Гонорар успеха юриста

Суд да деньги

Эта модель облегчает доступ граждан и бизнеса к правосудию, так как ею могут воспользоваться истцы, у которых нет средств на покрытие судебных расходов. Однако регулярно работать по этой модели юристам мешает отсутствие единой судебной практики. К такому выводу пришли эксперты сервиса по финансированию судебных процессов Platforma.

«Гонорар успеха» — форма оплаты адвокатских услуг в зависимости от выигранного судебного дела. То есть оплата «за результат»: адвокат получает гонорар только в случае выигрыша, в противном случае он получает лишь компенсацию затрат на судебный процесс. Его неофициально называют no win no fee: «нет выигрыша — нет оплаты».

«Модель «гонорара успеха» наиболее прозрачная для клиента и выгодна для всех сторон. Такой формат подходит клиентам, у которых нет средств и которые могут платить только после выигрыша. Выгоден он и адвокатам. Если у дела хорошие судебные перспективы, гонорар может быть в разы больше, чем сумма при почасовой оплате. По сути, адвокат становится юристом и инвестором в одном лице, вкладывая в процесс свое время и навыки», — рассказала «РГ» Ирина Цветкова, адвокат и основатель сервиса Platforma.

Модель оплаты за результат актуальна практически во всех случаях — от гражданских дел до крупных коммерческих споров. Исследование показало, что у 71 процента юристов уже есть опыт работы за гонорар успеха. У 44 процентов из них не возникло проблем с получением гонорара, 41 процент имели проблемы с получением гонорара, но в суд не подавали. Шесть человек из ста смогли получить гонорар лишь через суд, тогда как в пяти процентах случаев взыскать гонорар не удалось и с помощью иска.

Негативная судебная практика мешает работать за «гонорар успеха», уверены 69 процентов юристов. 43 процента считают препятствием отсутствие соответствующего законодательства, а каждый десятый — отсутствие необходимого опыта. Несмотря на сложности, 70 процентов адвокатов признались, что хотели бы работать за результат. Половина опрошенных юристов считает, что «гонорар успеха» положительно влияет на качество оказываемых услуг.

В среднем «гонорар успеха» составляет от 10 до 30 процентов от суммы иска и зависит от сложности дела, временных затрат и личных договоренностей. «Наиболее очевидная история, где применима практика «гонорара успеха», — это дела по взысканию дебиторской задолженности за товары, работы, услуги. С одной стороны, они всегда имеют точную денежную оценку, с другой стороны, правовая позиция по таким делам обычно более однозначная, чем, например, по корпоративным спорам, что может служить для юриста определенной гарантией получения «гонорара успеха», — полагает адвокат Анатолий Юшин.

Курс на гонорар успеха: за что будут платить адвокатам

Следующая остановка статуса

Сейчас статус приостанавливается, если защитника избрали в органы власти, призвали на службу или в случаях, когда он неспособен исполнять свои обязанности или признан безвестно отсутствующим. Теперь он может стать доступным по личному заявлению адвоката

Как отметил Дмитрий Кириллов, адвокат, руководитель практики FinTech адвокатского бюро «А-ПРО», во многих штатах Америки адвокат может по своему желанию перевести свой статус в «неактивный». Как правило, при этом вдвое уменьшаются взносы в палату штата и отпадает необходимость проходить обязательное повышение квалификации. «При этом активный статус также восстанавливается по заявлению адвоката. Похожее регулирование может быть принято и у нас. У любого профессионала могут возникнуть причины, чтобы временно переключиться в другую сферу деятельности или взять паузу в карьере», – считает он.

Адвокат, управляющий партнёр АБ «Забейда и партнеры» Александр Забейда также подчеркивает, что существующий перечень причин для остановки статуса неисчерпывающий: например, он не дает возможности приостановить статус адвоката в связи с временным переходом на работу юристом-инхаусом. «Политика многих компаний не предусматривала возможности заключения договора об оказании юридической помощи с адвокатом, который претендовал на должность юриста или руководителя юридического департамента. В связи с этим многие коллеги сознательно шли на риск, заключая трудовой договор как работники, либо отказывались от интересных предложений, поскольку не все компании согласны иметь в штате независимого советника по правовым вопросам, поскольку это противоречило внутренней политике компании», – отмечает Забейда.

Сейчас, возможно, это недоразумение будет исправлено путем предоставления адвокату возможности приостановить статус на время исполнения обязанностей юриста по трудовому договору. При этом я не исключаю, что эта мера будет носить временный характер до момента, когда юридический рынок будет отрегулирован и в законодательство об адвокатской деятельности будет внесено положение, разрешающее наем адвокатов в той или иной форме.

Александр Забейда, управляющий партнёр АБ «Забейда и партнеры»

«Молодые» коллегии

Еще одно положение предлагает смягчить требования об учредителях коллегий, сейчас ими могут быть не менее двух адвокатов со стажем более пяти лет. По информации ФПА, 39,4% действующих защитников имеют стаж больше пяти лет. Авторы законопроекта надеются «омолодить» состав практикующих юристов и отказаться от этого правила. Существующую норму адвокаты называют абсурдной.

Александр Забейда рассказал о собственном опыте при разделении практики и создании адвокатского бюро «Забейда и партнеры»: проблему решили оперативно, так как состав учредителей бюро не имел особого значения, а организация носила некоммерческий характер и была основана на членстве участников. «Гораздо больше проблем было бы, если учредитель бюро имел бы право на долю в юридическом бизнесе, но не мог на нее официально претендовать в связи с отсутствием пятилетнего стажа», – пояснил он. Также он отметил, что, как правило, единоличным исполнительным органом адвокатского образования является один человек, он же управляет организацией, отчитывается перед налоговым органом, работает с контрагентами и нанимает персонал, поэтому требование в части двух таких участников не логично. Однако сама норма скорее мешает опытным представителям юридического бизнеса переходить на адвокатский рынок. «Сложно представить себе ситуацию, при которой новоиспеченные адвокаты-партнеры состоявшейся юридической фирмы согласятся на учреждение адвокатского образования только под условием включения в состав соучредителей, имеющих пятилетний стаж», – полагает он.

