Спор между наукой и религией

Содержание страницы:

конфликт между наукой и религией

Также рекомендуем прочитать (для перехода нажмите на название статьи):

Лаборатория храма или храм лаборатории. Наука и религия ищут одну и ту же истину, только с разных сторон и разными способами. Поэтому настало время прекратить войну между ними и заключить если не вечный мир, то хотя бы прочное перемирие.

Автор «Языка Бога» решительно не согласен с теми религиозными фундаменталистами, которые с легкостью отмахиваются от научного знания, если оно, по их мнению, не соответствует религиозным догматам. С его точки зрения, религия и наука создают взаимодополняющие картины реальности, которые не могут противоречить друг другу. В идеале эти картины должны мирно и счастливо уживаться и сосуществовать в мозгу любознательного и думающего человека двадцать первого столетия.

Многовековой конфликт между наукой и религией, продолжает Коллинз, вовсе не был вызван какой-либо объективной исторической необходимостью. Эту войну, как и многие другие, с обеих сторон начали и углубили радикалы и экстремисты, которые уверяли и уверяют, что ее следует вести вплоть до полного поражения противника. Однако эти призывы нелепы в своей основе. Бог не создает никаких угроз для науки, напротив, он благословляет тех, кто ей служит. Со своей стороны, наука ровно ничем не угрожает Богу, ведь он сделал возможным само ее существование. Поэтому, заключает Коллинз, надо объединить интеллектуальные и духовные ресурсы науки и религии в поиске более полных и глубоких ответов на вечные вопросы, стоящие перед человеком.

Коллинз также останавливается на спорах о допустимости терапевтического применения человеческих эмбриональных стволовых клеток, которые сейчас ведутся в США с большой остротой. Эти дебаты, пишет Коллинз, достигли такого накала, что стали существенным фактором политической жизни Америки. Он не предлагает никаких окончательных решений, однако выражает надежду, что прогресс биомедицинских исследований погасит эту конфронтацию. По мнению Коллинза, ученые со временем найдут способы изготовления способных к полноценному развитию стволовых клеток, которые не потребуют разрушения эмбрионов. А пока такого еще не произошло, не следует призывать к введению запретов на эксперименты в этой области.

Коллинз признает, что убежденные противники подобных опытов могут вполне искренне верить, что эмбрионы потенциально являются полноценными человеческими существами, которыми нельзя жертвовать ни при каких обстоятельствах. Однако их убежденность вступает в противоречие с другим этическим принципом, который требует всеми силами облегчать страдания больных и не допускать их преждевременной кончины. Поэтому надо признать, что эта проблема очень сложна и даже трагична, а потому не допускает простых решений. Те, кто представляет связанные с нею споры всего лишь как лобовой конфликт между верой и атеизмом, ничем не помогают ее разрешению.

Современные биомедицинские исследования, заканчивает Коллинз, порождают немало других ситуаций, вызывающих в обществе острые разногласия. Можно не сомневаться, что такое положение дел сохранится и в предвидимом будущем. В чем бы эти споры ни состояли, было бы ошибкой считать, что люди науки вправе быть в них окончательными арбитрами. Ученые являются экспертами в своих специальных областях, но это не означает, что они в силу этого понимают вопросы морали лучше, чем люди других профессий. Поэтому подобные вопросы должны решаться лишь на основе широкого и непредвзятого диалога, который должны вести сторонники самых различных взглядов (в том числе, и воззрений на науку и религию) и представители всех общественных групп. Встречаясь со все более непростыми вызовами, которые неизбежно будет порождать развитие науки, необходимо искать ответы на основе всех без исключения мудрых и благородных традиций, сложившихся в ходе исторического развития человеческой культуры. Во всяком случае, именно к этому призывает директор Национального Института Изучения Генома Человека — Фрэнсис Коллинз.

Наука против религии — конфликт в наших мозгах

Столкновения между религией и научными данными при объяснении мира вокруг нас имеют многовековую историю. Сейчас самым горячим является спор между эволюционистами и креационистами. Наука и религия проблема соотношения между ними спрятана глубоко в нашем мозге.

Чтобы верить в сверхъестественное: бога, универсального духа, люди подавляют нейронную сеть мозга, используемую для аналитического мышления, и активизируют участки ответственные за чувства. Приверженцы науки поступают наоборот.

