Не дают ребенка под опеку

Опека и приемная семья

Здравствуйте Ольга.
Мы с женой хотим создать приемную семью.Обратились в органы опеки,собрали все справки и документы,все шло хорошо до той поры пока мы не стали писать заявление о возможности быть приемными родителями.Опека дала свой бланк в котором есть только 2 формы усыновление и опека.Бланк заявления скачанный с вашего сайта они сказали устарел и недействительный, только на ихнем бланке можно написать а ваш они не примут.Сразу начали кричать что приемную семью нам не дадут так как дают только через опекунский совет в администрации а они будут настаивать что бы не дали так как сразу после того как мы заговорили о приемной семье они увидели у нас корыстные цели.На наши доводы о том что нам надо заключение на приемную семью,говорят ,что такого не дают так как мы еще детей не подобрали и о какой приемной семье идет типа речь.В итоге мы вписали наши данные в их бланк где только 2 формы усыновление и опека.Скажите пожалуйста как нам действовать в дальнейшей ситуации.Так как мы думаем что заключение будет на опеку и в дальнейшем нам не создадут приемную семью.Надемся на Вашу помощь.С Уважением.

Алексей, добрый день!

Ситуация понятна. Советую вам подать заявление на заключение о возможности быть опекуном, исполняющим обязанности возмездно, и требовать на него письменный ответ (в т.ч. и отрицательный).

Судя по реакции — крики, противоречивые заявления (то бланк устарел, то ПС дают только через опекунский совет) — сотрудники совершенно не уверены в законности отказа, но стараются «отпугнуть» вас на этапе подаче заявления, чтобы вы подали заявление в удобной для сотрудников ООП форме.

С уважением,
Ольга Митирева

Ольга, добрый день!
В нашей семье есть младшая дочка, кот. 4 года находится у меня под опекой. В 11.16г я подала заявление в опеку на приемную семью. Мне пришел офиц. отказ с ссылкой на Пост Пр-ва Москвы от 23.12.15 г.№932-ПП,Пост. Пр-ва Москвы от 08.09.15г. №566-ПП.
Сейчас мы подаем документы на прием. семью на 3-х детей. На этой неделе были в ГБУ Центре «Детство». Теперь мы ждем заключения от центра, т.к. без него никакие документы у нас в опеке не приняли. Во время собеседования в центре его сотрудники сказали нам, что мы не сможем взять троих детей без инвалидности в г. Москва. Ранее в опеке мне объяснили, что для того, чтобы оформить приемную семью, мы должны взять троих детей с постоянной моск. пропиской. И с нашей младшей дочкой мне отказали в приемной семье из-за того, что у нее такой прописки нет (мама оставила ее в роддоме г. Москве, являясь гражданкой другого государства), я оформила ей российское гражданство, но прописка у нее на 5 лет, в моей квартире в г. Москва.
1. Насколько правомерно оформление приемной семьи только на детей с постоянной московской пропиской (у нас с мужем постоянная московская прописка).
2. Обязана ли опека принять от нас заявл на прием семью на то кол-во и возраст детей, как мы хотим? Сотрудники опеки говорят, что мы должны сначала писать заяв. на опеку, а после того, как возьмем детей, оформлять приемную семью.
3. Если мы возьмем детей из регионов, и нам откажут в заключении дог-ра на прием семью,будут ли выплаты на ребенка исходя из моск норм выплат? Сотрудники центра сказали, что в этом случае нам будут платить на детей те суммы, которые платят в том регионе, откуда мы их возьмем.
С уважением, Василиса

Василиса, добрый день!

Порядок офомрления приемной семьи в отношении иногородних детей, действительно, изменился (подробнее). Однако дети-сироты, не имеющие регистрации в г. Москве, НО находящиеся в детских учреждениях г. Москвы, считаются постоянными жителями г. Москвы и в их отношении договор о ПС заключается. Поэтому мои ответы на ваши вопросы таковы:

1. Приемная семья в г. Москве оформляется в отношении детей с постоянной регистрацией в г. Москве ИЛИ взятых из детских домов г. Москвы. Так что, на первый взгляд (не видя отказа), отказ заключить договор о ПС в отношении вашей младшей девочки — воспитанницы московского детского дома — мне кажется необоснованным. Если вы хотели бы более точный ответ, вышлите, пожалуйста, скан отказа мне на почту (конвертик в верхнем правом углу).

2. Принять обязана, но отвечать положительно не обязана. Точнее, может уменьшить количество детей по заключению о возможности быть опекунами, «исполняющими обязанности возмездно» (именно так должно быть оформлено заключение, чтобы вы могли потом по нему принять детей в приемную семью). Вот какова процедура создания приемной семьи.

3. Этот вопрос никак не урегулирован в законодательстве. Регион происхождения никакой обязанности выплачивать на «выбывшего» ребенка не несет, и на практике приемные родители или не получают никаких выплат, пока с ними не заключат договор о ПС, или получают только выплаты на содержание ребенка — если ребенку будет оформлена постоянная регистрация в Москве.

С уважением,
Ольга Митирева

Добрый день, Ольга!
В доме ребенка к девочке, которую мы хотим удочерить, очень привязана сотрудница и хотела бы взять ее под опеку, она является кандидатом в опекунов, но стала им только в этом году, мы же стояли в очереди около года, как только нам позвонили мы сразу взяли направление и пошли на встречу с ребенком, согласие в органах опеки и в доме ребенка мы подписали. Данная сотрудница обратилась с жалобами в прокуратуру с просьбой проверить правомочность действий органов опеки и психологическую привязанность ребенка. Конечно, в плане привязанности сотрудница более выигрышном положении, так как ребенка мы видели всего 3 раза за неделю (девочка болеет и контакты не разрешаются). Насколько правомочны такая проверка и как нам действовать? Можем ли подать встречную жалобу в прокуратуру, почему нам задерживают передачу ребенка под временную опеку, хотя у нас все для этого готово (акт обследования помещения), остальные документы обновляются (справка об отсутствии судимости в работе)?
С Уважением

Добрый день, Юлия!