По мнению партнера АБ «ЗКС» Сергея Малюкина, смягчение требований об учредителях адвокатских коллегий приведет к увеличению количества самих коллегий, но он отмечает, что «последующее функционирование данной коллегии будет зависеть исключительно от качества предоставляемых услуг состоящими в ней адвокатами».

Гонорар успеха

Еще одним пунктом документа стала возможность ставить вознаграждение адвоката в зависимость от результата оказанной помощи. Законотворцы уверены, что это повысит доступность юридической помощи. Сейчас указание в соглашении на «гонорар успеха» широко используется юристами, не обладающими статусом адвоката, в тоже время право ставить размер вознаграждения в зависимость от результата оказания юридической помощи может существенно повлиять на политику ценообразования в отдельно взятых адвокатских образованиях, отмечает Малюкин. В целом эксперты нововведение поддерживают.

Кириллов напоминает, что суды отказывали в требованиях адвокатов о взыскании гонорара успеха или по требованиям доверителей взыскивали с адвокатов такой гонорар, как неосновательное обогащение. Кроме этого, противники гонорара успеха ссылаются на п. 2 ст. 10 Кодекса профессиональной этики адвоката, который запрещает обещать доверителю положительный результат выполнения поручения.

В реалиях юридического рынка гонорар успеха имеет иную природу – адвокат берет на себя риск неполучения гонорара за ту юридическую помощь, которую он в любом случае оказывает доверителю (и тратит на нее время и иные ресурсы), именно потому что результат (решение суда или иного государственного органа) от него не зависит.

Дмитрий Кириллов, адвокат, руководитель практики FinTech адвокатского бюро «А-ПРО»

«Нередко доверители сами предлагают установить в договоре правило о гонораре успеха в случае положительного решения, им выгодно, чтобы адвокат был ориентирован на результат, а не отработку часов, однако мы вынуждены отказываться от таких предложений в связи с тем, что в таком случае возможны дисциплинарные последствия», – отмечает Забейда. Гонорар успеха на сегодняшний день практикуется во многих юрисдикциях с развитой правовой системой, подчеркивает он.

Предполагается, что законопроект внесут в этом месяце.

Законопроект 21 мая направлен на рассмотрение в комитет Госдумы по государственному строительству и законодательству. К первому чтению законопроект пока не назначен. Подробнее с законопроектом № 469485-7 «О внесении изменений в Федеральный закон «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» можно по ссылке.

/* MOBILE */ @media screen and (max-width: 39.9375em) < #iframeG1H6B2B9A5C3N8H4H < height: 780px; >> /* DESKTOP */ @media screen and (min-width: 40em) < #iframeG1H6B2B9A5C3N8H4H < height: 740px >> /* IPHONE 5 & SE*/ @media screen and (device-aspect-ratio: 40/71) < .iframe_wrapper < margin: 0 -30px >#iframeG1H6B2B9A5C3N8H4H <> > @media only screen and (min-device-width: 320px) and (max-device-width: 568px) < #iframeG1H6B2B9A5C3N8H4H <>>

Закон принят для того, чтобы появилось понимание, кто может сносить самовольную постройку, когда, за чей счет, что делать гражданам, оказавшимся вблизи трубопроводов и т. д., поясняет Павел Крашенинников, председатель комитета Госдумы по госстроительству и законодательству: «Нужно защитить добросовестных владельцев построек, в том числе от излишнего формализма». Такая работа потребовала внести целый ряд поправок в Гражданский кодекс (основные из них представлены в таблице).

БылоСталоПостройка считается самовольнойЕсли возведена без необходимых разрешений или с существенным нарушением строительных норм и правилЕсли возведена без необходимых разрешений или с существенным нарушением строительных норм и правил, установленных на дату создания объектаСнос самовольной постройки: 1) с зарегистрированным правом собственности; 2) которая является жилым домом (многоквартирным, садовым); 3) которая создана до вступления в силу Градостроительного и Земельного кодексовПо решению суда или ОМСУТолько по решению судаАдминистративный снос постройки, которая расположена на частных земляхМожноНельзя, исключение – если сохранение самовольного строения на частной земле создает угрозу жизни и здоровью гражданСнос постройки, права на которую оформлены по «дачной амнистии»МожноМожно, но только с возмещением убытков собственникуМеханизм принудительного изъятия земли у собственника, который не исполнил требование о сносе самовольной постройки в установленный срок.НетЕстьМеханизм приведения самовольной постройки в соответствие установленным требованиямНетЕсть, на это отводится срок от 6 месяцев до 3 лет

По словам Крашенинникова, до настоящего момента отсутствовал комплексный механизм контроля за строительством: требования к нему, способ сноса, гарантии собственникам построек от внесудебного сноса, возмещение убытков, наполнение ЕГРН данными об «особых» зонах, чтобы минимизировать споры о трубах на участках. А перечисленные новеллы позволят сделать механизм признания построек «самовольными» более объективным, усовершенствовать меры противодействия самовольному строительству и установить дополнительную защиту прав граждан и юрлиц на недвижимое имущество, уверен депутат.

Закон № 301924-7 «О внесении изменений в часть I ГК и ст. 22 ФЗ «О введении в действие части I ГК».

