Правило построения правовых актов

Правило построения правовых актов

Нормативно-правовой акт — это официальный документ уполномоченного государственного органа, содержащий правовые нормы.

Нормативно-правовой акт содержит правила общего характера, обязательные для неопределенного круга лиц, рассчитанные на многократное применение, действующие независимо от того, возникли или прекратились конкретные правоотношения, предусмотренные таким актом.

Индивидуально-правовой акт, в свою очередь, содержит конкретные предписания персонально определенному субъекту, рассчитанные на однократное применение. Многие правовые акты носят смешанный характер, то есть одновременно содержат и нормы, и индивидуальные предписания.

Нормативно-правовой акт — это ведущий источник права в системах романо-германского права, к которым относится и Россия. В ряде случаев определение правового акта как нормативного или индивидуального играет значительную роль в правоприменительной деятельности. Например, в ходе судебного разбирательства. Нормативно-правовые акты носят общеобязательный характер и служат нормативным основанием для вынесения судебного решения. Индивидуально-правовые акты при разрешении судебных споров не имеют приоритетного характера и оцениваются судами наряду с другими материалами по делу.

Приведём основные принципы построения российской правовой системы.

Принцип иерархии актов или принцип законности.

Соответствие актов нижестоящего уровня нормативным актам, обладающим большей юридической силой.

Принцип компетентности . Нормативные акты должны быть изданы в пределах компетенции соответствующего государственного органа или должностного лица.

Принцип формализованности. Обязательным условием законности нормативного акта является строгое соблюдение правотворческих процедур при его принятии и введении в действие. Этот принцип должен неуклонно соблюдаться на всех стадиях правотворческого процесса.

Принцип публичности или общедоступности. Любые нормативно-правовые акты должны быть официально опубликованы для всеобщего сведения, что обеспечивает реальное получение информации

о содержании акта всеми лицами, права и интересы которых ими затрагиваются. Неопубликованный нормативный акт не применяется и не порождает правовых последствий.

Принцип приоритета международно-правовых источников. Если надлежаще ратифицированным международным договором установлены иные правила, чем нормативно-правовым актом, то применяются нормы международного договора.

Принцип перспективного действия. Нормативно-правовые акты обратной силы не имеют, если только самим актом не установлено иное.

Структурное построение нормативного правового акта

Структурно нормативные правовые акты могут существенно отличаться друг от друга в зависимости от их назначения, вида, объема и т.д. Однако есть общие правила, которые применимы ко всем документам такого рода (помимо реквизитов). Большое значение имеет точное название, заголовок. Во-первых, в заголовке должна отражаться суть документа, а, следовательно, в нем не должно быть неточности и двусмысленности. Во-вторых, заголовок обеспечивает быстрый поиск документа. В-третьих, правильно составленные заголовки способствуют более успешному осуществлению систематизации законодательства, а также создают удобство при ссылках на конкретный нормативный правовой акт. Заголовок должен быть но возможности кратким, но не в ущерб смыслу. Исключение составляют заголовки законопроектов, касающихся ратификации международных договоров, поскольку принятый порядок требует точного воспроизведения в названии нормативного акта названия договора, подлежащего ратификации, а также законопроекты о внесении изменений и дополнений в какой-либо конкретный нормативный акт. В этом случае изменения в названии не допускаются.

Отдельные правовые акты могут иметь преамбулу. Традиция преамбулы восходит к римскому праву, где многие законы благословлялись формулой «Bonum factum» («В добрый час»; «На благо»). Практически все конституции имеют преамбулы, которые носят помимо юридического еще и идейно-политический характер. В данном случае преамбула выглядит как декларация, провозглашающая в торжественной манере задачи и цели народа и государства, рассчитанные на историческую перспективу. В преамбуле закона содержится указание на обстоятельства, вызвавшие его к жизни, а также на цели, которые преследует законодатель, принимая данный нормативный правовой акт. Преамбулы не являются обязательными атрибутами нормативного правового акта и на сегодняшний день выглядят до известной степени анахронизмом. С формальной точки зрения их роль выполняют первые статьи, в которых наряду с понятийным аппаратом законопроекта (закона) кратко излагаются цели и задачи, которые преследует законодатель. Точка зрения субъекта права законодательной инициативы на необходимость и цель принятия данного нормативного правового акта излагается в пояснительной записке. Если же преамбула присутствует, то она не должна содержать норм, дефиниций, предписаний, т.е подменять собой содержание нормативного акта.

