Судебная практика по делам о защите прав потребителей банки

Содержание страницы:

ОБЗОР СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ ПО ДЕЛАМ, СВЯЗАННЫМ С ЗАЩИТОЙ ПРАВ ПОТРЕБИТЕЛЕЙ ФИНАНСОВЫХ УСЛУГ

Утвержден Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 27 сентября 2017 г.

1. Если банком одновременно заявлены требования к заемщику о взыскании задолженности по кредитному договору и о его расторжении, такие требования подлежат рассмотрению в порядке искового, а не приказного производства.

2. Списание банком денежных средств со счета клиента должно осуществляться по тому курсу валюты и тем тарифам, которые действовали в банке на момент списания денег с банковской карты. Получение гражданином дохода при снятии с банковского счета денежных средств в иностранной валюте за счет курсовой разницы не свидетельствует об осуществлении им предпринимательской деятельности, если банковский счет не используется таким гражданином для нужд, связанных с осуществлением предпринимательской деятельности, в связи с чем к возникшим правоотношениям применяется Закон о защите прав потребителей.

3. К вытекающим из договора ипотечного страхования отношениям между страховщиком и наследниками страхователя, использующими страховую услугу для нужд, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности, применяются положения Закона о защите прав потребителей.

4. При применении норм Закона о защите прав потребителей к спорам, возникшим в связи с несвоевременной выплатой страхового возмещения по договору имущественного страхования, следует учитывать, что отсутствие у гражданина регистрации в качестве индивидуального предпринимателя само по себе не означает, что застрахованное имущество использовалось им исключительно для личных, семейных, домашних и иных нужд, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности.

5. Последствием признания недействительным условия кредитного договора об уплате комиссионного вознаграждения за обслуживание счета является возмещение гражданину-потребителю убытков по правилам ст. 15 ГК РФ.

6. К требованиям гражданина о защите его прав при заключении кредитного договора от его имени мошенническим путем подлежат применению нормы Гражданского кодекса Российской Федерации.

7. При невыполнении указаний клиента-потребителя о выдаче денежных средств со счета банк в соответствии со ст. 856 ГК РФ обязан уплатить на эту сумму проценты в порядке и в размере, предусмотренных ст. 395 ГК РФ.

19. Привлечение организаций, оказывающих финансовые услуги, к административной ответственности, предусмотренной ч.2 ст. 14.8 КОАП РФ, за включение в кредитные договоры (договоры займа) условий, ущемляющих права потребителя по сравнению с правилами, установленными законодательством в области защиты прав потребителей, признано правомерным.

Верховный суд рассказал, когда применять закон о защите прав потребителей

Отдав машину на станцию техобслуживания, никак не ожидаешь, что она вернется к тебе с новыми повреждениями. Но именно это и произошло у автомобилистов из Санкт-Петербурга. Ситуация осложнилась тем, что первоначальный ремонт был восстановительным и оплатила его страховая компания. К кому теперь предъявлять претензии? Можно ли в этой ситуации опираться на закон о защите прав потребителей? Ответы на эти вопросы дал Верховный суд.

Произошло ДТП, в результате которого был поврежден автомобиль ВМW Х5 Марии и Олега Дроновых*. Поскольку машина застрахована в ОСАО «Ингосстрах» по КАСКО, страховая компания отправила ее на станцию технического обслуживания ООО «Аксель-Моторс» для проведения восстановительного ремонта. При получении отремонтированного автомобиля Дроновы обнаружили скол на передней водительской двери, отсутствие части резины на задней правой покрышке, изменение цвета хромированного молдинга на задней правой двери. Указанные повреждения возникли на станции техобслуживания, но там устранять их отказались, и Дроновым пришлось делать это за свой счет.

Собственники машины решили, что имеют право на компенсацию по закону о защите прав потребителей, и обратились в суд. Олег Дронов просил взыскать с ООО «Аксель-Моторс» 68 090 руб. ущерба, 68 090 руб. неустойки и 4000 руб. компенсации морального вреда, с ООО «БМВ Русланд Трейдинг» 1000 руб. ущерба, 1000 руб. неустойки, 1000 руб. морального вреда. Мария Дронова просила взыскать с ООО «Аксель-Моторс» 25 000 руб. на оплату услуг представителя и 23 000 руб. морального вреда, а с ООО «БМВ Русланд Трейдинг» – 5000 руб. на оплату услуг представителя и 2000 руб. морального вреда.

Василеостровский районный суд г. Санкт-Петербурга согласился только взыскать с ООО «Аксель-Моторс» в пользу Олега Дронова 34 545 руб. ущерба (сумма, которую Дроновы фактически потратили на ремонт поврежденной машины) и 20 000 руб. судебных расходов, а в остальной части отказал. Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда с ним согласилась. Суды указали, что ответственность за качество ремонта, произведенного по направлению страховщика станцией технического обслуживания, несет страховщик. Поэтому, по мнению судов, к правоотношениям между истцами и ООО «Аксель-Моторс» применимы только нормы об ответственности за причинение вреда (деликт), но не положения закона о защите прав потребителей.

Тогда супруги обратились с кассационной жалобой в ВС. Тот согласился, что ответственность за качество выполненного ремонта действительно лежит на ОСАО «Ингосстрах». Вместе с тем исковые требования Дроновых к ООО «Аксель-Моторс» связаны не с качеством восстановительного ремонта, а с причинением истцам вреда при выполнении указанных работ. При этом истцы как потребители имеют право на возмещение вреда, причиненного их имуществу вследствие недостатков услуги со стороны исполнителя. Следовательно, к отношениям между Дроновыми и станцией техобслуживания применимы нормы закона о защите прав потребителей. Поэтому ВС определил отменить апелляционное определение и направить дело на новое рассмотрение в суд второй инстанции (№ 78-КГ17-83). На сегодняшний день оно еще не рассмотрено.