Эксперты «Право.ru»: нормы помогут оперативно реагировать на самострои

Дмитрий Некрестьянов, партнер, руководитель практики по недвижимости и инвестициям АБ «Качкин и партнеры», говорит, что изменения последних лет в обсуждаемой сфере существенно снизили порог доказывания для признания постройки самовольной: «Было достаточно любого нарушения градостроительного регламента даже не на время создания объекта, а на дату судебного спора». Действующая редакция ст. 222 ГК оставляет широкий простор принятия решений о внесудебном сносе объектов для ОМСУ, отмечает Денис Литвинов, управляющий партнер «Содружества земельных юристов». Кроме того, существует правовая коллизия между возможностью внесудебного сноса жилого дома, попавшего в зону с особыми условиями использования территорий, и конституционным правом граждан на жилище, добавляет эксперт: «То есть, по сути, сейчас возможна ситуация, при которой гражданина можно без судебного разбирательства лишить единственного жилища, если оно попадает в вышеуказанную зону». С учетом этого позитивно, что закон существенно ограничивает случаи внесудебного сноса, замечает юрист.

В ситуации, когда сведения об ограничении использования участка отсутствовали в публичном доступе на момент выделения земли и выдачи разрешения на строительство либо на момент регистрации права на уже возведённый жилой дом, постройка не должна признаваться самовольной, приветствует это нововведение Литвинов: «Обратное существенно ухудшало бы правовую определенность имущественного оборота». Еще одно позитивное нововведение – установление защитного механизма для добросовестных приобретателей объектов, которые впоследствии признаются самовольными постройками, говорит Литвинов. Одним словом, новые нормы позволят более эффективно и оперативно реагировать на наличие «самоволок», которые мешают местным жителям, не сомневается Екатерина Калинина, старший юрист Noerr: «Сам механизм признания права собственности на самовольные постройки становится более прозрачным и понятным для собственников таких объектов». Но с учетом инертности судебной практики достаточны ли такие изменения, покажет только время, резюмирует Некрестьянов.

Однако не все эксперты единодушны в позитивной оценке обсуждаемых изменений. Литвинов считает спорной новеллу, которая предлагает изымать участок у собственника, не выполнившего решения о сносе самовольной постройки. Юрист объясняет, что на практике возможны случаи, когда размер участка существенно превышает площадь, занятую самовольной постройкой. Так что в этом случае было бы правильнее говорить об изъятии части участка, отнеся затраты на кадастровые работы на собственника земли, полагает Литвинов. Интересен и подход законодателя к самовольным постройкам, которые относятся к имуществу религиозного назначения, обращает внимание юрист: «Эти объекты запретят сносить даже в случаях их прямой угрозы жизни и здоровью граждан в связи с нахождением в зонах с особыми условиями использования». Обоснованность такого решения вызывает сомнения как с точки зрения конституционного принципа равенства всех перед законом и судом, так и с точки зрения безопасности, констатирует Литвинов.

Кроме того, остаётся неразрешенным вопрос – распространяется ли понятие «самовольное строительство» на незавершённые объекты, констатирует Надежда Попова из АБ «Павлова и партнеры». К сожалению, новым законом не урегулировано, в каких случаях возможен только снос, а когда – приведение построек в соответствие установленным требованиям, добавляет Светлана Шлюнько, юрист Dentons. По её мнению, это может привести к злоупотреблениям при принятии соответствующих решений. Но она надеется, что судебная практика выработает подходы к спорному вопросу.

Порядки прошлого века

А вот в 90-е годы добиться легализации самовольных построек получалось достаточно легко, по крайней мере, бизнесменам. О популярной в то время схеме на примере столичного региона рассказывал «Комсомольской правде» глава департамента торговли и услуг Москвы Алексей Немерюк: «Город на пять лет выделял предпринимателю землю под установку некапитального нестационарного объекта. Коммерсант ставил павильон, быстренько обкладывал его кирпичом. Все это согласовывал или вообще не согласовывал как какие-то фасадные работы». После этого заказывалось некое экспертное заключение в одном из проектных институтов, в котором писалось, что возведенный объект является капитальным сооружением. Потом коммерсант получал от специалиста Бюро технической инвентаризации дополнительную документацию. Со всеми перечисленными бумагами приходили в регистрационную палату, где ему выдавали свидетельство на право собственности, поясняет Немерюк.

Когда через пять лет город требовал убрать объект, то предприниматель ссылался на полученный документ о праве собственности. Судиться в такой ситуации властям тоже было бесполезно, говорит глава департамента торговли и услуг Москвы: «Свидетельство выдано три года назад, и срок исковой давности истек, поэтому все свободны». При этом суд подтверждал, что «самострой» появился незаконно, но законодательство того времени не позволяло принимать какие-то меры, подчеркивает Немерюк.

Решения от законодателя и правоприменителя

Тем не менее постепенно судебная практика стала решать существовавшие проблемы с незаконно построенной «самоволкой». Самым главным в этой связи стало совместное постановление Пленумов ВАС и ВС № 10/22 от 29 апреля 2010 года «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав». В п. 26 этого документа указано, что «отсутствие разрешения на строительство само по себе не может служить основанием для отказа в иске о признании права собственности на самовольную постройку». Вместе с тем в п.5 Обзора практики от 9 декабря 2010 года № 143 ВАС разъяснил: наличие государственной регистрации права собственности на объект недвижимого имущества само по себе не является основанием для отказа в удовлетворении иска о сносе этого объекта как самовольной постройки.