Далее следуют структурные единицы. Самая крупная единица – часть. Например, ГК РФ имеет четыре части, отличающиеся самостоятельностью и внутренним единством. Эти части настолько автономны, что принимались поочередно, и их принятие растянулось на несколько лет. В данном случае нужно не путать часть как самостоятельную структурную единицу документа с частью статьи закона. УК РФ делится па части: общую и особенную. ТК РФ имеет шесть частей, которые в отличие от ГК РФ не столь самостоятельны, и их принятие по отдельности невозможно. Часть как структурная единица нормативного акта может иметь наименование (УПК РФ, Бюджетный кодекс РФ). Деление кодексов на части необязательно. Арбитражный процессуальный, Гражданский процессуальный, Жилищный и некоторые другие кодексы не имеют частей и делятся на разделы. Водный, Земельный, Воздушный, Лесной и целый ряд других кодексов не имеют частей и разделов и делятся только на главы с соответствующими названиями. Обозначение («первая», «вторая») части и ее название печатаются по центру страницы прописными буквами, причем название части («общие положения», «общая часть», «особенная часть») печатается полужирным шрифтом.

Следующая крупная единица – раздел. Он может содержать в себе целую подотрасль, либо группу институтов. Часто разделы имеют сплошную нумерацию, обозначаемую римскими цифрами и независимую от глав. Так построен, например, ТК РФ. Многие разделы ГК РФ могут считаться подотраслями гражданского права. В СК РФ в разделы (их восемь) сгруппированы правовые институты: общие положения; заключение и прекращение брака; права и обязанности супругов; права и обязанности родителей и детей; алиментные обязательства и др. Наименование раздела печатается полужирным шрифтом, прописными буквами по центру страницы, как это предусмотрено компьютерной графикой. Разделы могут иметь подразделы с порядковыми номерами, обозначаемыми римскими цифрами, их наименование и название печатается с прописной буквы обычным шрифтом, причем название – полужирным шрифтом.

Разделы делятся на главы, имеющие сплошную нумерацию (арабскими цифрами) и наименование. Главы, как правило, оформляют правовые институты или подинституты. Обозначение главы (ее номер) печатается с прописной буквы с отступом. Далее следует название главы, которое печатается с прописной буквы обычным полужирным шрифтом. Название может располагаться как в одну строку, так и по центру.

Если есть параграфы, они оформляются аналогичным с главами образом, только вместо слова «параграф» ставится соответствующий значок с порядковым номером.

Основной структурной единицей нормативного правового акта является статья – носитель правовой информации, формулирующая основное правило поведения. Статья в свою очередь делится на части, пункты, которые могут иметь нумерацию, но могут и не иметь. В большинстве случаев статья имеет название, ее порядковый номер обозначается арабскими цифрами. Статьи без наименования применяются, например, в конституциях, в законах о ратификации нескольких международных договоров, о внесении изменений в законодательные акты.

Структурное построение статей многообразно, что, впрочем, не всегда оправдано. Статьи могут делиться на части, пункты, подпункты, абзацы. Структурные элементы статьи обозначаются различными способами – буквами и цифрами, со скобками и без скобок и т.д. Всякого рода рекомендации, даже принимаемые на высоком уровне, не могут быть гарантией против подобного разнобоя. Его можно было бы свести к минимуму при наличии специального федерального закона, о проекте которого речь уже шла выше.

В нормотворчестве прочно укрепилась практика сквозной нумерации частей, разделов и других структурных единиц нормативного правового акта. При внесении изменений и дополнений в нормативный правовой акт должна быть сохранена нумерация частей, разделов, глав и статей. Нельзя нарушать нумерацию частей и других структурных элементов статьи при внесении в нее дополнений и изменений. В противном случае может возникнуть весьма опасная путаница. В целях корректности вносимого изменения следует указать, что данный пункт утратил силу, не нарушая, таким образом, структурную целостность и нумерацию. Если дополнения вносятся в конец документа или структурной его единицы, то можно продолжить нумерацию, если же изменения затрагивают другие части текста, то создаются новые пункты с индексом (5’или 51, 5.1, «а1» и др.).

В некоторых случаях статья закона конкретизируется примечанием. Анализ их показывает, что многие из них могли бы быть самостоятельными статьями. Примером может служить примечание 1 к ст. 228 УК РФ: «Лицо, совершившее преступление, предусмотренное настоящей статьей, добровольно сдавшее прекурсоры [1] наркотических средств или психотропных веществ, растения, содержащие прекурсоры наркотических средств или психотропных веществ, либо их части, содержащие прекурсоры наркотических средств или психотропных веществ, и активно способствовавшее раскрытию или пресечению преступлений, связанных с незаконным оборотом прекурсоров наркотических средств или психотропных веществ, а также с незаконными приобретением, хранением, перевозкой таких растений либо их частей, содержащих прекурсоры наркотических средств или психотропных веществ, изобличению лиц, их совершивших, обнаружению имущества, добытого преступным путем, освобождается от уголовной ответственности за данное преступление. Не может признаваться добровольной сдачей прекурсоров наркотических средств или психотропных веществ, растений, содержащих прекурсоры наркотических средств или психотропных

веществ, либо их частей, содержащих прекурсоры наркотических средств или психотропных веществ, изъятие их при задержании лица, а также при производстве следственных действий по их обнаружению и изъятию». Данное примечание вполне может выступать в качестве статьи. Что касается второго и третьего примечаний к ст. 228, то здесь действительно содержится необходимое уточнение.

