8,5 млн руб. в месяц»).

В апреле того же года Наталья Потанина подала иск в Пресненский районный суд Москвы о разделе совместно нажитого за период брака имущества. Так, бывшая супруга олигарха требовала разделить акции ГМК «Норильский никель» и активы компании «Интеррос Интернешнл Инвестментс Лимитед». Однако суд первой инстанции истцу отказал по причине того, что российское право не признает института бенефициарного владения, а Потанин напрямую активами этих компаний не владеет. Иными словами она не смогла доказать, что именно Потанину юридически принадлежат активы его компаний. Поэтому суд и отказался признать их совместным имуществом супругов. Процесс по разделу активов компаний Потанина проходил в закрытом режиме.

Параллельно с делом о разделе активов компаний Владимира Потанина в этом же суде слушалось дело о разделе объектов недвижимости и иной некоммерческой собственности, которая принадлежала бывшим супругам. По решению Пресненского суда Москвы от 10 июля 2014 года, Потанина получила три земельных участка, два индивидуальных жилых дома, а также компенсацию в размере 50% от стоимости квартиры в Скатерном переулке. Олигарху досталась сама квартира, часовня и пакет акций «Газпрома» (подробнее в материале – «Суд разделил имущество Потаниных: бизнесмену оставили часовню, акции «Газпрома» и жилье близ Арбата»).

Эти решения судов и пыталась обжаловать бывшая супруга олигарха – как в апелляции, так и в кассации, но они отменены или изменены не были (см. «Наталья Потанина обжаловала отказ суда отдать ей половину доли экс-супруга в «Норильском никеле»).

В итоге в 2016 году оба дела попали на рассмотрение в Верховный суд, судьи которого отказали бывшей жене олигарха в пересмотре решений по разделу имущества. Об этом говорится в информации, которая размещена на сайте Верховного суда.

Надежда Кошелева* была замужем за Евгением Мастерковым* 12 лет. За это время они успели построить дом. При разводе делить имущество не стали, в доме остался жить муж Кошелевой – она против этого не возражала, хотя от своего права собственности на дом не отказывалась. Спустя год после развода он сочетался браком с новой женой, которая родила ему двоих детей. Шесть лет спустя Мастерков умер, а наследники начали делить имущество, в том числе и дом. Он должен был достаться жене, матери и двум сыновьям Мастеркова, но бывшая супруга решила отстоять свои права на имущество, которое изначально делить не стали. Она решила добиться, чтобы суд признал ее право собственности на половину дома. Ответчики же, новая семья Мастеркова, настаивали, что срок исковой давности уже пропущен, и спустя 7 лет после развода поздно говорить о разделе имущества.

Кущевский районный суд Краснодарского края иск удовлетворил, а апелляция, напротив, согласилась с ответчиком. На раздел общего имущества супругов отводится три года (п. 7 ст. 38 СК), и это время надо исчислять с момента официального расторжения брака, указал краевой суд, а значит, срок исковой давности пропущен.

Кошелева обратилась в Верховный суд, который встал на ее сторону. Коллегия по гражданским спорам напомнила п. 19 постановления Пленума ВС № 15 «О применении судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака». Согласно постановлению, срок исковой давности по подобным спорам составляет три года, однако не со времени прекращения брака, а со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о том, что его права нарушены (п. 1 ст. 200 ГК).

Дом Кошелевой был построен в период брака, был совместной собственностью, спора же относительно дома не было. Значит, не было и нарушения прав со стороны ответчика, отметил ВС. При этом от прав собственности Кошелева не отказывалась. Следовательно, срок исковой давности по делу не истёк, а выводы апелляции о его пропуске неверны. ВС отправил дело на новое рассмотрение в Краснодарский краевой суд.

Раньше суды часто считали, что трехлетний срок исковой давности необходимо исчислять с даты расторжения брака, говорит Кира Корума, партнер «Яковлев и партнеры». Очевидно, что и сегодня суды порой продолжают делать ту же ошибку, как в деле Кошелевой. Это, с одной стороны, защищает права обоих разведенных. Но, с другой стороны, порождает правовую неопределенность для них самих, для их новых супругов, для кредиторов, для приобретателей такого имущества и т. д., разъясняет Корума.

«Тот, кто владеет имуществом, может пользоваться им, совершать сделки, не ставя другого бывшего супруга в известность. А последний может долго ни о чем не беспокоиться, а спустя десяток лет предъявить претензии». По словам Корумы, в таких ситуациях важно установить, когда бывшему супругу стало известно о нарушении его права. Но Верховный суд не дал разъяснений и примеров, какие конкретные обстоятельства при этом надо учитывать, с сожалением говорит Корума.