У Верховного суда последний объемный обзор на обсуждаемую тему вышел весной 2014 года («Судебная практика по делам, связанным с самовольным строительством»). В документе ВС задал вектор рассмотрения подобным спорам. Во-первых, разъяснил, что право собственности на самовольное строение, возведенное гражданином без необходимых разрешений на арендованном им участке, можно признать при определенных условиях. Таковыми являются: предоставление участка в аренду именно для строительства соответствующего объекта недвижимости, отсутствие существенных нарушений градостроительных и строительных норм и правил и, если сохранение спорного строения не нарушает прав и законных интересов других лиц, не создает угрозу жизни и здоровью граждан. Во-вторых, действующим законодательством не предусмотрена возможность признать право собственности на часть объекта самовольной постройки. И, в-третьих, в случае самовольной пристройки дополнительных помещений к первоначальному объекту недвижимости интересы собственника можно защитить, признав право в целом на собственность в реконструированном виде, а не на пристройку к первоначальному объекту. Под такой случай подпадает даже пристроенный балкон, что ВС отдельно подчеркнул в определении № 18-КГ17-198.

Но наиболее существенно правовые «пробелы» 90-х годов решил законодатель. В 2015 году ст. 222 ГК дополнили п. 4, который регламентировал условия и порядок сноса самовольной постройки органом местного самоуправления (ОМСУ). Новелла позволила властям избавляться от самостроев в административном (внесудебном) порядке. Это возможно в случаях, если объект возвели на земле, которую не предоставили в установленном порядке для этих целей. А постройка расположена «в зоне с особыми условиями использования территорий (за исключением зоны охраны объектов культурного наследия (памятников истории и культуры) народов РФ) или на участке общего пользования либо в полосе отвода инженерных сетей федерального, регионального или местного значения». Руководство столичного региона тут же воспользовалось нововведением и за два года в пять этапов снесло 385 объектов. Владельцы некоторых из этих помещений пытались обжаловать решение московских властей в судебном порядке, но безрезультатно. Верховный суд признал законным постановление правительства столицы от 8 декабря 2015 года «О мерах по обеспечению сноса самовольных построек на отдельных территориях города Москвы» № 829, на основании которого и демонтировали здания предпринимателей. А Конституционный суд не нашел нарушений в самой норме, которая допускает внесудебный снос самовольных построек местными властями.

Гонорар успеха

Гонораром успеха называют вознаграждение адвоката, юриста или юридической фирмы, которое они получают при положительном для клиента исходе дела. В России практика назначения вознаграждения в зависимости от решения суда признана противоречащей закону и добросовестными судебными представителями не применяется.

Оплата по результату

Гонорар успеха обычно устанавливается в процентах и может составлять от 1 до 75 процентов от указанной в решении суда суммы.

Подобная практика широко распространена в мире. Например, в США гонорар успеха является одной из основных форм оплаты услуг адвоката в суде, особенно по коллективным искам.

Оплата по результату удобна как для адвоката, так и для его клиента. При выигрыше дела адвокат получает существенно больший, чем при обычной оплате, гонорар, а клиент экономит в случае проигрыша. Вознаграждение в зависимости от достигнутого по делу результата дополнительно мотивирует адвокатов, хотя и мешает некоторым сохранить ясную голову при ведении дела.

Оплата только при выигрыше спора

В чистом виде оплата юридических услуг только при выигрыше дела встречается в России редко. Как правило, гонорар за успех назначается дополнительно к обычному вознаграждению. В таком случае он составляет 5-15 процентов от указанной в решении суда или фактически взысканной суммы.

Возврат гонорара при проигрыше дела

Условие о возврате гонорара при проигрыше является одной из разновидностей гонорара успеха. В этом случае адвокат обязуется возвратить вознаграждение или его часть при отрицательном исходе судебного дела.

Недействительность условия о гонораре успеха

Еще в 1999 году Высшим Арбитражным Судом было выпущено Информационное письмо № 49 от 29.09.1999, в соответствии с которым не подлежит удовлетворению требование о выплате вознаграждения, если его размер ставится в зависимость от решения суда или государственного органа, которое будет принято в будущем.

Однако после выхода данного информационного письма практика установления вознаграждения в зависимости от решения суда продолжала существовать длительное время.

23 января 2007 года Конституционным Судом было принято Постановление № 1-П, которое окончательно признало условие о гонораре успеха недействительным.

Как следует из названных актов высших судов, условие о гонораре успеха противоречит закону и поэтому, на основании статьи 168 ГК РФ, ничтожно. Однако оказанные юридические услуги должны быть оплачены по цене, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за аналогичные услуги.

Логика судов вызывает обоснованные сомнения. Например, в данных судебных актах не проводятся различия между договором поручения и договором оказания услуг. Обращает внимание, что трое судей КС выразили по данному вопросу особое мнение, противоречащее мнению большинства.

Несовершенство занятой Конституционным Судом позиции ярко и убедительно показано в особом мнении судьи КС Коновалова А.Л.: «мнение же [суда – В.Р.] о том, что условие договора о выплате вознаграждения в определенном проценте или доле от суммы выигранного спора вмешивается в прерогативы суда и каким-либо образом посягает на самостоятельность и независимость судебной власти, является глубоким заблуждением, основанным на ошибочном представлении, что судебный акт никак не связан с результатом состязания сторон и не зависит от их процессуальных действий и усилий; аналогичным представляется и суждение о договоре на выигрыш дела как о пари, поскольку оно предполагает, что решение суда достаточно произвольно и предсказуемо не более, чем шарик в рулетке (но тогда это проблема уже судебной, если не правовой системы)«.

У многих юристов существует мнение, что в основу указанных решений высших судов было положено не право, а целесообразность: действительной целью этих актов было снизить коррумпированность судов. Многие правоведы считают, что следовало бы начать с самих судов, а не вмешиваться в отношения адвоката и доверителя.

Какими бы не были причины, побудившие высшие суды признать гонорар успеха незаконным, судебные юристы должны уважать мнение высших судов и следовать им в своей практике.

Поэтому я не использую принцип оплаты по результату и считаю, что его не должен использовать ни один добросовестный судебный представитель.

«Гонорар успеха» как камень преткновения

«Гонорар успеха» нельзя взыскать в качестве возмещения судебных расходов с процессуального оппонента, не являющегося стороной по договору.