По словам одного из авторов исследования Тони Джека, вопрос веры с аналитической точки зрения кажется абсурдным, но наши сегодняшние представления о мозге помогают понять, почему вера в сверхъестественное вытесняет критический способ мышления. Борьба наука против религии заложена в самой структуре нашего мозга. Как ни странно, подобные ухищрения мозга помогают достичь большего социального и эмоционального понимания.

Исследования в области когнитивной психологии показывают, что люди склонные к религиозности и духовные обладают более низким уровнем интеллекта, можно даже сказать, что они менее разумны. Однако у них больший уровень просоциальности и эмпатии. Серия исследования показывает, что чем более чуткий человек, тем вероятнее он будет религиозным.

Это объясняет, почему женщины больше склонные к религиозности и духовному мировоззрению, чему мужчины. Они более склонны к эмпатии. Как обнаружили ученые, большинство психопатов-убийц являются атеистами. Он не могут постигнуть сверхъестественное из-за отсутствия сочувствия к другим.

Выводы исследования не означают, что религиозные люди глупы, а все атеисты психопаты. Они просто демонстрируют связь между способностью сочувствовать, аналитическим мышлением и религиозностью. Наука — религия, вера и разум – это способы сосуществовать и познавать мир разными способами. Здоровый мозг включает нужные параметры по мере необходимости, вам не нужно быть слишком умными, когда рядом плачет ребенок, достаточно быть добрым и чутким. И абсолютно не нужно испытывать горячие чувства к математической задаче.

Структура мозга

Исследование основано на гипотезе, что человеческий мозг имеет два противоположных центра, которые находятся в постоянном напряжении. Во время изучения проблемы соотношения науки и религии использовали функциональную магниторезонансную томографию, чтобы показать, что в наших мозгах есть сеть нейронов, ответственная за аналитическое мышление и социальная сеть, которая позволяет нам сочувствовать.

Когда перед мозгом стоят задачи из области науки или этическая дилемма здоровый мозг запускает соответствующую сеть, подавляя работу другой.

Напряженность между этими сетями расталкивает натуралистический взгляд на мир и помогает глубже вникнуть в социальные отношения. Это может объяснить, почему вера в сверхъестественное существует на протяжении всей человеческой цивилизации. По существу мозг постоянно обращается к нематериальному способу понимания мира и нашему месту в нем.

По словам одного из исследователей Джека Фридмана, иметь сопереживание абсолютно не значит, что человек будет придерживаться антинаучных убеждений. Результаты работы свидетельствуют, что аналитическое мышление и научные убеждения, если слишком зацикливаться на них ставят под угрозу нашу способность развивать другой тип мышления, а именно социальное и нравственное прозрение. Излишняя концентрация на чувствах лишает людей возможности воспринимать реальность.

Фридман утверждает, что эти результаты согласуются с философией Иммануила Канта, утверждавшего, что есть два типа истины: эмпирические и моральные.

Эксперименты и результаты

Исследователи изучали взаимосвязи наука и религия, вера и разум. В экспериментах принимало участие 1459527 взрослых людей. Оказалось, что чем более религиозен человек, тем больше он готов оказывать моральную заботу. Духовная вера и эмпатия были связаны с частотой молитв или других религиозных практик. Мало ходить в церковь, участвовать в обрядах и утверждать, что веришь в бога. Нужно действительно искренне практиковать молитвы и другие практики.

Само по себе поклонение богу и использование религиозных текстов для оправдания своих грехов, иррациональных убеждений и страхов приводит к тому, что люди становятся более черствыми.

После всех исследований ученые пришли к выводу, что аналитическое мышление припятсвует принятию духовных и религиозный убеждений, однако эмпатия является более важным аспектом для веры, чем аналитическое мышление для неверия. Вы можете быть умным и верить или не верить в бога, но вы не можете быть бездушным и искренне верить в сверхъестественное.

Почему конфликт наука против религии становится иногда слишком сильным?

При работе мозга работа одной сети подавляет работу другой. В случае если мозг работает неправильно, возникает дисбаланс. Это приводит к тому, что конфликт с наукой и отключение аналитического мышления не приводит к появлению сочувствия. Правило действует и наоборот известные ученые часто бывают духовными и религиозными людьми. Здоровый мозг в состоянии определить, что нет конфликта между наукой и религией. Проблема в соотношении наука и религия возникает только тогда, когда одна из сетей мозга работает неправильно.

Если рассматривать статистику Нобелевских лауреатов, то 90% из них были религиозными людьми и только 10: атеистами, агностиками или вольнодумцами.