Позиция сотрудницы ДД мне не очень понятна — она могла бы давным-давно забрать девочку в собственную семью, если привязанность так крепка. Советую вам на эту жалобу не реагировать (не тратить силы), а сосредоточиться на получении своевременного ответа от ООП на ваше собственное заявление. Самый важный для вас контакт на данный момент — именно ООП, а не прокуратура, которая может и не отреагировать на эту жалобу.

С уважением,
Ольга Митирева

(развитие ситуации, цитата из письма Юлии на почту: «Вчера забрали нашу девочку из ДД с большими проблемами и тремя жалобами с нашей стороны в прокуратуру и Минздрав. С распоряжением о временной опеке мы сразу поехали в ДД, юрист ДД сказал, что ребенка нам не отдаст, так как идет прокурорская проверка (нас эта проверка вообще не касается!). Мы были вынуждены обратиться с обращением в прокуратуру и Минздрав с просьбой оценить правомочность действий руководства ДД, в сопровождении работников ООП вчера забрали девочку домой, услышав в свой адрес нелициприятные слова, но эта сущие пустяки в сравнении с тем счастьем, что у нас поселилось!»

Здравствуйте, Ольга!
Снова обращаемся к Вам за советом. Мы хотим взять под опеку ребенка. Девочку усыновили люди, живущие на нашей улице. Этой весной папа у них погиб в аварии, а мама решила отказаться от усыновления. Мы были в опеке, говорили о своем желании, но нам только говорят, что не имеют права ничего сказать.
Со слов той мамы 31.07.2017 был суд. И кажется желание мамы удовлетворили. Но опека что-то решила изменить и как-то решение суда отменили. Точнее описать не могу, т.к. все это со слов мамы-прежнего усыновителя. По ее-же словам, теперь все это будет тянуться годами. С мая девочка живет в реабилитационном центре. Нас туда в гости не пускают. Мы хотим побороться и вытащить ребенка из этого центра и уже взять ее в семью.
Вопрос к Вам — как это можно сделать? С чего начинать? Опека же с нами и разговаривать не хочет, ссылаясь на тайну усыновления.
Очень надеемся на Вашу помощь! С уважением!
Елена и Илья.

Елена и Илья, добрый день!

Начать надо с обращения в ООП с письменным заявлением (приложив полный комплект документов) с просьбой предоставить информацию о девочке и выдать направление на посещение. В заявление вы можете добавить сведения об усыновлении, которые вам стали известны от самой усыновительницы — тайна усыновления оставляет именно за ней право раскрывать эту тайну.

Ответ на ваше заявление требуйте только письменный (пусть и отрицательный). Только так можно получить достоверную информацию о ситуации с девочкой (когда надо поставить свою подпись и печать, сведения перепроверяют) и зафиксировать в официальном порядке свое намерение принять девочку в семью. Если ответ будет отрицательный, пишите, обсудим, что делать дальше.

С уважением,
Ольга Митирева

Здравствуйте.
В октябре наша семья решила принять в семью детей из республики Тыва Я написала в нашей опеки заявление о том что хочу принять детей как приемных в Тыве нам дали на детей постановление о том что мы берем детей под опеку в нашей опеки я заключила договор 18 октября но деньги до сих пор не выплатили 6 декабря мне позвонили с нашей опеки и сказали что нужно заключить новый договор а за те месяца что дети были у нас мы получим только деньги по опеке но ведь я не юрист и мы заранее во всех опеках обговаривали что у нас приемная семья В министерстве образования Красноярского края считают что договор который я заключала 18 октября неправомерный
Посоветуйте пожалуйста что делать

Мария, добрый день!

Советую требовать от ООП письменный отказ в заключение договора о ПС по вашему заявлению от 18.10.2016. В нем должны быть указаны конкретные основания и статьи закона в обоснование отказа.

Пока вы не получите письменный отказ по первому заявлению с ясными изложением «дефектов» вашего первоначального заявления, никаких новых заявлений подавать не следует.

УСЫНОВЛЕНИЕ В РОССИИ

Интернет-проект Министерства образования и науки РФ
Департамент государственной политики в сфере защиты прав детей

Требования, предъявляемые к опекунам (попечителям)

Опекунами (попечителями) детей могут назначаться только:

совершеннолетие лица (достигшие 18-летнего возраста);

дееспособные лица (отсутствие вступивших в силу решений суда о признании гражданина недееспособным в порядке, установленном статьей 29 Гражданского кодекса Российской Федерации или об ограничении дееспособности гражданина в порядке, установленном статьей 30 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Не могут быть назначены опекунами (попечителями):

лица, лишенные (ограниченные) родительских прав (наличие в отношении кандидата вступившего в законную силу решения суда о лишении (ограничении) его родительских прав (независимо от времени его вынесения);

лица, больные хроническим алкоголизмом или наркоманией,

лица, отстраненные от выполнения обязанностей опекунов (попечителей);

бывшие усыновители, если усыновление отменено по их вине;

лица, имеющие или имевшие судимость, подвергающиеся или подвергавшиеся уголовному преследованию (за исключением лиц, уголовное преследование в отношении которых прекращено по реабилитирующим основаниям) за преступления против жизни и здоровья, свободы, чести и достоинства личности (за исключением незаконного помещения в психиатрический стационар, клеветы и оскорбления), половой неприкосновенности и половой свободы личности, против семьи и несовершеннолетних, здоровья населения и общественной нравственности, а также против общественной безопасности;

лица, имеющие неснятую или непогашенную судимость за тяжкие или особо тяжкие преступления;

лица, не прошедшие подготовки приемных родителей (кроме близких родственников ребенка, а также лиц, которые являются или являлись усыновителями и в отношении которых усыновление не было отменено, и лиц, которые являются или являлись опекунами (попечителями) детей и которые не были отстранены от исполнения возложенных на них обязанностей);

