Развитие института права частной собственности

§ 1. Возникновение и развитие института права собственности в Древнем Риме

Так, собственник предлагает свою вещь во владение залогодержателю, прекаристу или по секвестру. Однако не всякий договор о передаче вещи во временное пользование другому лицу переносит на это лицо владение. Более того, большинство договоров предусматривают передачу собственником лишь фактического обладания вещью, т.е. держания, но не владения. Так, по договору найма собственник передает нанимателю вещь только в держание, но не во владение. Наниматель фактически обладает вещью, но у него нет владельческой воли, т.е. он не может считать ее своей, а следовательно, не »может пользоваться средствами посессорной защиты — интердиктами. И вообще наниматель может отражать посягательства третьих лиц на вещь, переданную ему в наем, только посредством собственника. Сам он таких средств не имеет, что ставит его еще в большую экономическую зависимость от наймодателя.
Право пользования (jus utendi) — это более емкое по сравнению с правом владения правомочие собственника. Оно заключается в том, что собственник имеет право извлекать из вещи полезные качества, получать доходы и приращения от нее. Пользование вещью может осуществляться в различных (но не противоречащих закону) формах и способах:

передачи в наем, аренду, путем потребления (например, продукты питания, сырье, стройматериалы и т.д.). Полезные качества можно извлекать из вещи посредством ношения украшений, одежды, проживания в жилище, получения приплода животных, птиц, урожая земли, садов и других форм приращения. Иными словами, извлечение полезных качеств вещи может принимать различные формы, способы, методы, виды и т.д. Однако в римском праве все же просматриваются некоторые общие правила пользования вещью:
а) нельзя при этом причинять вред или какие-то неудобства другим лицам; б) пользоваться вещью вопреки закону. По общему правилу объем пользования, осуществляемый в соответствии с законом, практически не ограничен, кроме случаев, когда это вытекает из закона, договора или иных прав других лиц. Так, пользование может быть ограничено в интересах соседа или же другого лица, имеющего право на такое ограничение.
Право пользования вещью — наиболее важное правомочие собственника. В нем заложена возможность последнего удовлетворить личные, бытовые, хозяйственные и иные потребности. С этой целью нужная вещь и приобретается. Собственника интересует не столько само по себе владение, сколько реализация указанного правомочия.
В Риме право собственности наиболее полно проявилось именно в правомочии пользования. Собственник мог делать со своей вещью все, что прямо не запрещено законом. Право пользования он также мог уступать другим лицам, сохраняя за собой право собственности. Так, собственник мог передать свою вещь по договору ссуды во временное и безвозмездное пользование другому лицу. В этом случае он лишался права пользования своей вещью, не получая ‘взамен ничего. Ссудополучатель осуществлял пользование вещью не от своего имени, а от имени собственника. По договору найма (тоже форма пользования, но видоизмененная) право пользования вещью переходило к нанимателю за определенное вознаграждение.
Право распоряжения заключалось в том, что собственник мог определять правовую судьбу вещи, т.е. отчуждать (прежде всего) всеми дозволенными способами, завещать, устанавливать сервитута в пользу других лиц и т.п. Владельцы земельных наделов продолжительное время не обладали этим
132

правомочием и получили его только по закону Спурия Тория в III в. до н.э., в соответствии с которым земельные наделы стали объектами неприкосновенной частной собственности, а их владельцы — частными собственниками. «Полная, свободная собственность на землю, — писал Ф.Энгельс, — означала не только возможность беспрепятственно и неограниченно владеть ею, но также и возможность отчуждать ее. Пока земля была собственностью рода, этой возможности не существовало»7.
Решать правовую судьбу вещи — это значит определять ее правовой статус, изменять его по своему усмотрению и т.п., т.е. изменять или прекращать отношения собственности. Изменить можно, например, установлением сервитута в пользу другого лица, а прекратить — одним из способов прекращения права собственности (физическим уничтожением вещи, изъятием из гражданского оборота, отчуждением). Разумное физическое уничтожение вещи может иметь место в тех случаях, когда из одной вещи изготавливают другую, т.е. при спецификации. При этом действительно меняется правовой статус вещи — право собственности на новую вещь устанавливается в соответствии со специальными правилами. При других формах физического уничтожения вещи право собственности на нее просто прекращается. Изъятие вещи из гражданского оборота также ведет к прекращению права частной собственности на нее. Наконец, отчуждение может быть произведено путем продажи, мены, дарения, передачи в заем, перехода права собственности при наследовании и т.п. Во всех этих случаях изменение правового статуса вещи происходит по волеизъявлению самого собственника, т.е. по его распоряжению.
Право распоряжаться вещью также может осуществляться в разнообразных правовых формах при одном непременном условии — оно не должно противоречить закону. Это правомочие собственник также может передавать другим лицам. Например, будучи лишенным возможности лично осуществить правомочие (болезнь, старческий возраст и т.п.), он может поручить другому лицу произвести продажу вещи и т.п.
В совокупности все три правомочия (знаменитая триада, дошедшая до наших дней) составляют содержание права собст-
7 Энгельс Ф. Происхождение семьи, частной собственности и государства//Маркс К., Энгельс Ф. Соч.—2-е изд.—Т.21.—С-167
133