07.08.2017 | Новая адвокатская газета | Светлана Рогоцкая

Эксперты разошлись в оценках позиции суда, признавшего, что включение в договор условия о «гонораре успеха» законно, но указавшего, что его нельзя взыскать в качестве возмещения судебных расходов с процессуального оппонента, который не является стороной по договору. По мнению одного эксперта, ключевым моментом спора является неисполнение обязательств, а не судебные расходы, поэтому судебные акты, не давшие недобросовестному заказчику уклониться от исполнения обязательства, абсолютно разумны. Другой считает, что суд может принудить сторону к выполнению условия о выплате «гонорара успеха», только если в договоре четко оговорена форма подтверждения положительного результата. Третий указал, что вопрос о «гонораре успеха» в России остается камнем преткновения и для судов, и для сторон, участвующих в деле.

ООО «Консалтинговая фирма « Партнер» обратилось с иском к ООО «Миксер Центр Сервис», его генеральному и исполнительному директорам и просило субсидиарно взыскать около 370 тыс. руб. задолженности по договору и около 28 тыс. руб. процентов за пользование чужими деньгами.

Как следует из материалов дела, между ООО «Консалтинговая фирма « Партнер» и ООО «Миксер Центр Сервис» был заключен договор, в соответствии с которым фирма обязалась оказать обществу юридическую помощь в судебном споре о взыскании задолженности с другой компании. Согласно условиям договора стоимость услуг составляла 25 тыс. руб. Кроме того, при достижении положительного результата, в том числе мирового соглашения, общество обязалось выплатить премию («гонорар успеха») в размере 5% от суммы, обозначенной в решении суда в его пользу.

После вынесения судом решения в пользу общества оно не оплатило услуги и не выплатило премию. В этой связи фирма обратилась в суд с иском к обществу и его генеральному и исполнительному директорам, в котором просила субсидиарно взыскать около 370 тыс. руб. задолженности по договору и около 28 тыс. руб. процентов за пользование чужими деньгами.

Решением арбитражного суда иск был удовлетворен в части взыскания денежных средств с общества, но в удовлетворении требований к генеральному и исполнительному директорам – отказано. Суд апелляционной инстанции оставил решение без изменения.

Не согласившись с решениями судов, общество обратилось с кассационной жалобой в Арбитражный суд округа с просьбой отменить их и отказать фирме в иске. По мнению общества, суды необоснованно посчитали предметом договора выполнение работ, а не оказание услуг, неправомерно взыскали «гонорар успеха» и применили неправильный расчет процентов.

Рассмотрев кассационную жалобу, окружной суд счел ее не подлежащей удовлетворению. В качестве обоснования суд указал, что в соответствии с п. 3 ст. 421 ГК РФ стороны могут заключить смешанный договор, в котором содержатся элементы различных договоров, предусмотренных законом или иными правовыми актами. К отношениям сторон по нему применяются в соответствующих частях правила о договорах, элементы которых содержатся в смешанном договоре, если иное не вытекает из соглашения сторон или существа смешанного договора. В частности, в силу ст. 783 ГК РФ к договору возмездного оказания услуг применяются общие положения о подряде и положения о бытовом подряде, если это не противоречит ст. 779–782 ГК РФ, а также особенностям предмета договора возмездного оказания услуг.

Суд кассационной инстанции подчеркнул, что в любом случае оказанные услуги или выполненные работы подлежат оплате. При этом необходимо учитывать, что законодательство РФ не устанавливает специальных требований к условиям о выплате вознаграждения исполнителю по договорам возмездного оказания услуг. Следовательно, стороны такого договора вправе согласовать выплату вознаграждения исполнителю в различных формах, если такие условия не противоречат основополагающим принципам российского права.

Таким образом, отметил суд, «гонорар успеха» не может быть взыскан в качестве возмещения судебных расходов с процессуального оппонента клиента, который стороной договора не является. В то же время включение такого условия в договор само по себе действующему законодательству не противоречит.

«Гонорар успеха»: а как у них?

«Гонорар успеха» – это сумма вознаграждения представителя, выплачиваемая при условии достижения нужного заказчику результата. Суть концепции «гонорара успеха», или условного гонорара, состоит в том, что адвокат не получает авансового платежа за свои услуги или он минимален, а вознаграждение выплачивается от суммы присужденного или взысканного. Условие о «гонораре успеха» неофициально называют «нет выигрыша – нет оплаты» (no win no fee).

Задача «гонорара успеха» состоит в том, чтобы открыть доступ к правосудию тем, кто не может позволить себе оплатить услуги адвокатов и судебные издержки. «Гонорар успеха» создает у адвоката мощную мотивацию работать на результат. Когда клиент платит за каждый час работы, для адвоката не имеет большого экономического значения, устраивает ли клиента итог рассмотрения дела. Наконец, поскольку адвокаты берут на себя финансовый риск судебных разбирательств, количество спекулятивных или безнадежных дел может быть уменьшено.

В то же время, если адвокат работает за «гонорар успеха», он заинтересован брать только выигрышные дела, не тратя время на проигрышные и сомнительные, тогда как некоторые дела требуют подробного изучения, прежде чем вынести суждение о шансах на успех.

«Гонорар успеха» в странах англосаксонской системы права
В США условный гонорар начал применяться с середины XIX в. 1 Некоторые авторы называют еще более ранние даты 2 . Несмотря на то что США восприняли доктрину общего права, их видение судебных споров существенно отличалось от британского. Соглашение о «гонораре успеха» широко использовалось сторонами и представителями, подтверждалось судами, а в 1875 г. действительность условного гонорара была подтверждена Верховным Судом Соединенных Штатов.

