Сущность юридического закона

Понятие и сущность юридического лица (4)

Главная > Реферат >Государство и право

§ 1. Понятие юридического лица

1. Понятие и признаки юридического лица. В имущественном обороте участвуют не только граждане, но и юридические лица — организации, которые создаются, функционируют и прекращаются в особом порядке, установленном законодательством. Появление и развитие института юридического лица вызваны усложнением экономических и социальных отношений, необходимостью удовлетворения хозяйственных, управленческих и культурных потребностей общества. Для реализации возложенных на них задач организации должны вступать в различные товарные отношения с другими участниками оборота. Например, предприятия для производства определенного товара должны обеспечиваться сырьем и иметь возможность для его реализации другим лицам; учебные заведения нуждаются в приобретении книг, компьютеров и других принадлежностей. Указанные операции, во-первых, должны осуществляться в основном в эквивалентно-возмездном виде и, во-вторых, должны быть облечены в гражданско-правовую форму. Если в этих условиях организации не наделить соответствующим статусом и правами (правосубъектностью), они не смогут нормально работать. Поэтому организации для участия в имущественном обороте признаются субъектами гражданского права, т.е. юридическими лицами. Выступающие на рынке организации различаются по форме собственности, на которой основаны, по способам создания, характеру деятельности, внутренней структуре и т.д. Тем не менее, им присущи общие признаки, которые позволяют отнести их к числу юридических лиц. Традиционно выделяют четыре основных признака:

1) организационное единство. Сущность его состоит в том, что юридическое лицо имеет свою внутреннюю структуру органов управления, определенных его уставом или положением, обеспечивающих достижение целей деятельности, для которых оно предназначено, и формирующих и изъявляющих его волю в имущественном обороте;

2) имущественная обособленность. Самостоятельное участие в экономическом обороте предполагает, что имущество юридического лица, находящееся в его обладании, обособлено от имущества других субъектов гражданского права. При этом у различных видов юридических лиц степень их имущественной обособленности выражается по-разному. Например, хозяйственное общество (акционерное общество или общество с ограниченной ответственностью) является собственником принадлежащего ему имущества. Государственному (муниципальному) унитарному предприятию или учреждению имущество передается на праве хозяйственного ведения или оперативного управления, и они как юридические лица не обладают правом собственности на это имущество. Оно принадлежит учредившим их субъектам — государственным или муниципальным образованиям;

3) самостоятельная имущественная ответственность. Этот признак означает, что само юридическое лицо несет ответственность за выполнение своих гражданско-правовых обязанностей только своим имуществом и только к нему и ни к кому другому кредиторы могут предъявлять свои требования. Учредитель (участник) юридического лица или собственник его имущества не отвечают по обязательствам юридического лица, а юридическое лицо не отвечает по их обязательствам. Лишь в случаях, специально предусмотренных ГК и учредительными документами юридического лица, из отмеченных правил могут быть исключения. Однако ответственность других субъектов в этих случаях может быть только дополнительной (субсидиарной) к ответственности юридического лица;

4) выступление в гражданском обороте от собственного имени. Данный признак, «выражая наиболее непосредственно специфику юридического лица»1, заключается в том, что юридические лица от своего имени могут приобретать и осуществлять имущественные и личные неимущественные права, нести обязанности, быть истцами и ответчиками в суде. Признак выступления в обороте от собственного имени (с использованием собственного наименования) является следствием трех вышеназванных признаков. Юридические лица приобретают гражданские права и принимают на себя гражданские обязанности (прежде всего посредством заключения гражданско-правовых договоров — купли-продажи, поставки, аренды, подряда, перевозки и т.д.) через свои органы, действующие на основании закона и учредительных документов. Исключение из этого правила составляют полные товарищества и товарищества на вере, которые вступают в оборот через своих участников (полных товарищей). Защита нарушенных или оспариваемых прав и законных интересов юридического лица производится через судебные органы (государственные суды общей юрисдикции и арбитражные суды, а также третейские суды), в которых юридическое лицо может выступать в качестве истца и ответчика.

1 См. Иоффе О.С. Советское гражданское право. Л., 1958. С. 105.

Таким образом, в российском гражданском праве юридическое лицо — это организация, которая имеет в собственности, хозяйственном ведении или оперативном управлении обособленное имущество и отвечает по своим обязательствам этим имуществом, может от своего имени приобретать и осуществлять имущественные и личные неимущественные права, нести обязанности, быть истцом и ответчиком в суде (п. 1 ст. 48 ГК).

2. Правосубъектность и органы юридического лица. Юридическое лицо как субъект гражданского права обладает гражданской правоспособностью и дееспособностью. Однако они существенно отличаются от правоспособности и дееспособности граждан. Если у граждан вначале появляется правоспособность, а дееспособность возникает по истечении определенного времени (достижение определенного возраста, при этом в отношении граждан могут действовать ограничения в дееспособности, связанные с состоянием здоровья), то у юридических лиц такого разрыва во времени возникновения правоспособности и дееспособности нет. Они у юридического лица возникают одновременно, с момента его государственной регистрации (п. 3 ст. 49, п. 2 ст. 51 ГК). Невозможен такой разрыв и при прекращении юридического лица — они также утрачиваются одновременно в момент завершения ликвидации юридического лица при внесении соответствующей записи об этом в государственный реестр юридических лиц (п. 8 ст. 63 ГК).

Правоспособность граждан является общей: они могут иметь любые гражданские права и обязанности, обладание которыми дозволяет законодательство. Правоспособность же юридических лиц строится таким образом, чтобы обеспечивать достижение указанных учредителями целей. Поэтому правоспособность юридических лиц может быть как общей, так и специальной, дающей им возможность приобретать и принимать только такие права и обязанности, которые связаны с осуществляемой ими основной или сопутствующей деятельностью (п. 1 ст. 49 ГК).

Сохранение специальной правоспособности u1079 за некоторыми видами юридических лиц вызвано тем, что они создаются для достижения конкретных целей, установленных их учредителями. Очевидно, что государственные учреждения или общественные организации, созданные с определенными социальными или культурными целями, не могут игнорировать интересы учредителей, используя свою правосубъектность в противоречии с этими задачами и приобретая права и обязанности, выходящие за пределы выполняемых ими функций (например, заниматься коммерческой деятельностью).

Кроме того, юридические лица не могут обладать такими правами, носителями которых выступают лишь граждане, например гражданскими правами, возникающими из родственных отношений. Необходимо учитывать также, что осуществление некоторых видов деятельности требует специальных разрешений — лицензий, получаемых от государства.

Порядок лицензирования определяется Законом о лицензировании отдельных видов деятельности, который содержит обширный перечень отдельных видов деятельности, для осуществления которых необходимо иметь лицензию (более 100 позиций). По общему правилу лицензия выдается в течение 60 дней после обращения и действительна в течение 5 лет, а затем может быть продлена.

Правительство РФ утверждает положения о лицензировании конкретных видов деятельности, которыми определяется государственный орган, осуществляющий выдачу лицензии. Отказ в выдаче лицензии может быть обжалован в суд.

В настоящее время порядок выдачи лицензий Федеральным законом от 2 июля 2005 г.1 упрощен. Круг лицензируемых видов деятельности ограничен, а срок для выдачи лицензии сокращен до 45 дней. Введен упрощенный порядок лицензирования при условии заключения соискателем лицензии или лицензиатом договора страхования гражданской ответственности либо наличия у лицензиата сертификата соответствия осуществляемой им деятельности международным стандартам.

По общему правилу, содержащемуся в абз. 2 п. 1 ст. 49 ГК, почти все коммерческие юридические лица обладают общей правоспособностью. Исключения составляют (1) унитарные предприятия, которые всегда создаются их собственниками (Российской Федерацией, субъектами РФ и муниципальными образованиями) для строго определенных целей, и (2) некоторые другие организации, в отношении которых специальная правоспособность устанавливается законом (банки, страховые Tc( и инвестиционные организации и дробщей правоспособности имеют силу и для других участников гражданского оборота, однако только тогда, когда они знали или должны были знать об этом. Сделки, выходящие за подобные ограничения общей правоспособности, считаются оспоримыми (ст. 173 ГК).