вечности, его сущность, хотя не исчерпывают всего многообразия проявления господства собственника над вещью, его правового воздействия на отношения собственности. «Право частной собственности есть jus utendi et abutendi, право произвольного обращения с вещью. Главный интерес римлян направлен на развитие и определение тех отношении, которые являются абстрактными отношениями частной собственности»8,— писал К.Маркс в работе «К критике гегелевской философии права».
Таким образом, право частной собственности — это исключительное право лица владеть, пользоваться и распоряжаться вещью в своем интересе. Исключительное право потому, что оно нераздельно, т.е. принадлежит только собственнику, который ни с кем его не делит. Римляне называли право собственности еще и неограниченным, подчеркивая этим полноту владычества собственника над вещью, якобы никем не стесняемого. На самом же деле право собственности в Риме во все времена подвергалось определенным ограничениям. Как одно из проявлений господствующего класса, оно могло ограничиваться в интересах государства, общества, в пользу сервитутов, залогодержателя и других прав на чужие вещи, в пользу соседей.
Таким образом, римское гражданское право знало немало ограничений правомочий собственника, но при этом римские юристы (и современные буржуазные исследователи) трактовали право частной собственности как исключительное и нераздельное, вуалируя его классовую сущность. Главным в их понимании указанного права было осуществление собственником неограниченного господства над вещью. Иногда уточняют, что господство это правовое. Исходя из этого, право собственности объясняется как господство лица над вещью, как возникающее между собственником и вещью отношение. Отсюда их незыблемость: изменить свое отношение к вещи человек может только сам и никто другой, т.е. отношения собственности носят устой ч и вы и, незыблемый характер, изменить который никто не волен.
В действительности право собственности, как и всякое право, — это лишь повеления господствующего класса, инструмент, посредством которого регулируются отношения между людьми и прежде всего между классами. Отношения
8 Маркс К., Энгельс Ф. Соч.—2-е изд.— T.I.— С. 347.
134

собственности, будучи общественными, регулируются прс вом, в силу чего они становятся правовыми. Собственник . Процессе осуществления своего права собственности вступг ет со всеми окружающими его лицами в определенные праве вые отношения. Их содержание заключается в том, чт собственник как субъект права наделен определенные правами (владеть, пользоваться и распоряжаться), которь все его окружающие обязаны не нарушать, соблюдать, увг жать и т.п., т.е. правам собственника корреспондируй обязанности окружающих его лиц. Следовательно, нарушителем права собственности также может быть любое лицо )/ числа окружающих собственника. Поэтому защита пра? собственности посредством вещных исков, а также cai»-право называются абсолютными. Итак, право собственно;
ти — это не господство человека над вещью, не отношен^ между человеком и вещью. Отношения собственности — э;
отношения общественные, отношения между людьми. Именно общество посредством права устанавливает правое. господство собственника над вещью. Значит воля обществ первична, а господство — вторично, и общество в ли!. государства всегда может изменить пределы этого господ ства

2. Развитие института права собственности в Риме

Индивидуальной собственности отдельного гражданина исторически предшествовала общественная собственность пле­мени, родового объединения, семьи.

В развитии римского права особенно большое значение имело право собственности на землю.

В республиканский период одновременно существовали и государственная, и общинная, и частная собственность на землю.

Для обозначения права собственности в Риме пользовались термином dominium. Термин dominium обычно дополняется словами ex jure Quiritium, т. е. по праву квиритов, римских граждан; этим добавлением обозначали, что право собственно­сти (главным образом на землю) первоначально принадлежало римскому народу, а затем в виде права частной собственности римским гражданам. Право квиритской собственности было не­доступно для перегринов и не распространялось на провинци­альные земли.

Земли вокруг Рима, а затем вообще италийские земли, рав­но как рабы и скот, служившие для обработки участков, были наиболее ценными в хозяйстве римского крестьянина, были его основными средствами производства. Названные важнейшие вещи носили наименование res mandpi («захватить своей ру­кой», «взять рукой»).

Другие вещи, кроме перечисленных, назывались res пес mancipi. Практическое значение этого деления вещей состояло в том, что приобретение права собственности на вещь, принад­лежащую к числу res mancipi, не могло происходить путем не­формальной передачи такой вещи собственником другому лицу. Для этой цели требовалось либо совершение манципации, т. е. торжественного обряда, предполагавшего наличие передавае­мой вещи или ее символа и состоявшего в произнесении особых формул в присутствии пяти свидетелей и весовщика, либо in jure сеssiо (буквально «уступка на суде»), т. е. посредством мни­мого судебного спора.

В современном праве мансипация заменена нотариальным удостоверением сделки.

Во времена абсолютной монархии различие res mancipi и res ^с mancipi отпало. Составители кодификации Юстиниана даже произвели соответствующие изменения классических тек­стов; например, слово mancipatio заменили словом traditio, что значило «неформальная передача вещи».

Когда римское общество утратило прежний патриархаль­ный характер, а хозяйственная жизнь стала более развитой, обо­рот более оживленным, подвижным, соблюдение сложных форм манципации и in jure cessio стало крайне затруднительным. Не­редки стали такие случаи, когда вещь передавалась отчуждате- лем (например, продавцом) приобретателю (покупателю) без со­блюдения процедуры. Однако по цивильному праву получалось, что, поскольку не проводились ни манципация, ни in jure cessio, вещь (несмотря на ее передачу и даже несмотря на уплату при­обретателем покупной цены) продолжала оставаться в собствен­ности отчуждателя (продавца).

Такое положение не соответствовало принципам действую­щего права, так как приводило к тому, что продавец, получив­ший за проданную и переданную вещь ее цену, мог истребовать вещь обратно от покупателя. Возможность такого результата нарушала прочность деловых отношений, вселяя неуверенность и подрывая стимулы к совершению приобретательных сделок.

Положение было исправлено без отмены требования слож­ных формальных способов приобретения res mancipi, в порядке регулирования претором защиты частных прав.

Таким образом, претор защищал приобретателя вещи от виндикационного иска собственника. Однако положение приоб­ретателя продолжало оставаться непрочным; он мог утратить вещь при таких обстоятельствах, что защитить свои интересы в порядке владельческого интердикта было невозможно, а соб­ственнического иска он предъявить не мог, так как по цивиль­ному праву собственником оставался отчуждатель вещи. По­этому приобретателю, не оформившему приобретения права собственности, преторский эдикт предоставил особый иск — actio in rem Publiciana. B формуле этого иска претор предлагал судье удовлетворить иск, если окажется, что, провладев вещью установленный давностный срок, ответчик стал квиритским собственником данной вещи, т. е. в формулу вводилась фикция (как будто истец провладел давностный срок), следовательно, этот иск являлся одним из примеров actio ficticia.