лица, состоящие в союзе, заключенном между лицами одного пола, признанном браком и зарегистрированном в соответствии с законодательством государства, в котором такой брак разрешен, а также лица, являющиеся гражданами указанного государства и не состоящих в браке;

лиц, страдающие заболеваниями, при наличии которых лицо не может принять ребенка под опеку, попечительство, взять его в приемную или патронатную семью (медицинское освидетельствование лиц, желающих взять под опеку (попечительство), в приемную или патронатную семью детей, оставшихся без попечения родителей, проводится в рамках программы государственных гарантий бесплатного оказания гражданам медицинской помощи). Перечень заболеваний, при наличии которых лицо не может усыновить (удочерить) ребенка, принять его под опеку (попечительство), взять в приемную или патронатную семью утвержден постановлением Правительства Российской Федерации от 14 февраля 2013 г. N 117:

1. Туберкулез органов дыхания у лиц, относящихся к I и II группам диспансерного наблюдения.

2. Инфекционные заболевания до прекращения диспансерного наблюдения в связи со стойкой ремиссией.

3. Злокачественные новообразования любой локализации III и IV стадий, а также злокачественные новообразования любой локализации I и II стадий до проведения радикального лечения.

4. Психические расстройства и расстройства поведения до прекращения диспансерного наблюдения.

5. Наркомания, токсикомания, алкоголизм.

6. Заболевания и травмы, приведшие к инвалидности I группы.

При назначении ребенку опекуна (попечителя) учитываются:

нравственные и иные личные качества опекуна (попечителя) (если поведение лица, желающего стать опекуном (попечителем) ребенка нельзя назвать нравственным, то роль воспитателя подопечного ему доверить нельзя);

способность опекуна (попечителя) к выполнению своих обязанностей (под способностью к выполнению обязанностей опекуна (попечителя) следует понимать не педагогическую грамотность как таковую, а умение влиять положительным образом на развитие личности ребенка);

отношения между опекуном (попечителем) и ребенком, отношение к ребенку членов семьи опекуна (попечителя) (непременным условием успешного семейного воспитания служат добрые, доверительные, свободные от вражды и неприязни отношения воспитателя и воспитанника, а также всей семьи, в которой проживает ребенок);

желание самого ребенка (в соответствии со статьей 57 Семейного кодекса Российской Федерации мнение ребенка, достигшего возраста десяти лет, по любому касающегося его вопросу должно быть обязательно учтено, в том числе оно должно быть учтено и органом опеки и попечительства).

Бабушки и дедушки, совершеннолетние братья и сестры несовершеннолетнего подопечного имеют преимущественное право быть его опекунами или попечителями перед всеми другими лицами.

Новости Минобрнауки

14.03.2018 г. Число детей-сирот в России сократилось на 15% в 2017 г. — до 50,2 тыс.

Число детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, сократилось за 2017 г. до 50,2 тыс. человек. Об этом сообщается в материалах к заседанию коллегии Минобрнауки.

«По состоянию на 30 декабря 2017 г., в государственном банке данных находились сведения о 50,2 тыс. человек. В 2017 г. численность детей, состоящих на учете в государственном банке данных, сократилась на 15,1%», — говорится в документе.

Отмечается также, что всего в 2017 г. были устроены в семьи более 64 тыс. детей.

Кроме того, в документе говорится, что число записей в банке данных детей-сирот сократилось с 2005 г. в 3,7 раза за счет усыновления и различных форм семейного устройства детей.

9 и 10 июня в Москве прошел ежегодный Фестиваль приемных семей.

В Москве пройдет традиционный городской фестиваль приемных семей. Он состоится 9-10 июня под эгидой Департамента труда и социальной защиты населения города Москвы. Сейчас в Москве в приемных семьях находятся 19 020 детей-сирот. Это 92,1 процента от общего количества детей-сирот в столице.

«Счастья заслуживает каждый ребёнок!» — девиз команды многопрофильного социального центра «Содействие», которая помогает детям-сиротам обрести долгожданную семью.

Сегодня в многопрофильном центре «Содействие» прошёл семинар для специалистов, работающих с замещающими семьями и кандидатами в приёмные родители.

Информационно-консультационный портал Министерства образования и науки РФ.

2016 Департамент государственной политики в сфере защиты прав детей

«Не дают взять ребенка в семью»: опека, засудившая Юлию Савиновских, снова в центре скандала

В Екатеринбурге семья пытается стать приемной для мальчика-инвалида, но сталкивается с активным противодействием чиновников. Светлана Фамиева жалуется на волокиту и беспричинные отказы. Загвоздка в начальнике опеки и попечительства Орджоникидзевского района Наталье Болотовой, которая, по мнению Светланы, решила во что бы то ни стало не позволить женщине взять в семью ребенка.

Между жительницей уральской столицы и районной опекой давний конфликт. Светлана рассказывает, что решила взять на усыновление ребенка с инвалидностью. Ей пришлось поучиться в школе для приемных родителей в Чкаловском районе: в родном Орджоникидзевском ей сказали, что такой формы обучения у них не предусмотрено. Поясним: для оформления опеки над ребенком необходимо получить разрешение в органах опеки района проживания будущей приемной семьи. И когда Светлана пришла в Орджоникидзевскую и принесла документы об окончании школы приемных родителей, ее вызвала Болотова и начала спрашивать, почему она не стала учиться в своей районной школе. В итоге женщине подписали только гостевую опеку.

Сначала Светлана выбрала девочку в интернате на Ляпустина, где проходила обучение. Отношения с ней сложились у всей семьи: Катю (имя изменено) искренне полюбила не только сама Светлана, но и муж с родной дочерью.

Светлана писала в свою опеку просьбу об изменении формулировки, но ей отказывали, не указывая никаких объективных причин, говорит она. Тогда женщине пришлось обращаться в министерство социальной политики Свердловской области. Ей пояснили, что нужно исправить некоторые мелочи в документах: получить письменное согласие от остальных членов семьи.

