Постановление пленума верховного суда о судебной практике по делам о мошенничестве

Актуализированы разъяснения судебной практики для судов по делам о мошенничестве, присвоении и растрате

В Постановлении содержатся новые разъяснения, в том числе в связи с включением в УК РФ новых статей, предусматривающих ответственность за мошенничество в сфере кредитования, при получении выплат, мошенничество с использованием платежных карт, в сфере страхования и компьютерной информации.

В частности, Пленумом Верховного Суда РФ даны следующие разъяснения:

в случаях, когда лицо получает чужое имущество или приобретает право на него, не намереваясь при этом исполнять обязательства, связанные с условиями передачи ему указанного имущества или права, в результате чего потерпевшему причиняется материальный ущерб, содеянное следует квалифицировать как мошенничество, если умысел, направленный на хищение чужого имущества или приобретение права на чужое имущество, возник у лица до получения чужого имущества или права на него;

если в результате мошенничества гражданин лишился права на жилое помещение, то действия виновного надлежит квалифицировать по части 4 статьи 159 УК РФ независимо от того, являлось ли данное жилое помещение у потерпевшего единственным и/или использовалось ли оно потерпевшим для собственного проживания;

мошенничество, сопряженное с преднамеренным неисполнением договорных обязательств в сфере предпринимательской деятельности, признается уголовно наказуемым, если это деяние повлекло причинение ущерба индивидуальному предпринимателю или коммерческой организации в размере десяти тысяч рублей и более;

обман при совершении мошенничества в сфере кредитования заключается в представлении кредитору заведомо ложных или недостоверных сведений об обстоятельствах, наличие которых предусмотрено кредитором в качестве условия для предоставления кредита (например, сведения о месте работы, доходах, финансовом состоянии индивидуального предпринимателя или организации, наличии непогашенной кредиторской задолженности, об имуществе, являющемся предметом залога);

вмешательством в функционирование средств хранения, обработки или передачи компьютерной информации или информационно-телекоммуникационных сетей признается целенаправленное воздействие программных или программно-аппаратных средств на серверы, средства вычислительной техники (компьютеры), в том числе переносные (портативные) — ноутбуки, планшетные компьютеры, смартфоны, снабженные соответствующим программным обеспечением, или на информационно-телекоммуникационные сети, которое нарушает установленный процесс обработки, хранения, передачи компьютерной информации, что позволяет виновному или иному лицу незаконно завладеть чужим имуществом или приобрести право на него.

Признано утратившим силу Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27.12.2007 N 51.

Мошенничество, присвоение и растрата: позиция Пленума ВС по уголовным проблемам в бизнесе

Впервые за 10 лет Пленум Верховного суда решил разъяснить практическое применение в судах нормы Уголовного кодекса о мошенничестве, присвоении и растрате. Судьи обратили внимание, что эта часть уголовного права неразрывно связана с бизнесом. Ведь наиболее часто мошеннические действия осуществляются в сфере кредитования, финансовых операциях, получении различных выплат. Совершить же присвоение или растрату могут только должностные лица. Мы подготовили обзор самых важных выводов, сделанных Пленумом ВС РФ.

Опубликовано постановление Пленума Верховного Суда РФ от 30.11.2017 N 48 «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате». В документе ВС РФ приводит первые за последние 10 лет масштабные разъяснения о нормах Уголовного кодекса, регламентирующих ответственность за преступления такого рода. Обновление позиций потребовалось, в том числе, в связи с включением в УК РФ новых статей, предусматривающих ответственность за мошенничество в сфере кредитования, при получении выплат, а также кибермошенничество с использованием платежных карт и в сфере компьютерной информации. С даты утверждения нового постановления прежнее постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27.12.2007 N 51 с аналогичными разъяснениями утратило силу.

Рассмотрим подробнее некоторые выводы, сделанные судьями. Ведь теперь на них могут ориентироваться адвокаты, прокуроры и судьи во время рассмотрения уголовных дел о мошенничестве, растрате и присвоении.

Квалификация мошеничества

Верховный суд разъяснил, как квалифицировать случаи мошенничества. Ведь кроме статьи 159 УК РФ , которая предусматривает ответственность за «классическое» мошенничество, существуют еще 5 статей, регламентирующих ответственность за:

  • статья 159.1 УК РФ кредитное мошенничество;
  • статья 159.2 УК РФ мошенничество при получении выплат;
  • статья 159.3 УК РФ мошенничество с использованием платежных карт;
  • статья 159.5 УК РФ мошеннические действия в сфере страхования;
  • статья 159.6 УК РФ мошеннические действия в сфере компьютерной информации.