«Позицию ВС разделяю полностью. Она соответствует общим принципам возмещения убытков, предусмотренным ГК, а также требованиям к качеству оказания услуг и ответственности за их нарушение, установленным законом о защите прав потребителей. Несомненно, правоотношения сторон в споре уже не связаны со страхованием имущества, поэтому претензии к станции техобслуживания обоснованны и логичны», – заявила адвокат ЮГ «Яковлев и Партнеры» Марина Костина. «В этом деле судом дана закономерная интерпретация отношений между собственником автомобиля и юрлицом, осуществляющим восстановительный ремонт», – отметила руководитель практики «ФБК Право» Елена Шигидина. «Определение ВС по сути является верным: истцы требовали возмещения вреда не по страховому случаю, а в результате некачественно оказанной услуги, в связи с чем к этим правоотношениям применим закон о защите прав потребителей», – подтвердил адвокат, партнёр ЮК LDD Андрей Попов. «Определение ВС будет ориентиром для судебной практики при разрешении аналогичных дел, связанных с урегулированием разногласий между собственником автомобиля и станцией технического обслуживания», – уверен старший юрист ООО ЮФ «Надмитов, Иванов и Партнеры» Михаил Степкин. «Это определение благоприятно для потребителей. Теперь они смогут обращаться при возмещении такого вреда в рамках закона о защите прав потребителей, который устанавливает льготные условия. Определение позволит скорректировать практику, так как она по этому вопросу была противоречива», – считает управляющий партнер КА «Старинский, Корчаго и партнеры» Владимир Старинский.

Руководитель аналитического отдела бюро ПП «Фрейтак и Сыновья» Максим Петров обращает внимание, что за рамками определения остался вопрос момента происхождения повреждений на автомобиле, что скорее всего и послужило поводом к спору. «Это ещё раз говорит о самонадеянности либо некомпетентности страховщика и автосервиса, которые имели возможность оградить себя от иска, если бы более внимательно контролировали свои внутренние процессы. В конце концов, даже если они банально прозевали незначительные дефекты, им практически ничего не стоило их исправить, не втягиваясь в долгие судебные тяжбы», – уверен Петров.

* имя и фамилия изменены редакцией

Верховный суд на защите потребителей финансовых услуг: новый обзор судебной практики

Верховный суд РФ собрал в очередном обзоре судебной практики наиболее значимые позиции по делам, связанным с защитой прав потребителей финансовых услуг (Обзор утвержден Президиумом ВС РФ 27.09.2017). Надо отметить, что в целом суды взяли курс на защиту граждан от банковского произвола.

В новом Обзоре интерес представляет каждое решение. Для этого материала мы выбрали самые значимые и интересные позиции Верховного суда РФ.

Требования банка к заемщику о взыскании одновременно задолженности по кредитному договору и о его расторжении должны рассматриваться в порядке приказного, а не искового производства

Банк обратился в суд с иском к заемщику и его поручителю о взыскании с них солидарной задолженности по кредитному договору и расторжении этого договора. Однако районный суд, а затем и коллегия по гражданским делам областного суда возвратили исковое заявление истцу, сославшись на подп. 1.1 п. 1 ст. 135 ГПК РФ. Свою позицию обе инстанции аргументировали тем, что требования банка основаны на сделке, совершенной в простой письменной форме, а размер заявленной к взысканию суммы не превышает 500 000 руб. Апелляция отметила также, что требование банка о расторжении кредитного договора является производным и вторичным по отношению к требованию о взыскании задолженности, а потому не может расцениваться в качестве самостоятельного.

Однако Судебная коллегия по гражданским делам ВС РФ с такой позицией судов не согласилась. Она указала, что исчерпывающий перечень требований, подлежащих рассмотрению в порядке приказного производства, изложен в ст. 122 ГПК РФ. По смыслу этой нормы заявления, в которых наряду с указанными в ст. 122 ГПК РФ требованиями содержатся иные требования, не указанные в этой статье, подлежат рассмотрению судом в порядке искового производства. При этом производный характер требования о расторжении кредитного договора, по мнению ВС РФ, не имеет правового значения для решения вопроса о том, предусмотрено ли такое требование в названном перечне (Определение ВС РФ от 11.07.2017 № 41-КГ17-12).

Списание банком денежных средств со счета клиента должно осуществляться по тому курсу валюты и тем тарифам, которые действовали в банке на момент списания денег с банковской карты

Клиент банка обратился в суд с требованием взыскать с банка неосновательное обогащение в размере более 2 млн руб., а также процентов за пользование чужими денежными средствами, компенсации морального вреда и штрафа. Свои требования к банку клиент обосновал тем, что 16 декабря 2014 г. он снял с использованием банковской карты со своего рублевого счета денежные средства в долларах США, а банк эти денежные средства списал с его счета 18 декабря 2014 г. по курсу доллара США, установленному банком в соответствии с изменениями, внесенными в тарифы этого банка 17 декабря 2014 г.

Первая и апелляционная инстанции в иске отказали, сославшись на то, что истец был уведомлен о возможном несовпадении даты списания денежных средств со счета с датой их фактического получения, а также своевременно проинформирован о внесении ответчиком изменений в тарифы. В связи с этим применение при списании банком денежных средств курса валюты, соответствующего редакции тарифов, действовавшей на момент такого списания, является правомерным.