Известное неудобство возникает в связи с тем, что отсутствует единая законодательно закрепленная формулировка времени вступления в силу законодательных актов: здесь большой разнобой. Имеют место различные формулировки: «через “х” дней со дня его официального опубликования»; «через “х” дней после его официального опубликования»; «по истечении “х” дней со дня его официального опубликования»; «по истечении “х” дней после дня его официального опубликования». Еще сложнее вести отсчет, если речь идет об истечении месяцев или даже лет. Бывают ситуации еще более неопределенные, когда вступление в силу одного нормативного акта ставится в зависимость от другого, еще не принятого. К тому же принятый в будущем нормативный акт может содержать положения об отсрочке вступления в силу отдельных его частей. Наиболее оптимальным было бы законодательное закрепление общего правила – точного указания даты вступления правового акта в законную силу. Естественно, исключения есть и будут, но в этом случае при проектировании нормативного правового акта следует продумать все детали, дабы избежать двусмысленности и неточности. В юридической технике нет мелочей. Поэтому далеко не безразлично употребление понятий «введение в действие» и «вступление в силу». Первое употребляется по отношению к кодексам, которые вводятся в действие специальным федеральным законом. Второе применимо ко всем иным нормативным актам, включая законы об изменениях и дополнениях кодексов.

  • [1] Прекурсор – химическое вещество, являющееся исходным компонентом или участвующее в промежуточной реакции при синтезе какого-либо вещества.

Правила построения нормативно правового акта

Виды юридической техники

Представляется, что основным критерием классификации следует избрать стадии (этапы) правового регулирования. Существуют три основных стадии:

2) действие права;

3) осуществление права.

Естественно, практически на всех этапах осуществляются юридические действия и, как правило, составляются правовые документы.

Однако порой основные стадии правового регулирования «обрастают» вспомогательными или дополнительными стадиями, когда приходится осуществлять и другие юридические действия.

Например, если издан нормативный акт, надо непременно позаботиться о его опубликовании, причем сделать это необходимо не тогда, когда захочет законодатель, а с соблюдением предельныхтсроков опубликования и других правил. Или в процессе создания законодательного акта предстоит (либо до, либо после) проделать работу по учету и систематизации нормативных актов. В противном случае правотворческая работа может оказаться неэффективной. Или, прежде чем установить правовое отношение, следует произвести толкование нормы права. Или до того, как вступить в какое-либо правоотношение, надо упорядочить правовой статус (например, приобрести гражданство). Наконец, если нарушается нормальный ход реализации правовых норм и возникает спор или не соблюдаются чьи-либо права, приходится приводить в действие репрессивный аппарат государства. Осуществляя правоприменение, государственные органы нормализуют правовую ситуацию. Естественно, их деятельность, серьезно затрагивающая права провинившихся субъектов, должна протекать с соблюдением установленных правил и быть подконтрольной.

Таким образом, насчитывается шесть видов юридической техники

1) правотворческая техника;

2) техника опубликования нормативных актов;

3) техника систематизации нормативных актов;

4) интерпретационная техника;

5) правореализационная техника;

6) правоприменительная техника.

ПРАВИЛА ОФОРМЛЕНИЯ НПА. Каждый акт должен иметь название, указание на орган, его издавший, дату и место принятия, регистрационный номер, подпись соответствующего должностного лица, печать.

Правила построения нормативно правового акта

Логическую схему построения нормативных правовых актов можно свести к трем наиболее значимым частям: общей, основной и заключительной.

Общая часть включает в себя положения, определяющие предмет регулирования, значение используемых терминов, принципы правового регулирования. В основной части находят отражение компетенция органов местного самоуправления, права и обязанности субъектов права, порядок осуществления деятельности в рамках регулируемых отношений, меры ответственности и другие вопросы. В заключительной части (заключительных и (или) переходных положениях) устанавливаются порядок и сроки вступления акта в силу, предстоящие изменения в законодательстве и некоторые другие вопросы.

Структурными элементами текста акта выступают разделы, главы, статьи, пункты.

Что касается правил, приемов и других элементов юр.техники, относящихся к структуре, языку, логике изложения, то тут на первое место выходят требования о непротиворечивом изложении правовых норм, их полноте, ясности, понятности, взаимосвязи с уже действующими правовыми предписаниями.

Для идентификации правового документа и его учета в целях принятия к обязательному исполнению необходимо у каждого правового акта найти признаки, отражающие его официальный характер и отличающие его от множества похожих документов. Такие признаки именуются реквизитами правового акта. К их числу относятся:

— название вида правового акта;

— название органа, его издавшего;

— наименование (полное и сокращенное);

— номер правового акта.