Юридические лица, которые обладают специальной правоспособностью по прямому указанию закона (некоммерческие организации, унитарные предприятия и др.), вправе совершать только такие сделки, которые соответствуют целям деятельности, установленным для них в учредительных документах. Сделки, совершаемые за этими пределами, признаются ничтожными (ст. 168 ГК). При этом не важно, знали участники оборота о таких ограничениях или нет, поскольку знание закона предполагается1. Юридическое лицо совершает сделки через свои органы (п. 1 ст. 53 ГК). Под ними следует понимать лицо (единоличный орган) или группу лиц (коллегиальный орган), которые без доверенности представляют интересы юридического лица в отношениях с третьими лицами. Орган юридического лица не только выступает в гражданском обороте от его имени (действия органа рассматриваются как действия самого юридического лица), но и управляет и руководит его текущей деятельностью. Орган юридического лица является частью юридического лица и не может рассматриваться как самостоятельный субъект права2. Следует различать органы юридического лица, которые формируют его волю («волеобразующие органы»), и органы юридического лица, которые одновременно и формируют волю, и выражают ее вовне в имущественном обороте («волеизъявляющие органы»)3. К первым относятся общее собрание участников, совет директоров (наблюдательный совет) и иные коллегиальные органы. Сформированную указанными органами волю юридического лица должны реализовывать единоличные исполнительные органы — генеральный директор, директор, президент, председатель и т.п. Они являются, таким образом, волеизъявляющими органами, и прежде всего по их действиям u1084 можно судить о воле возглавляемого ими юридического лица.

1 См. п. 18 Постановления Пленумов ВС РФ и ВАС РФ от 1 июля 1996 г.

2 См., например, постановление Президиума ВАС РФ от 9 февраля 1999 г.

№ 6164/98 // Вестник ВАС РФ. 1999. № 5. С. 65.

3 См.: Черепахин Б.Б. Волеобразование и волеизъявление юридического лица /

Черепахин Б.Б. Труды по гражданскому праву. М., 2001. С. 301; Черепахин Б.Б.

Органы и представители юридического лица. — Там же. С. 469.

Однако деятельность исполнительных органов не ограничивается исполнением указаний волеобразующих органов, ведь они обладают и самостоятельной компетенцией — возглавляют текущую деятельность юридического лица. В таких случаях исполнительный орган является одновременно и волеобразующим, и волеизъявляющим.

Волеобразующие органы состоят из участников юридического лица (общее собрание) либо избираются ими (совет директоров). Исполнительные органы юридического лица формируются в результате их избрания или назначения самими участниками (участником) либо уполномоченным ими органом (к примеру, советом директоров).

В случае, если орган юридического лица при совершении сделки от имени этого юридического лица превысит определенные для него учредительными документами полномочия, юридическое лицо получает возможность защиты от таких действий посредством иска признании сделки недействительной (ст. 174 ГК). Органы юридического лица обязаны действовать от его имени добросовестно и разумно. В случае, если своими действиями орган юридического лица причинит организации убытки, на него возлагается обязанность по их возмещению.

В юридической литературе к органам юридического лица, формирующим и выражающим вовне волю юридического лица как субъекта права в смысле п. 1 ст. 53 ГК, относят не только единоличные, но и коллегиальные органы (общее собрание, совет директоров). Способом оформления воли указанных органов могут служить протоколы их заседаний. Однако необходимо иметь в виду, что решения этих органов, как правило, лишь создают предпосылки для действий исполнительных (волеизъявляющих) органов и именно действия последних непосредственно влекут возникновение гражданских прав и обязанностей у юридического лица.

Глава 1. Сущность юридического лица

Юридические лица являются одной из излюбленнейших тем в цивилистической науке. Многие ученые пытались объяснить то обстоятельство, что некое общественное образование рассматривается и действует в обороте как единичный реальный человек, как физическая личность (personal vicem fiuigitur)*(1).

В юридической науке существуют различные теории юридического лица.

Первая — теория фикции, автором которой считают папу Иннокентия IV. В 1245 году, отвечая на вопрос: может ли корпорация (юридическое лицо) быть отлучена от Церкви, допускаться к присяге, быть восприемницей детей при крещении, основываясь на положениях Corpus Juris Civilis, — он заявил, что корпорация не имеет души, а существует лишь в воображении людей, будучи persona ficta, т.е. фиктивным, не существующим в реальности лицом*(2). Правда, следует отметить, что спустя некоторое время другой папа — Иоанн XXII — признал, что, хотя корпорация как юридическое лицо не имеет души и у нее нет подлинной личности, она все-таки имеет фиктивную личность в силу юридической фикции и в силу этой же фикции имеет душу и потому может совершать правонарушения и может быть подвергнута наказанию*(3).

Наиболее известными сторонниками теории фикции являлись немецкие юристы Савиньи и Виндштейн (один из авторов Германского гражданского уложения). Савиньи считал, что конкретное физическое лицо существует реально и только поэтому признается субъектом права, т.е. лицом, обладающим правоспособностью. В связи с этим, по его мнению, понятие «лицо» может испытывать двоякую модификацию — ограничительную и распространительную. Во-первых, правоспособность лица может быть ограничена в силу закона, а, во-вторых — переносима на нечто такое, что не есть отдельный человек, следовательно, искусственным образом возможно создание юридического лица, которое физически не существует, а поэтому рассматривается в качестве субъекта права лишь в силу воли государства, воплощенной в законе или акте о создании юридического лица (отсюда и название — юридическое лицо, т.е. лицо, созданное не природой, а правопорядком)*(4).

По мнению Савиньи, в силу своего искусственного характера юридическое лицо не может иметь естественной дееспособности.

Поэтому дееспособность юридических лиц подобна дееспособности малолетних и лиц, страдающих психическим расстройством. В данном случае от имени юридического лица выступает его представитель, которым является не отдельный представитель организации (либо несколько участников), а само юридическое лицо. Подобных взглядов придерживался и А.М. Гуляев, который писал, что «юридическое лицо есть субъект воображаемый», «искусственно созданный субъект»*(5). Г.Ф. Шершеневич полагал, что «в основе юридического лица лежат не фиктивные, а настоящие, реальные потребности живых людей, но субъекты, которым даются права для охраны таких интересов, существа не реальные. Это искусственно созданные самой жизнью или законодателем субъекты»*(6).

По мнению большинства американских авторов, основой теории правовой фикции в англосаксонской системе права послужила знаменитая фраза Председателя Верховного Суда США Маршалла в деле Darthmouth College Case (1819 г.): «Корпорация представляет собой искусственное существо, невидимое, неосязаемое и существующее только как измышление права. Будучи искусственным творением права, она обладает только теми свойствами, которые предусмотрены ее уставом»*(7).

В настоящее время судьей Кентом разработана новая трактовка теории фикции: «Корпорация — это привилегия, принадлежащая одному или нескольким лицам, которые существуют в качестве правовой единицы под особым наименованием, облеченной по воле закона «вечным» существованием и действующей в различных отношениях, независимо от действительного числа ее участников как один индивид»*(8).

Как уже упоминалось, сторонники теории фикции полагали, что субъектом права может быть только такое лицо, которое может лично для себя пользоваться своими правами, т.е. действительно наслаждаться. В связи с тем, что юридические лица не могут чувствовать, а следовательно, и наслаждаться, то они являются не реальными, а фиктивными субъектами права*(9). Однако, как замечает Е.Н. Трубецкой, существует множество случаев, когда право принадлежит одному лицу, а пользуется, наслаждается им другое лицо. Поэтому представляется неверным отрицать возможности юридического лица выступать в качестве субъекта права на том основании, что оно не является субъектом пользования*(10).

Данная концепция, базирующаяся на положении о реальности только физических лиц, могла привести к признанию фиктивным субъектом права наряду с юридическими лицами и государства*(11). В связи с этим была высказана еще одна теория, отрицающая возможность существования юридических лиц, названная позднее теорией «целевого имущества». Ее автор — немецкий юрист Бринц. В предисловии к первому изданию своего учебника пандектов 1857 г. он писал, что различать физические и юридические лица в юриспруденции то же самое, что в антропологии делить людей на действительных людей и садовые пугала*(12). По мнению Бринца, нечто (т.е. какое-либо имущество или право) может принадлежать не только кому-нибудь, но и чему-нибудь.