Actio Publiciana в этом случае давалась против любого лица, у которого оказывалась вещь (абсолютная защита). Разумеется, если вещь попадала во владение квиритского собственника и приобретателю приходилось предъявлять свою actio Publiciana к квиритскому собственнику, последний выставлял против иска ссылку на свое квиритское право (exceptio insti domini). Однако претор обессиливал это возра­жение, давая истцу реплику, что «вещь продана и переда­на».

В итоге оказывалось, что лицо, приобретшее вещь без со­блюдения требуемых формальностей, получало всестороннюю защиту как в случаях, когда ему приходилось выступать в ка­честве ответчика, так и в тех случаях, когда он должен был выступать истцом. Вследствие этого, хотя приобретатель вещи (при указанных выше обстоятельствах) и не становился соб­ственником, вещь прочно закреплялась в его имуществе, in bonis; отсюда пошло обозначение данного отношения термином «бонитарная» (иначе — преторская) собственность.

Параллельно с развитием бонитарной собственности воз­ник особый институт (в конце республиканского периода) — право собственности перегринов (получивших особые иски в эдикте praetor peregrinus) и право собственности на земли в провинциях.

Различие права собственности квиритов и перегринов сти­ралось по мере слияния jus civile и jus gentium; различие права собственности на италийские земли и земли в провинциях те­ряло свое значение в связи с представлением ius Italicum про­винциальным городам, с одной стороны, и с распространением земельного налога (vectigal), первоначально взимавшегося толь­ко с провинциальных земель, на земли италийские, с другой стороны.

Развитие института права собственности и других вещных прав

Формирование правовой системы Украины осуществлялось под влиянием социально-политической обстановки в России, в СССР и соответствующих партийных решений. Именно под таким углом зрения освещались вопросы государства и права Украинской ССР в юридической литературе периода социалистического строительства, в которой выделялось более 10 этапов становления государства и права СССР и УССР, которые соответствовали тому или иному периоду социалистического строительства. Однако при определении основных этапов становления законодательства о собственности, других вещных прав такой подход является неприемлемым, поскольку переход от одного этапа к другому не сопровождался существенными изменениями в правовом регулировании отношений собственности. Поэтому предлагается выделить три такие основные этапы становления права собственности с 1917 до 1996 г.

Российская Октябрьская социалистическая революция положила начало политику отмены частной собственности на землю, недра, леса и другие средства производства и осуществления бесплатной принудительной «социалистической национализации». Идеи этой революции воплощались также в Украине, но с определенным интервалом во времени. В первые послереволюционные годы в Украине советской властью принимались акты, аналогичные законодательным актам (декретам) России, или подтверждалась их автоматическое действие на территории Украины. Особенностью этого периода было то, что на момент Октябрьской социалистической революции 1917 г. в Украине, в отличие от России, еще не было сформировано численного прослойки собственно украинской буржуазии и крупных землевладельцев, организационно крепких политических партий, что замедляло ознакомление широких слоев населения с коммунистическо-большевистскими идеями.

Деятельность Украинской Центральной Рады и принятые ею четыре Универсалы характеризуются отсутствием четкой программы экономических преобразований, в том числе относительно отношений собственности. В то же время в Объяснениях Центральной Рады Украинской Народной Республики в III Универсала запрещался распределение земель собственников, наделы которых не превышали 50-100 десятин земли. Судьба частной собственности на другие объекты фактически оставалась вне поля зрения Центральной Рады.

Нормотворчество и последовательность не была присуща и периоду правления Гетманства (апрель-декабрь 1918 г.) и Директории (декабрь 1918. — март 1919 г.). Так, Грамотой ко всему украинскому народу Гетмана П. Скоропадского и Атамана Совета Министров Н. Устимовича провозглашалось восстановление права частной собственности, в том числе на землю, однако уже в Универсале Трудового Народа Директории говорилось о передаче земель народа без выкупа у землевладельцев.

В условиях продолжения гражданской войны по инициативе коммунистической партии большевиков 6-10 марта 1919 г. в г. Харькове состоялся III Всеукраинский съезд Советов, на котором, в частности, было принято первую Конституцию УССР, в ст. С которой провозглашалось, что СССР «воплощает в жизнь мероприятия, непосредственно направленные к уничтожению существующего экономического строя и оказываются в отмене частной собственности на землю и на все другие средства производства». С этого момента Советская власть окончательно утверждает курс на ликвидацию частной собственности на средства производства как основы капиталистической системы, на утверждение социалистической экономики, основанной на государственно-коллективной социалистической собственности. Не может считаться отказом от этого курса введения Советской властью «новой экономической политики» (Нэпа), которая привела к оживлению товарно-денежных отношений, активизации деятельности мелких товарных предприятий (1921-1928 гг.). Переход к Нэпу был временным вынужденным шагом, призванным спасти страну от окончательного упадка экономической жизни, а населения — от голодной смерти.

С целью обеспечения регулирования имущественных отношений в условиях Нэпа началась разработка первого Гражданского кодекса РСФСР, которая осуществлялась за конкретными рекомендациями В. И. Ленина. Его указания, считает автор, сводились к следующим принципиальным положениям:

а) советская власть допускает в стране только государственный капитализм;

б) все в области хозяйства есть «публично-правовое, а не частное»;

в) должно быть обеспечено применение к гражданским правоотношениям революционного правосознания;

г) должны быть созданы правовые основы для вмешательства государства в гражданские отношения и полного контроля за частными предприятиями и объединениями.

Такие указания прежде всего имеют целью не допустить победы капиталистического сектора экономики над социалистическим.