* имена и фамилии участников процесса изменены редакцией

Андрей Портиков* задолжал АО «Россельхозбанк» деньги, в связи с чем суд признал его банкротом и ввел процедуру реализации имущества. После этого его супруга Нина* решила разделить совместно нажитое имущество. Она обратилась к мужу, но получила отказ. Тогда Нина подала в суд иск, в котором просила разделить совместно нажитое имущество и признать право собственности на ее долю. Общих несовершеннолетних детей, как и общих долгов, у них нет. Михайловский районный суд Рязанской области производство по ее заявлению прекратил, Рязанский областной суд с ним согласился. Они указали: закон не допускает рассмотрения судом общей юрисдикции дела о разделе имущества между супругами после признания гражданина банкротом; при этом второй супруг может получить свою долю из общей собственности только в виде денег, вырученных от реализации совместно нажитого имущества. Суды исходили из того, что разрешение заявленных Ниной требований возможно лишь путём её участия в деле о банкротстве в качестве кредитора.

Тогда Нина обратилась с аналогичными требованиями в Арбитражный суд Рязанской области. Но там ее заявление вернули, указав на отсутствие права участвовать в деле о банкротстве супруга. Заявительнице предложили пойти за разделом совместно нажитого имущества в суд общей юрисдикции. 20-й ААС с этим согласился и пояснил: в ходе процедуры банкротства супруг должника вправе в общем порядке обратиться в суд общей юрисдикции с иском о разделе общего имущества супругов и выделении имущества, причитающегося на долю этого супруга, либо потребовать признания права общей собственности на указанное имущество. Если иск супруга о разделе общего имущества рассматривается после продажи имущества в ходе конкурсного производства, вырученные от продажи имущества средства учитываются при определении долей супругов (№ А54-1301/2016).

После таких противоречивых ответов Нина решила обжаловать акты судов общей юрисдикции в Верховном суде. Тот указал: подведомственность дел между судами общей юрисдикции и арбитражными судами определяется с учётом характера спорных правоотношений и их субъектного состава. Учитывая, что специальными нормами закона о банкротстве прямо не предусмотрено рассмотрение арбитражными судами споров, связанных с разделом общего имущества супругов, следует руководствоваться нормами гражданского процессуального права. Согласно п. 1 ч. 1 ст. 22 ГПК, к компетенции судов общей юрисдикции относятся в том числе исковые дела по спорам, возникающим из семейных правоотношений, как у Портиковых. ВС решил: возбуждение процедуры банкротства гражданина не означает, что все споры, связанные с формированием конкурсной массы, подлежат рассмотрению арбитражными судами. Иск Нины заявлен не в рамках требований в качестве кредитора по вопросам, связанным с реализацией общего имущества, а основан на положениях гражданского и семейного законодательства. При таких обстоятельствах, считает ВС, нижестоящие суды не имели законных оснований для прекращения производства по делу в связи с его неподведомственностью. Поэтому ВС отменил ранее вынесенные акты и направил дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции (№ б-КП 8-1).

Мнения экспертов относительно этого решения разошлись. «ВС вполне обоснованно отменил судебные акты нижестоящих инстанций и разъяснил, что раздел имущества с участием стороны-банкрота производится на общих основаниях. Раздел совместного имущества – это защита прав и интересов супруга, а банкротные процедуры – защита прав и интересов кредиторов супруга-должника», – отметил руководитель проектов АБ «S&K Вертикаль» Игорь Запольский. «Подход ВС согласуется с разъяснениями Пленума ВАС № 51, сделанными еще в 2011 году в отношении раздела нажитого в браке имущества индивидуальных предпринимателей, находящихся в банкротстве. Я надеюсь, определение ВС выправит практику судов общей юрисдикции, которые до сих пор зачастую отказываются рассматривать иски о разделе нажитого в браке имущества граждан, в отношении которых ведется дело о банкротстве», – сообщила юрист «ФБК Право» Анастасия Суворова.