В США «гонорар успеха» распространен в делах о причинении вреда физическому лицу (personal injury cases), о медицинской халатности, о компенсации работникам. Соглашения о «гонораре успеха» дают пострадавшим возможность попытаться возместить денежные убытки за причиненный им ущерб без необходимости оплачивать гонорар адвоката. Это обусловлено тем, что в американском праве компенсации в таких делах могут быть значительными.

Несмотря на то что пострадавший не будет оплачивать «гонорар успеха», если дело проиграно, он в любом случае должен покрыть расходы адвоката. К ним относятся расходы, понесенные адвокатом в результате проведения расследования или сбора свидетельских показаний, почтовые и транспортные расходы.

Обычный размер «гонорара успеха» составляет 33% от взысканной суммы. В некоторых штатах суммы могут отличаться. Хотя вопрос о разумности размера вознаграждения тоже имеет место.

Модельный кодекс профессиональной этики Американской палаты адвокатов устанавливает, что при определении разумности размера вознаграждения нужно учитывать следующее:
– требуемое время и количество работы адвокатов, новизна и сложность затрагиваемых вопросов, а также навыки, необходимые для надлежащего выполнения поручения;
– вероятность того, сможет ли адвокат параллельно заниматься другими делами;
– размер вознаграждения, взимаемого в данной местности за аналогичные юридические услуги;
– потраченная сумма и полученные результаты;
– временные ограничения, установленные клиентом или обстоятельствами;
– характер и продолжительность профессиональных отношений с клиентом;
– опыт, репутация и способность адвокатов, выполняющих поручение;
– является ли плата фиксированной или условной.

Иногда обычные 33% «гонорара успеха» могут быть признаны чрезмерными.

Например, дело Фанни Гольдфарб (Нью-Йорк, 2015 г.), спор о квартире, полученной в наследство. Доверитель и адвокат подписали соглашение об оказании юридической помощи на условиях предоплаты и «гонорара успеха» в размере одной трети любого возмещения, связанного с получением квартиры. Адвокат добился оформления квартиры на своего доверителя плюс компенсации в размере 75 000 долл. США, отказа от завещания в размере 100 000 долл. США и 6163 долл. США судебных издержек.

Адвокат запросил «гонорар успеха» в размере 251 995 долл. США, что составило одну треть от стоимости квартиры и компенсации. Суд указал, что сумма чрезмерна, и снизил ее до 115 000 долл. США, так как «полная сумма гонорара делала бы адвоката основным выгодоприобретателем по судебному спору».

«Гонорар успеха» не взимается в семейных и уголовных делах.

Вместе с тем, получая информацию о высоких «гонорарах успеха» в США, нужно принимать во внимание, что этот гонорар не возлагается на проигравшую сторону. По общему правилу в США каждая сторона самостоятельно оплачивает свои расходы на представителя. В некоторых штатах имеются исключения из этого правила. Например, в Калифорнии потребитель может взыскать расходы на представителя с проигравшей стороны. В штате Невада сторона, отклонившая предложение о досудебном урегулировании спора и проигравшая спор, возмещает выигравшей стороне разумные расходы на представителя.

В русскоязычной литературе принято считать, что «гонорар успеха» распространен во всех странах англосаксонской системы права. Однако это не так.

В Великобритании соглашения о «гонораре успеха» традиционно были лишены судебной защиты для того, чтобы исключить «незаконное финансовое участие в процессе» – maintenance and champerty.

Например, споры в связи с завещанием Суинфена (Swynfen will case). В 1854 г. Сэмюэль Суинфен из Суинфен-Холла оставил по завещанию 60 000 фунтов стерлингов (около 5 млн фунтов стерлингов в пересчете на современные деньги) своей невестке Пейшенс Суинфен, а в отношении поместья распоряжений не сделал.

На поместье претендовали Пейшенс и племянник Сэмюэля Суинфена. Вопреки воле Пейшенс ее адвокат заключил соглашение с противоположной стороной и передал его судье. Пейшенс добилась отмены соглашения, уволила адвоката и наняла молодого адвоката Кеннеди на условиях «гонорара успеха» 20 000 фунтов стерлингов (около 1,7 млн фунтов стерлингов в пересчете на современные деньги).

Кеннеди выиграл дело и потребовал «гонорар успеха». В первой инстанции требования были удовлетворены. Но апелляция отменила решение, указав, что гонорар английских адвокатов является гонораром и, следовательно, не может быть предметом судебного иска.

В 1999 г. оплата по результату была признана допустимой (с ограничениями по сумме) для всех категорий дел, кроме уголовных и семейных. В коммерческих спорах размер «гонорара успеха» может достигать 100% присужденной суммы. До 2013 г. сумму «гонорара успеха» можно было взыскать с проигравшей стороны. После принятия раздела 44 Закона о правовой помощи, наказании и наказании в отношении правонарушителей 2012 г. (LASPO) «гонорар успеха» взыскать с проигравшей стороны нельзя, кроме специально оговоренных случаев.

В Канаде размер «гонорара успеха» колеблется от 20% до 45% от выигрыша. Соглашения о юридической помощи по делам о незаконном увольнении и серьезных травмах могут быть основаны исключительно на условном вознаграждении. Для уголовных и семейных дел «гонорар успеха» запрещен.

«Гонорар успеха» в странах континентальной системы права
В большинстве стран Европы «гонорар успеха» был долгое время запрещен: Pactum cuota litis. Однако давление рынка привело к тому, что некоторые страны начали допускать условные вознаграждения. В девяностые годы «гонорар успеха» был разрешен в Бельгии и Нидерландах, в 2008 г. – в Испании.

В Бельгии «гонорар успеха» в чистом виде до сих пор запрещен, но он может взиматься дополнительно к основному платежу, фиксированному или почасовому 3 . Вопрос о том, может ли быть «гонорар успеха» возложен на проигравшую сторону, пока остается дискуссионным.