Такие реквизиты, вместе взятые, образуют титул (титульный лист) правового документа. Существуют также реквизиты, которые располагаются в конце нормативного акта. Понятно, что они имеют меньшее значение, хотя и являются атрибутом правового акта. К ним относятся:

— место (название города);

— полное наименование должности лица (лиц), подписавшего

— фамилия и инициалы должностного лица (лиц), подписавшего документ;

— его (их) личная подпись (ставится только на подлиннике правового документа).

Рассмотрим титульные реквизиты, несущие основную нагрузку по приданию правовому документу официальности, по порядку.

Вид правового акта

Значение вида акта велико: оно сразу же позволяет адресату определить степень важности, официальности и обязательности правового документа. Если вести речь о нормативных актах, издаваемых в Российской Федерации, то их система многоуровневая. За каждым уровнем закрепляется определенный вид нормативного акта. Так, федеральный закон как вид нормативного акта имеет высшую юридическую силу (за исключением Конституции РФ и федеральных конституционных законов) по отношению к другим нормативным актам (указам, постановлениям, инструкциям ведомств). С указания вида начинается и всякий индивидуальный акт (приказ, договор, определение, заключение, приговор и т. д.).

Раздел 3. Правила создания нормативных правовых актов.

Теперь, изучив процесс подготовки и принятия нормативных правовых актов, можно приступать к исследованию непосредственно методики создания этих актов законодательства, правил, приемов и способов этого процесса.

Глава 9. Логика, стиль и язык закона

Важнейшей составной частью законодательной техники являются такие проблемы, как правила и принципы логического построения нормативно – правовых актов, стиль закона и используемый при его создании язык. Именно с них следует начинать изучение техники формулирования в статьях законодательных актов правовых предписаний. Логика, стиль и язык закона – теоретическая основа этого процесса. Эти элементы законодательной техники обеспечивает смысловое единство между нормой права и ее выражением в тексте нормативных правовых актов.

Создание системы законодательства и каждого конкретного нормативно – правового акта предполагает применение строго определенных приемов для воплощения норм права в тексте законов. Речь идет о точном отражении в текстовой форме объективной необходимости, познанной и осмысленной участниками законотворческого процесса. А это невозможно без четко разработанной логической системы, научно обоснованногостиляи особого, во – многом отличного от общепринятого,языка закона.

Значение этих элементов законодательной техники трудно переоценить. Именно они обеспечивают связь между нормой права, которую законодатель вознамерился воплотить в законодательстве, и статьей нормативно – правового акта. Смысловой разрыв между мыслью, идеей и пожеланиями законодателя и результатом его деятельности – текстом закона – ведет к высшей степени негативным последствиям – к недостижению целей законотворчества, к неурегулированности общественных отношений или их неправильному, неправовому регулированию (вопреки общественному интересу).

«Нарушение логики закона, неточность его понятий, формулировок, неопределенность использованных терминов порождают многочисленные запросы, влекут изменения и дополнения, различные толкования и разъяснения, вызывают непроизводительную трату времени, сил и энергии, одновременно являясь питательной почвой для бюрократической волокиты, позволяют извращать смысл закона и неправильно его применять» 63 . Логика, стиль и язык закона – элементы законодательной техники, функциональным назначением которых является обеспечение правильного понимания нормативно – правовых предписаний, содержащихся в законодательстве, правильное восприятие субъектами правоотношений требований нормы права, выраженной в законе, точность выражения в тексте нормативных правовых актов целей законодателей. Способность и готовность законодателя грамотно, логически последовательно излагать текст нормативно – правового акта, строго выдержанный и юридически правильный стиль их оформления – обязательное требование культуры законотворчества.

9.1. Требования к логике закона

Логика законасистема необходимых смысловых связей между составными частями нормативно – правового акта, характеризующие его как единое смысловое образование, направленное на регулирование поведения людей с определённой целью. Это система связей, обеспечивающая смысловое единство нормативного правового акта, его единую смысловую направленность, его целостность, обусловленную функциональным назначением. Можно выделить несколько основных тесно между собой взаимосвязанных требований к логике закона или подзаконного акта.

I.Главным требованием к логике закона являетсяего регулятивная направленность, его смысловое подчинение единой цели – урегулированию определенного комплекса общественных отношений. Системообразующим началом закона является его регулятивный характер, главная цель, объединяющая закон воедино. Именно регулирование некоего фрагмента общественных отношений должно быть главной логической направленностью любого нормативно – правового акта и определять его содержание.