Ленинские идеи о принципах регулирования гражданских отношений нашли свое воплощение еще задолго до принятия Гражданского кодекса, а именно — в Декрете ВЦИК

РСФСР от 22 мая 1922 г. «О основные частные имущественные права, которые определяются в РСФСР, охраняемых ее законами и захищувані судами РСФСР»‘. Аналогичный акт (постановление) 26 июля 1922 г. был принят также в Украине2. Российский декрет и украинская постановление были приняты для определения взаимоотношений между государственными органами и частными лицами и их объединениями, а также с целью провозглашения определенных имущественных прав граждан, гарантий защиты этих прав. Указанными законодательными актами запрещались соглашения или другие действия, которые бы обеспечивали право собственности на недвижимость. Возможно было только арендное пользование недвижимостью. Право частной собственности допустимо было только в отношении движимого имущества, не изъятого из гражданского оборота. Гражданам разрешалось заключать разнообразные не запрещенные законом сделки. При этом не предусматривалась денационализация изъятого у собственника имущества. Особенно важным событием стало признание права наследования по завещанию и по закону супругами и прямыми нисходящими потомками в пределах общей стоимости наследства в 10 000 золотых рублей.

Гражданский кодекс был подготовлен довольно быстро. Так, уже 16 декабря 1922 г. постановлением ВУЦИК ввел в действие Гражданский кодекс УРСР3 (Гражданский кодекс РСФСР был принят 31 октября 1922 г. 4-й сессией ВЦИК и введен в действие постановлением ВЦИК с 1 января 1923 г.).

Первый Гражданский кодекс УССР практически полностью воспроизводил структуру и содержание Гражданского кодекса РСФСР, оба содержали одинаковое количество статей — 435.

Определяющей для установления правовых основ отношений собственности стала ст. 52 ГК УССР, которой предусматривались государственная (национализирована и муніципалізована), кооперативная и частная формы собственности. Предметами частной собственности могли быть: ненаціоналізовані здания, торговые и промышленные предприятия с количеством наемных работников, которая не превышает установленной специальными законами; орудия и средства производства; деньги, ценные бумаги и другие ценности, в том числе золотая и серебряная монета и иностранная валюта, предметы домашнего обихода, хозяйства и личного пользования; товары, продажа которых не запрещена законом, и любое другое имущество, не изъятое из частного оборота (ст. 54).

Земля, недра, леса, воды, железные дороги общего пользования могли быть исключительно собственностью государства (ст. 53). Предприятия, в коих число наемных рабочих выше установленного законом, телеграф, радіотелеграф, другие сооружения государственного значения могли стать предметом частной собственности лишь на основании концессии, выданной правительством (ст. 55). Оружие, военное снаряжение, взрывчатые вещества, спиртосодержащие вещества вищевстановленої крепости и сильнодействующие яды могли находиться в частном обладании лишь с разрешения соответствующих органов власти (ст. 56).

ст. 59 ГК добавлено важное Примечание 1 в следующей редакции: «Бывшие собственники, имущество которых было экспроприировано на основании революционного права или вообще перешло во владение трудящихся до 24 августа 1922 г., не имеют права требовать возвращения этого имущества».

Контроль государства относительно осуществления собственниками своих полномочий была призвана обеспечивать, в частности, ст. 58 ГК, которой владельцу разрешалось осуществлять права владения, пользования и распоряжения имуществом в пределах, определенных законом. Поэтому действия владельца с превышением этих пределов должны признаваться неправомерными со всеми правовыми последствиями, вытекающими из этого. В разделе «Право собственности» содержались также статьи, которые определяли условия истребования собственником своего имущества из чужого незаконного владения и устранении нарушений его права (статьи 59-60), регулирующих отношения общей долевой собственности (статьи 61-65), устанавливали правила определения момента возникновения права собственности (статьи 66-67), предусматривали основания для реквизиции и конфискации имущества (статьи 69-70).

Довольно много статей (20) была посвящена наследственным отношениям. По сравнению с предыдущим периодом ГК УССР 1922 г. бесспорно расширил права граждан, сохраняя при этом также несколько ограничений. Во-первых, могло наследоваться имущество лишь в части, не превышала 10 000 золотых рублей за вычетом долгов наследодателя (за исключением предметов домашней обстановки и обихода, которые не причислялись к указанной ограничительной суммы, и концессионных, застроек-них и некоторых других подобных прав по сделкам с государственными органами). Стоимостное ограничение наследуемого имущества просуществовало достаточно недолго. Так, постановлением ЦИК и СНК СССР от 29 января 1926 г.1, введенного в действие с 1 марта этого же года, максимальный размер имущества, которое могло передаваться по наследству, был отменен. Постановлением было также рекомендовано союзным республикам отменить с 1 марта 1926 г. ограничения по составу имущества, которое могло переходить в порядке наследования или дарения.

Необходимо обратить внимание на чрезвычайно высокую законотворчество в Украине, как и в других союзных республиках в течение 1922-1925 гг., когда было принято 10 кодексов. Так, только в 1922 г. были приняты Гражданский кодекс, Земельный кодекс. Кодекс законов о труде. Кодекс законов об образовании, Уголовный кодекс, Уголовно-процессуальный кодекс, Ветеринарный кодекс, Исправительно-трудовой кодекс.

XIV съезд ВКП(б), состоявшийся 18-31 декабря 1925 г., провозгласил курс на социалистическую индустриализацию, для проведения которой Нэпом были заложены определенные предпосылки. В этот период, однако, не произошло глубинных изменений в правовом регулировании отношений собственности, поскольку эти изменения касались преимущественно отношений в сфере хозяйствования, земельных, арендных отношений, и они направлялись на обеспечение победы социалистического сектора экономики над частным. В соответствии с осуществляемой союзной политики был обновлен Уголовный кодекс, впервые принят Административный кодекс.