«Но мне же могли это указать и в самой районной опеке, почему они загружают министерство такими мелочами? Никаких разъяснений не дают. Что я должна была думать? В суд идти?» — возмущается Светлана.

В итоге все нарушения были устранены, а документы с большим трудом признали законными. Но на процесс потребовалось несколько месяцев, и за это время Катю забрали в другую семью. Сейчас мальчик, который находится на гостевом режиме в семье Светланы, посещает ту же школу, что и Катя, и наша героиня часто видит свою несостоявшуюся дочь. Рассказывать об этом без слез Светлана не может: «Я ее выбрала сразу же. Катенька бросилась ко мне, она как будто ждала меня всегда. Мы к ней очень привязались. И когда я ее сейчас встречаю, я очень расстраиваюсь. У меня слезы текут. Мы всегда обнимаемся, разговариваем. У нее сейчас очень хорошая мама, я ее знаю по родительским курсам. Катя такая стала красавица, о ней прекрасно заботятся».

В процессе бумажной волокиты в документах, по словам Светланы, необъяснимо появилась приписка, что она не может брать ребенка с инвалидностью. Она сочла это ограничением своих прав. В разговоре со Светланой Наталья Болотова прямо заявила, что ей не нужны инвалиды.

«Я не знаю, почему она так решила, почему так активно противится этому. Может быть, у них какая-то очень сложная отчетность. Она мне приписала из принципа, чтобы я вообще никакого ребенка не взяла, и я действительно до сих пор не могу этого сделать»

Тогда Светлана решила искать в семью здорового малыша, но с этим тоже возникли проблемы: их как будто не было. Наконец она остановила свой выбор на 13-летнем подростке с инвалидностью, уже в другом интернате, тоже в Чкаловском районе. С декабря Андрей (имя изменено) посещает ее семью в выходные по правилам гостевого режима, проводит с ними каникулы.

«Ребенок прекрасно нам подходит, он спокойный, неконфликтный, все воспитатели о нем прекрасно отзываются. И он не хочет обратно в интернат, сколько можно его бросать из одних условий в другие? Чкаловская опека только «за» за то, чтобы мы его забрали в семью, интернат тоже», — рассказывает Светлана.

Она написала еще одно заявление в районную опеку, в ее заключение внесли изменения согласно министерским рекомендациям. Объективных причин для отказа нет, уверяет женщина: достаток у семьи хороший, никто не имеет вредных привычек, есть свое жилье, где у мальчика будет отдельная комната. Опека приходила с проверками, членов семьи вновь попросили подписать согласие. И в результате опять отказ.

«Формулировка гласит, что я не совсем осознаю трудности в воспитании ребенка с инвалидностью. И это решение вынес простой социальный работник, который даже не является психологом. К психологу нас, кстати, тоже отправляли, хотя не имели на это права, по мнению министерства. Но мы были не против: пусть посмотрит, что мы за люди и как живем, в каких условиях будет находиться мальчик. Нам нечего скрывать», — говорит Светлана.

Женщина недоумевает: зачем опека так стремится оставить детей в интернатах, если потом они будут совершенно не подготовлены к жизни.

«Андрей ни разу не был в магазине, он не знает, что нужно заваривать чай, в глаза не видел масла! В интернате он все время со всеми вынужден смотреть мультики, потому что там у детей разношерстный возраст. А у нас он стал смотреть фильмы, и ему нравится»

Мальчик быстро привязался к новой семье, несмотря на свою стеснительность, он почти сразу стал называть Светлану мамой. Андрей постоянно спрашивает, почему он не может переехать в новую семью, и ответов для него с каждым днем все меньше.

Светлана рассказывает, что уже обращалась в аппарат уполномоченного по правам ребенка, был, по ее словам, жесткий разговор с представителями опеки. Там представителю омбудсмена ответили, что отдавать этого ребенка в семью нецелесообразно. Но Светлана недоумевает — для кого: мальчик выйдет во взрослую жизнь совершенно неподготовленным, если вообще не окажется в психиатрической больнице или на улице. А в семье у него будут все шансы стать полноценным членом общества, закончить хорошую школу. Светлана мечтает, что он обзаведется социальными навыками и со временем — собственной семьей.

«Государство демонстрирует политику активной помощи детям-сиротам, но на деле будущие родители спотыкаются о низшее звено цепи чиновников – районные опеки»

По ее словам, возникает ощущение, что препоны могут ставить исключительно с одной целью – получить взятку. Наша героиня готова идти в прокуратуру и в суд, испробовать все возможные законные способы получить ребенка. Также она обратилась с жалобой в приемную президента Владимира Путина, где ей пообещали разобраться с ситуацией.

Сама Наталья Болотова уверяет, что ничего не говорила о ненужности инвалидов в приемных семьях. Она уверяет, что Светлане Фамиевой никто не чинил препятствий в связи с обучением в другом районе.

«По закону, если человек закончил курсы на территории РФ, неважно, в каком районе или городе – он имеет право обратиться в любые органы опеки», — заявила она ЕАН.

Как пояснили в свердловском минсоцполитики, причиной отказа стал возраст Светланы Фамиевой – ей 57 лет. Также роль сыграл и тот факт, что однажды она отказалась от ребенка, посещавшего семью в формате гостевого режима.

Сама Светлана говорит, что возраст не является законной причиной отказа в опеке над ребенком. Также она объяснила, почему вынуждена была отказаться взять в семью ребенка: мальчик был совершенно не приспособлен к жизни вне интерната и, скорее всего, никогда не сможет обрести семью.

«Он ходил к нам всего три недели. Но он настолько всего боится, что практически невозможно было даже перемещаться по городу. Ребенок не может даже сесть в машину, его пугает транспорт, улица. Очень тяжело пришлось бы и нам, и ему», — говорит Светлана.

Кроме того, по ее словам, если ребенок находится на гостевом режиме, семья вправе отказаться от его посещений. По такому принципу можно брать в гости даже нескольких детей.