Однако Судебная коллегия по гражданским делам ВС РФ с таким выводом судов не согласилась. Она указала, что внесение банком изменений в утвержденные им тарифы по своей правовой природе является изменением заключенного с клиентом договора банковского счета. Пунктом 2 ст. 453 ГК РФ предусмотрено, что в случае изменения договора обязательства считаются измененными с момента заключения соглашения сторон об изменении договора, если иное не вытекает из соглашения или характера изменения договора. В рассматриваемой ситуации изменение условий договора о применимом курсе валюты, о комиссионном вознаграждении банка влечет правовые последствия только на будущее время и не изменяет прав и обязанностей сторон, возникших до изменения условий договора. А значит, списание ответчиком ранее снятых со счета истца денежных средств по измененным впоследствии условиям договора банковского счета противоречит нормам материального права о последствиях изменения договора (Определение ВС РФ от 29.11.2016 № 5-КГ16-180).

Если условие кредитного договора о комиссии за обслуживание ссудного счета признали недействительным, клиент банка может потребовать возмещения убытков по правилам ст. 15 ГК РФ

В январе 2012 г. между банком и его клиентом был заключен договор на получение персонального кредита в офертно-акцептной форме. Банк клиенту сумму кредита перечислил, клиент, в свою очередь, платежи по кредиту и проценты за пользование денежными средствами исправно платил. Однако помимо платежей по кредиту и процентов за пользование денежными средствами клиент также уплачивал ежемесячную комиссию за обслуживание счета.

Позже клиент, полагая, что условие договора, предусматривающее комиссию за обслуживание счета, является недействительным, обратился в суд с требованием применить последствия недействительности ничтожной сделки и взыскать с банка в его пользу уплаченную комиссию за обслуживание счета в качестве возврата исполненного по недействительной сделке, а также неустойку за просрочку исполнения банком обязанности по возврату ему этой комиссии.

Суды первой и апелляционной инстанций встали на сторону клиента банка. Они исходили из того, что включение банком в кредитный договор условия об уплате комиссионного вознаграждения за обслуживание счета, который выполняет функции ссудного, ущемляет права клиента как потребителя, и на этом основании применили ст. 28 и 30 Закона РФ от 07.02.92 № 2300-1 «О защите прав потребителей» (далее — Закон о ЗПП) и взыскали с банка как сумму уплаченной комиссии, так и неустойку за просрочку исполнения банком обязанности по ее возврату.

Однако Судебная коллегия по гражданским делам ВС РФ с таким выводом нижестоящих судов не согласилась. Она указала, что в силу п. 1 ст. 16 Закона о ЗПП условия договора, ущемляющие права потребителя по сравнению с правилами, установленными законами или иными правовыми актами в области защиты прав потребителей, признаются недействительными. Если в результате исполнения договора, ущемляющего права потребителя, у него возникли убытки, они подлежат возмещению изготовителем (исполнителем, продавцом) в полном объеме. Лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере (п. 1 ст. 15 ГК РФ). Из содержания указанных норм следует, что последствием признания недействительным условия кредитного договора (например, об уплате комиссионного вознаграждения за обслуживание счета) как ущемляющего права потребителя является возмещение возникших убытков, наличие и размер которых подлежат доказыванию потребителем. А значит, положения ст. 28 и 30 Закона о ЗПП в данном случае применяться не должны (Определение ВС РФ от 03.11.2015 № 16-КГ15-25).

Судебная практика по делам о защите прав потребителей банки

  • Автострахование
  • Жилищные споры
  • Земельные споры
  • Административное право
  • Участие в долевом строительстве
  • Семейные споры
  • Гражданское право, ГК РФ
  • Защита прав потребителей
  • Трудовые споры, пенсии
  • Главная
  • Обобщения судебной практики
  • «Обзор судебной практики по делам, связанным с защитой прав потребителей финансовых услуг» (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 27.09.2017)

Утвержден
Президиумом Верховного Суда
Российской Федерации
27 сентября 2017 г.

ОБЗОР
СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ ПО ДЕЛАМ, СВЯЗАННЫМ С ЗАЩИТОЙ ПРАВ
ПОТРЕБИТЕЛЕЙ ФИНАНСОВЫХ УСЛУГ

Сфера финансовых услуг, оказываемых банками и иными организациями, в настоящее время характеризуется, с одной стороны, ростом числа оказываемых населению услуг, а с другой — наличием рисков, сопряженных в том числе с не всегда добросовестным поведением участников финансового рынка.

В январе 2017 года Банк России вступил в Международную организацию по защите прав потребителей финансовых услуг, членами которой являются надзорные органы 22 стран с наиболее развитой системой защиты прав потребителей финансовых услуг — основоположников передовых подходов и практик в этой области. Одной из задач данной организации является содействие совершенствованию системы защиты прав потребителей финансовых услуг .
———————————
www.cbr.ru/today/?PrtId=szpfu

Верховный Суд Российской Федерации проводит систематическую работу по обобщению практики рассмотрения различных категорий дел, связанных с защитой прав потребителей.

Так, Пленумом Верховного Суда Российской Федерации были приняты постановления от 28 июня 2012 г. N 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей», от 27 июня 2013 г. N 20 «О применении судами законодательства о добровольном страховании имущества граждан» и от 29 января 2015 г. N 2 «О применении судами законодательства об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств».

Актуальные вопросы применения судами законодательства о защите прав потребителей освещались в тематических обзорах судебной практики, утвержденных Президиумом Верховного Суда Российской Федерации, в частности, в Обзоре Верховного Суда Российской Федерации по отдельным вопросам судебной практики о применении законодательства о защите прав потребителей при рассмотрении гражданских дел (утвержден 1 февраля 2012 г.), в Обзоре по отдельным вопросам судебной практики, связанным с добровольным страхованием имущества граждан (утвержден 30 января 2013 г.), в Обзоре судебной практики по гражданским делам, связанным с разрешением споров об исполнении кредитных обязательств (утвержден 22 мая 2013 г.), а также в Обзоре практики рассмотрения судами дел, связанных с обязательным страхованием гражданской ответственности владельцев транспортных средств (утвержден 22 июня 2016 г., с изменениями от 26 апреля 2017 г.).