Исследователи указывают, что приостановление аналитического мышление в критические моменты может быть опасным. Часто это используется для разжигания конфликтов и войн. В случае веры нельзя говорить только о религии. Некоторые политические движения такие, как фашизм, коммунизм или евгеника, безусловное поклонение диктатору действуют на работу мозга так же, как и вера в сверхъестественное, при этом отключение способности мыслить приводит к катастрофам.

Между тем тщательно продуманные действия связные с верой в бога могут стать эффективным способом развить эмоциональную часть своего Я. Искренняя религиозная вера связанна с проявлениями социальной активности.

Джек говорит, конфликта религия против науки можно избежать если помнить простое правило, религия, как и любая вера не должны использоваться, когда речь идет о познании физического мира и его структуры. Но когда нужно понять, что является этичным, что — нет, нужно использовать эмпатию.

Сейчас ученые работают над исследованием, которое поможет ответить на вопрос, способно ли сознательная работа над повышением уровня эмпатии повлиять на духовную веру и наоборот.

Конфликт науки и религии: знаменитые ученые защищают креационизм

Katya Morozova

В книге «Они верили в Бога: пятьдесят нобелевских лауреатов и другие ученые» собраны многочисленные высказывания из лекций, статей и книг знаменитых физиков, химиков и философов, в которых они по-своему решают конфликт между научным и религиозным подходом к жизни. В продолжение материала об ученых-атеистах «Теории и практики» публикуют подборку самых интересных высказываний в защиту религии из этого сборника.

Ричард Суинберн,

профессор философии в Оксфордском университете

«Ученые, историки и сыщики наблюдают факты. Основываясь на этих наблюдениях, они выдвигают теории о том, как лучше объяснить эти факты. Можно проанализировать критерии, на основе которых они приходят к выводу, что та или иная теория соответствует фактам лучше, чем другая. Иными словами, они приходят к выводу о том, что истинной окажется скорее эта теория, чем другая.

Используя эти же критерии, мы обнаруживаем, что идея существования Бога объясняет все, что мы наблюдаем, а не просто какой-то ограниченный набор фактов. Она объясняет сам факт существования Вселенной, действие в ней законов науки, появление наделенных сознанием животных и людей, организмы которых устроены необычайно сложным образом. Она объясняет, почему у нас есть все возможности для совершенствования себя и окружающего мира, а также тот более конкретный факт, что люди говорят о чудесах и религиозном опыте. Некоторые из этих вещей могут объясняться (и отчасти объясняются) научными причинами и законами, однако сами эти законы и причины также нуждаются в объяснении, и объяснением для них служит Промысел Божий. Те же критерии, которыми ученые пользуются для формулировки своих теорий, заставляют нас выйти за рамки этих теорий и прийти к Богу-Творцу , который поддерживает существование всего сущего».

Эрнст Чейн,

профессор биохимии в Имперском колледже науки, техники и медицины Лондонского университета

«Я уже давно убедился в том, что невозможно создать абсолютный и общепринятый моральный кодекс, который бы опирался лишь на научное знание. Это невозможно хотя бы потому, что наши знания об основных проблемах жизни всегда будут обрывочными и ограниченными.

Все мы знаем, что научные теории, о какой бы области науки ни шла речь, эфемерны. Всегда есть вероятность, что они поколеблются или вообще рухнут с появлением хотя бы одного факта, не вписывающегося в сложившуюся систему. Поэтому я не верю, что можно создать абсолютный моральный кодекс или абсолютные моральные ценности, основываясь исключительно на научном знании. Оно всегда будет фрагментарным, и основания его всегда будут шаткими; следовательно, всегда остается вероятность того, что оно приведет нас к ошибочным заключениям, которые придется корректировать в свете новых данных».

Джордж Уолд,

профессор биологии в Гарвардском университете

«Мы все больше убеждаемся в том, что жизнь — неотъемлемая часть установленного миропорядка. У нас есть все основания полагать, что Вселенная, в которой мы живем, проникнута жизнью; со временем жизнь неизбежно возникает там, где существуют благоприятные условия. Но если бы хоть некоторые из многочисленных физических параметров нашей Вселенной (основополагающих или тех, которые представляются незначительными, даже почти случайными) были несколько иными, то жизнь, которая сейчас предстает как нечто само собой разумеющееся, была бы невозможна ни здесь, ни где бы то ни было. Даже не обладая богатым воображением, можно представить себе другие возможные вселенные, но жизнь в них была бы невозможной. Как же так получилось, что из всех возможных вселенных именно наша обладает такими параметрами, при которых зарождение жизни становится возможным?