«Будущие родители и сам ребенок должны же сначала присмотреться друг к другу, на это нужно время. И уже потом только нужно принимать такое серьезное решение, как усыновление»

Напомним, это не единственный конфликт в Екатеринбурге, в котором замешана орджоникидзевская опека. На этой неделе она выиграла суд по резонансному делу Юлии Савиновских, у которой забрали двоих приемных детей после того, как женщина удалила слишком большую грудь. Савиновских намерена обжаловать решение суда.

Фото: pixabay.com, marriage.com

Комментарии (5)

Николай / 15.02.2018 в 11:34

К сожалению, всё описанное в статье подтверждается и в городах Новоуральск и Невьянск. Работники опеки как будто издеваются над людьми. Ощущение такое, что они вредители и задача опеки — создать проблемы для желающих принять в свою семью деток, а не решать их. Под предлогом «строгой отчётности и ответственности» многие сироты и дети оставшиеся без родителей долгое время не могут быть законно переданы даже близким родственникам.

Вероника / 2018-02-16 19:40:59

если у вас есть реальные случай противления опек, то можете направить письмо на адрес Кузнецовой. [email protected] обязательно укажите контакты для обратной связи .

Андрей / 15.02.2018 в 12:06

Зачем нужна такая опека?Как в такую службу попадают люди, которым все равно, как сложится судьба ребёнка у которого нет семьи. Слово хорошее ОПЕКАТЬ, только люди, которые там работают должны проходить жесточайший отбор.

Алла / 16.02.2018 в 18:08сегодня в 14:00

Наверняка чиновница там не так просто,без связей,мужа,или любовника,ее б уже уволили.

Марина / 16.02.2018 в 18:44сегодня в 14:00

Есть ощущение, что власть над человеческой судьбой сводит с ума. Маленькие слабые грешные люди не выдерживают медные трубы

Приемное родительство: как я себе его представляла и как все оказалось на самом деле. Часть 1

Яна Соколова, взявшая в семью троих приемных детей, рассказывает о мифах вокруг усыновления, «страшной» опеке и пользе Школы приемных родителей

12 января 2016 11:03

Фото: Дмитрий Лебедев/Коммерсантъ

Я обожаю детей и о том, чтобы взять ребенка из детдома, думала, кажется, всегда. Но я была уверена, что это очень непросто. Вдобавок все мужчины, с которыми у меня случались романы, сомневались даже в том, что стоит заводить собственных детей, а о приемных и речи быть не могло. В 2013 году я одна растила пятнадцатилетнего сына, двенадцатилетнюю дочку и родила еще одну девочку, с которой намеревалась сидеть дома как минимум до детского сада.

Тогда же я прочла множество статей, которые были написаны из-за принятого нашей Думой запрета на усыновление российских детей американцами (так называемый «закон Димы Яковлева»). Из-за этих статей у меня сложилось впечатление, что без американцев мы просто пропадем, потому что наши соотечественники и так неохотно берут детдомовцев, а уж детей с инвалидностью не берут вовсе. И эта тема меня окончательно зацепила, я все сильнее переживала о детдомовских детях. Стала смотреть базы с их фотографиями, видеоролики, снятые в детдомах. И наконец подумала: раз я все равно сижу дома с ребенком, почему бы не взять еще одного и не сидеть сразу с двумя? Это было осенью 2014 года.

Теперь я ращу не только троих кровных, но и двоих приемных детей, двенадцатилетнюю девочку и пятилетнего мальчика, и хочу попробовать рассказать о том, насколько сильно мои представления о приемном родительстве разошлись с реальностью. Конечно, это только мой опыт — то, с чем я столкнулась сама, и то, о чем мне рассказывали другие люди, вовлеченные в тему сиротства: ни на какие глобальные обобщения я не претендую, чего-то наверняка не знаю, а в чем-то ошибаюсь.

Как стать усыновителем или опекуном

Я считала, что взять ребенка из детдома — это какая-то сверхсложная процедура. Что надо собрать уйму документов и на это способны только самые героические граждане. Но список необходимых документов оказался настолько скромен, что мне стало даже неловко: для получения некоторых виз надо приложить больше усилий. Самое трудозатратное — это пройти Школу приемных родителей (ШПР); обычно ШПР занимает пару месяцев. А еще нужно собрать справки о том, что ты где-то работаешь, где-то живешь, не был судим по серьезным статьям и вполне здоров. Добывание этих справок носит, скажем так, механический характер: необходимо просто дойти до некоторого количества учреждений. Ты приходишь за справкой о несудимости — и тебе ее дают, никто тебя при этом ни о чем не спрашивает. Даже сбор медицинских справок в моем случае был абсолютно формальным. Насколько помню, только в наркологическом диспансере меня попросили закатать рукав и поглядели вены. Остальные доктора поставили свои штампики, не вдаваясь в детали моего физического состояния.

Я думала, что у людей, которые хотят взять детей, должно быть довольно много денег, а я всю жизнь редактор с крайне скромной зарплатой; хорошо хоть папы детей помогают. Но выяснилось, что нужно подтвердить свои доходы в пределах прожиточного минимума на каждого члена семьи. В Москве в прошлом году прожиточный минимум был около 12 тысяч рублей в месяц. А уж если твои доходы превышают этот самый прожиточный минимум, то считается, что они ого-го! Ну и когда ты берешь ребенка, тебе за это платят. Сколько платят — зависит от региона и от формы семейного устройства; в Москве это в любом случае больше того самого прожиточного минимума. А в формате приемной семьи тебе платят еще и зарплату. Что касается количества квадратных метров жилплощади, никакой нормы тут нет. Ну, то есть, если у тебя однокомнатная квартира, а ты хочешь взять пятерых, опека, наверное, засомневается в твоей способности комфортабельно разместить всю тусовку. Но если одного — да запросто.