Важным событием было принятие С мая 1926 г. первого Кодекса о семье, опеке, браке и акты гражданского состояния УРСР2 (сокращенно — Семейный кодекс). В Украине еще в 1919 г. были завершены работы по разработке Семейного кодекса, однако подготовленный проект так и не был принят через военные действия. Поэтому некоторое время семейные отношения регулировались отдельными законами, которые имели существенные недостатки.

Семейный кодекс 1926 г. заполнил правовой вакуум в этой важной сфере общественных отношений и зафиксировал новый подход к заключению брака и его правовой последствиям. Так, признавая правовые последствия только с браком, зарегистрированным в органах Загс, Семейный кодекс в то же время предоставлял судам право в отдельных случаях учитывать фактические брачные отношения и решать вопрос о праве жен, которые находятся в таких отношениях, на алименты и на совместно приобретенное имущество. Тем самым составители Семейного кодекса стремились защитить женщин, которые вступали в фактический брак с состоятельными мужчинами, работали в их хозяйстве, а после прекращения такого брака были лишены возможности защитить свои имущественные права. При таких условиях нередки были случаи использования мужчинами женщин как рабочей силы, а не с целью создания сім’ї1.

Семейный кодекс ввел принцип общности нажитого супругами имущества (до этого действовал принцип раздельности совместно нажитого супругами имущества, что опять же ставило женщин в затруднительное положение, поскольку мужчины имели значительно лучшие возможности для заработка). Согласно ст. 125 Семейного кодекса «имущество, нажитое супругами совместным трудом в период брака, считается принадлежащим обоим с супругам на началах общей собственности (статьи 61-65 Гражданского кодекса УССР) в равных долях». Остальное имущество должно принадлежать к раздельной собственности.

Итак, правовому регулированию отношений собственности и иных имущественных отношений были характерны следующие особые черты:

1) введение многоукладности экономики;

2) введение частной собственности физических и юридических лиц с ограничением ее размеров и правомочий собственников;

3) установление преимуществ социалистической и кооперативной собственности над частной;

4) удаление многих объектов из гражданского оборота (земля, леса, крупные предприятия и тому подобное);

5) предоставление владельцам определенного имущества (оружия, взрывчатых веществ, спиртомістких веществ и тому подобное) права «частное владение», которое не предусматривало возможности отчуждения его другим лицам;

6) введение института «застройки», которым определялись права граждан-застройщиков жилья без приобретения ими права собственности на такие здания;

7) осуществление гражданами права собственности допустимо в пределах, предусмотренных законом;

8) закрепление в ГК УССР неправовых принципов, по которым гражданские права не должны охраняться законом, если они осуществляются вопреки их социально-хозяйственному назначению;

9) подчиненность правовых норм социалистическим идеям и партийным интересам;

10) заведомо временная действие правовых норм в отношении частной собственности, что обусловливало непредсказуемость правовой политики.

С 1929 г. осуществляется наступление на частный сектор экономики, на селе создается колхозная система хозяйствования, завершается социалистическая реконструкция, активизируется борьба с кулачеством, вводятся ограничения в отношении частной собственности, что приводит к окончательной победе социалистического сектора над частным в первой половине 1930-х pp. Однако право личной собственности граждан приобретает своего юридического оформления только в Конституции СССР 1936 г. (Конституции УССР 1937 p.). Это событие завершает первый этап послереволюционного становления права собственности в СССР и в Украинской ССР.

Право личной собственности граждан на их трудовые доходы, как отмечалось в ст. 10 Конституции СССР (ст. 10 Конституции СССР), и сбережения, на жилой дом и подсобное домашнее хозяйство, на предметы домашнего (домашнего) хозяйства и обихода, на предметы личного пользования и комфорта, так же как и право наследования личной собственности граждан, охраняются законом. Такая юридическая конструкция права личной собственности граждан, с незначительными изменениями, просуществовала в правовой системе СССР больше полувека.

Впервые конституционного оформления приобрела также собственность колхозного двора, которая фактически представляла собой разновидность личной собственности граждан. В то же время, в Конституции СССР (ст. 9) содержалась также норма о мелкое частное хозяйство единоличных крестьян и кустарей, основанное на личном труде и исключало эксплуатацию чужого труда, что имело скорее символический характер, поскольку для его существования не было создано соответствующих социально-экономических гарантий и морально-политической терпимости в отношении населения этих хозяйств. Собственно, это со временем привело к полному исчезновению с экономической системы этого типа хозяйств.

Таким образом, в 1929-1936 гг. завершилось окончательное принудительное уничтожение остатков частной собственности, в стране утвердилась социалистическая система хозяйствования на основе государственной собственности, и господствующей формой индивидуального присвоения гражданами материальных благ стало право личной собственности.

Определенные особенности имело правовое регулирование собственности в период «партийно-государственного социализма» (1937-1990 pp.), которому были присущи следующие основные черты: 1) господство командно-административных методов управления экономикой; 2) утверждение преимуществ государственной собственности, направлено на максимальное «огосударствления» экономики; 3) абсолютная подчиненность правовой системы партийно-идеологическим интересам КП PC и интересам партийно-государственной номенклатуры; 4) превалирование государственного интереса над личным.

Процесс нормотворчества в это время осуществлялся с разной степенью интенсивности, но без изменения самой сущности и назначения личной собственности в социалистическом обществе. Введение Конституцией СССР 1936 г. существенных новелл относительно права собственности не привело к адекватному обновление гражданского законодательства, которое фактически не было рассчитано на регулирование личной собственности граждан.

Некоторые коррективы были внесены в институт права собственности в период Отечественной войны (1941-1945 гг.), которые, однако, нельзя отнести к категории радикальных. Социалистическая экономика, социалистическая собственность, построены на административно-плановых началах, личная собственность граждан оказались сравнительно легко приспособленными к условиям военного времени. В этот период усиливаются административно-властные принципы управления экономикой, вводятся дополнительные меры (уголовного, административного, гражданского права) по защите объектов социалистической собственности, претерпевает существенных изменений наследственное право. Ведущее место в сфере регулирования отношений собственности военного периода отведено актам, касающихся национализированного, конфискованного, реквизированного и бесхозного имущества.