Регулятивный характер нормативного правового акта выражается в том, что его текст содержит нормативные предписания совершения участниками правоотношений неких действий или бездействия в определенной ситуации. Закон или подзаконный акт предписывает участникам правоотношений определенный вариант поведения, которого они обязаны придерживаться в определенных этим актом случаях. То есть, главным логическим смыслом создаваемого в результате законотворчества акта является придание деятельности субъектов правового регулирования определенного характера, совершение ими строго определенных этим актом действий или воздержание от неких действий. Акт должен быть посвящен выражению строго определенной модели поведения, которой все адресаты обязаны придерживаться безусловно. Регулятивный характер не допускает возможности толкования предписаний, необходимости самостоятельных выводов об их сути.

Нормативность предписаний законов и подзаконных актов предполагает их адресованность либо всем участникам правоотношений, либо определенной их категории, но не конкретным лицам. Кроме того, предписания законодательного акта должны носить длящийся характер, предусматривать необходимость совершения предписываемых действий (бездействий) всякий раз при наступлении условий, предусмотренных гипотезой выраженной в акте нормы – либо в течение определенного времени (срочные, временные акты), либо бессрочно (бессрочные акты, встречающиеся много чаще). Предписания разового характера, предусматривающие совершение конкретных действий (серии конкретных действий) не являются нормативными и не должны выражаться в тексте нормативного правового акта

Нарушение этого требования, к сожалению, нередки в отечественной (да и не только в отечественной) системе законотворчества. Наиболее часто такие нарушения встречаются в форме изложения текста закона в чрезмерно возвышенной, торжественной, форме, за которой теряется регулятивное предписание. Нередко, желая подчеркнуть значимость нормативно – правового акта, его особую роль в системе правового регулирования, законодатель выражает его в столь высокопарных выражениях и формулировках, что он приобретает декларативныйхарактер и не может рассматриваться как полноценный регулятор общественных отношений. Декларативные положения представляют собой констатацию определяющего необходимость правового регулирования факта и фактически не служат для выражения предписания. Они представляют собой бессмысленные с регулятивной точки зрения пожелания и заключения авторов. Декларативные положения могут, например, выражать цели законодателя, определять регулируемую сферу общественных отношений, констатировать необходимость именно законодательной их регламентации. Закон приобретает слишком общий, неопределенный, помпезный характер, для полноценного регулирования общественных отношений он уже не пригоден. Он (по крайней мере, в какой – то своей части) оказывается направлен на обоснование собственной значимости, собственной важности для жизни общества. Такой акт, фактически, служит для выражения благих намерений законодателя, абстрактных, не имеющих регулятивного значения принципов из которых он исходит, осуществляя правовое регулирование, но не для их воплощения в жизнь, не для регулирования общественных отношений. Примеров подобных нарушений логических правил составления законов существует множество. К сожалению, стремление законодателя к торжественности и декларативности издаваемых ими законов, губительной для их регулятивных возможностей, не изжито и до сих пор (хотя нельзя не признать определенного повышения уровня их профессионализма, выразившегося, в том числе, и в большем уважении к логическим правилам изложения нормативно – правовых актов).

Декларативность как общая характеристика допустима только для одного нормативно – правового акта – Конституции страны. Служа основой, ядром системы права, Основной закон устанавливает общие принципы законодательства, поэтому большая часть конституционных статей имеют декларативный характер. Для разъяснения смысла этих статей, для создания правового механизма их реализации, для придания им реальной регулятивной силы издаются конституционные законы. Однако, трудно себе представить закон, разъясняемый другим законом.

Декларативность статей закона не просто исключает из механизма правового регулирования определенные фрагменты закона. Ломается единая структура всего закона, регулирование общественных отношений становится отрывочным, бессистемным, фрагментарным. Регулятивное воздействие такого акта осложняется и затрудняется, его нормативная ценность падает.

Эффективным и действенным средством преобразования жизни, регулирования общественных отношений служит лишь тот нормативно – правовой акт, который точно и конкретно определяет правомочия и обязанности субъектов правоотношений, их правовой статус, четко формулирует меры по обеспечению выполнения предписаний (правовые санкции, способы поощрения, стимулирования, организационные меры). Лозунговый стиль превращает закон в пустую декларацию, никого ни к чему в действительности не обязывающую, дает широкие возможности для его произвольного толкования и применения. Декларативность превращает нормативно – правовой акт в чисто пропагандистский документ, мало пригодный для регулятивного воздействия на общественные отношения.