Отдельные правовые позиции излагались в периодических обзорах Верховного Суда Российской Федерации.

Настоящий Обзор подготовлен в целях обеспечения эффективной реализации функций судебной защиты нарушенных прав и законных интересов потребителей финансовых услуг, правильного и единообразного применения законов при рассмотрении дел соответствующей категории.

2. Списание банком денежных средств со счета клиента должно осуществляться по тому курсу валюты и тем тарифам, которые действовали в банке на момент списания денег с банковской карты. Получение гражданином дохода при снятии с банковского счета денежных средств в иностранной валюте за счет курсовой разницы не свидетельствует об осуществлении им предпринимательской деятельности, если банковский счет не используется таким гражданином для нужд, связанных с осуществлением предпринимательской деятельности, в связи с чем к возникшим правоотношениям применяется Закон о защите прав потребителей.

9. Начисление по истечении срока действия договора микрозайма процентов в том размере, который был установлен договором лишь на срок его действия, является неправомерным. При заключении договора микрозайма до установления Банком России ограничений деятельности микрофинансовых организаций в части начисления процентов за пользование займом соответствующие проценты подлежат исчислению исходя из средневзвешенной процентной ставки по потребительским кредитам, установленным Банком России на момент заключения договора микрозайма.

Анализ обзора судебной практики по делам о защите прав потребителей финансовых услуг

Добрый день, коллеги!

Вопрос о том, квалифицировать ли отношения между банком (или страховой компанией) и клиентом–физическим лицом как потребительские – давний и чрезвычайно интересный с практической точки зрения. Интересный – во всех смыслах: здесь у обеих сторон свои интересы, диаметрально противоположные. Гражданину в отношениях с организациями, предоставляющими финансовые услуги, выгодно быть потребителем в том значении, какое придаёт этому термину Закон о защите прав потребителей – наравне с покупателями чайников и заказчиками в швейных ателье. Банкам и страховщикам, наоборот, очень хотелось бы играть по своим правилам, не оглядываясь на «потребительские» нормы – как с юридическими лицами. На худой конец, присвоить клиентам-гражданам некий особый статус, с внешним «потребительским» антуражем, но отнюдь не такой льготный. Лингвистическая игра: добавляем к «потребителю» уточняющую приставочку – например, «…финансовых услуг» — и получаем новое понятие, с иным смыслом, а заодно, если грамотно поработать – с иным правовым режимом.

Единство и борьба двух этих противоположных интересов — и в законодательстве, и в судебной практике – давно уже привычная диалектика. Банки пытаются прижать «к ногтю» клиентов, а суды и законодатель обычно стараются их защитить как более слабую сторону. В этой связи, обзор судебной практики, утвержденный Президиумом Верховного Суда РФ 27 сентября 2017 г., вроде бы ничем не примечателен и ничего нового не сулит. Но… в конкретных ли казусах смысл?

С чего, собственно, начинается обзор? С информации о вступлении Банка России в Международную организацию по защите прав потребителей финансовых услуг, «членами которой являются надзорные органы 22 стран с наиболее развитой системой защиты прав потребителей финансовых услуг — основоположников передовых подходов и практик в этой области». Открывает перечень «самых развитых», правда, Ангола – видимо, в банковской сфере там всё хорошо. Люксембург, впрочем, в списке тоже присутствует – а вот Швейцарии нет. Но не это важно. Гораздо существеннее – цели организации, в которую Банк России счёл необходимым вступить в этом году. Процитирую сайт Центробанка: «Основная задача организации – содействие развитию эффективной надзорной политики и совершенствованию системы защиты прав потребителей финансовых услуг». В обзоре Верховного Суда, правда, о надзорной части скромно умалчивается. Тем не менее, намёк прозрачен: на поле, где идёт игра интересов, есть кроме игроков ещё и судейская бригада. Так что играйте — да не заигрывайтесь.

Что ж, открываем матч. И посмотрим, в чью пользу будет счёт.

Свисток! Игра началась!

Чистый процесс

Первое дело – малозначимый процессуальный казус, включенный в обзор для ясности: если в одном заявлении с требованием о взыскании долга с заемщика банк также требует расторжения договора, это заявление не укладывается в рамки приказного производства. Банк всё равно своего добьётся, но заявление о расторжении кредитного договора надо было подавать отдельно, в порядке искового производства. Гола нет ни в одни ворота – так, угловой.

Доход от курсовой разницы – не признак предпринимательства

Во втором деле клиент снял с рублёвого счёта сумму в долларах, при этом банк использовал не текущий курс конвертации, а более выгодный для себя (за предыдущий день). В декабре 2014 года это имело значение, и гражданин подал иск. Защита банка строилась на том, что клиент – не потребитель, поскольку ставил своей целью получить доход за счёт курсовой разницы. Верховный Суд жёстко ставит банк на место, цитируя сам себя (постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 28 июня 2012 г. № 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей»), с общим смыслом: определять, кто потребитель, а кто нет – не в компетенции банка:

«Таким образом, гражданин, являющийся клиентом банка по договору банковского счета, не является потребителем лишь в том случае, если банковский счет используется таким гражданином для нужд, связанных с осуществлением предпринимательской деятельности».

Один — ноль в пользу команды потребителей.