Другие эксперты считают иначе. «Без сомнения, стремление защитить заявительницу, которой до этого все суды отказали в праве на защиту, делает ВС честь. Вместе с тем наделение суда общей юрисдикции компетенцией раздела имущества супругов параллельно с производством дела о банкротстве в отношении одного из супругов нарушает основное начало конкурсного процесса – принцип универсальности. Согласно этому принципу, дело о банкротстве имеет универсальный характер и поглощает все иные споры в отношении имущества, которое входит в конкурсную массу. Позволив супругам заниматься разделом общего имущества в суде общей юрисдикции, ВС заложил бомбу замедленного действия под институт банкротства физических лиц в России. При таком подходе нельзя исключать вынесение судами различных судебных актов: суд общей юрисдикции теперь может заниматься разделом имущества супругов, игнорируя интересы кредиторов конкурсной массы, а арбитражный суд не лишен возможности разрешить спор об имуществе банкрота без учета интереса супруга. Разрушив принцип универсальности через допущение параллельных судебных разбирательств, ВС предоставил должнику лазейку для вывода имущества из конкурсной массы через возбуждение спора о разделе супружеской собственности», – отметил партнер юрфирмы MGP Lawyers Денис Быканов. «ВС указал, что возбуждение процедуры банкротства в отношении гражданина не означает рассмотрение любых споров, связанных с формированием конкурсной массы, арбитражными судами. Этот вывод входит в определенное противоречие с ранее сложившейся судебной практикой арбитражных судов, в том числе с тенденцией самого ВС (№ 305-ЭС17-12763)», – заявила управляющий партнер «Тиллинг Петерс» Оксана Петерс. Она также отметила: «Отказывая в рассмотрении дела по существу, суды общей юрисдикции не учли сложившуюся практику российских судов и ЕСПЧ о том, что отказ обеих ветвей судебной власти лишает лицо права на судебную защиту (№ А40-59243/12-6-553, от 29.05.2012 № 17607/11 по делу № А40-82386/10-23-697, № А19-11023/07-27). В аналогичных случаях арбитражные суды, как правило, устраняют ошибку суда первой инстанции уже на стадии апелляционного обжалования (№ А40-66085/2015)».

Еще по теме:

  • Льготы по налогам ветеранам труда в башкирии В Башкирии предоставляют льготы по налогу на имущество В этом году жители Башкирии могут воспользоваться льготой по налогу на имущество. Для этого необходимо представить соответствующее уведомление в налоговые органы до 1 ноября, сообщает Федеральная налоговая служба России. Если ранее […]
  • Материнский капитал римского-корсакова Централизованная клиентская служба ПФР государственной поддержки семей, имеющих детей Тел. 8 (499) 904-11-18 Режим работы: понедельник-четверг 9.00-18.00, пятница 9.00-16.45, обед 13:00-13:45 Зона обслуживания: Статьи по теме: Повышение пенсионного возраста в России неизбежно. Похоже, […]
  • Общедомовая собственность подвал Может ли собственник захватить общедомовой подвал без согласования с другими собственниками и приватизировать его? В таунхаусе на 8 квартира есть подвал. Оформлен как 8 квартир. Свидетельство на каждую квартиру у каждого собственника отдельное на свои конкретные 150 квм, а на участок […]
  • Как доехать до арбитражного суда г Москвы Арбитражный суд г. Москвы Адрес: 115225 Москва, ул. Большая Тульская, д. 17 Тел.: (495) 600-96-96 Телефон доверия: +7 (495) 600-96-98 Режим работы: понедельник-четверг: с 9:00 до 18:00 пятница: с 9:00 до 16:45 Приём исковых заявлений: Понедельник-четверг(за исключением страховых […]
  • Ставки земельного налога краснодарского края Земельный налог в Краснодаре В Краснодаре ставки и льготы по земельному налогу установлены Решением городской Думы г. Краснодара от 24.11.2005 № 3 п. 2 «Об установлении земельного налога на территории МО г. Краснодар» (в редакции от 21.11.2013 года). Для определения ставки необходимо […]
  • Образец заявления р14001 при выходе участника Как правильно заполнить форму р14001 при выходе участника и образец заполнения при смене учредителя? Все изменения данных о юридических и физических лицах, находящихся в обществе одной организации, необходимо регистрировать с помощью специальной документации. Эти сведения хранятся в […]
  • Первое правило королевы татьяна устинова Книга Первое правило королевы читать онлайн Татьяна Устинова. Первое правило королевы Посвящается Людмиле Селивановой. Такие женщины, подобно комете Галлея, появляются раз в столетие. Неприятель отражен на всех пунктах. — Я ответила на ваш вопрос? Очочки ведущего как-то неожиданно […]
  • На какой срок выдаётся временное разрешение Временное водительское удостоверение Согласно Федеральному закону №196-ФЗ в КоАП РФ произошли изменения с 1 сентября 2013 года. На сегодняшний день, при самых суровых нарушениях (пьянка за рулем или выезд на встречную полосу через сплошную) права у водителя не забираются. Исходя из […]