Рекомендуемый размер «гонорара успеха» в Испании (Cuota Litis) – 15–20% от взысканной суммы. Клиент и адвокат могут договориться об оплате только «гонорара успеха» или комбинировать эту оплату с фиксированной ценой или почасовой оплатой. По общему правилу расходы на представителя возлагаются на проигравшую сторону с учетом критерия разумности.

В Германии «гонорар успеха» был разрешен до 1994 г. После поправок 1994 г. немецкие юристы могут или взимать фиксированную плату, которая соответствует Федеральным правилам оплаты услуг адвокатов, или заранее договориться со своим клиентом об оплате по часовой ставке. Фиксированная сумма может зависеть от суммы иска. При этом взимание вознаграждения, меньшего, чем установлено законом, является нарушением закона.

Сказанное свидетельствует о том, что нельзя говорить о некоем тренде принятия судебными системами различных стран концепции «гонорара успеха». Тенденции в различных странах разнонаправленные. Хотя дискуссия идет почти везде.

«Гонорар успеха» в России
В России «гонорар успеха» также находится в поле внимания юридического сообщества. В 1999 г. Высший Арбитражный Суд РФ указал на фактическую невозможность взыскания с доверителя «гонорара успеха» 4 , т.е. требование исполнителя фактически оставлено без судебной защиты.

Далее к этому вопросу обратился Конституционный Суд РФ 5 . Он рассмотрел возможность включения в договор возмездного оказания услуг условия о достижении результата представителем и пришел к выводу, что норма ст. 779 ГК РФ императивна и не позволяет этого сделать. «Спецификой договора возмездного оказания правовых услуг, в частности, является то, что в соответствии с этим договором “совершение определенных действий или осуществление определенной деятельностиˮ направлено на отстаивание интересов услугополучателя в судах и иных государственных (юрисдикционных) органах, обязанных, как правило, принять решение в отношении заявленного требования». Достижение результата, искомого заказчиком, «выходит за предмет регулирования по настоящему договору».

К указанному постановлению три судьи Конституционного Суда РФ выразили свои особые мнения. Судья КС РФ Н.С. Бондарь подчеркнул, что постановление Конституционного Суда РФ нельзя расценивать как «абсолютный запрет на “гонорар успехаˮ и, соответственно, как недопустимость законодательного введения этого института на неопределенный срок (по крайней мере до достижения правовой и судебной системами некоего качественно нового состояния развития)». Судья КС РФ А.Л. Кононов отметил, что Конституционный Суд РФ использует «свой любимый прием “нахождения балансаˮ частных и публичных интересов, который вопреки критерию статьи 2 Конституции РФ всегда почему-то приводит к предпочтению именно публично-государственных мотивов… Мнение о том, что условие о выплате вознаграждения в определенном проценте или доле от суммы выигранного спора вмешивается в прерогативы суда и каким-то образом посягает на самостоятельность и независимость судебной власти, является глубоким заблуждением, основанным на ошибочном представлении, что судебный акт никак не связан с результатом состязания сторон и не зависит от их процессуальных действий и усилий».

Конституционный Суд РФ не только оставил «гонорар успеха» без судебной защиты, но и дал конституционно-правовое толкование норме ст. 779 ГК РФ как не допускающей возможности включения в договор оказания юридических услуг условия о «гонораре успеха».

Используя международный опыт, можно разделить вопрос о «гонораре успеха» на несколько составляющих.

1) Допустимо ли включение условия о «гонораре успеха» в соглашение между заказчиком и исполнителем?

2) Подлежит ли судебной защите условие о «гонораре успеха» в соглашении между заказчиком и исполнителем при неисполнении этого условия заказчиком добровольно?

3) Подлежит ли взысканию с проигравшей стороны сумма «гонорара успеха»?

4) Каков разумный предел «гонорара успеха» для взыскания?

Как мы видим из мирового опыта, ответы на эти вопросы различны. В США «гонорар успеха» допустим, к нему может быть применен критерий разумности, но он не возлагается на проигравшую сторону.

В Великобритании «гонорар успеха» был разрешен и некоторое время взыскивался с проигравшей стороны, а сейчас при сохранении возможности установить «гонорар успеха» в соглашении между адвокатом и клиентом на проигравшую сторону он не возлагается. На мой взгляд, в этом есть разумное зерно.

Не допуская установления «гонорара успеха», мы лишаем стороны свободы договора. Лишаем заказчика возможности стимулировать представителя работать более усердно. Лишаем представителя, который готов приложить максимум усилий к достижению нужного заказчику результата, возможности получить дополнительное вознаграждение.

Полагаю, что условие о «гонораре успеха» должно быть допустимым в договоре между заказчиком и представителем и подлежать судебной защите.

При рассмотрении вопроса о возложении суммы «гонорара успеха» на проигравшую сторону суд должен руководствоваться критериями разумности, соразмерности и обоснованности и взыскивать представительские расходы с учетом фактически оказанных услуг, затраченного времени, стоимости аналогичных юридических услуг в конкретной местности, опыта и репутации представителя.

Верховный Суд РФ в Определении от 26 февраля 2015 г. № 309-ЭС14-3167 высказал такую позицию:

«Указанные дополнительные суммы («гонорар успеха». – О.Г.) по существу являются вознаграждением, уплачиваемым комбинатом юридическому бюро за уже оказанные и оплаченные услуги и только в случае, если они привели к отказу Максимовой М.Н. в удовлетворении иска, то есть признаются своего рода премированием адвокатов. Сумма указанной премии зависит от достигнутого сторонами договора оказания юридических услуг соглашения. Результат такого соглашения клиента и представителя не может быть взыскан в качестве судебных расходов с процессуального оппонента клиента, который стороной указанного соглашения не является».