Имущество богов, храмов, городов принадлежало чему-то, так как нельзя указать лица, кому бы оно принадлежало. Этим чем-то и выступает цель, для достижения которой оно (имущество) и предназначено. В этом случае субъект права вообще не требуется, так как его роль выполняет обособленное с такой целью имущество. По традиции оно наделяется свойствами субъекта права, хотя на самом деле в этом нет никакой необходимости. Поэтому, вероятно, нет нужды в понятии «юридическое лицо», ибо в данном случае оно используется лишь в качестве метафоры, так как в действительности здесь нет субъектов прав и обязанностей, а есть лишь целевое имущество*(13). Отсюда вывод: имущество, принадлежащее цели, не может принадлежать лицу*(14).

Критики теории Бринца указывали, что он не отвечает на вопрос — кому принадлежит имущество юридических лиц, а говорит лишь о том, что имущество предназначается для достижения определенной цели. Так, Е.Н. Трубецкой писал: «К каким несообразностям может привести теория Бринца, легко видеть из следующего примера. Представим себе, что существуют два общества А и В, которые обладают каждое своим имуществом и преследуют одну и ту же цель. Если бы их имущество считалось принадлежностью той цели, которую они преследуют, то мы имели бы не два раздельных имущества, а одно «целевое» имущество. В действительности, однако, мы видим нечто совершенно другое. На самом деле имущество составляет принадлежность не цели, а принадлежность двух обществ как определенных, разделенных и самостоятельных субъектов права, из коих ни один не может распоряжаться собственностью другого. Наконец, права могут принадлежать обществам и там, где еще вовсе нет имущества; например за благотворительным обществом могут быть признаны права, даже если бы в начале своего существования оно и не имело имущества, — в предположении будущего имущества, которое может составиться из пожертвований и членских взносов. «Целевого» имущества здесь, стало быть, нет, а между тем существует общество, за которым закон признает правоспособность и которое поэтому должно быть признано субъектом права, юридическим лицом»*(15).

Близка по своему существу к теории фикции концепция, выдвинутая известнейшим немецким юристом Рудольфом фон Иерингом в XIX веке и названная впоследствии теорией интереса. Отношение Иеринга к юридическим лицам вытекает из его позиции, касающейся права вообще как в субъективном, так и в объективном смысле.

Под субъективным правом он понимал защищенный юридически интерес, который состоит в пользовании определенными благами; а под правом в объективном смысле — обеспечение жизненных условий общества. При этом способность воли не требуется для понятия субъективного права, важно лишь то, кто пользуется правом. По Иерингу, субъектами права могут быть лишь люди (пользователи), интересы которых защищаются законом: в библиотеке — это читатели, в акционерном обществе — акционеры, в университете — ректор, профессора, студенты и т.д. У юридического лица нет и не может быть своих собственных интересов, оно представляет собой своеобразный прием юридической техники, с помощью которой возможно удовлетворение интересов стоящих за юридическим лицом подлинных дестинаторов (пользователей) его субъективных прав.

В корпорации не юридическое лицо как таковое, а отдельные ее члены являются действительными субъектами права, поскольку создание корпорации направлено на удовлетворение их интересов, а правовая защита последних осуществляется при помощи иска, обращенного против корпорации ее участником.

В учреждении реальными субъектами права являются обслуживаемые им люди, причем круг этих людей может быть неопределенным. Из университета могут извлекать пользу профессора, студенты и т.д., а не сам университет, который не в состоянии извлекать для себя пользу из своих прав, не способен чувствовать и наслаждаться. Поэтому, по мнению Иеринга, не университет, а лица, которым он служит, должны признаваться субъектами права.

Однако теория интереса также не лишена недостатков, которые верно подметил Г.Ф. Шершеневич: пользование правом не всегда принадлежит тому, чье право, предназначение имущества не разрешает вопроса о его принадлежности (например вор может фактически пользоваться и распоряжаться правами, связанными с владением вещью). Дестинаторы не могут требовать охраны их интересов на основании своего права. Если к ночлежному дому предъявлен иск, то ответчиком не может выступить тот или другой его посетитель*(17).

В противоположность теории фикции юридического лица была выдвинута теория Гирке*(18). Он предложил рассматривать юридическое лицо как некий союз лиц (организм), который не возникает в силу права, а существует реально. Если такое явление существует объективно, но не оформлено правом, то до момента такого оформления оно не может считаться юридическим лицом. Ученый сравнивает такое состояние с эффектом эмбриона, т.е. нечто находится в выжидательном состоянии, а после выполнения установленных законом процедур оно сразу приобретает права и обязанности (становится юридическим лицом). Подобный организм (правда, с некоторыми оговорками) он приравнивал к человеку, т.е. к живым организмам.

Юридическое лицо обладает специальной правоспособностью и может совершать действия лишь в соответствии с целями, ради которых оно создано, а также дееспособностью, ибо обладает собственной волей, которую выражают органы юридического лица. Поэтому неверно противопоставлять физических лиц юридическим на том основании, что последние могут действовать только через свои органы; ведь также действует и индивид. Но следует учитывать, что в отличие от физических лиц юридическое лицо имеет органы в юридическом смысле. Органы естественного лица существуют сообразно со строем индивидуального человеческого организма как орудия одушевляющего их единства; органы юридического лица проявляют действующее в них единство в юридической сфере сообразно с юридическим строем социального человеческого организма.

В Советском Союзе также был разработан ряд теорий юридического лица. Тогда цивилисты отвергали теорию юридического лица в качестве обособленного имущества, так как государственное имущество даже при создании на его базе какого-либо юридического лица все равно оставалось государственной собственностью. Как верно отмечает Е.А. Суханов*(19), господствующей теорией в советской цивилистической науке считалась теория коллектива, разработанная впервые в трудах А.В. Венедиктова*(20) и поддержанная С.Н. Братусем, О.С. Иоффе и многими другими цивилистами*(21).

Согласно этой теории в основе правосубъектности юридического лица лежит не только единство государственной социалистической собственности, но и оперативное управление ее частями. В данном случае единство государственной социалистической собственности означает, что за каждым юридическим лицом стоит собственник находящегося в его управлении имущества — Советское государство и весь советский народ. Оперативное же управление выделенной юридическому лицу частью государственного имущества по воле советского народа осуществляет коллектив работников юридического лица, возглавляемый назначенным государством ответственным руководителем.

В юридической литературе неоднократно высказывались критические замечания в адрес этой теории. Например, В.П. Грибанов указывал, что коллектив работников не имеет прав на имущество предприятия, учреждения, организации, не заключает гражданско-правовых сделок, не несет ответственности по обязательствам такого юридического лица, т.е. не выступает в качестве субъекта гражданских правоотношений*(22). Однако здесь же В.П. Грибанов сам обосновывает теорию коллектива с помощью привлечения не двух, а трех коллективов — государства, рабочих и служащих, администрации — во главе с ответственным руководителем*(23).

В противовес теории коллектива советскими учеными были выдвинуты три другие теории юридического лица.

Автор первой из них, которую иногда в науке называют теорией государства, — С.И. Аскназий. Он полагал, что поскольку единственным собственником имущества государственного юридического лица является государство, постольку и за государственным юридическим лицом всегда стоит государство, или «всенародный коллектив», являющийся действительным собственником его имущества*(24). Индивидуализацию же юридических лиц следует искать не в людском коллективе, а в специфике того участка, на котором осуществляется его деятельность.

Однако такой подход таил в себе немало проблем:

невозможно разграничить имущество и ответственность государства и созданных им юридических лиц*(25);

нельзя объяснить существование юридического лица как самостоятельной хозяйственной единицы, ибо тогда отношения между двумя государственными организациями приходится рассматривать как отношения государства с самим собой;

если признать, что за каждым государственным юридическим лицом стоит государство как единое целое, то как объяснить тот факт, что государство не отвечает по долгам государственных юридических лиц, а последние не отвечают по долгам государства*(26).

Другое толкование сущности юридического лица предложено Ю.К. Толстым*(27), который исходил из того, что за каждым государственным юридическим лицом стоят:

1) само социалистическое государство как единый и единственный собственник предоставленного юридическому лицу государственного имущества;

2) руководитель хозяйственного органа, являющийся уполномоченным государства по управлению вверенным ему имуществом согласно планам, преподанным государством.

Поэтому Ю.К. Толстой утверждал, что только руководитель (директор) государственного органа выступает в качестве носителя гражданской правоспособности советского юридического лица. Он считал, что директор проводит в жизнь волю государства творчески, с учетом конкретной обстановки. Концепция, предложенная Ю.К. Толстым, впоследствии названа теорией директора.