Обижать детей – портить карму

В игру вступает страховая организация, отказавшаяся произвести выплату по договору ипотечного страхования после смерти страхователя. Но спор даже не об этой выплате, а о возможности взыскания со страховщика неустойки, штрафа за неисполнение законных требований потребителя и компенсации морального вреда в пользу несовершеннолетней наследницы покойного, которая не является стороной договора страхования и не выступает в качестве выгодоприобретателя по этому договору. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда работает точно и ювелирно: к наследнице, в силу универсального правопреемства, перешло право требовать исполнения договора страхования. А значит, она — гражданин, который использует услуги страховой компании, и соответственно – потребитель. Гол в ворота команды финансовых организаций! Два — ноль.

Дело о треснувшей шашлычной

Потребительский сюрреализм: у гражданина треснула шашлычная… То есть – на стенах принадлежащего ему застрахованного строения (кафе-шашлычной) появились трещины. Страховая компания отказала в выплате. Гражданин – в общественную организацию по защите прав потребителей, та – в суд: взыщите штраф, потребителя обидели! Он же статуса предпринимателя не имеет, а кафе исключительно для личных нужд использовал – в аренду сдавал. Потрясающая логика. Общественной организации по защите прав потребителей — жёлтая карточка! Резонное два – один.

Мухи – отдельно, котлеты — отдельно

Банк неправомерно взимал с заёмщика-гражданина комиссию за обслуживание счёта. Признав условие о взимании комиссии недействительным, помимо суммы комиссии, нижестоящие суды взыскали с банка законную неустойку — пресловутые три процента в день по статье 28 Закона о защите прав потребителей. Верховный Суд, однако, поправил: действия кредитной организации по взиманию комиссии по обслуживанию счета не являются тем недостатком работы (услуги), за нарушение сроков выполнения которой может быть взыскана законная неустойка. Вместо этого потребителю предлагается требовать полного возмещения причиненных ему убытков на общих основаниях (согласно статье 15 ГК РФ). Сложно сказать, кто тут остался в выигрыше – скорее банк. Немного спорно – но, видимо, два – два.

У вас потребитель ненастоящий!

А вот тут интересно! От имени гражданина мошенники заключили с банком кредитный договор. Гражданин отправился судиться с банком (требуя признать договор незаключённым, возместить убытки, компенсировать моральный вред и уплатить штраф за несоблюдение в добровольном порядке требований потребителя) как потребитель – и в нижестоящих инстанциях было преуспел, но Судебной коллегией Верховного Суда был изобличён и низвергнут. Потребителем-то является гражданин, имеющий намерение заказать или приобрести либо заказывающий, приобретающий или использующий товары (работы, услуги) – а требования истца, напротив, были основаны на том, что ни в какие отношения с ответчиком по поводу получения кредита он не вступал и не намеревался вступать. Два – три, потребители отступают!

На чужой каравай…

Банк нарушил сроки возврата вклада гражданину. Нижестоящие суды применили Закон о защите прав потребителей, взыскав с банка всё по полной программе: неустойку, компенсацию морального вреда, штраф за неудовлетворение в добровольном порядке требований потребителя… Потребительскую идиллию прекратила Судебная коллегия по гражданским делам ВС РФ, указав на специальный режим отношений с участием потребителей финансовых услуг: Закон о защите прав потребителей применяется к ним в части, не урегулированной специальными законами. А специальный закон здесь, внимание – статья 856 ГК РФ! За невыполнения указаний клиента о выдаче средств со счета банк обязан уплатить на эту сумму проценты согласно статье 395 ГК РФ. И ничего больше! Применение же статьи 856 ГК РФ (вообще-то относящейся к банковскому счёту, а не вкладу) мотивировано как пунктом 3 статьи 834 ГК РФ (о применении норм о договоре банковского счёта к договорам банковского вклада), так и тем, что «заключение такого договора оформляется открытием клиенту депозитного счета, являющегося разновидностью банковского счета». То есть вклад – это ещё и немножко счёт. И в счёте банки ведут: два – четыре.

Оставьте: это спор кооператоров между собою

Безмерно удивляюсь людям, которые до сих пор несут свои деньги в кредитные потребительские кооперативы. По-моему, для этого надо быть либо безгранично наивным, либо расчётливым игроком, всё понимающим, но готовым рискнуть в надежде вовремя вывести деньги. Неудивительно, что в деле с участием гражданина-пайщика и кредитного потребительского кооператива (с целым рядом встречных требований) Верховный Суд ещё раз подчеркнул маргинальный, в его восприятии, статус этой формы сравнительно честного отъёма денег у населения финансовых организаций, процитировав п. 7 постановления собственного Пленума от 28 июня 2012 г. № 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей»: «законодательством о защите прав потребителей не регулируются отношения граждан с товариществами собственников жилья, жилищно-строительными кооперативами, жилищными накопительными кооперативами, садоводческими, огородническими и дачными некоммерческими объединениями граждан, если эти отношения возникают в связи с членством граждан в этих организациях». В то же время, «на отношения по поводу предоставления этими организациями гражданам, в том числе и членам этих организаций, платных услуг (работ) Закон о защите прав потребителей распространяется». Дело ушло на новое рассмотрение (будут разбираться в статусе гражданина) и на общий счёт не влияет.

Жадность – это плохо

Микрофинансовые организации – ещё одна разновидность «всеобщих любимцев» на рынке финансовых услуг. Новый игрок резво выбегает на поле и начинает агрессивно взыскивать с гражданина просроченную сумму микрозайма с предусмотренными договором умопомрачительными 730 процентами годовых за весь период просрочки. Суд первой инстанции в защиту заёмщика применяет статью 333 ГК РФ, уменьшая неустойку. Суд апелляционной инстанции, однако, указывает (вообще-то правильно), что эти проценты – плата за пользование займом, а не мера ответственности за нарушение обязательства, и следовательно, статья 333 ГК РФ здесь неприменима. Плати, заёмщик! Но тут в дело вступает тяжёлая артиллерия: Судебная коллегия по гражданским делам ВС РФ. С этого места надо цитировать (лучше вслух, попутно высекая всё произнесённое в камне):

«Принцип свободы договора в сочетании с принципом добросовестного поведения участников гражданских правоотношений не исключает обязанности суда оценивать условия конкретного договора с точки зрения их разумности и справедливости, с учетом того, что условия договора займа, с одной стороны, не должны быть явно обременительными для заемщика, а с другой стороны, они должны учитывать интересы кредитора как стороны, права которой нарушены в связи с неисполнением обязательства».