При этом надо сделать допущение, что Разум возник не в качестве позднего продукта эволюции жизни, а существовал всегда как матрица, источник и условие физической реальности — что вещество физическое составлено из вещества духовного. Именно Разум созидает физическую Вселенную, порождает жизнь, а затем и существ, обладающих знанием и способных творить».

Макс Планк,

профессор физики в Мюнхенском, Кильском и Берлинском университетах

«Меня как физика, то есть человека, посвятившего всю жизнь совершенно прозаической науке — исследованию материи — никто не назовет фантазером. Я изучал атом и могу сказать: не бывает материи самой по себе! Вся материя возникла и существует только благодаря силе, которая приводит в движение частицы и удерживает их в виде мельчайшей солнечной системы — атома.

Но так как во всей Вселенной нет ни разумной, ни вечной энергии, то нам следует предположить, что за этой энергией стоит Дух, обладающий разумом и самосознанием. Этот дух есть первопричина всей материи».

Эрвин Шредингер,

профессор физики в университетах Штутгарта, Йены и Берлина

«Меня очень удивляет, что научная картина реального мира вокруг меня настолько неполная. Она дает много фактической информации, приводя весь наш жизненный опыт в замечательно непротиворечивый порядок. Однако она хранит тягостное молчание в отношении всего того, что действительно близко нашему сердцу, что действительно имеет для нас значение. Она не может нам сказать ни слова о красном и синем, горьком и сладком, физической боли и физической радости; она ничего не знает о красоте и уродстве, хорошем и плохом, Боге и вечности.

Наука иногда притворяется, что ответила на подобные вопросы, но ответы эти часто настолько глупы, что мы не склонны воспринимать их серьезно».

Вернер Гейзенберг,

профессор физики в университетах Копенгагена, Лейпцига и Мюнхена

«В ходе развития естествознания, начиная со знаменитого процесса против Галилея, снова и снова высказывалось мнение, что естественнонаучная истина не может быть приведена в согласие с религиозным истолкованием мира. Но должен сказать, что, хотя я убежден в неоспоримости естественнонаучной истины в своей сфере, мне все же никогда не представлялось возможным отбросить содержание религиозной мысли просто как часть преодоленной ступени сознания человечества — часть, от которой в будущем все равно придется отказаться. Так что на протяжении моей жизни мне постоянно приходилось задумываться о соотношении этих двух духовных миров, ибо у меня никогда не возникало сомнения в реальности того, на что они указывают».

Роберт Милликен,

профессор физики в Чикагском университете

«Я как минимум могу с уверенностью утверждать, что научного основания для того, чтобы отвергать религию, нет, — равно как, на мой взгляд, нет и никакого оправдания конфликту между наукой и религией, так как они принадлежат к совершенно разным областям. Те, кто очень плохо разбирается в науке, и те, кто очень плохо разбирается в религии, действительно иногда затевают ссоры, и сторонним наблюдателям кажется, что происходит конфликт между наукой и религией, хотя на самом деле конфликт этот только между двумя видами невежества.

Первая серьезная ссора подобного рода произошла, когда Коперник выдвинул свою теорию, согласно которой Земля — не плоская поверхность и не центр Вселенной, а всего лишь одна из многочисленных маленьких планет, которая за день совершает оборот вокруг своей оси, а за год — вокруг Солнца. Коперник был священником, настоятелем собора, человеком прежде всего религиозным, а не ученым. Он знал, что основания подлинной религии сокрыты там, где их не могут потревожить никакие научные открытия. Он подвергся гонениям не потому что восстал против религиозного учения, а потому что, согласно его теории, человек не был центром Вселенной, — и для ряда эгоистов эта новость оказалась весьма неприятной».

Чарльз Таунс,

профессор физики в Колумбийском университете

«Религия с ее богословскими рассуждениями опирается на веру. Наука также опирается на веру. Каким образом? Чтобы наука могла существовать в том виде, в котором мы ее знаем, мы должны верить, что Вселенная управляется постоянными законами и что человек способен открывать эти законы. На логику человеческого поиска можно положиться только в том случае, если сам мир устроен логично. В основе науки лежит вера в то, что человеческая логика способна постичь законы природы и что эти законы надежны. Это вера, основанная на разуме.

Мы, ученые, работаем, основываясь на постулате о разумности, заложенной в природе и в человеческом уме, — постулате, считающемся главным принципом веры. Однако эта вера настолько общепринятая и само собой разумеющаяся, что мы попросту не признаем в ней основу науки».