Однако, необходимо отметить, что в ходе законотворчества невозможно полностью и безоговорочно отказаться от декларативных положений, определяющих предмет правового регулирования нормативного правового акта, цели и пожелания законодателя, причины необходимости принятия нормативного правового акта. Отдельные декларированные положения нужны. Они служат как бы связкой выраженных в законе правил поведения, определяя их социальное назначение и место в общей системе законодательства. Декларативные положения могут использоваться для определения предмета правового регулирования, осуществляемого определённым законом, для формулирования причин, обуславливающих необходимость принятия этого закона, а так жедля выражения общих целей, из которых исходили авторы этого закона, которые могут рассматриваться как база, основания принципов правового регулирования, определяющих содержание и последующее толкование сформулированных законодательных положений. Это может быть необходимо, например, для случаев, когда следует более точно осуществить толкование акта, выбрав необходимые для этого официально закреплённые общеправовые или отраслевые принципы правового регулирования, или, например, более точно установить смысл, значение содержащихся в нем предписаний. Принципы правового регулирования отраслей и институтов права требуют для точного понимания декларативных норм (хотя сами таковыми не являются, о них подробнее будет сказано ниже). Только в таком качестве и только в строго определенных актах (являющихся основополагающими, ключевыми для отрасли или института права) допустимо использование общих декларативных положений, не несущих непосредственно регулятивной нагрузки. Такие положения в тексте закона не следует помещать среди нормативных предписаний, целесообразнее выделить для них отдельную структурную составляющую – преамбулу. Правила составления преамбул будут подробно изложены ниже. Но, самое главное, декларативные предписания должны быть чётко отделены в тексте закона от нормативных предписаний.

Кроме того, иногда (главным образом, в подзаконных нормативно – правовых актах) первый принцип логики закона может нарушаться в форме включения в текст акта, наряду с нормативными предписаниями, индивидуальных властных распоряжений, предписывающих конкретный акт поведения (разового характера) строго определенным участникам правоотношений. Таким образом, авторы (как правило, не очень юридически грамотные чиновники) пытаются одновременно с изданием и формальным закреплением нормативно – правовых предписаний создать и механизм для их реализации. Последствия подобных нарушений так же выражаются в нарушении системности нормативно – правовых актов, в принятии регулирования ими общественных отношений бессистемного характера и, как результат, в снижении их регулятивной эффективности.

Впрочем, и здесь невозможно полностью избежать включения подобных положений в текст законодательства. Очень часто возникают ситуации, когда целесообразнее некоторые элементы механизма реализации того или иного нормативно – правового акта включить непосредственно в его текст (например, положений о назначении ответственных за исполнение или о создании коллегиальных органов, предназначенных для исполнения акта). Однако, для соблюдения требований к логике закона, для обеспечения его регулятивного характера такие положения так же должны быть выделены в отдельную структурную единицу и не смешиваться с нормативными правовыми предписаниями. Например, возможно выделение правоприменительных индивидуально – властных положений в особую выделяющуюся из общей смысловой системы акта статью (обычно именуемую «Переходные положения»). Или другой пример: в России сложилась практика, когда в издаваемых Правительством Постановлениях нормативные предписания содержатся в Правилах – особой структурной составляющей, утверждаемой постановлением, остальная же часть акта состоит из индивидуальных властных предписаний. Как мы видим, и в этом случае, если без индивидуальных положений обойтись невозможно, они не должны смешиваться с нормативными предписаниями, дабы не ломать единой логики закона.

Таким образом, логической основой закона в первую очередь выступает его регулятивная направленность, нормативные предписания как основа, смысловой фундамент. Присутствие нерегулятивных положений нежелательно, а если, всё же, без них нельзя обойтись (что случается крайне редко), они должны быть строго отделены в тексте нормативного правового акта от регулятивных предписаний и играть вспомогательную роль. Это положение определяет второе требование к логике закона.

II. В качестве второго требования к логике закона можно выделить егологическое единство.

Любой нормативно – правовой акт и, в первую очередь, закон должен представлять собой единый и монолитный механизм, имеющий вполне определённые цели и общую функциональную направленность на регулирование строго определенного комплекса социальных отношений и на придание им определенной направленности. Эта определенность предмета правового регулирования является лучшей гарантией логического единства, внутренней системности нормативно – правового акта (а особенно это важно для законов), так — как обуславливает единый и целостный характер его функционального назначения. Все статьи закона, все его составные части подчинены единой цели – упорядочению строго определенного элемента общественных отношений. Этим обеспечивается не только логическая системность и логическое единство конкретного закона или подзаконного акта. Обеспечивается единство и системность всей системы законодательства, в которой каждый из ее элементов, каждый нормативно – правовой акт занимает свое определенное предметом правового регулирования положение, у каждого из них свое строго определенное функциональное назначение, четко выделенный предмет правового регулирования.

Логическое единство предполагает, прежде всего, единство предмета правового регулирования. Нормативно – правовой акт должен быть направлен на регулирование строго определенных общественных отношений, его создание должно иметь строго определенную единую цель – придать определенному комплексу общественных отношений некое состояние, соответствующее представлениям участников законотворческого процесса о объективной социальной необходимости, его действие должно основываться на строго определённой отраслевой правовой методологии.