Однако и у такого подхода к пониманию юридического лица немало недостатков: в соответствии с этой теорией происходило отождествление государственного юридического лица с его органом, каковым и являлся директор, хотя законодательством под юридическим лицом понималась организация, а не ее руководитель. Свои права и обязанности директор осуществляет от имени и в интересах организации в целом. Кроме этого, данная теория распространяется только на государственные юридические лица с единоличным руководителем.

Совсем недавно Ю.К. Толстой несколько модернизировал свою теорию директора. Он предлагает раскрывать сущность юридического лица дифференцированно, в зависимости от того, о какой организационно-правовой форме и даже о каком конкретном юридическом лице идет речь*(28).

С точки зрения теории социальной реальности, выдвинутой впервые Н.Г. Александровым в 1948 году (еще без использования данного наименования), юридическое лицо — это особое отношение между людьми по поводу имущества; отношение, заключающееся в том, что известный имущественный комплекс для обеспечения каких-либо общих интересов передается в управление тем или иным дееспособным лицам («органам» юридического лица). Последние от имени юридического лица приобретают имущественные правомочия, реализуемые для пополнения данного имущественного комплекса, и принимают имущественные обязанности, выполняемые за счет средств этого комплекса*(29). Подобных взглядов придерживался и Д.М. Генкин, рассматривающий юридическое лицо в качестве «социальной реальности», наделенной определенным имуществом для достижения общественно полезных целей или для peшения социально-экономических задач государства и общества*(30).

В то же время следует согласиться с выводом Ю.К. Толстого о том, что в вопросе раскрытия сущности юридического лица в цивилистической науке (по крайней мере отечественной), к сожалению, не наблюдается заметного продвижения*(31). За последние двадцать лет опубликованы всего две монографии, посвященные проблемам теории юридического лица, — работа И.П. Грешникова, в которой автор отстаивает теорию фикции юридического лица*(32), и учебное пособие Н.В. Козловой, посвященное анализу теорий юридического лица*(33).

Как правило, анализируя юридическое лицо, ученые-цивилисты ограничиваются перечислением, а в лучшем случае — критикой уже высказанных теорий, некоторые из них (например теория государства С.И. Аскназия) в условиях современной рыночной экономики могут представлять разве что исторический интерес.

На основании изложенного можно сделать вывод о том, что вопрос о сущности юридического лица так и остается открытым.

ПОНЯТИЕ И СУЩНОСТЬ ЮРИДИЧЕСКОГО ЛИЦА

Транскрипт

1 ПОНЯТИЕ И СУЩНОСТЬ ЮРИДИЧЕСКОГО ЛИЦА И. А. Голоденко Сущность правовой конструкции, именуемой юридическим лицом, исследовалась учеными разных стран на протяжении всего существования данной формы организации предпринимательской деятельности. Однако к единому мнению ученые так и не пришли, что свидетельствует о сложности данной юридической категории как объекта научного познания, а с учетом той роли, которую правовая конструкция «юридическое лицо» играет в экономическом развитии государства, также и об актуальности и необходимости ее дальнейших теоретических исследований. В действующем Гражданском кодексе Украины (в ч. ст. 80) дается следующее определение понятия юридического лица: «Юридическим лицом является организация, созданная и зарегистрированная в установленном законом порядке, которая наделяется гражданской правоспособностью и дееспособностью, может быть истцом и ответчиком в суде. По мнению многих ученых, оно не отображает сущность юридического лица и указывает лишь следующие признаки последнего: а) это организация, то есть надлежащим образом оформленное (организационно и структурно) социальное образование; б) оно должно быть создано и зарегистрировано в установленном законом порядке; в) оно имеет гражданскую правосубъектность, то есть способность приобретать и реализовывать гражданские права и обязанности от своего имени; г) оно может быть истцом и ответчиком в суде. Для того, чтобы дать полное определение понятия юридического лица, наобходимо обратиться к исследовании сущности юридического лица. Юридической науке известно достаточно большое количество теорий сущности юридического лица, которые стали активно разрабатываться с XIX века и продолжают обсуждаться до настоящего времени с целью уяснения того субстрата юридического лица, который является носителем свойств юридической личности. 30

2 Основные из известных теорий сущности юридического лица целесообразно классифицировать на две большие группы: теории, разработанные зарубежными учеными; теории, разработанные цивилистами советского периода. К первой группе теорий сущности юридического лица следует отнести: «теорию фикции», разработанную Фридрихом Карлом фон Савиньи; «теорию целевого имущества», предложенную Алоизом фон Бринцем; «теорию коллективной собственности», автором которой является французский цивилист М. Планиоль; «органическую теорию» Карла Георга фон Безе- лера и его ученика Отто Фридриха фон Гирке; «теорию интереса» Рудольфа фон Иеринга; «реалистическую теорию» Р. Сали- ейля и некоторые другие теории. Ко второй группе теорий сущности юридического лица относятся: «теория коллектива» А. В. Венедиктова, С. Н. Братуся, О. С. Иоффе, В. П. Грибанова; «теория государства» С. И. Аскназия; «теория директора» Ю. К. Толстого; «теория социальной реальности» Д. М. Генкина, Б. Б. Черепахина; «теория социальный связей» О. А. Красавчикова; «теория организаций» А. А. Пушкина и некоторые другие. Первую по времени появления группу таких теорий составляют взгляды, согласно которым юридическое лицо есть порождение правопорядка, то есть некоторая -юридическая фикция, искусственная конструкция, придуманная законодателем. Они получили название «теории фикции» (или фикционные теории). Родоначальником этого подхода принято считать одного из римских пап Иннокентия IV. В 45 г. на вопрос о возможности отлучения корпорации от церкви он заявил, что корпорация не имеет души, а существует лишь в воображении людей, будучи «persona ficta», или «corpus mysticum», то есть фиктивным, не существующим в реальности лицом. Наибольшее развитие данная теория получила в германской цивилистической литературе XIX века. Ее представители (Савиньи, Виндшейд) считали юридическое лицо искусственным субъектом, созданным законом в целях условной «привязки» к нему субъективных прав и обязанностей, которые в действительности принадлежат его участникам конкретным физиче ским лицам, либо остаются бессубъектными. Савиньи считал, что конкретное физическое лицо существует реально и только поэтому признается субъектом права, то есть лицом, обладающим правоспособностью. В связи с этим, по его мнению, понятие «лицо» может испытывать двоякую модификацию ограничительную и распространительную. Сторонники фикционной теории относили утверждение фиктивности к свойству известной социальной организации быть правоспособным субъектом, желая выразить мысль, что правоспособность юридического лица не дана от природы, а базируется на норме права. Теория фикции получила также широкое распространение и в англо-американском праве, где юридическое лицо рассматривалось как имущественное образование, невидимое, неосязаемое и существующее только с точки зрения закона. Теория фикции нашла поддержку таких видных дореволюционных русских цивилистов, как Г. Ф. Шершеневич, А. М. Гуляев, Д. И. Мейер, которые в качестве фиктивного образования рассматривали юридическое лицо и считали юридические фикции не мнимыми понятиями, а научными приемами познания, а юридическое лицо «искусственным субъектом» оборота, созданным для достижения определенной цели. Против теории фикции было выдвинуто много возражений. Как указывает Н. В. Козлова, слабость теории фикции состояла в следующем: ее сторонники упускали из виду, что и правоспособность человека основана на норме права и в этом смысле столь же фиктивна, как и правоспособность юридических лиц. Учение о реальности юридического лица возникло из полемики против теории фикции, которой был противопоставлен тезис о реальности юридических лиц, отнесенный не к их правоспособности, что было спорно, а к субстрату юридических лиц, в реальности которого никто не сомневался. Фикционная теория не объясняет сущности юридического лица, ибо за фикцией не скрываются какие-либо реальные отношения. Фикция в известных случаях может быть использо- Алексеев С. С. Гражданское право. М., 007. С. 83. Козлова Н. В. Правосубъектность юридического лица. М.: «Статут», с