профессор физиологии в Оксфордском университете

«К сожалению, многие современные ученые считают, что сила науки настолько велика и всеобъемлюща, что недалек тот день, когда наука объяснит все явления природы, в том числе человека и даже человеческое сознание во всех его проявлениях. В книге «Личность и мозг» Поппер называет это «многообещающим материализмом», указывая на неумеренность и невыполнимость подобных обещаний.

Но поскольку наука пользуется большим уважением, «многообещающий материализм» оказывает сильное воздействие на умы мыслящих людей, которые непосредственно наукой не занимаются. Происходит это, потому что многие ученые бездумно пропагандируют «многообещающий материализм», не проанализировав опасности, таящиеся в этих ложных и самоуверенных заявлениях».

Артур Комптон,

профессор физики в Миннесотском, Вашингтонском и Чикагском университетах

«Чтобы наука признала религию, необходимо рассмотреть гипотезу, согласно которой в природе действует разумное начало. Обсуждение доводов в пользу существования божественного разума ведется с того момента, как появилась философия. Аргумент, основанный на идее разумного замысла, постоянно подвергается критике, однако так и не получил адекватного опровержения. Напротив, чем больше узнаем мы о нашем мире, тем меньше представляется вероятность того, что он возник случайным образом. Поэтому сегодня мало кто из ученых станет защищать атеизм».

Религия и наука 20 месяцев назад

Новости Наука

Конфликт между наукой и религией кроется в нашем мозге, считают учёные

Наш мозг обладает двумя разными сетями, которые склоняют нас на разные стороны при принятии каких-либо важных жизненных решений
(фотография Global Look Press).

Наука против религии: это тяжелейшее «сражение» между двумя во многом противоположными мировоззрениями, которое продолжается вот уже на протяжении нескольких веков.

Столкновение между канонами веры и научными фактами в объяснении мира вокруг нас уходит вглубь веков и больше всего проявляется сегодня в спорах между двумя теориями: эволюции и креационизма. Корни довольно затяжного конфликта кроются в структуре нашего мозга, уверены учёные из Университета Кейс Вестерн Резерв.

Предыдущие научные работы с использованием функциональной магнитно-резонансной томографии показали, что мозг обладает аналитической нейронной сетью, которая позволяет критически мыслить, и эмпатической сетью, которая помогает человеку сострадать другим. Идея о существовании «противоречия» между двумя регионами в мозге известна как «противоположная доменная гипотеза».

По мнению учёных, две сети в своём роде играют в перетягивание каната, когда человек сталкивается с какой-либо проблемой. Когда необходимо критическое мышление, то подавляется работы эмпатической части. Но когда необходимы рассуждения о морали, то приглушается аналитическая сеть.

Вера в высшие силы стремится заставить работать более «чуткую» сеть мозга, отключая при этом более аналитическую область. А аналитическое мышление о физическом, материальном мире производит противоположный эффект, считают авторы нового исследования.

Для своей научной работы специалисты университета и Бэбсон колледжа (Babson College) провели серию из восьми экспериментов, где были задействованы от 159 до 527 человек.

«Исследования в области когнитивной психологии показывали, что верующие люди, будь то религия или духовные практики, не столь умны как другие. Люди на самом деле и сами могли утверждать, что они менее интеллектуальны», — рассказывает профессор Ричард Боятцис (Richard Boyatzis).

«Наши исследования, с одной стороны, подтвердили такое статистическое соотношение, но в то же время показали, что верующие люди более просоциальные и сопереживающие», — добавляет он. В серии из восьми экспериментов учёные обнаружили, что более чуткие люди, как правило, являются религиозными.

Полученные данные предлагают новое объяснение предыдущим исследованиям, показывающим, что женщины более склоны к религиозному объяснению мира, чем мужчины. Причина может быть в том, что женщины имеют более сильную склонность к чуткому отношению, чем мужчины.

А вот атеисты, как обнаружили исследователи, проявляют черты, которые свойственны психопатам. Подавляющее большинство психопатов классифицируются как таковые в силу отсутствия у них сочувствия к другим.

Но почему конфликт между наукой и религией стал со временем настолько сильным?

«По той причине, что сети подавляют друг друга. Они могут создавать две крайности. Признавая, что так работает наш мозг, возможно, мы сможем привнести больший баланс в национальные беседы с привлечением науки и религии», — говорит Боятцис.