В общем, необходим баланс – зарабатывать зарабатывай, но знай границы и не удавливай контрагента окончательно. Судья оборачивается к одному из игроков, рука тянется к кармашку за штрафной карточкой:

«Это положение имеет особое значение, когда возникший спор связан с деятельностью микрофинансовых организаций, которые предоставляют займы на небольшие суммы и на короткий срок, чем и обусловливается возможность установления повышенных процентов за пользование займом. Иное, то есть установление сверхвысоких процентов за длительный срок пользования микрозаймом, выданным на короткий срок, приводило бы к искажению цели деятельности микрофинансовых организаций».

Ключевые слова: «небольшие суммы» и «короткий срок». На какой срок предоставлялась сумма микрозайма? – спрашивает суд. На 15 дней. Почему же тогда вы хотите получить проценты по сверхвысокой ставке, рассчитанной на короткий срок, за 467 дней, с учётом просрочки? На 15 дней – ставка 730 % годовых, суд не возражает. А дальше – простите:

«При таких обстоятельствах размер взыскиваемых процентов за пользование займом подлежал исчислению исходя из рассчитанной Банком России средневзвешенной процентной ставки по кредитам, предоставляемым кредитными организациями физическим лицам в рублях на срок свыше одного года, по состоянию на день заключения договора микрозайма».

Внезапным ударом в жадно разинутые челюсти арбитр нокаутирует нахального игрока. Трибуны отворачиваются – этого футболиста никто не любит. Мяч вкатывается в ворота. Три – четыре.

Микрофинансовые игроки, впрочем, не сдаются – не тот характер. В их бизнесе по-другому нельзя. Другая микрофинансовая организация взыскивает проценты за пользование суммой займа по ставке 547,5 процента годовых и… преуспевает! Суд, снизивший было размер процентов до ставки рефинансирования (то есть заведомо ниже, чем по любому из обычных потребительских кредитов), в Судебной коллеги по гражданским делам ВС РФ понимания не встречает. Баланс – он ведь для обеих сторон баланс – напоминает коллегия. Благо, и процентная ставка в предельные лимиты полной стоимости потребительского кредита (займа), установленные по данным Банка России, вписывается, и – главное — сумма взыскания не особенно большая. Потребитель вполне может выплатить и не умереть с голоду. Вывод:

«Суд произвел не основанное на законе снижение процентов ниже, чем по любому из видов кредита». И напоминание: «Установление наличия либо отсутствия злоупотребления правом при заключении договора относится к установлению обстоятельств дела и их оценке, однако такая оценка не может быть произвольной и нарушающей права и законные интересы сторон».

Я — не я, и лошадь не моя

Экзотические «легионеры» в футбольных командах – давно не редкость. Вот и на наше воображаемое поле вышел погонять мяч не совсем типичный игрок – оператор мобильной связи. Они сейчас весьма активно пытаются занять банковскую нишу – тут и свои «карманные» банки, и банковские карты, привязанные к балансу лицевого счёта, и смартфоны как средство проведения оплат… Но здесь всего этого нет: просто оператор связи выдал неустановленному лицу дубликат сим-карты истицы с ее абонентским номером, к которому была подключена услуга «мобильный банк». Чем жулики и воспользовались, переведя деньги с банковского счета женщины на счета третьих лиц. Нередкая, увы, ситуация. Суд в иске к оператору изначально отказал: мол, не доказана причинная связь между заменой сим-карты и хищением денег, да и вообще – сим-карту выдал не сам оператор, а его коммерческий представитель. Сбежать со стадиона, впрочем, у оператора не получилось: остановил главный арбитр. И правильно сделал. Ответственность доверителя за действия действующего от его имени поверенного совершенно очевидна. Что касается причинной связи, тот тут тоже всё несложно и совершенно логично:

«Одновременно с выдачей (заменой, восстановлением) сим-карты происходит передача соответствующей информации, а также обеспечивается возможность доступа к сети подвижной связи с соответствующего абонентского номера, возможность получения входящих на этот номер сообщений, в том числе одноразовых паролей подтверждения, а также возможность использования подключенных к этому номеру услуг».

В этой связи, выводы нижестоящих судов, мягко говоря, вызывают вопросы. А вот перспектива – как будут решаться аналогичные дела — просматривается чётко. Операторы, жёстче работайте с агентами! И да, кстати – потребители отыграли очко. Четыре – пять.

На всякого мудреца довольно простоты

Двенадцатое дело нынешнего обзора уже попадало в поле моего зрения. Гражданин пытается в одностороннем порядке расторгнуть договор банковского счета. Действует грамотно, строго по закону: имеет право! Одна неувязочка: счет предназначен для учета задолженности этого гражданина по кредиту. Суд, как представляется, совершенно обоснованно квалифицировал договор, на основании которого гражданину выдавалась кредитная карта и открывался счёт, как смешанный. Смесь эта так перемешана, что изъятие из неё части, относящейся к договору банковского счёта, погубит и договор в целом:

«Таким образом, закрытие счета по требованию Ш. по существу является отказом истца от исполнения принятых на себя обязательств исполнения договора способом, согласованным сторонами при его заключении, что недопустимо в силу требований ст. 310 ГК РФ».