3 вана как прием юридического регулирования, но лишь в той мере, в какой новые сложившиеся общественные явления еще не получили соответствующей регламентации. При этих обстоятельствах фикция близка к аналогии. Но фикция совершенно непригодна как способ научного объяснения явлений. Фикция ничего не дает для выяснения содержания понятия. Весьма существенно для опровержения фикционной теории также то, что она не указывает твердого критерия для ответа на следующий вопрос: каким требованиям должно удовлетворять соединение людей, с их имущественными правами и обязанностями, для того, чтобы быть признанным юридическим лицом. Не случайно различные представители теории фикции делали из этой теории самые различные выводы о характере ответственности юридических лиц. Одни, исходя из того, что воля органа приписывается фиктивному лицу, считали наличие субъективной вины руководителей необходимым условием имущественной ответственности юридического лица за ошибки и правонарушения, допущенные его органами. Другие, оставаясь теоретически сторонниками фикции, признали, что было бы несправедливо не возлагать на юридическое лицо ответственность за действия органов, поскольку оно пользуется выгодами от их деятельности. В результате развития теории фикции была выдвинута теория целевого имущества, автором которой был А. Ф. Бринц. Он указывал, что в соответствии с данной теорией субъективные права и обязанности могут принадлежать как конкретному субъекту, так и служить определенной цели (объекту). При втором варианте субъект права вообще не требуется, поскольку его роль выполняет обособленное с этой целью имущество. По традиции оно наделяется свойствами субъекта права, хотя на самом деле в этом нет необходимости, а потому не нужно и само понятие юридического лица. Во французской литературе весьма близкие, по сути, взгляды высказывались М. Планиолем. Последний считал, что юридическое лицо это коллективное имущество, которое в качестве субъекта права является юридической фикцией, созданной для упрощения его использования. Но вместе с тем он допускал существование «бессубъ ектных правоотношений» (прав и обязанностей) и исключал наличие у такого субъекта собственной воли и интересов, а это, в свою очередь, затрудняло объяснение самостоятельного характера его действий от ответственности за них. Критики теории Бринца указывали, что он не отвечает на вопрос кому принадлежит имущество юридических лиц, а говорит лишь о том, что имущество предназначается для достижения определенной цели. Еще одним вариантом теории фикции стала «теория интереса», выдвинутая крупнейшим немецким ученым-юристом Р. фон Иерингом. Он считал, что юридическое лицо, как естественноприродный субъект права, в действительности не существует. Это не более чем юридический курьез. Так как право это система защищенных законом интересов, то законодатель дает правовую защиту определенным группам людей (их коллективному интересу), позволяя им выступать вовне как единое целое. Но это, по мнению Р. фон Иеринга, не означает создание нового субъекта права. Таким образом, Р. фон Иеринг сочетал тезис о фиктивности самого юридического лица с признанием реальности стоящих за ним групп людей, осуществляющих его права и пользующихся выгодами такого положения. В российской дореволюционной литературе эту теорию поддерживали и развивали Ю. С. Гамбаров и Н. М. Коркунов 3. Данная теория также подвергалась критике. Так, Н. Е. Трубецкой в ходе критики теории интереса писал, что в числе юридических лиц есть и такие, которые существуют независимо от желания или нежелания физических лиц, входящих в их состав. Н. Е. Трубецкой отмечает, что если бы действительными субъектами прав университета являлись профессора, студенты и т. д., то университет не мог бы быть основан иначе, как при наличности профессоров, студентов, членов университетской администрации, и мог бы прекратить свое существование по Сумской Д. А. Юридические лица. М., 008. С. 7. Козлова Н. В. Понятие и сущность юридического лица. Очерк истории и теории: Учебное пособие. М.: Статут, 003. С Коркунов Н. М. Лекции по общей теории права. СПб., 986; Гамбаров Ю. С. Курс гражданского права. Т.. Часть Общая. СПб,

4 воле этих лиц. Но на самом деле мы видим совершенно иное: сначала правительство основывает университет, а потом назначает ректора, приглашает профессоров и открывает прием студентов. Следовательно, возникновение юридического лица в данном случае предшествует вступлению в него физических лиц. Обобщая все перечисленные фикционные теории о юридических лицах, можно говорить, что все они, с современной точки зрения, не выдерживают никакой критики. Основная ошибка во всех рассматриваемых теориях это непризнание за юридическими лицами непосредственного обладания имущественными и иными правами. Е. А. Суханов в связи с этим справедливо отамечает, что с развитием различных видов юридических лиц в противоположность фикционным теориям стали выдвигаться теории, признающие реальность юридического лица как субъекта права («реалистические теории юридического лица»). К числу таких теорий относится органическая теория О. Гирке, рассматривавшая юридическое лицо как особый «телесно-духовный организм» («союзную личность»). Основатель органической теории О. Гирке утверждал, что юридическое лицо это особый телесно-духовный организм, союзная личность, реально существующий организм, на который государство влияет, но не призывает к жизни. Отличительной чертой этого лица являются воля, самостоятельные интересы и жизнедеятельность. Органическая теория находит сторонников во французской цивилистике (Р. Саллейль, П. Мишу и др.). Они развили идеи О. Гирке в рамках так называемой реалистической теории. В частности, JI. Мишу и Р. Салейль отмечали, что для превращения человеческого коллектива в самостоятельное лицо, отличное от суммы индивидов, его составляющих, необходимы особые качества, а именно: а) наличие у коллектива постоянного интереса, отличного от индивидуальных интересов его членов; б) соответствующая организация, которая способна выявить коллективную волю, представлять и защищать общий интерес; включение коллектива в юридическую среду. В начале XX в. в американском праве появилась теория естественного лица (natural entity). Представители этой теории признают ошибочность положения, в силу которого действительным субъектом права может быть только физическое лицо. По их мнению, рядом с индивидуальными субъектами права существуют и сверхиндивидуальные социальные организмы. В российской дореволюционной цивилистике реальность юридического лица отстаивал Н. Л. Дювернуа, назвавший его «живой клеточкой социального организма». Достоинством этого подхода стала возможность объяснения наличия собственной воли и интересов у юридического лица, а тем самым самостоятельности его выступления в качестве субъекта гражданского оборота. Данную позицию поддерживал и Е. Н. Трубецкой. Он подчеркивал, что субъект прав вообще не то же, что физически существующее человеческое лицо. По его мнению, субъектами прав могут быть признаны соединения людей, как, например, корпорация, ученые и благотворительные общества. Весьма актуальна для нас и его мысль о том, что субъектами права могут быть и создаваемые человеком идеальные лица, предназначенные служить каким-либо общественным целям, учреждения 3. В цивилистической науке советского периода также был выдвинут ряд теорий, объясняющих сущность категории юридического лица, прежде всего применительно к господствовавшим в тогдашнем обороте государственным организациям (предприятиям и учреждениям). Советской правовой школой был разработан и предложен ряд теорий юридического лица, среди которых самыми извест- Советское гражданское право: И. Б. Новицкий и др.; отв. ред. И. Б Новицкий, II. Е. Орловский. М.: Госюриздат, с. Дювернуа Н. JI. Чтения по гражданскому праву. СПб., 90. С Трубецкой Е. Н. Энциклопедия права. СПб.: Юридический институт, 998. С. 34 и др. Трубецкой Е. Н. Энциклопедия права. СПб.: Юридический институт, 998. С. 34. Гражданское право. Т.. -е изд. / Отв. ред. Е. А. Суханов. М.,