Я думала, что незамужним женщинам детей не дают или дают крайне неохотно. Ладно, если бы у меня не было своих — ну, понятно, что женщина хочет, а не сложилось. Но если своих трое… Но в Школе приемных родителей выяснилось, что в нашей группе на три семейные пары приходится шесть незамужних дам, и почти у всех есть дети. И эта статистика потом подтвердилась: незамужние женщины берут детей никак не реже семейных. Наличие партнера женщине иногда только мешает: сама бы взяла, а вот муж против. А раз ты одна, то сама себе хозяйка, и тут уже никаких разногласий. Что до собственных детей — мне не пришлось особо убеждать опеку в том, что у меня есть большой опыт и хорошая среда для воспитания приемного ребенка: в общении с новыми братьями и сестрами он развивается лучше и ему есть с кого брать пример, чтобы выстраивать здоровые отношения с семьей и с миром. Вдобавок у людей с собственными детьми есть не только опыт, но еще и гораздо меньше иллюзий, чем у бездетных, которые зачастую верят, что малыш окажется тихим ангелом, несущим в дом одну радость.

Выяснилось, что слово «дают» в применении к приемным детям вообще не слишком уместно. Потому что ребенка ты выбираешь сам. Только ты решаешь, какого он должен быть возраста и пола. Ты смотришь базы и можешь познакомиться с кем захочешь. Как только ты получаешь от опеки заключение о праве быть усыновителем или опекуном, ты можешь взять ребенка из любого приюта, детдома и дома ребенка по всей стране. Я думала, опека как-то ограничивает этот размах, но нет, пожалуйста, вези хоть из Магадана.

Вообще же у меня с самого начала была довольно жалкая позиция — я всё переживала: понравлюсь — не понравлюсь, дадут — не дадут… Как если бы я была попрошайкой у парадного подъезда или абитуриентом на вступительном экзамене. Мне казалось, что мне придется доказывать, что я смогу, я сумею! И я вертела у себя в голове эти самые доказательства, воображая, как я излагаю их строгой опеке. Но потом я поняла, что подобный расклад абсолютно неадекватен. Адекватная позиция выглядит так: государству приходится заботиться о детях, оставшихся без попечения родителей. Семейное устройство — приоритетная форма размещения ребенка-сироты. Ты как ответственный гражданин готов взять чужого ребенка в свою семью, предоставив ему наилучшие условия для развития. Дело опеки — помочь тебе в твоем благом начинании. Вы защищаете право ребенка на семью, совместно преодолевая возникающие препятствия. Такой ракурс существенно экономит нервы! Особенно учитывая, что люди в опеках работают разные.

Я много читала об опеках, которые ходят по квартирам и ставят родителям на вид, что у детей грязные носки, а на обед они едят одни сосиски. И у меня сформировалось представление о работнике опеки как о строгом надзирателе, обязанности которого, собственно, в том и заключаются, чтобы ходить по квартирам и ставить на вид. На практике я имела дело с пятью опеками и еще с несколькими поверхностно пообщалась. В каждой работало сколько-то дам разной степени приветливости (мужчин я там не встречала). Все они были завалены миллионом дел и буквально погребены под стопками бумаг; перспектива идти на какую-то неведомую квартиру привела бы их в ужас. Обязанности сотрудниц опеки — устраивать брошенных детей в учреждения и семьи, ходить по судам, вести дела опекунов и усыновителей, давать многочисленные разрешения обычным родителям. Все это сопровождается километрами справок, отчетов и резолюций. Для сотрудниц опеки любая новая история — не важно, ужасная или прекрасная — это дополнительная куча бумаг. Безусловно, попадаются светлые личности, которые готовы сидеть над этой кучей ночами, только бы устроить в семью еще одну малютку. Но есть и обычные ленивые тетки, которые кого угодно встретят унылым зевком. Это не значит, что лично ты им не нравишься. И даже если лично ты им не нравишься — да какая разница? Вы вместе защищаете право ребенка на семью, и все дела. Если опека что-то не рвется защищать права ребенка, а требует лишние справки и тянет время, явно нарушая закон, — это повод для того, чтобы позвонить в Департамент соцзащиты. Иногда достаточно даже и не звонить, а только указать на вероятность такого звонка — и закон прямо на твоих глазах молниеносно одолеет хаос во славу мира на всей земле.

Этой пафосной риторике меня, как ни удивительно, обучили в ШПР. На первом же занятии меня поразило то, что нас стали готовить к бою с инстанциями. Поразило меня это потому, что, как мне казалось, Школа приемных родителей — часть той же государственной машины, что и опека, и детдом, и суд, и банки данных детей-сирот. Но потом я столкнулась с тем же боевым настроем и в опеке, и в детдоме, и в банке данных. Как выяснилось, совершенно все уверены, что именно они абсолютно адекватны. Наш детдом — лучший. Сотрудники нашего банка данных — самые квалифицированные. Зато вот те — ну это просто вообще. Будто спорт какой-то, право слово, и всяк считает, что именно он играет на стороне ребенка. Я тоже втянулась, куда деваться, — вот такой параллельный мир, вот такой странный квест. В Школе приемных родителей в основном учат борьбе с чиновниками — ну ладно, действительно полезно, даже и вне всякого усыновления! Об особенностях приемных детей написана тонна книг, а таких внятных советов по борьбе с инстанциями мне больше нигде не встречалось.