А значит, несмотря на императивное «договор банковского счета расторгается по заявлению клиента в любое время» (п. 1 статьи 859 ГК РФ), в иске необходимо отказать. Четыре – шесть не в пользу команды потребителей.

Нескучная классика

И вновь весьма распространённая фабула: клиенту банка одновременно с кредитом оформили пакет услуг по личному страхованию и удержали за это плату. Гражданин с помощью общества по защите право потребителей идёт в суд, доказывая, что информации о стоимости страхования ему как потребителю не предоставили – а потому он требует взыскания с банка суммы за подключение пакета услуг по страхованию, процентов, неустойки, штрафа, компенсации морального вреда и убытков, причиненных непредоставлением информации. Классика жанра: навязанная услуга, обиженный потребитель. Суды так и решили. Все, кроме Верховного. А тот обратил внимание на маленький нюанс:

«… суд апелляционной инстанции не дал оценки тому, что пакет услуг страхования был подключен в день заключения кредитного договора, данными страховыми услугами С. пользовался на протяжении 24 месяцев при сроке действия кредитного договора и договора страхования 36 месяцев, а требования об отказе от исполнения договора страхования и о возврате страховой премии им заявлены только через два года».

Да, потребителю не дали нужной информации. Только он, получается, от этого особенно и не страдал – целых два года – и только потом вдруг внезапно стал терпеть убытки и нравственные страдания. Иначе как объяснить столь длительную задержку в отказе от страхового пакета?

«По смыслу закона, отказ от исполнения договора по тому основанию, что он был заключен без предоставления необходимой информации, позволявшей истцу оценить все условия и принять правильное решение о том, готов ли он заключить договор страхования со страховой организацией, либо желает обратиться к другой страховой компании, либо вообще не желает страховать риски, возможно в разумный срок».

Деньги дерёшь, а корицу жалеешь!

Четырнадцатое дело, наконец-то, в пользу потребителя. Будь иначе, я бы сильно разочаровался в нашей судебной системе. При выдаче кредита банк взял с заёмщика деньги за подключение к программе страхования. Позже, при наступлении страхового случая (инвалидности), однако, выяснилось, что подать об этом данные в страховую компанию для включения своей клиентки в реестр застрахованных лиц банк не удосужился. Результат – отказ страховой компании в выплате, суды и совершенно правильно взысканные с банка убытки, неустойка, компенсация морального вреда, штраф за неисполнение требований потребителя в добровольном порядке, судебные расходы по оплате услуг представителя. «Деньги дерёшь, а корицу жалеешь» — бессмертная классика. Суду апелляционной инстанции, не усмотревшему на стороне истца страхового интереса, поскольку договор страхования риска наступления её нетрудоспособности был заключён в пользу банка – заслуженные оргвыводы со стороны вышестоящих коллег. Пять – семь.

Мал золотник, да дорог

И это дело мне уже попадало в руки как образцово-показательный пример недобросовестности и злоупотребления правом. Погасив основную часть кредита (более 300 000 рублей), незначительный остаток суммы (759 руб. 48 коп.) истец попросила списать с другого своего счёта. Всё это происходило одновременно, в одном и том же отделении банка, у одного и того же кассира, однако по какой-то причине 759 руб. 48 коп. в погашение кредита не поступили. О том, что кредит не погашен полностью, клиент уведомлена не была – в результате чего не только оказалась должна банку проценты, но и получила испорченную кредитную историю. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ восстановила справедливость, оценив действия банка как недобросовестные. Шесть – семь, потребители нагоняют! Болеем за наших!

Жди и плати?

В шестнадцатом деле ответчик – страховая компания, задержавшая выплату по договору добровольного страхования (в пользу банка). В результате после наступления страхового случая (инвалидности) истец оказался просрочившим по кредитному договору, за что банк начислил ему, сверх процентов, ещё и неустойку. Суд первой инстанции в деле разобрался правильно: «убытки в размере начисленных банком неустойки и процентов были причинены заемщику вследствие задержки страховой выплаты, обеспечивающей исполнение кредитного обязательства, и подлежат возмещению страховщиком». Зато суд апелляционной инстанции удивил, сочтя, что несчастный заёмщик был обязан исполнять кредитный договор до момента исполнения страховщиком своих обязательств по выплате страхового возмещения (когда бы это ни произошло!), «поскольку ни условиями кредитного договора, ни условиями договора добровольного кредитного страхования жизни не предусмотрено прекращение обязательств заемщика при наступлении страхового случая». Следовательно, мол, все последствия просрочки – за счёт заёмщика. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ ожидаемо вернула всё в рамки здравого смысла, признав выводы суда апелляционной инстанции не соответствующими требованиям закона. Семь – семь, счёт ничейный! А ведь до конца матча – всего три дела. Интрига раскручивается!

Pourquoi pas?

В этом деле банк, очевидно, решил примерить на себя брутальные одежды микрофинансовой организации: начислил заёмщикам неустойку за просрочку в погашении кредита по ставке 182,5 процента годовых. Те – в суд, за снижением неустойки по статье 333 ГК РФ. А им: чего пришли? С вас банк денег просит? Ещё нет. Вот попросит – тогда, может, уменьшим. А пока – нет у вас права предъявлять подобные требования.

— Простите, а почему нет? – с интересом осведомился Верховный Суд.

И не получил вразумительного ответа.

«Предъявленный заявителями иск судом рассмотрен по существу, оснований для отказа в его принятии или прекращении производства по делу судом не установлено, тем самым признано их право на предъявление иска. Вместе с тем, отказывая в иске, суд, по существу, сослался на отсутствие у истцов права предъявить такие требования».

Восемь – семь, потребители вновь ведут в счёте!