Важное значение имел Указ Президиума Верховного Совета СССР от 14 марта 1945 г. «О наследниках по закону и по завещанию», на основании которого были внесены соответствующие изменения в гражданские кодексы союзных республик. Указом, в частности, был расширен круг наследников по закону и по завещанию, устанавливалось три очереди наследников, было введено категорию наследников, которые получили право наследовать так называемую «обязательную долю».

В послевоенные годы, до 1961 г., право личной собственности пополнялось незначительным количеством законодательных актов. Среди них особое значение имел Указ Президиума Верховного Совета СССР от 26 августа 1948 г. «О праве граждан на покупку и строительство индивидуальных жилых домов», которым было отменено право застройки и дано право каждому гражданину СССР купить или построить для себя на праве личной собственности жилой дом в один или два этажа с числом комнат от одной до пяти включительно как в городе, так и за его пределами. Одновременно здания, которые принадлежали гражданам на праве застройки, перешли в их личную собственность. Указом не устанавливался максимальный размер площади жилого дома, не определялась количество жилых домов, которые могли находиться в личной собственности гражданина. Однако такое «упущения» уже через несколько лет было ликвидировано. Так, уже 8 марта 1954 г. в ст. 182 ГК УССР 1922 г. были внесены изменения, согласно которым жилые дома, принадлежащие гражданам на праве личной собственности, могли быть предметом купли-продажи с тем, чтобы в результате этих договоров у покупателя, его супруги и несовершеннолетних детей не совершалось продажи более одного дома в течение трех лет.

Впоследствии Указом Президиума Верховного Совета СССР от 18 июля 1958 г. максимальный размер жилых домов, которые могли находиться в личной собственности гражданина, ограничивался 60 кв. м. Таким образом, партийно-государственное руководство привело право личной собственности граждан на жилой дом в полное соответствие «пролетарских потребностей трудящихся», определенных марксистско-ленинской идеологией.

В период от первой до второй кодификации гражданского права развитие гражданско-правовой науки относительно права собственности граждан также не отличался активностью и не всегда был адекватным нормотворчим процессам. Так, в 1920-х гг. усилия ученых-юристов были сосредоточены на общих проблемах государства и права в социалистическом обществе, на обосновании классово-революционной сущности права, на формировании концепции «хозяйственного права», на утверждении преимуществ планового регулирования имущественных отношений, основанных на социалистической собственности (преимущественно государственной). Однако исследованию проблем права собственности граждан в этот период должного внимания не уделялось, поскольку в условиях революционной эйфории собственность граждан в сознании подавляющей части населения под влиянием коммунистической пропаганды ассоциировалась с капиталистической собственностью, которая порождает зло.

После принятия Конституции СССР 1936 г. цивилистика начала приобретать черты профессионального конструктивизма, в котором сочетается идеологизированое обожания социалистического права и глубокий анализ правовых норм и поиск путей их совершенствования. Произошла активизация правовой науки в связи с первым совещанием работников права, проведенной в 1938 г., на которой главной темой обсуждения стали вопросы системы права и соотношение ее отдельных составных частей (отраслей права, правовых институтов).

В послевоенный период постепенно возобновилось обсуждение вопросов системы советского права, в том числе гражданского, в ходе которого сформировался гражданско-правовое направление дискуссии. Толчком для нее стала статья А. В. Венедиктова «В системе Гражланского кодекса СССР» в журнале «Совстское государство и право» N& 2, 1954 p.). Однако уже в 1957 p. в связи с внесением изменений в Конституцию СССР характер дискуссии изменился, поскольку взамен принятие Гражданского кодекса СССР предполагалось принятие общесоюзных Основ гражданского законодательства и кодифицированных актов союзных республик. Поэтому с 1957 г. научные гражданско-правовые исследования осуществлялись параллельно с кодифікаційними работами, которые завершились принятием 8 декабря 1961 г. Основ гражданского законодательства Союза PCP и союзных республик, а впоследствии — Гражданского кодекса Украинской PCP (18 июля 1963 p.).

В Гражданском кодексе УССР 1963 p. в разделе II «Право собственности» было помещено восемь глав: «Общие положения» (статьи 86-88); «Государственная собственность» (статьи 89-93); «Собственность колхозов, иных кооперативных организаций, их объединений» (статьи 94-96); «Собственность профсоюзных и иных общественных организаций» (статьи 97-99); «личная собственность» (статьи 100-111); «Совместная собственность» (статьи 112-127); «Возникновение и прекращение права собственности» (статьи 128-143)» «Защита права» (статьи 144-150).

В Гражданском кодексе УССР закреплялись два вида собственности: социалистическая и личная. Первую составляли: государственная (общенародная) собственность; собственность колхозов, иных кооперативных организаций, их объединений; собственность общественных организаций. Соответственно для государственной собственности как основной формы социалистической собственности законодатель установил немало преимуществ в ее осуществлении и защите. Кроме того, единственным собственником всей государственной собственности определялась государство (ст. 89 ГК УССР), то есть в целом СССР, а не союзные республики.

В Гражданском кодексе УССР 1963 г. было полностью воспроизведены нормы Основ о правах собственности граждан, в то же время он пополнился значительным количеством новых правовых норм, которые базировались на достижениях юридической науки, судебной практики. Кодекс впервые детально урегулировал общую долевую собственность, общую совместную собственность колхозного двора, указал на существование общей совместной собственности супругов. Гражданский кодекс не установил общих количественных ограничений относительно объектов права личной собственности, за исключением жилых домов и некоторого другого имущества. Вместе с тем, в нем определялись объекты, которые вообще не могли находиться в собственности граждан или набувалися с особого разрешения. В Гражданском кодексе предусматривались максимальные размеры жилых домов, последствия приобретения гражданином жилого дома и одновременно кооперативной квартиры или квартиры в домах государственных, кооперативных и общественных организаций. Ряд статей касался оснований возникновения права личной собственности или ее прекращения, объема правомочий собственников, защиты их имущественных прав.