Исследователи добавляют, что люди «сконструированы» так, что могут использовать обе «стороны» своего мозга. А значит, каждый может примирить в себе два мировоззрения.

«Далеко не всё и всегда конфликтует с наукой, и при определенных обстоятельствах религиозные убеждения могут положительно содействовать научному творчеству и пониманию. Многие знаменитые учёные были религиозными. И, конечно, они были достаточно интеллектуально развитыми, чтобы увидеть, что причин для конфликта нет», — говорит ведущий исследователь новой работы Тони Джек (Tony Jack).

Он ссылается на книгу Баруха Абы Шалева «100 лет Нобелевских премий», в которой отмечается, что с 1901 по 2000 год 654 Нобелевский лауреата или почти 90 процентов принадлежали к одной из 28 мировых религий. Оставшиеся 10 процентов были атеистами, агностиками или вольнодумцами.

«Можно быть и религиозным, и очень хорошим учёным», — заключает Джек.

Существует ли конфликт науки и религии

Об авторе: Эрик Галимов — академик, директор Института геохимии и аналитической химии им. В.И.Вернадского РАН.

В основе религии – вера. Физиологически в строении мозга человека локализованы две полусферы – чувственная и разумная.
Коллаж «НейроАдам». Источник: neurosuegeon.com

В отличие от западного общества, где взаимоотношения науки и Церкви давно устоялись, наше общество находится в переходном состоянии. В обществе еще не сложились доминирующие ценности. Одна из конфликтных линий, как показали недавние дискуссии, – антагонизм, возбуждаемый как со стороны деятелей Церкви, так и со стороны ученых.

На самом деле для антагонизма, если он не провоцируется необоснованными амбициями, оснований нет. Хочу высказать несколько соображений в этой связи.

Не быть в изоляции

Религия и наука относятся к разным сферам человеческой психики. Наука рождена потребностью человека в знании. Религия рождена потребностью человека в надежде. В основе научного метода – сомнение. В основе религии – вера. Физиологически в строении мозга человека локализованы две полусферы – чувственная и разумная. Для жизнедеятельности человека важны и логика, и вера. Обе опоры необходимы. В социальном устройстве первая воплощена в науке, вторая – в религии. Со стороны науки неэтично подступаться к религии с критикой, основанной на научных аргументах, так же как религии не следует браться за обсуждение законов материального мира.

Жорж Леметр говорил: «Философия и теология, когда их удерживают в изоляции от научной мысли, превращаются либо в отсталую, погруженную в саму себя систему, либо становятся опасной идеологией». Замечательно сказано. Напомню, что аббат Леметр, крупный ученый теолог и космолог, президент Папской академии наук в Ватикане. «Не быть в изоляции» в данном случае как раз и означает воспринимать доказанные границы научного понимания мира и отсюда – тонко чувствовать изменяющуюся границу между верой и наукой.

Считается, что коренное различие между научным и религиозным миропониманием состоит в том, что научное утверждение требует доказательств, а религиозное принимается на веру. Нужно заметить, однако, что в основе всех фундаментальных наук лежат принятые на веру утверждения – аксиомы.

Всем известны аксиомы евклидовой геометрии. Закон Кулона – тоже аксиоматическое обобщение наблюдений. Если его дополнить одним из законов, охватывающих магнитные явления, приняв его за аксиому, то, основываясь на них, можно логически вывести всю теоретическую электродинамику. Закон сохранения энергии также не из чего не выводим. Мы в него верим. Второй закон термодинамики, утверждающий, что развитие любой изолированной системы всегда ведет к деградации и установлению наиболее примитивного равновесного состояния, – это также аксиоматическое утверждение, не выводимое в рамках термодинамики.

Главное свойство научных аксиом в отличие от религиозных верований в том, что выводы, предсказанные на их основе, отвечают наблюдениям и эти наблюдения воспроизводимы. Но на вопрос, почему имеет место данная аксиома, нам нечего ответить, кроме того, что «так устроен мир». С равным правом можно сказать: «Так устроил Бог». Существуют явления, несводимые – или которые мы не умеем сводить, – к установленным в науке законам. Например, почему известные нам физические константы имеют именно эти значения, а не иные? Что означает конечность или бесконечность Вселенной? В ответах на эти вопросы у науки нет преимущества перед религией.

Наука не может претендовать на истину там, где она не может предложить свойственные ей доказательные и проверяемые утверждения. Она лишь расширяет область знания, все дальше раздвигая горизонт, за которым еще возможны гипотезы и верования. С каждым шагом она завоевывает право в очередной раз сказать: «Я в этой гипотезе больше не нуждаюсь».