5 ными были: теория коллектива, теория государства, теория директора, теория социальной реальности и теория организации. Теория коллектива была сформулирована А. В. Венедиктовым и поддержана С. Н. Братусем. Согласно этой теории в основе правосубъектности юридического лица лежит не только единство государственной социалистической собственности, но и оперативное управление ее частями. В данном случае единство государственной социалистической собственности означает, что за каждым юридическим лицом стоит собственник находящегося в его управлении имущества Советское государство и весь советский народ. Оперативное же управление выделенной юридическому лицу частью государственного имущества, по воле советского народа, осуществляет коллектив работников юридического лица, возглавляемый назначенным государством ответственным руководителем. Теория коллектива поддерживалась и другими советскими учеными-цивилистами: О. С. Иоффе, Ю. X. Калмыковым, Г. К. Матвеевым, В. П. Мозолиным, В. А. Мусиным, Р. О. Халфиной и др. В противовес господствовавшей «теории коллектива» выдвигались и другие концепции, по-иному раскрывавшие сущность юридического лица. Так, В. А. Рахмилович доказывал отсутствие самой необходимости обоснования или поиска людского либо иного особого «субстрата» (сущности) юридического лица, ибо носителем его прав является само юридическое лицо. О. А. Красавчиков рассматривал юридическое лицо как определенную систему социальных связей 3, а Б. И. Путинский* как некое правовое средство, с помощью которого конкретная организация допускается к участию в гражданском обороте. Действительно, будучи организацией, созданной для самостоятельного хозяйствования с определенным имуществом, юридическое лицо является вполне реальным образованием, не сводимым ни к своим участникам (или к учредителям, в том числе к единственному), ни тем более к работникам («трудовому коллективу»), которые в этом качестве не имеют никаких прав на его имущество и ни при каких условиях не отвечают по его долгам. Теории коллектива противостояли три другие теории. Автором первой из них является С. И. Аскназий, который считал, что основу гражданских правоотношений при участии государственных органов составляет государственная собственность, а единым собственником государственного имущества является само социалистическое государство. Таким образом, за каждым предприятием стоит один и тот же субъект государство. Вторая теория теория директора. Её выдвинул Ю. К. Толстой. Она базируется на том, что единственным субъектом, уполномоченным выражать волю госоргана в сфере правоотношений, является его руководитель директор, воля которого определяется волей государства и в то же время не зависит от воли работников государственного органа. Директор, в соответствии с плановыми заданиями государства, осуществляет правомочия по владению, пользованию и, в определенных пределах, распоряжению выделенным в оперативное управление госоргана имуществом. Третья теория теория социальной реальности в своих основных чертах, хотя и без использования этого наименования, была изложена в 948 г. Н. Г. Александровым, а в дальнейшем разрабатывалась С. И. Вильнянским, Б. Б. Черепахиным, Д. М. Генкиным, по мнению которых, вполне достаточно признания юридического лица такой же социальной реальностью, Венедиктов А. В. Органы управления государственной социалистической собственностью /А. В. Венедиктов //Советское государство и право С Аскназий С. И. Об основаниях правовых отношений между государственными социалистическими организациями // Ученые записки ЛЮИ. Вып. 4. Л., 947. С Толстой Ю. К. Содержание и гражданско-правовая защита права собственности в СССР. Л., 955. С. 34. Рахмилович В. А. Хозяйственная правосубъектность и юридическое лицо // Правоведение С. 5- Красавчиков О. А. Сущность юридического лица //Советское государство и право Путинский Б. И. Гражданско-правовые средства в хозяйственных отношениях. М., 984. С

6 которой и являются другие субъекты права, чтобы отпала необходимость в поисках другого его общественного содержания. Анализируя приведенные теории, О. С. Иоффе пришел к выводу, что главный недостаток теории государства видится в том, что она не раскрывает сущности правовых отношений, которые устанавливаются между госорганами. Если за каждым госорганом стоит государство и только государство, то правовые отношения между двумя государственными организациями становятся отношениями государства с самим собой. Главным недостатком теории директора является то, что она приводит к отождествлению государственного юридического лица с его органом, которым является директор. Вследствие этого отношения, возникающие между госорганом и его директором, выступают как отношения того же субъекта (целого) с самим собой. Теория «организации» была предложена О. А. Красавчиковым. В соответствии с ней юридическое лицо в советском гражданском праве это организация как некоторое социальное образование, то есть система существенных социальных взаимосвязей, с помощью которых люди (или их группы) объединяются в единое, структурно и функционально дифференцированное, социально целостное для достижения поставленных целей 3. Юридическое лицо это организация, которая владеет определенными признаками (организационное единство, имущественная обособленность, участие в обороте от своего имени, самостоятельная имущественная ответственность, участие в гражданском процессе от своего имени). Юридическая личность это установленная законом мера возможности и необходимости участия организации в гражданских и иных правоотношениях, определение пределов ее правосубъектности. Позднее эту теорию под Александров Н. Г. Трудовое правоотношение. М.: Юридическое издательство министерства юстиции СССР, с. Иоффе О. С. Избранные труды по гражданскому праву: Из истории циви- листической мысли. Гражданское правоотношение. Критика теории «хозяйственного права». М.: Статут, 000. держал украинский ученый А. А. Пушкин, по мнению которого сущность юридического лица можно определить только через понятие организации социального образования, которое создается людьми и другими организациями на определенных условиях и для достижения поставленной цели. Общей для всех этих концепций является идея о наличии людского субстрата (лица или коллектива) в государственном юридическом лице. Возможна и принципиально иная трактовка его сущности. Так, еще в 0-е годы ХХв. в СССР получила значительное распространение «теория персонифицированного (целевого) имущества. Её сторонники считали главной функцией юридического лица объединение различных имуществ в данный комплекс и управление этим имущественным комплексом. Следовательно, обособленное имущество является реальной основой юридического лица, его законодатель и персонифицирует, наделяя владельца имущества правами юридического лица. Эта теория приобрела специфическую актуальность благодаря появившейся в современном законодательстве возможности создания юридического лица единственным учредителем. Поскольку людской субстрат в одночленных корпорациях не играет важной роли. В условиях, когда персональный состав участников и организационная структура нескольких юридических лиц могут быть идентичными, только имущественная обособленность позволяет их различить. В 50-е годы XX в. известное распространение в СССР получила «теория социальной реальности» 3. Её сторонники ограничивались констатацией того, что юридическое лицо это социальная реальность, то есть вполне достаточно признания юридического лица такой же социальной реальностью, какой являются другие субъекты права. В этой теории несложно уви- Гражданское право Украины: Учебник для вузов системы МВД Украины: В -х частях. Часть / А. А. Пушкин. В. К. Самойленко, Р. Б. Шишка и др.; под ред. проф. А. А. Пушкина, доц. В. М. Самойленко. X.: Ун-т внутренних дел; «Основа», 996. С. 5. Мусин В. А. Одночленные корпорации в буржуазном праве // Правоведение С Черепахин Б. Б. Волеобразование и волеизъявление юридического лица II Правоведение С Красавчиков О. А. Сущность юридического лица // Советское государство и право С

7 деть отражение старой «теории фикции», так как и в данном случае на вопрос, что есть юридическое лицо, отвечают: относитесь к нему как к субъекту права, ибо это социальная реальность. Противники этой теории не без оснований указывали на то, что задача цивилиста состоит в том, чтобы выявить особенные черты, признаки юридического лица как социальной реальности, поскольку не всякая социальная реальность есть юридическое лицо. Эту задачу «теория социальной реальности» перед собой как раз и не ставит. Существование множества столь разных научных теорий, пожалуй, объясняется огромной сложностью этого правового явления. На разных стадиях экономики на первый план выдвигались то одни, то другие признаки юридического лица в зависимости от того, какая из функций этого института превалировала на этом этапе. Соответственно, развитие научных концепций, взглядов в целом и отражает эволюцию института юридического лица. В немецкой юридической литературе существует точка зрения (Г. Еллинек), принципиально отрицающая необходимость для науки права искать обоснование фигуры юридического лица и правосубъектности вообще за пределами самого права, созданных им институтов и понятий. С этой точки зрения, юридическое лицо это продукт права, вообще не имеющий внеюридической (или предъюридической) реальности. В этом смысле юридическое лицо есть явление сознания, человеческих представлений, а не внешнего «уже случившегося» мира, в котором этому «представлению» ничто иное не соответствует. По существу, эта точка зрения воспроизводит теорию фикции. Немецкий юрист Рюмелин объявил созданное правом юридическое лицо всего лишь «пунктом привязки» тех или иных прав, опорным пунктом прав, каковым право (правопорядок) может объявить все, что угодно, любое избранное им явление, человека, вещь. При этом автор не отрицает, что всякое юридическое лицо связано с живыми людьми, разумная деятельность которых подчинена праву и для которой оно существует. Но для выявления сущности юридического лица выходить за пределы самого права наука права не должна. В наиболее раз работанном и завершенном виде эта точка зрения представлена у Ганса Кельзена, основоположника и главы так называемой нормативистской (ее иногда называют венской) теории (школы) права. Юридическое лицо, по мнению Г. Кельзена, это персонифицированная правовая норма, явление, заданное правом. Эта теория способствовала более детальной и точной классификации «видов» юридических лиц, законодательному закреплению такой классификации. Таким образом, проанализировав различные точки зрения относительно сущности юридического лица, можно прийти к выводу, что среди учёных не существует единых позиций по поводу сущности юридического лица. Этот вопрос является настолько сложным, что некоторые цивилисты высказали мнение, что невозможно создать единую теорию юридических лиц. Одновременное существование множества столь разных научных концепций о природе юридического лица объясняется сложностью этого правового явления. В определенные исторические периоды развития общества на первый план выдвигались различные признаки юридического лица, в зависимости от того, какая из функций этого института превалировала на данном этапе. Большинство разработанных учеными теорий о природе юридического лица вполне отвечали потребностям тех конкретных условий, в которых они создавались. Развитие научных взглядов в целом отражает эволюцию института юридического лица. Зарубежные исследования сущности юридического лица в XX веке, в целом, не вышли за рамки рассмотренных выше концепций. В современной зарубежной литературе теориям сущности юридического лица особого внимания не уделяется, характерным даже для немецкого правоведения является указание на то, что юридическое лицо следует рассматривать в качестве юридико-технического понятия, служащего для признания «лиц или вещей» (предметов) правоспособными организациями, а сущность этого понятия объясняется многочисленными теориями, которые «не имеют практического значения и не обладают боль- Елисеев И. В. Юридические лица // Гражданское право: Учебник. Ч. / Под ред. Ю. К. Толстого, А.. Сергеева. М., 996. С