Принятие нового гражданского законодательства стало толчком для бурной научной активности, что, безусловно, способствовало развитию гражданско-правовой науки. Не остался без внимания также институт права собственности. Особенно плодотворным в научно-практическом отношении оказался период 1963-1973 гг., когда был опубликован ряд обстоятельных трудов, посвященных анализу нового законодательства о собственности граждан. У них обычно рассматривались и вопросы, касающиеся понятия права личной собственности граждан, ее сущности. Однако вне критики были основные признаки личной собственности и ее производный характер от социалистической собственности, ее потребительское назначение и трудовое происхождение. Они считались неоспоримыми истинами.

Во второй половине 1980-х гг. произошли исторические социально-политические события» которые прямо или косвенно способствовали прекращению функционирования социалистической системы и перехода к рыночной экономике. Эти события влияли определенным образом на формирование новых отношений собственности. Так, XXVII съезд КПСС (1986 г.) начал определенные прогрессивные изменения в обществе, которые привели к так называемым «перестроечных процессов» и демократизации общества. На выполнение решений съезда Политбюро КПСС рассмотрело вопрос борьбы с нетрудовыми доходами граждан и предусмотрело разработку нормативных актов, которые бы урегулировали индивидуальную трудовую деятельность (ИТД) граждан. То есть имелось в виду «упорядочить» ИТД таким образом, чтобы граждане не могли получать высокие прибыли.

На основании анализа правовых последствий применения Закона об ИТД обосновывается вывод о том, что с его принятием в СССР вне воли партийно-властных структур начал формироваться новый социальный слой населения, чему способствовала также определенная демократизация общественной жизни. Такие социально-экономические процессы получили новое ускорение после принятия 26 мая 1988 г. Закона «О кооперации в СССР», который способствовал образованию нового кооперативного сектора экономики, интеграции личной собственности и производства, не управляемого перехода средств производства в собственность граждан.

Вышеприведенные и другие особенности развития отношений собственности граждан стали предметом широкого научного обсуждения в конце 1980-х годов, которое выявило довольно разные взгляды на эту проблему. Одни авторы (В. П. Мозолін) считали, что личная собственность граждан СССР существует в форме собственности на предметы потребления и в форме собственности на имущество, используемое в коммерческих целях, другие авторы (В. П. Шкредов, Н. Д. Егоров, А. В. Осипенко) предлагали рассматривать собственность граждан, занимающихся ИТД, как частную или мелкую частную собственность, которая мыслилась ими как вспомогательная, мирно сосуществует с личной собственностью граждан.

Особое мнение отстаивал известный ученый С. С. Алексеев, который в своем труде «Собственность — право — социализм» (1989 г.) выразил уверенность в создании социалистического рыночного хозяйства без участия частной собственности и предложил законодательно предусмотреть «производственный» собственность на средства производства как разновидность личной собственности, считая введения частной собственности худшим вариантом развития общественных отношений в СССР.

Таким образом, накануне принятия в 1990-х годах в СССР и бывших союзных республиках нового законодательства о собственности представители юридической науки в целом не подвергали сомнению целесообразность сохранения института права личной собственности. Дискуссии же велись преимущественно вокруг той или иной модификации индивидуальной формы присвоения гражданами материальных благ, в том числе и средств производства, но с учетом выбранного страной курса на формирование социалистического рынка. Следовательно, радикальное реформирование отношений собственности в СССР состояло в основном под влиянием общеполитической ситуации в стране и стремление народов союзных республик к политической И экономической самостоятельности, к улучшению благосостояния.

Новым этапом становления законодательства о собственности был 1990-й год. Состоялось начало правовых основ нового института права собственности Декларацией о государственном суверенитете Украины (16 июля 1990 p.), которая заложила новые принципы построения украинского государства, и Законом Украины «Об экономической самостоятельности Украинской PCP» (от 3 августа 1990 p.), которым были определены содержание, цель и основные принципы экономической самостоятельности Украины, механизм хозяйствования, регулирования экономики и предусматривались три формы собственности: государственная, коллективная, индивидуальная (личная и частная трудовая).

Выдающимся событием было принятие 7 февраля 1991 г. Закона Украины «О собственности». Бесспорно, в нем были приняты отдельные прогрессивные и удачные положения Закона СССР «О собственности в СССР» от 6 марта 1990 г. Однако сравнительный анализ содержания обоих законов свидетельствует о наличии в них существенных различий как в структуре, так и в содержании. Например, Закон Украины «О собственности» содержит 57 статей (союзный — 34), преамбулу (в союзном Законе преамбула отсутствует), 8 разделов (союзный — 6). В украинском Законе «О собственности» отношения собственности, в том числе и граждан, получили более полную регламентацию. В Законе Украины «О собственности» (в первой редакции) были предусмотрены индивидуальная (личная и частная трудовая), коллективная и государственная, в союзном Законе — собственность граждан, коллективная и государственная. Союзным Законом собственнику предоставлялось право использовать свое имущество «для любой хозяйственной деятельности». В Законе Украины «О собственности» вопрос решен более радикально, поскольку в нем прямо предусмотрено право собственника использовать свое имущество для предпринимательской деятельности. Эти и другие различия между обоими Законами свидетельствуют, таким образом, о виденье в Украине проблем правового регулирования отношений собственности.

Знаковым стало принятие Верховной Радой Украины 7 июля 1992 г. изменений в Закон «О собственности», согласно которых было изъято понятие «индивидуальная собственность» и введено полноценное право частной собственности, которое нашло свое окончательное утверждение в новой Конституции Украины от 28 июня 1996 г.