Сомнения в существующем

Немецкий богослов, кардинал Николай Кузанский (1401–1464) задолго до Коперника и Галилея высказал в своем трактате «Апология ученого незнания» представления об относительности движения и нецентральном положении Земли. «Наша Земля в действительности движется, хоть мы этого не замечаем, воспринимая движение только в сопоставлении с чем-то неподвижным┘ каждому, будь он на Земле, на Солнце или другой звезде, всегда будет казаться, что он как бы в неподвижном центре, а все остальное движется┘ мир будет как бы иметь всюду центр и нигде окружность. Ибо его окружность и центр есть Бог, который всюду и нигде».

Принцип «всюду и нигде» не чужд науке, не чужд современной физике. Это один из основополагающих принципов квантовой физики. Именно таково состояние электрона в атоме. С известной вероятностью он присутствует всюду в атоме и нигде определенно. Он одновременно волна и частица.

Надо признать, что религия никогда не противилась распространению знания, не противилась обучению. Но она, увы, преследовала творцов нового знания, а наука – это не просто знание, это – производство знания. Чтобы произвести новое знание, нужно усомниться в существующем. И тут наука и религия расходятся, как расходятся сомнение и вера.

Религия сродни искусству. Высокое искусство взросло на религиозной почве. Ранние шедевры живописи и архитектуры вдохновлялись религией и возникали под покровительством Церкви. В отличие от науки религия и искусство относятся к одной и той же чувственной сфере.

Наука также совместима с религией, как и с искусством. Глядя на сцену в театре, мы переживаем чувства героев, мы можем плакать и сострадать, хотя мы понимаем, что это всего лишь вымысел. Но если человек, пришедший в театр, будет твердить про себя, что то, что он видит, лишь выдумка и неправда, ему нечего делать в театре и нечего делать в церкви.

Чувственность и логика

В демократическом обществе наука и религия должны сосуществовать как сосуществуют в человеке чувственность и логика. В реальной жизни такое сосуществование не бывает гладким. Институты науки и образования – с одной стороны и Церковь – с другой, погружены в конкретную социально-общественную среду. Власть эксплуатирует в своих интересах и Церковь, и науку, отдавая предпочтение той или другой в зависимости от текущих целей государства и его политического устройства. История доказывает, что перекосы эти никогда не бывают продуктивны. Воинствующая Церковь так же опасна для общества, как циничное безбожие.

В этой связи нельзя не сказать о развернувшейся у нас дискуссии по поводу возможного введения в школе уроков богословия. Речь идет, конечно, об уроках богословия, в какой бы форме это ни преподносилось, например, как «Основы православной культуры» или как-то иначе.

Школа должна давать знание. Знание добывается наукой, а не верой. Поэтому преподаваться должно только научное знание.

Один из религиозно настроенных телеведущих задал с дискуссионным запалом вопрос – «Почему школа не уважает моего сына?», имея в виду, что сыну в школе преподают биологию в рамках эволюционного учения, а не религиозного толкования. Школа выполняет свою общественную функцию. Уважать в данном случае нужно школу. В школу и университет люди приходят за знанием. В церковь – укрепить надежды. Другое дело, что научные положения, даже те, которые преподаются в школе, могут оказаться неточными или ошибочными. Но альтернативой ошибочному научному положению может быть только другое, более обоснованное научное положение, а не религиозное суждение.

Преподавание религии – это преподавание идеологии. Преподавание религиозного миропонимания как альтернативы научному знанию как раз есть та опасная идеология, о которой говорил Жорж Леметр.

Преподавание истории религии и сведения об институтах Церкви как форме общественного сознания, а в некоторые периоды – движущей силе исторических событий, должно находить место в курсах истории. Соответствующие главы должны быть написаны и преподаваться историками, а не теологами. Тогда это будет раздел знания, а не религиозная идеология. В такой же степени в историческом экскурсе может присутствовать объективное повествование о коммунистическом мировоззрении. Или иных общественных верованиях.

Религиозная идеология к тому же не единообразна. Разные конфессии – это разные идеологии. В дореволюционной России православие было государственной религией. Государь призван был равно заботиться о всех своих подданных, но государственную службу могли нести лишь православные. Граждане указывали не национальность, а вероисповедание. Инородец неправославного вероисповедания лишен был некоторых прав и освобожден от определенных обязанностей, в частности, воинской повинности. Но он приобретал всю сумму гражданских прав и обязанностей независимо от национальности, если принимал православие.