8 шой познавательной ценностью». Такой подход в равной мере присущ как континентальному, так и англо-саксонскому праву. На сегодняшний день генезис экономических отношений, изменения рыночной среды приводят к возникновению новых видов организационно-правовых форм существования юридических лиц, которые, в свою очередь, влекут расширение и обогащение старых, а также появление новых доктрин в этой сфере. В современных условиях, в связи с популярностью и распространенностью в сфере предпринимательской деятельности хозяйственных обществ, а также с постоянной динамикой их организационно-правовых форм, особую актуальность приобретает теория интереса. Хозяйственные общества создаются и действуют в интересах многих лиц, а именно: основателей и участников, контрагентов, потребителей, наемных работников, государства. То есть речь в данном случае идет о так называемом интересе общества. Учитывая тот факт, что именно учредители могут определять цель и виды деятельности юридического лица, а отсюда и объем его правосубъектности, нельзя не обратить внимание на то, что именно основатели стремятся создать организацию, которая была бы самостоятельным субъектом права. Когда такой субъект возникает, то интересы учредителей начинают носить второстепенный характер и на первый план выходят интересы созданного юридического лица. В украинском гражданском законодательстве реализован взгляд на сущность юридического лица как реального субъекта права, хотя из самого определения такой вывод сделать трудно. Именно с позиций реалистической теории украинский законодатель определил понятие органов юридического лица, действия которых считаются действиями самого юридического лица (ч. ст. 9 ГК Украины). Немаловажным аспектом анализа понятия «юридическое лицо» является установление его признаков, то есть существенных свойств организации, совокупность которых дает возможность отличить организацию от иных участников гражданского оборота (физических лиц и индивидуальных предпринимателей). Исходя из определения понятия юридического лица, закрепленного в ст. 80 ГК Украины, можно выделить следующие признаки юридического лица: это «организация», то есть надлежащим образом оформленное (организационно и структурно) социальное образование; оно должно быть создано и зарегистрировано в установленном законом порядке; оно имеет гражданскую правоспособность и дееспособность (правосубъектность), то есть способность приобретать и реализовывать гражданские права и обязанности; оно может быть истцом и ответчиком в суде. Однако среди этих свойств не хватает некоторых традиционных признаков юридического лица. Так, выделяют четыре признака юридического лица: организационное единство; имущественная обособленность; выступление в гражданском обороте от своего имени; самостоятельная имущественная ответственность по обязательствам.. Организационное единство юридического лица проявляется, прежде всего, в определенной иерархии, соподчинении органов управления (единоличных или коллегиальных), составляющих его структуру, и в четкой регламентации отношений между его участниками. Необходимо отметить, что в нормах, закрепленных в ст. 80 ГК Украины, нет прямого указания на то, что созданная организация должна обладать таким признаком юридического лица, как организационное единство. Вместе с тем, в ней указано, что юридическим лицом является организация, на основе чего цивилисты в своих научных работах рассматривают «организационное единство» как один из признаков юридического лица, раскрывая его содержание указанным образом. Организационное единство юридического лица, по мнению В. Ф. Чигира, отражается в его уставе или общем положении о таких юридических лицах. Указанный признак, как утверждает Д. А. Медведев, позволяет превратить желания множества участников в единую волю юридического лица в целом, а также непротиворечиво выразить эту волю вовне. Гражданское право: учеб.: в ч. / В. Ф. Чигир [и др.]; под общ. ред. В. Ф. Чигира. Минск: Амалфея, 000. Ч.. С. 96. Гражданское право: учеб.: в 3 т. /А. ГГ. Сергеев [и др.]; под ред. А. П. Сергеева, Ю. К. Толстого. 5- е изд., перераб. и доп. М.: ГІБОЮЛ. Т. / JI. В. Рожников. М., 00. С

9 С. Н. Братусь также признавал, что юридическое лицо, будучи коллективным субъектом права, характеризуется признаком организационного единства, обеспечивающим деятельность коллективного образования как единого целого (внутрення структура юридического лица, определение особых задач, компетенция его органов, порядок их деятельности и др.). Организационное единство может быть выражено либо в уставе (положении), либо в законе, определяющем порядок деятельность юридических лиц данного типа или рода’. Таким образом, организационное единство юридического лица это правовая конструкция, которая определяет систем внутренних организационных связей, обеспечиваемых с формальной стороны наличием учредительных документов.. Имущественная обособленность предполагает наличие юридического лица обособленного имущества, которое учитывается отдельно от имущества учредителей и иных собственников. Некоторые ученые выделяют признак имущественной обе собственности как главный и определяющий. Так, Е. А. Сухано считает, что смысл конструкции юридического лица состоит наличии у юридического лица обособленного имущества, что является необходимой предпосылкой самостоятельной имущественной ответственности юридического, лица. Как указывает Е. В. Богданов: «Современное юридическое лицо это персонифицированная ответственность субъекта, специально созданного для этих целей правовым путем» 3. Другая групп ученых через признак имущественной обособленности объясняет сущность юридического лица. Так, М. И. Кулаги отмечает: «Для современного юридического лица нет необходимости ни в особой воле, ни в особых интересах, отлш ных от воли и интересов отдельных участников юридическог о лица, достаточно лишь определенным образом обособленного имущества. М. И. Брагинский указывает, что конструкция юридического лица была задумана как такая, которая призвана дать участникам оборота, которые решили заняться предпринимательской деятельностью, возможность перевести часть неизбежно присущего риска на своих партнеров, государство, на всех других лиц, которые могут быть кредиторами юридического лица». Для разных видов юридических лиц их имущественная обособленность имеет различные проявления. Так, имущественная обособленность государственных предприятий проявляется через институт права хозяйственного ведения. Согласно ст. 36 ГК Украины это право включает в себя возможность владения, пользования и распоряжения имуществом с ограничением полномочий распоряжения для некоторых видов имущества с согласия собственника в случаях, предусмотренных законом. Для государственных учреждений, некоммерческих организаций, которые финансируются из государственного бюджета, правовой режим закрепленного за ними имущества определяется более узким правом оперативного управления. В соответствии со ст. 37 ГК Украины правом оперативного управления признается имущественное право субъекта хозяйствования, который владеет, пользуется и распоряжается имуществом, закрепленным за ним собственником для осуществления некоммерческой хозяйственной деятельности, в пределах, установленных законодательством, а также собственником имущества. Что касается других видов юридических лиц (частные предприятия, коллективные предприятия, кооперативы, хозяйственные общества, хозяйственные объединения и т. п.), то их имущественная обособленность выражается в праве собственности. Кулагин М. И. Избранные труды по акционерному и торговому праву. -е изд., испр. М.: Статут, 994. С. 8. Брагинский М. И. Юридические лица (законодательные модели) // Концепция гражданского Братусь С. Н. Субъекты гражданского права. М., 950. С Гражданское право: учебник: в -х т. / Отв. ред. Е. А. Суханов. Т.. — М., 998. С. 78. законодательства Российской Федерации и тезисы докладов Международной научно-практической конференции «Гражданское законодательство Российской Федерации: состояние, проблемы, перспективы». М.: ИзиСП при Правительстве Российской Федерации, 994. С. 35. С Богданов Е. В. Сущность и ответственность юридического лица // Гос; дарство и право