Логическое единство закона или подзаконного акта означает, что он регулирует общественные отношения в какой — то одной строго определенной сфере и принадлежит к определенному нормативно — правовому образованию (отрасли, подотрасли, институту). Грубейшим нарушением и правил создания акта и принципов формирования системы законодательства будет создание законодательного акта, одновременно относящегося к двум или более отраслям права. Регулятивные возможности такого акта будут сильно ограничены, а системность законодательства от его принятия сильно пострадает. Причина этого – невозможность использования в таком акте единой методологии правового регулирования, которая у каждой отрасли индивидуальна. Для предписаний такого межотраслевого законодательного акта (если пренебречь правилами логики закона и создать его) невозможно будет сформулировать единых принципов, определяющих содержание предписаний (они у каждой отрасли свои), а так же создать иные общие положения. В результате, положения такого нормативного правового акта будут казуальны, бессистемны, запутаны. Смешение в одном законе элементов юридических норм, входящих в различные отрасли права – грубейшая техническая ошибка законодателей. Особенно трагичны её последствия будут, если в одном законодательном акте параллельно содержатся нормы, принадлежащие к материальным и процессуальным отраслям – их отличия в методике регламентации общественных отношений отличаются наибольшим радикализмом.

Нежелательно (хотя, к сожалению, в современных условиях не исключается) так же создание нормативно – правового акта, регулирующего одновременно общественные отношения, принадлежащие к предмету регулирования нескольких разных институтов права. Создание подобных законов иногда бывает неизбежным (межинституциональное законодательство), но оно допустимо только в смежных правовых отраслях и институтах, и злоупотребление такими актами может отрицательно сказаться на единстве механизма правового регулирования этого акта, вызвать путаницу в его методах.

Логическое единство нормативного правового акта является своего рода продолжением такой характеристики права вообще, как системность. Будучи составной частью, элементом единой системы права, нормативно – правовой акт может выступать в качестве эффективного инструмента нормативно – правового воздействия только как самостоятельный и логически целостный, неделимый механизм. К сожалению, нарушение этого принципа в отечественном законодательстве так же встречается достаточно часто.

III В качестве третьего требования к логике закона можно выделить его логическую системность и смысловую завершенность, что выступает как продолжение его логического единства. Системность нормативно — правового воздействия, являющаяся залогом ее эффективности, предполагает структурно и смыслово законченный характер воздействия каждого конкретного нормативного правового акта. Каждый закон и подзаконный акт должен представлять собой функционально самостоятельную законченную систему, определяющую поведение индивидов и их групп. Системность его воздействия означает наличие определенной внутренней структуры, имеющей целью упорядочить, уложить в определенные логические этапы процесс правового регулирования и тем самым оптимизировать его регулятивную эффективность.

Акт законодательства должен содержать нормативно – правовое предписание целиком, либо содержать ссылки на другие акты, связанные с ним по смыслу и содержащие определенные элементы выражаемого предписания. Смысл нормы права должен быть понятен, исходя только из акта (или комплекса связанных между собой актов).

Логическая системность и законченность закона предполагает в обязательном порядке связное и системное изложение в законодательстве всех трех элементов нормы права: гипотезы, диспозиции и санкции. Законченное отражение в законодательстве всех этих трех составляющих являются необходимым условием действенности нормативно – правовых предписаний, посвященных выражению и формальному закреплению нормы права. При этом вовсе не обязательно выражение всех трех элементов в одном нормативно – правовом акте, но в законодательстве вообще они должны найти отражение. Норма права, нашедшая отражение в конкретном нормативно – правовом акте должна быть изложена полностью, в противном случае, ни один из законов или подзаконных актов, являющихся ее источниками, полноценно действовать не будет. Примеров тому можно привести множество 64 . Такие законы просто не могут рассматриваться как полноценные регуляторы общественных отношений, даже если субъекты правового регулирования захотят подчинить содержащимся в них требованиям свое поведение, они просто не всегда смогут это сделать. Незаконченное, структурно – логически ущербное нормативно – правовое предписание воздействует на поведение людей однобоко, некомплексно, фрагментарно, а потому – с недостаточной эффективностью, а иногда и просто неисполнимо.

IV.В качестве следующего требования к логике закона можно выделитьлогическую последовательностьизложения нормативно – правовых предписаний. Регулятивные возможности нормативно – правового акта во – многом зависят от того, в каком порядке изложены его положения, как они между собой связаны. Логически правильно, в определенной последовательности изложенные, связанные между собой по смыслу требования позволяют более полно и точно понять их, оказывают более эффективное психологическое воздействие. Этот принцип предполагает гармоничное согласование всех правовых требований, выражаемых в нормативно – правовом акте, выражение их в определенной последовательности и во взаимосвязи между собой. Закон или подзаконный акт представляет собой единую по смыслу конструкцию, не требующую дополнений. Статьи и их пункты, главы, разделы и другие составные части нормативно – правового акта должны вытекать друг из друга, каждая структурная составляющая закона или подзаконного акта должна быть органически связана с другими, проистекать из них и дополнять их. «Иначе говоря, закон должен представлять собой целостную систему, каждый элемент которой дополняет, конкретизирует или развивает предыдущий и одновременно служит основой для развертывания положений последующих элементов» 65 .