В православном государстве законны и уместны были священники в армии, преподавание Закона Божьего в школе, публичное появление государственных чиновников при отправлении церковных обрядов и проч. Вернуться к православному государству, так же как к монархии, в сегодняшней России невозможно. Поэтому акции, вполне естественные в православном государстве, неуместны в России, какая она есть сегодня. Пренебречь этим – значит нанести ущерб российской государственности и единству российского общества.

Для того чтобы избежать антагонизма науки и религии, нужно прежде всего понять и принять, что нет религиозного и научного типа мышления. Есть научное мышление и религиозные чувства.

Человеческая психика, как и все созданное эволюцией, несовершенна. Страхи и вера имманентно присущи ей. Суеверие – одна из форм проявления их. В Бога тоже многие «верят» на всякий случай. Это свойство психики непобедимо. Оно присуще в той или иной степени всем. Некоторым умам, возможно, в исчезающе малой степени. Некоторым – в значительной. Иногда – по невежеству. Иногда – вследствие глубоких размышлений. Во многих случаях религиозность есть выражение согласия с этическими и нравственными нормами вероучения, признание исторической роли религии в формировании цивилизации.

По этой причине религиозность и существование Церкви как института религии есть признак демократического общественного устройства, уважающего индивидуальность и признающего отсюда свободу и права личности. Отклонение в сторону государственного атеизма, равно как и в сторону государственного клерикализма, недемократично.

Свобода слова допускает любые суждения о личности, об устройстве общества и миропонимании, если они не оскорбляют ничье достоинство и не являются клеветническими и заведомо ложными. Поэтому воинственно настроенный атеист может вести антирелигиозную пропаганду, а воинствующий клерикал высказывать антинаучные суждения. Задача же демократического государства и просвещенного общества, терпимо относясь к крайностям, удерживать справедливый баланс между разумом и чувствами.

Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Еще по теме:

  • Как оформить карточку в метро кэш энд керри Как получить карту физическому лицу Вопрос, как получить карту metro cash and carry юридическому лицу или ИП легко решаем с помощью официального сайта и предоставления собственных документов. Чаще всего, карточку METRO приобретают ради оптовых покупок, предприниматели малого и среднего […]
  • Транспортный налог россия калькулятор Калькулятор транспортного налога Транспортный налог – это сбор, который появился на смену дорожному налогу России в 2003 году. Теперь он не обозначает то, что собранные деньги будут тратиться исключительно на поддержку состояния дорог, так как перестал быть целевым. В отличие от многих […]
  • Виза рф для граждан италии Виза в Россию для граждан Италии. Виза в Россию (РФ) для граждан Италии выдается в посольстве или консульстве РФ в стране проживания или в стране, в которой гражданин Италии имеет вид на жительство. Для получения российской визы иностранному гражданину необходимо предоставить в […]
  • Правила оформления торг-12 в 2018 году Заполнение товарной накладной ТОРГ-12 Процесс отпуска товарно-материальных ценностей и учета данных операций осуществляется с использованием товарной накладной. Это первичный учетный документ, алгоритм использования которого прописан в законе № 402-ФЗ «О бухгалтерском учете». Этот […]
  • Действия приставов после суда Через сколько после суда приходят приставы Когда приходят судебные приставы после решения суда, нужно знать свои права и иметь представление о должностных полномочиях приставов. Поговорим об этом подробнее в данной статье. Задолженность по долгам часто нервирует заемщиков, а уж когда […]
  • Таджикистан Программа переселения Навигационные полоски «Нужно будет обеспечить миграционный приток на уровне порядка 300 тысяч человек в год. В первую очередь за счет привлечения на постоянное жительство в Россию наших соотечественников, проживающих в ближнем и дальнем зарубежье, квалифицированных иностранных […]
  • Как оформить международную карту Международные карты Сбербанка России Международные карты — это банковские карты международных платежных систем, таких как Visa, MasterCard или American Express, которыми можно провести безналичную оплату практически в любой стране мира. Банковскую карту платежной системы Виза принимают к […]
  • Пример расчета транспортного налога Расчет суммы транспортного налога юридическим лицам То, что транспортному налогу присвоен статус регионального дорожного сбора, знает каждый бухгалтер или юрист. Именно эта важная деталь дает право бухгалтерам пользоваться только теми налоговыми ставками для расчетов по платежам за […]