В связи с принятием Закона «О собственности» фактически утратила силу большая часть норм ГК УССР относительно личной собственности граждан, хотя законодательных решений по этому поводу длительное время не принималось, что порождало нежелательный правовой вакуум в правовом регулировании отношений собственности граждан. И лишь 16 декабря 1993 г. из ЦК были исключены главы 7, 8, 9 и отдельные статьи о праве собственности как таю, утративших силу. В то же время определенного праворегулюючого значение для отношений собственности граждан вступили законы о приватизации, о предприятиях, о предпринимательстве, о хозяйственных обществах и другие законодательные акты рыночного направления.

Закон Украины «О собственности» предусмотрел, что имущество, являющееся государственной собственностью и закрепленное за государственным предприятием, принадлежит ему на праве полного хозяйственного ведения, а за государственным учреждением (организацией) на праве оперативного управления. Такие права многими юристами признаются ограниченными вещными правами, которые впоследствии нашли свое дальнейшее развитие в Хозяйственном кодексе Украины.

С принятием в 1996 г. новой Конституции Украины и в 2003 г. нового Гражданского кодекса Украины, Хозяйственного кодекса Украины, которые вступили в силу с 1 января 2004 года, немало положений Закона Украины «О собственности» вступили в противоречие с этими и другими законами, а следовательно, вполне закономерно Законом Украины от 27 апреля 2007 г. № 108 признан утратившим силу. Однако трудно переоценить значение Закона Украины «О собственности» в формировании института вещного права и его составной части — права собственности, а потому Его принципиальные положения будут и в дальнейшем анализироваться в сравнительно-историческом аспекте.

Согласно определенных Конституцией Украины форм собственности в новом ГК Украины нашли урегулирования частная собственность, право собственности Украинского народа и государственная собственность, коммунальная собственность. В ГК помещена отдельная книга третья — «Право собственности и другие вещные права», которая содержит два раздела: «Право собственности» и «Вещные права на чужое имущество». Раздел «Право собственности» охватывает главы «Общие положения о праве собственности», «Приобретения права собственности», «Прекращение права собственности», «Право совместной собственности», «Право собственности на землю (земельный участок)», «Право собственности на жилье», «Защита права».

Второй раздел «Вещные права на чужое имущество» содержит следующие главы: «Общие положения о вещных правах на чужое имущество», «Право владения чужим имуществом», «Право пользования чужим имуществом», «Право пользования чужим земельным участком для сельскохозяйственных нужд», «Право пользования чужим земельным участком для застройки».

Такой есть структурное построение института права собственности и других вещных прав в новом ГК Украины. Однако система института вещного права не исчерпывается совокупностью норм ГК, ведь довольно значительная часть норм содержится в Земельном, Семейном, Хозяйственном и других кодексах, а также других актах законодательства.

Понятно, что формирование норм в отношении права собственности и других вещных прав, их система и содержание во многом зависят от закрепленных в Конституции Украины, ГК Украины форм собственности.

Еще по теме:

  • Налог на прибыль организаций амортизация имущества Налог на прибыль организаций амортизация имущества АМОРТИЗИРУЕМОЕ ИМУЩЕСТВО - НАЛОГ НА ПРИБЫЛЬ В бухгалтерском учете амортизация представляет собой процесс перенесения по частям стоимости основных средств и нематериальных активов по мере их физического или морального износа на […]
  • Акт проверки знаний правил безопасного обращения с оружием Акт проверки знаний правил безопасного обращения с оружием Пройти пробный экзамен Записаться на обучение или проверку знаний можно по телефону 8 (495) 737 46 46, Или же заполнив анкету на нашем сайте! Обращаем внимание что инспектор ОЛРР Росгвардии присутствует только 1 раз (пока) в […]
  • Налоги воскресенск Налоговая инспекция по г. Воскресенску (г.Воскресенск, Воскресенский район) Контакт-центр 8-800-222-22-22 Приемная +7 (496) 441-16-21 Телефон доверия +7 (496) 442-00-05, факс:+7 (496) 442-57-70 Начальник: Ломакина Анна Викторовна Время работы инспекции: пн-чт 09.00-18.00, пт 09.00-16.45, […]
  • Ликвидация единственного участника общества Существует ООО с единственным участником (юридическим лицом) и директором. ООО, являющееся единственным участником, добровольно ликвидировалось. В настоящее время возникла ситуация: в ЕГРЮЛ есть ООО, участник которого ликвидировался. Такое ООО не может вести деятельность без участника, и […]
  • Закон о выделении земли с 1 марта 2018 года Порядок приватизации земельного участка после 1 марта 2018 года Упрощенный порядок перевода в частную собственность земельных участков, известный как «дачная амнистия» вновь был продлен в 2018 году. Тогда же были внесены изменения, касающиеся приватизации земельного участка после 1 […]
  • Санитарно-гигиенические закон Постановление Главного государственного санитарного врача Российской Федерации от 28 июня 2011 г. N 84 г. Москва "Об утверждении СанПиН 2.1.2882-11 "Гигиенические требования к размещению, устройству и содержанию кладбищ, зданий и сооружений похоронного назначения"" Комментарии Российской […]
  • Kind of правило Какая разница между what и what kind of в английском языке? Здесь вы можете узнать какая разница между what и what kind of в английском языке. Перед тем как говорить о разнице между этими двумя вопросительными словами, следует отметить, что вопросительное слово what может употребляться в […]
  • Бланк заявления на получение имущественного вычета Бланк и образец заполнения заявления на имущественный вычет 2018 Обладая минимальными познаниями в сфере налогообложения, каждый гражданин имеет возможность финансово облегчить покупку или строительство квартиры. Налогоплательщики, которые платят налоги добросовестно, вправе оформить […]