Формально занятия во всех ШПР примерно одинаковые, есть некая общая программа и утвержденные блоки тем: социальный, юридический, психологический, медицинский. Но в реальности занятия ведут конкретные люди, и у всех свой опыт и свои представления о том, чему именно надо учить потенциальных приемных родителей. Вдобавок ШПР открыли довольно много — только в Москве их около шестидесяти, а где найти столько специалистов? На мой взгляд, лучше всего было бы привлекать в ШПР опытных приемных родителей, которым можно было бы задавать какие угодно вопросы. Но в моей ШПР такого не было. Никто из наших преподавателей не брал детей в семью — мне показалось, они с ними особо и не сталкивались. И возникало ощущение, что (за рамками отличного курса борца с инстанциями) мы просто делимся друг с другом самыми общими соображениями о том, почему детдом — это зло, а детдомовские дети такие проблемные. Многие вопросы из тех, что у меня были, остались без ответа, а в чем-то меня даже дезинформировали. Но зато нас никто не запугивал! Уже взяв детей, я по какому-то делу обратилась в другую ШПР — и была потрясена тамошней обстановкой: потенциальных приемных родителей буквально отговаривали от затеи взять ребенка, убеждая их, что справиться с такими детьми практически невозможно и их не ждет ничего, кроме криков и слез. Тамошний психолог похвасталась передо мной тем, что, ура, отговорила очередную пару. «А что, они хотели взять трудного подростка?» — пытаясь понять, спросила я. «Нет, малыша», — ответила сотрудница. Я так и не поняла. Положим, бывают случаи, когда семья действительно не справляется и ребенка возвращают в детдом. Но есть и статистика таких возвратов: известно, что в основном детей возвращают родственники, старшие сестры, тети, дяди и особенно бабушки и дедушки, которые берут ребенка под опеку из этических соображений и быстро выгорают, потому что у них не хватает ни душевных, ни физических сил. А так, чего уж, никто не застрахован: сегодня ты бодр и весел, а завтра у тебя обнаружили рак — и что теперь, разве тут подстелешь соломку? Насколько я знаю, почти все мои одногруппники не сошли с дистанции и взяли детей — и, по-моему, это здорово. Потому что при любом раскладе детдом — это зло.

Я очень рассчитывала, что встречу в ШПР единомышленников, которые станут моими друзьями. При этом я предполагала, что мои одногруппники будут поблагополучнее меня: я снимала тогда квартиру в довольно престижном и дорогом районе, а ШПР нашла на соседней улице. Но, пожалуй, только одну семейную пару и незамужнюю даму-юриста (причем именно она в итоге раздумала) можно было назвать относительно обеспеченными: я ходила на занятия вместе со школьным учителем, врачом-терапевтом, косметологом, подростковым психологом, отставным военным, сотрудником издательства, офисным менеджером — словом, с самыми обычными людьми, для которых вопрос о размере ежемесячных выплат на ребенка был весьма актуален. Только обнаружилось, что желание взять ребенка объединило нас ничуть не сильнее, чем роддом в беременность. Люди разные, системы координат и ценности у всех свои, вдобавок дети и их воспитание — это такая нервная тема! Выяснилось, что, когда другие рассказывают о своих взглядах на то, как и за что хвалить и ругать ребенка, не важно, своего или приемного, ты думаешь: «О ужас! Что за дикость!» Впрочем, с одной девушкой мы все же подружились, но скорее вопреки, чем благодаря. Она хотела удочерить новорожденную девочку — и удочерила.

Еще я думала, что родители людей, которые берут детдомовских детей, непременно их поддерживают и одобряют. И переживала, что я-то своей маме даже сказать про эту идею боюсь. Потому что она точно будет против. И я думала, что если об этом узнают в опеке, то заметят: «Похоже, семья-то у вас не слишком благополучная, голубушка! Можно ли вам доверить чужого ребенка, если вы и с собственной мамой не умеете наладить отношения?» А выяснилось, что это самое общее место. Так почти у всех. Бабушки с дедушками поддерживают стремление взять чужого ребенка крайне редко, почти всегда они категорически против, и опека ничего другого и не ждет. Есть объективная проблема в том, что для получения заключения о возможности быть опекуном необходимо письменное согласие всех людей старше десяти лет, проживающих с тобой в одной квартире (а таковыми считаются еще и все прописанные в этой квартире граждане). Но из этой проблемы есть неожиданный выход. Если ты получаешь заключение о возможности быть усыновителем, то ничье согласие тебе не требуется. Потому что у нас до сих пор существует такая поразительная вещь, как тайна усыновления, то есть за тобой закреплено право врать даже собственной маме, что пять, или десять, или семнадцать лет назад ты родила ребеночка, и вот он, милый, наконец нашелся и теперь будет жить с вами! Возникает вопрос: а можно ли потом с таким усыновительским заключением взять ребенка под опеку или в приемную семью? Ответ: да! По крайней мере, мне это удалось, причем два раза.

Выяснилось и то, что идея взять чужого ребенка вообще мало кому близка. Конечно, я не надеялась, что моему решению будет аплодировать весь подъезд. Но и к обрушившимся на меня потокам трэша я оказалась совсем не готова. К моему удивлению, многие мои друзья принялись рьяно меня отговаривать, припоминая случаи неудачного усыновления среди отдаленных знакомых. Говорилось о том, что моя жизнь превратится в ад, дом разрушится, кровные дети меня возненавидят, а приемные по-любому вырастут зверями (сколько волка ни корми, а он все в лес смотрит!) и рано или поздно всех нас съедят. Но больше всего меня потряс хозяин квартиры, которую мы благополучно снимали без малого шесть лет: узнав о том, что я собираюсь взять ребенка, он сначала сентиментально поздравил меня с этим «героическим решением», а потом доложил о нем своим родственникам; родственники тут же вообразили, что я пропишу к ним «своих детдомовцев», а те не замедлят «оттяпать квартиру», и принялись буквально выгонять нас, истерически вооружившись невероятными обвинениями и угрозами, — это было настолько внезапно и настолько некрасиво, что противно вспоминать.