Логическая связанность положений закона предполагает смысловую последовательность, упорядоченность и единство его предписаний. Деструктурирование этой системы, нарушение единства и стройности предписаний могут вызвать проблемы с осознанием и усвоением субъектами правовых предписаний их истинной сути. В связи с этим, не следует нагружать статьи закона большим количеством упоминаний об исключениях из предписаний. Исключения ломают логическую связь между смысловыми составляющими акта, поэтому их использование нежелательно (хотя и неизбежно). Главный нормативный смысл закона должен содержаться в его основных положениях, упоминания об исключениях допустимы только при условии, что они носят единичный характер, основное должно превалировать над исключениями, если можно так выразиться, подавлять их по смыслу.

Это требование к логике закона определяет последовательность изложения предписаний, зависящую от смысла предписаний и являющуюся проявлением общих правил и законов логики. Практика законотворчества позволяет сформулировать следующие рекомендации по внутреннему направлению развития смысла правовых предписаний: от общего – к специальному, от простого – к сложному, от важного – к второстепенному, от более простого – к более сложному, от более важного – к второстепенному, от общего правила – к исключению(если таковые есть, что, впрочем, нежелательно).

Логическая последовательность изложения норм права в тексте нормативных правовых актов позволяет сложиться в сознании субъектов правового регулирования единой комплексной модели поведения, которая следует именно из закона (подзаконного акта), познать и освоить цели этого акта, и в точности исполнять содержащиеся в нем предписания. Это очень важно, так – как правовые предписания, выражаемые в законодательстве весьма сложны, обладают многозвенной структурой. Как правило, эти предписания, предполагая необходимость целой системы связанных между собой и взаимообусловленных действий (бездействий) различных лиц в зависимости от целого комплекса условий и факторов. И очень большой проблемой является правильное и точное осознание субъектами правоотношений всей этой совокупностью требований. Соблюдение рассматриваемого требования к логике закона заметно облегчает эту задачу.

Логические требования к построению нормативно – правового акта во – многом определяют его структуру, очерёдность изложения в нем требований, являющихся проявлением требований нормы права. Логика закона определяет порядок изложения нормативно – правовых предписаний, а так же иные характеристики нормативных правовых актов.

Еще по теме:

  • В негласное правило В негласное правило Гласные и негласные правила Правила, которые устанавливают для нас родители, происходят из их убеждений. Так же, как и сами убеждения, их манифестации правила, эволюционируют со временем. Правила это принуждение: «да» и «нет», «сделай это», «не делай этого». Например, […]
  • Пленум верховного суда по находке Сам себе адвокат Присвоение найденного УК РФ Присвоение найденного УК РФ Присвоение найденного часто встречается в судебной и следственной практике, однако эта практика неоднозначна. Одной из причин, существующей сегодня противоречивой судебной практике, является то, что в УК РФ […]
  • Как принять гражданство россии Гражданство РФ для иностранных граждан: как получить российское гражданство иностранному гражданину, основания и документы на гражданство РФ, упрощенное получение гражданства РФ – пошаговая инструкция и порядок приобретения российского гражданства Гражданство РФ – это устойчивая […]
  • Письмо ходатайство на визу Составление и написание мотивационного письма в посольство Составление мотивационного письма – это важный шаг в жизни любого человека. Если вы взялись за его составление, то это значит, что вы хотите внести некоторые изменения в вашу жизнь. Такой документ вам так же понадобится при […]
  • Бухпроводки по претензиям Учет расчетов по претензиям на счете 76.2 (с примерами) 76 счет бухгалтерского учета «Расчеты с разными дебиторами и кредиторами» имеет несколько субсчетов, на каждом из которых происходит учет определенных операций. На субсчете 1 учитывается имущественное и личное страхование, подробно […]
  • Сколько раз можно жениться по закону в россии Сколько раз можно выходить замуж по закону? Юридическая точка зрения: сколько раз выходят по закону замуж? Количество браков не ограничено, и в России нет такого закона, который бы затрагивал этот вопрос хоть в какой-то мере. Никто не может запретить женщине выйти замуж в очередной раз. […]
  • Общая сумма налога и налоговых вычетов Налоговые вычеты для физических лиц Разделы: Задумывались ли вы над тем, какую сумму от своей заработной платы вы ежегодно отдаете в доход государства? Как известно, помимо перечисления сборов в ПФР, ФСС России и ФФОМС (в размере 30% от размера заработной платы работника), работодатель […]
  • Страховка на самолёт Страховка на самолёт Дополнительная страховка от утери или порчи багажа и от несчастных случаев. C гарантией возмещения ущерба Вы будете чувствовать себя во время полета более комфортно и уверенно. Размер защиты (страховая сумма) составляет 212 000 рублей: • утеря и порча багажа - 12 […]