Я не сказала «да»

Малоинтересное дело с предсказуемым решением: банк передал коллекторам персональные данные заёмщика и не смог доказать, что тот давал на это согласие. Последствия очевидны. Девять-семь.

Ура, мы ломим, гнутся банки!

Под пунктом 19 обзора, посвящённым законности привлечения организаций, оказывающих финансовые услуги, к административной ответственности, предусмотренной ч. 2 ст. 14.8 КоАП РФ за включение в кредитные договоры (договоры займа) условий, ущемляющих права потребителя по сравнению с правилами, установленными законодательством в области защиты прав потребителей, скрывается целая подборка – четыре страницы довольно-таки интересных дел. Вот, например:

  • Банк не может изменять условия договора банковского вклада до востребования путём вывешивания объявления у кассы.
  • Подлежащие уплате по денежному обязательству иные проценты (по ст. 395 ГК РФ) и гражданско-правовые санкции (неустойка, пеня) за неисполнение или просрочку исполнения денежного обязательства не могут быть поставлены договором в очереди на погашение раньше суммы основного долга, как бы банкам ни хотелось произвольно толковать слово «проценты» в статье 319 ГК РФ.
  • Незаконно условие договора о праве банка на одностороннее изменение правил комплексного банковского обслуживания, тарифов, договоров банковских продуктов, условий дистанционного банковского обслуживания физических лиц и т.п., в соответствии с которым клиент сам обязан искать нужную информацию в офисах банка или на официальном сайте банка в сети Интернет – а если не нашёл и не возразил, то считается принявшим предлагаемые изменения.

Но главное, конечно, не все эти конкретные казусы — а то, что за банками денно и нощно, оказывается, бдят специально уполномоченные административные органы, чтобы нас, потребителей, не обижали. Ах, это приятное чувство защищённости!

И итог матча. Если всю подборку административных дел считать за один пункт обзора – десять семь в пользу (всё-таки) потребителей. А я уже было начинал сомневаться, честно! Впрочем, несмотря на финальный счёт, тенденция всё равно прослеживается весьма любопытная. Достаточно сравнить заголовки обзора с реальными выводами по каждому пункту. Вот, дело номер семь: «При невыполнении указаний клиента-потребителя о выдаче денежных средств со счета банк в соответствии со ст. 856 ГК РФ обязан уплатить на эту сумму проценты в порядке и в размере, предусмотренных ст. 395 ГК РФ». То, что клиент-потребитель претендовал на большее, понимаешь далеко не сразу. Или взять пункт 13, где потребитель проиграл по полной программе: «Гражданин вправе отказаться от услуги личного страхования по кредитному договору и потребовать возмещения убытков, возникших в связи с непредоставлением в разумный срок надлежащей информации об оказываемой услуге». Составьте оглавление из одних заголовков – и картина получится благостная, «потребитель всегда прав». А ведь неправда! И баланс суды выдерживают, и специальный правовой режим для потребителей финансовых услуг потихоньку прорисовывается. Так что – читаем внимательно, до конца, и делаем выводы.

Еще по теме:

  • Можно ли отправить заявление на развод по почте Как подать на развод по почте? Переезжая в другой город, часто нет возможности подать иск о расторжении брака без участия истца. Можно ли подать на развод по почте? Через сколько времени после подачи иска судья рассмотрит дело? В этой статье мы подробно разберем эту проблему. Важно! […]
  • Ип пенсионный налог 2014 ЧТО ВАЖНО ЗНАТЬ О НОВОМ ЗАКОНОПРОЕКТЕ О ПЕНСИЯХ Основная часть трудоспособного населения являются наемными работниками и получают за свой труд заработную плату. С фонда заработной платы предприятия уплачивают обязательные страховые взносы во внебюджетные фонды: Пенсионный фонд России […]
  • Упражнения спор Тренинговая процедура "Спор" Название. Тренинговая процедура "Спор" Тренинговая процедура "Спор" предназначена для развития умения и навыков аргументирования, упорства в отстаивании своей точки зрения. Ведущий предлагает участникам тренинга свои заготовки - пары противоположных по смыслу […]
  • Проверка декларации по налогу на прибыль 2014 Проверяем декларацию по налогу на прибыль организаций Проводится ли камеральная проверка в случае, если декларация не была представлена в налоговый орган? Узнайте из "Энциклопедии решений. Налоги и взносы" интернет-версии системы ГАРАНТ. Получите бесплатный доступ на 3 дня! Недавно ФНС […]
  • Приказ о проведении аудиторской проверки образец Нюансы проведения внутреннего аудита на предприятии, его организация и оформление результатов Потребность во внутренних проверках уже стала обыденностью для средних и крупных организаций. Малые компании не всегда проводят аудит из-за меньшего объема рабочих процессов, но и некоторым из […]
  • Приказ мвд рф 185 2009 Приказ МВД РФ от 2 марта 2009 г. N 185 "Об утверждении Административного регламента Министерства внутренних дел Российской Федерации исполнения государственной функции по контролю и надзору за соблюдением участниками дорожного движения требований в области обеспечения безопасности […]
  • Расписка в получении аванса денег за квартиру Расписка в получении денег за квартиру При покупке-продаже квартиры, Расписка в получении денег, несмотря на свое «несерьезное» название – очень полезный (для Покупателя) документ. Дело в том, что даже если в Откроется в новой вкладке.">Договоре купли-продажи квартиры (ДКП) есть фраза о […]
  • Возврат билета кассирРу Возврат билета кассирРу С 1 апреля 2014 года сервисный сбор в размере 10% от стоимости билетов в случае отмены, замены либо переноса мероприятия НЕ ВОЗВРАЩАЕТСЯ. Сервисный сбор возврату не подлежит в связи тем, что услуги по бронированию, оформлению и реализации билетов оказаны […]