10 Вместе с тем, имущество юридического лица может не ограничиваться имущественными объектами, а включать и обязательственные имущественные права. Кроме того, все имущество отдельных юридических лиц может состоять из денежных взносов на банковских счетах, а занимаемые ими помещения могут находиться во владении на условиях договора аренды. Итак, имущественная обособленность присуща всем без исключения юридическим лицам с самого момента их создания, тогда как появление у конкретного юридического лица обособленного имущества, как правило, приурочено к моменту формирования его уставного (складочного) капитала. Все имущество организации учитывается на ее самостоятельном балансе или проводится по самостоятельной смете расходов, в чем и находит внешнее проявление имущественная обособленность данного юридического лица. Персональный состав участников нескольких юридических лиц и их органов управления, равно как и их компетенция, порой могут совпадать, поэтому с чисто организационной точки зрения их трудно разграничить. В этом случае именно имущество, принадлежащее данному юридическому лицу и только ему, отдельное от имущества всех других юридических лиц, позволяет точно его идентифицировать. 3. Важным признаком юридического лица является наличие у него гражданской правоспособности и дееспособности (правосубъектности) и способности выступать в гражданском обороте от своего имени. Юридическое лицо от собственного имени самостоятельно распоряжается своим имуществом, приобретает гражданские права и обязанности (в частности, заключает договоры, вступает в обязательства) и осуществляет их. Такая деятельность от собственного имени в гражданском обороте служит внешним выражением самостоятельности юридического лица. Правосубъектность юридического лица осуществляется как в сфере материального права, путем участия в гражданском обороте, приобретения гражданских прав и обязанностей, так и сфере процессуального права, в которой юридическое лицо выступает заявителем, истцом или ответчиком в административных или судебных органах. В юридической литературе, по поводу рассматриваемого признака юридического лица, развернулась дискуссия. Так, А. В. Венедиктов считал, что признак самостоятельного выступления в гражданском обороте необходим для юридического лица, что имущественная и организационная самостоятельность юридического лица это всего лишь предпосылки для конечного результата: выступления в гражданском обороте от своего имени. С. Н. Братусь же полагал, что коль скоро юридическое лицо признается по закону субъектом гражданского оборота, то участие в нем будет уже не признаком юридического лица, а первым шагом юридического лица в развитии юридической личности. Участие в гражданском обороте от своего имени означает, что юридическое лицо от своего имени может приобретать и осуществлять имущественные и личные неимущественные права и обязанности, то есть выступать в гражданских правоотношениях в качестве самостоятельного субъекта права, в том числе в качестве истца и ответчика в суде. 4. Результатом имущественной обособленности юридического лица и его участия от своего имени в гражданском обороте является признание за ним способности нести ответственность по принятым обязательствам. В частности, ст. 90 ГК Украины закрепляет общий принцип, в соответствии с которым юридическое лицо самостоятельно отвечает по своим обязательствам всем принадлежащим ему имуществом. Эта ответственность применяется независимо от того, к каким видам и фондам относится это имущество, является ли оно основным или оборотным фондом. Не зависит это и от того, является ли оно движимым или недвижимым, выражено в ценных бумагах или в денежных средствах и т. п. Положения о самостоятельной ответственности юридического лица, а также отдельные её ограничения закреплены в главе 8 ГК Украины, посвященной определению правового положения отдельных видов предпринимательских обществ. Братусь С. Н. Субъекты гражданского права. М.: Госюриздат, с

11 По поводу роли самостоятельной имущественной ответственности как признака юридического лица С. Н. Братусь высказывал такое мнение: «Самостоятельная и исключительная имущественная ответственность является хотя и вторичным (производным), но более глубоким признаком, чем все остальные признаки, входящие в содержание понятия юридического лица. Этот признак свидетельствует о завершении развития юридической личности общественного образования». Анализ действующего законодательства демонстрирует наличие общей тенденции к усилению ответственности юридических лиц. Например, в полных обществах участники солидарно несут субсидиарную ответственность своим имуществом по обязательствам общества (ч. ст. 4 ГК Украины), а члены производственного кооператива несут субсидиарную ответственность по обязательствам кооператива в равных долях, если иное не определено в уставе (ч. ст. 63 ГК Украины). Рассмотренные признаки тесно связаны между собой. Наличие обособленного имущества материальная основа хозяйственной самостоятельности и самостоятельной ответственности юридического лица; последняя без материальной базы невозможна. В то же время самостоятельная ответственность необходимая предпосылка реализации юридическим лицом предоставленной ему возможности от своего имени приобретать имущественные права и обязанности. Однако, без такой ответственности эти права и обязанности не имели бы практического значения: именно в самостоятельной ответственности состоит практическое значение наделения и исполнения обязанностей от своего имени. Без самостоятельной имущественной ответственности имущественная обособленность имела бы односторонний характер и не была бы достаточно полной. В цивилистической литературе время от времени возникает вопрос о том, какие из этих признаков являются основными правовыми характеристиками юридического лица. Некоторые ученые к таким признакам относят возможность участия юридического лица в гражданских правоотношениях от своего имени, другие считают, что данным признаком является наличие обособленного имущества, третьи указывают как на определяющий признак на самостоятельную имущественную ответственность юридического лица. Однако, следует признать, что эти споры имеют, главным образом, теоретическую направленность, поскольку с практической точки зрения все признаки юридического лица являются одинаково важными. Данной точки зрения придерживается и украинская цивилистика. Исследовав теории сущности юридического лица и его признаки, можно сделать следующий вывод. Юридическим лицом является организация, созданная и зарегистрированная в установленном законом порядке, которая имеет обособленное имущество, может от своего имени приобретать и осуществлять имущественные и личные неимущественные права и нести обязанности, может быть истцом и ответчиком в суде. Братусь С. Н. Субъекты гражданского права. М.: Гоеюриздат, с. 30

Еще по теме:

  • Согласно строительным правилам лестница называется Правила выполнения строительных чертежей Общие правила выполнения и оформления строительных чертежей Чертежом называется такое изображение объемного предмета, по которому можно определить как форму предмета, так и его размеры. Строительные чертежи - это основные технические документы, по […]
  • Реквизиты арбитражного суда красноярского края Арбитражный суд Красноярского края Первое упоминание о суде, специализирующемся на разрешении торговых споров, на территории Древней Руси встречается в Уставной грамоте Новгородского князя Всеволода Мстиславовича 1135 года. В 1727 году был утвержден Устав суда таможенного. На его […]
  • Узнать штраф по правам гибдд Штрафы ГИБДД по водительскому удостоверению онлайн проверка Сегодня проверить штрафы ГИБДД по водительскому удостоверению можно через Интернет. Этот способ является одним из самых быстрых и удобных для водителей, у которых несколько автомобилей. Через номер ВУ выгружаются только […]
  • П4 ст13 закон 115-фз Ст. 13 закона n 115 ФЗ Положения ФЗ РФ 115 Ст. 13 Ст. 13 1 закона 115 ФЗ Концессионное соглашение заключается путем проведения конкурса на право заключения концессионного соглашения, за исключением случаев, предусмотренных статьей 37 настоящего Федерального закона. 2. Концессионные […]
  • Жалоба сбербанк россии Куда и как жаловаться на Сбербанк? Хамство, непрофессионализм, грубые ошибки, заведомо ложная информация – все это составляющие плохого обслуживания. Но страшнее всего то, что это имеет место быть не просто в магазине или салоне, а в крупнейшем банке в России. В данной статье пойдет […]
  • Когда делить имущество после развода Раздел имущества 2018 год Правильный выбор юриста залог твоего успеха. Раздел имущества в судебном порядке без твоего присутствия в суде. Раздел имущества с регистрацией решения суда в государственной регистрационной палате на твоё имя. Раздел имущества без суда - спокойно, тихо и […]
  • Правила гри в хованки Правила гри в хованки Хованки - одна з найпопулярніших ігор для дітей. Діти різного віку люблять цю гру. У неї грали ще наші бабусі, і будуть грати наші внуки. Існує повір`я, що ця гра зародилася в Англії. З приходом весни дорослі виходили в поля, луки, ліси і шукали там «сховалися» […]
  • Трудовой спор гпк рф Подсудность трудовых споров Это понятие означает, что полномочия по рассмотрению и разрешению конкретных трудовых споров отнесены к ведению определённого суда. Говоря простым языком, термин «подсудность» отвечает на вопрос: «А в какой суд должен обратиться работник или работодатель за […]