В названном случае «гонорар успеха» взыскивался дополнительно к фиксированной стоимости юридических услуг. Это общепринятое российским юридическим сообществом понимание «гонорара успеха»: сумма вознаграждения представителя, взимаемая в дополнение к основному, фиксированному платежу, реже – почасовому тарифу. Тогда как изначальная суть концепции «гонорара успеха» состоит в том, чтобы заказчик не оплачивал вовсе или оплачивал минимальный авансовый платеж. Хотя стоимость юридических услуг в России и США несопоставимы.

В России юристы и адвокаты хотели бы иметь возможность пользоваться «гонораром успеха» в коммерческих спорах, а не как это распространено в США – в спорах о причинении вреда физическим лицам или врачебных ошибках. Это объяснимо: решения о компенсациях по таким категориям дел невелики и могут не покрыть трудозатраты представителя, а заказчика и вовсе оставить без компенсации.

Но двигаться нужно поступательно. Для начала судебная практика должна прийти к допустимости «гонорара успеха» и обязательности его судебной защиты в отношениях «заказчик – представитель». Так, в п. 3 Информационного письма от 5 декабря 2007 г. № 121 Высший Арбитражный Суд РФ указывал, что способами определения размера вознаграждения представителя могут быть почасовая оплата, заранее определенная твердая сумма гонорара, абонентская плата, процент от цены иска; условия его выплаты, например, только в случае положительного решения в пользу доверителя.

Заказчик имеет возможность выбрать представителя на обширнейшем юридическом рынке. Если заказчик подписывает договор с обязательством выплаты «гонорара успеха», он не должен иметь возможности отказаться от принятого на себя обязательства после получения искомого результата.

Зачастую стремление уберечь проигравшую сторону от чрезмерного обременения приводит к снижению авторитета суда. В настоящий момент неправая сторона имеет возможность не исполнять обязательственные отношения или не возмещать причиненный вред, так как на нее все равно не будет наложено чрезмерное обременение, суд ее просто обяжет выполнить основное обязательство, но позднее плюс наложит штрафные санкции, которые будут уменьшены по ст. 333 ГК РФ. Добавьте к этому проблемы с исполнением решений небольшими компаниями, когда компании с долгами остаются брошенными, а собственники или директор продолжают работать от имени нового юридического лица.

Самым простым способом разрешения вопроса было бы введение нормативного регулирования. Но есть опасения, что такое регулирование скорее ограничит спектр возможностей для представителей. Как указал судья Конституционного Суда РФ Н.С. Бондарь, «выбор конкретной модели не только связан с содержанием действующего в данном государстве конституционного регулирования, но и в значительной мере определяется принципами правовой, в том числе судебно-правовой, политики».

Общественные отношения, судебная практика и понимание значимости судебного производства должны дозреть до имплементации «гонорара успеха», до расширения пределов разумности его размера, до учета поведения проигравшей стороны на досудебных стадиях урегулирования спора. Также вопрос о «гонораре успеха» мог бы иметь иное значение, если бы судом взыскивались полные суммы штрафных санкций, значительные суммы компенсаций за причинение вреда, в том числе морального, за ущерб деловой репутации.

Еще по теме:

  • Статья 71 федерального закона об образовании Реализация ст. 71 ФЗ «Об образовании» Вопрос: Обращаюсь к Вам за консультацией, так как прочитала Ваш исчерпывающий компетентный ответ на вопрос о поступлении на подготовительное отделение граждан, отслуживших в Вооруженных Силах РФ, для обучения за счет ассигнований федерального […]
  • Временем совершения преступления признается совершения деяния Временем совершения преступления признается совершения деяния 1. В ч. 1 комментируемой статьи сформулировано общее правило действия уголовного закона во времени. Из этого правила имеется исключение, связанное с обратной силой закона (см. коммент. к ст. 10).Таким образом, для определения, […]
  • Закон ома для контура Закон ома для контура Вернёмся ещё раз к рис. 7.1. Здесь изображена замкнутая проводящая цепь. На участке цепи 1-а-2 движение носителей заряда происходит под действием только электростатической силы = q. Такие участки называются однородными. Совсем по-другому обстоят дела на участке […]
  • Опека 71 Перечень функций, выполняемых органом по опеке и попечительству над несовершеннолетними Адрес, телефон, электронный адрес, время приема граждан Выявление, учет, выбор формы устройства детей, оставшихся без попечения родителей г. Петрозаводск, пр. Ленина, 2, каб.430, 429а телефоны 8 (814) […]
  • При расторжении трудового договора с несовершеннолетним работником При расторжении трудового договора с несовершеннолетним работником Трудовые отношения с несовершеннолетними прекращаются в случаях, предусмотренных законодательством или самим договором (статьи 77-84 ТК РФ и 76-116 ЗоТД РЭ). В Эстонской Республике трудовой договор прекращается (ст.71 […]
  • Ст 90 123 федерального закона Разъяснение требований ФЗ от 22.07.2008 г. №123 «Технический регламент о требованиях пожарной безопасности», а также Правил противопожарного режима в РФ утв. Постановлением Правительства РФ от 25.04. 2012 г. №390 Внимание! Конференция завершена, все остальные вопросы вы можете задать […]
  • Нарушения при увольнении работников Особенности увольнения работника по статье 71 Трудового кодекса РФ Автор: Олег Ознобихин При рассмотрении дела о восстановлении на работе лица, трудовой договор с которым расторгнут по инициативе работодателя, обязанность доказать наличие законного основания увольнения и соблюдение […]
  • Разрешение на использование рк Разрешение на использование рк На основании какого Закона РК выдается Разрешение на применение В соответствии со статьей 74 Закона Республики Казахстан от 11 апреля 2014 года № 188-V «О гражданской защите» уполномоченный государственный орган выдает разрешение на применение технологий, […]