Сложности со съемной квартирой были крайне некстати еще и потому, что я уже собрала документы и вступила в отношения с опекой по месту жительства. Именно опека по месту твоего фактического проживания должна давать тебе заключение о возможности быть усыновителем или опекуном — после того, как ты относишь в опеку пакет документов, к тебе должны прийти, чтобы поглядеть, как ты живешь: вдруг у тебя посреди квартиры стоит миномет, гостиную ты сдаешь артели таджиков, а у детей вместо игрушек коробок спичек и дохлая крыса? Но в тот прекрасный день, когда к нам уже собиралась пожаловать опека, выяснилось, что я никак не могу предоставить доказательства того, что мы проживем в этой квартире не менее полугода. Узнав об этом, опека заявила, что заключение не даст. Потому что раз приемный ребенок будет жить не здесь, а где-то еще, то заключение должна дать опека из где-то еще. А я к тому моменту успела не только влюбиться в одиннадцатилетнюю детдомовскую девочку, но уже и пообещала детдому вскоре за ней приехать. Поэтому меня буквально охватило отчаяние, и я совершенно растерялась. В порыве этого отчаяния я отправилась в соседний район в опеку по своей прописке, и там, о чудо, обнаружила самую светлую личность, какую только можно себе представить: выслушав мою историю о трусливом хозяине квартиры и детдомовской девочке, сидящей на чемоданах, сотрудница опеки преисполнилась ко мне сочувствием и обещала разрулить ситуацию. В итоге именно она, убедив предыдущую опеку все же составить акт о прекрасности моей съемной квартиры и лично навестив мою квартиру по прописке (лежавшую на тот момент в руинах и абсолютно непригодную для проживания кого бы то ни было), и выдала мне нужное заключение. Я была поражена таким деятельным проявлением доброй воли абсолютно незнакомого мне человека, и об этом вспоминать очень приятно.

P. S. Что же до американцев, которые якобы брали большую часть наших сирот с инвалидностью, — это была не совсем правда. И для меня до сих пор загадка, почему люди, рассуждающие на эту тему, не могут поглядеть на всем доступную статистику трезвыми глазами. Даже в статье о «законе Димы Яковлева» в «Википедии», которую, казалось бы, редактирует уйма граждан, приводятся крайне странные цифры: «…в 2011 году американские приемные родители усыновили 89 детей-инвалидов, в то время как россияне приняли в свои семьи лишь 38 сирот». Смотрим статистику: США действительно взяли в 2011 году 89 наших детей-инвалидов, но российские граждане в том же году забрали 624 (безвозмездная опека) + 412 (возмездная опека) + 214 (усыновление) = 1250 детей с инвалидностью. Откуда взялись эти 38?

Дело тут еще и в том, что иностранцы могут только усыновлять наших детей. А для российских граждан существуют и другие формы семейного устройства: опека, приемная семья. Дети растут в семьях, но при этом продолжают считаться сиротами. И большинство граждан (в том числе и я) выбирают опеку и приемную семью: семья получает дополнительные деньги, а у детей сохраняются все льготы (государство, например, обязано обеспечить их жилплощадью, когда они вырастут). Усыновленный ребенок приравнивается в юридическом статусе к кровному и лишается льгот. Поэтому сами чиновники часто убеждают приемных родителей в том, что в интересах ребенка — сохранение сиротского статуса и льгот. Вдобавок взять ребенка под опеку гораздо проще: для этого достаточного будничного постановления о твоем назначении опекуном. Усыновление же — судебная процедура со всеми положенными слушаниями. И если посмотреть статистику, например, за 2014 год (за прошлый год ее пока нет), то можно увидеть, что в 2014-м в семьи российских граждан было передано 62 972 ребенка (из них 1666 инвалидов), но усыновлено при этом было всего 6616 детей (из них 123 инвалида).

Можно долго рассуждать о плюсах и минусах иностранного усыновления, а также о том, почему в наших детдомах по-прежнему остается так много детей, и я непременно вернусь к этим темам чуть позже, в следующих своих статьях.

Еще по теме:

  • Среднеарифметическое правило Среднее арифметическое Определение. Среднее арифметическое нескольких величин — это отношение суммы величин к их количеству. Примером среднего арифметического служат такие показатели, как урожайность, производительность, посещаемость, скорость движения на определенном участке. Вычисление […]
  • Копия страховки для визы Как выглядит страховой полис? Извините, что встреваю, но у меня при оформлении страховки для поездки в Испанию в "обычной длинной книжечке" было 2 экземпляра полиса с печатями и подписями. В визовый центр я представляла копию этого полиса. Страховая компания "Прогресс-Гарант". А вот у […]
  • Решение задач закон ома участка цепи Примеры решения задач по теме «Закон Ома. Последовательное и параллельное соединения проводников» «Физика - 10 класс» При решении задач на применение закона Ома необходимо учитывать, что при последовательном соединении проводников сила тока во всех проводниках одинакова, а при […]
  • Образец претензии за просрочку поставки товара Как составить заявление-претензию в магазин, за просрочку доставки мебели? Доброе утро, проконсультируйте пожалуйста по такому вопросу. Оплатили покупку дивана в фирме "Много Мебели" 14990,00, договор от 21 июля 2016, доставка 24 рабочих дня с момента 100% оплаты. Сегодня 2 сентября […]
  • Расторжение дду госпошлина Юридические услуги дольщику по расторжению договора долевого участия При расторжении договора долевого участия, дольщик имеет право на получение процентиов по ФЗ-214. Калькулятор процентов при расторжении договора долевого участия дольщиком – это компьютерная онлайн программа, […]
  • Правила подключения к сетям газораспределения 1314 от 30122013 Проект Постановления Правительства Российской Федерации "О внесении изменений в Правила подключения (технологического присоединения) объектов капитального строительства к сетям газораспределения" (подготовлен Минэнерго России 12.02.2016) Досье на проект Правительство Российской Федерации […]
  • Нтв адвокат Адвокат 16+ Новые серии «Все под контролем» 16+ «Будь моим папой» 16+ «Тень прошлого» 16+ «Очевидный мотив» 16+ «Собачье дело» 16+ «Взрослые игры» 16+ «Испорченный телефон» 16+ «Поцелуй из могилы» 16+ «Двойная жизнь» 16+ «Алиби для королевы», 1-я серия 16+ «Алиби для […]
  • Аренда муниципального имущества закон Новые разъяснения об аренде Высший арбитражный суд подготовил дополнения в данные им ранее разъяснения по вопросам применения норм Гражданского кодекса о договоре аренды. Соответствующий проект постановления опубликован на сайте ВАС РФ. По отдельным вопросам, возникающим в судебной […]