Кроме того, в статье 159 УК РФ части 5-7 устанавливают ответственность за подобное преступление в предпринимательской сфере. Поэтому всего в распоряжении следователей и судей получается семь видов мошеннических действий, к тому же разделенных на подвиды внутри каждой статьи. Несмотря на такое разнообразие, с классификацией возникают неясности, которые и постарался устранить ВС РФ. Судьи, в частности, указали, что:

  1. Если лицо получило чужое имущество или приобрело право на него, не намереваясь при этом исполнять обязательства, связанные с условиями передачи ему указанного имущества, его деяние следует квалифицировать как мошенничество. Главные условия: ущерб, нанесенный потерпевшему, и наличие умысла, направленного на хищение чужого имущества или приобретение права на чужое имущество еще до получения этого имущества или права на него.
  2. В случае с мошенничеством, в результате которого гражданин утратил право на жилое помещение, действия виновного следует квалифицировать по части 4 статьи 159 УК РФ независимо от того, являлось ли данное жилое помещение у потерпевшего единственным и использовалось ли оно потерпевшим для собственного проживания.
  3. В случае с преднамеренным неисполнением договорных обязательств в сфере предпринимательской деятельности ВС РФ обязал привлекать к уголовной ответственности виновных лиц, если их деяние повлекло причинение ущерба индивидуальному предпринимателю или коммерческой организации в размере от 10 тысяч рублей и более.

Мошенничество с выплатами

Судьи вывели состав преступления по статье 159.2 УК РФ. Они указали, что предоставление чиновникам, которые назначают выплаты, заведомо ложных или недостоверных сведений с целью получить деньги образут состав такого преступления. Виновное лицо может сообщить, к примеру, неправдивую информацию:

  • о личности получателя;
  • об инвалидности;
  • о наличии детей или иждивенцев;
  • об участии в боевых действиях;
  • о невозможности трудоустройства.

Такая неправдивая информация, по мнению ВС РФ, доказывает наличие умысла. Кроме того, уголовно наказуемым деянием является умолчание получателя выплат об изменении обстоятельств, вследствие которых он теряет право на получение денег. Например, гражданину дали другую группу инвалидности, а он продолжает получать выплаты по прежней группе.

При этом, как отметил Пленум ВС РФ, всевозможные гранты, стипендии в поддержку науки, образования, а также сельскохозяйственные субсидии и выплаты в поддержку малого и среднего предпринимательства не относятся к социальным выплатам. Поэтому сообщение ложной информации для их получения, а также прочие мошеннические действия в этой области следует квалифицировать по подходящей под ситуацию части статьи 159 УК РФ.

Приготовление или покушение на мошенничество

Верховный суд считает, что за приготовление к мошенничеству нужно судить того, кто получил обманом сертификат или другой документ, но не смог его «обналичить» по объективным обстоятельствам. В этом случае нужно обязательно доказать умысел совершить преступление. При этом именно доказывание умысла является сложным при такого рода преступлениях. При этом в документе даны определения таким понятиям, как обман и злоупотребление доверием. В частности:

Обман — это сознательное сообщение или представление ложных сведений, или умолчание об истинных фактах, или умышленные действия для того, чтобы ввести в заблуждение. К последним, например, относятся передача сфальсифицированного товара, имитация использования кассы, обманные приемы в азартных играх и т.п. А ложные сведения могут касаться чего угодно: юридических фактов и событий, качества и стоимости имущества, личности обманщика, его возможностей и намерений.

А вот злоупотребление доверием — это использование доверительных отношений с человеком с корыстной целью. Доверие может объясняться личными или служебными отношениями. Злоупотребляет доверием и тот, кто получает деньги или имущество по договору, но не собирается его исполнять. В таком случае речь может идти, например, о доверии со стороны банка или МФО к заемщику.

Кроме того, судьи отметили, что мошенничество считается совершенным, а преступление оконченным, когда преступник завладел имуществом или правом на него и получил реальную возможность пользоваться и распоряжаться им. Если этого не произошло, но умысел на совершение преступления был, речь идет о приготовлении мошенничества.

Кредиты и компьютеры

Особое место в постановлении Пленума ВС РФ занимают вопросы, связанные с обманом при получении кредитов, использовании платежных средств и компьютерной техники. Судьи указали, что:

1. Обман при совершении мошенничества в сфере кредитования заключается в представлении кредитору заведомо ложных или недостоверных сведений об обстоятельствах, наличие которых предусмотрено кредитором в качестве условия для предоставления кредита. К таким сведениям относится:

  • сведения о месте работы;
  • данные о доходах;
  • сведения о финансовом состоянии индивидуального предпринимателя или организации;
  • данные о наличии непогашенной кредиторской задолженности;
  • сведения об имуществе, являющемся предметом залога.

2. Вмешательством в функционирование средств хранения, обработки или передачи компьютерной информации или информационно-телекоммуникационных сетей признается целенаправленное воздействие программных или программно-аппаратных средств на:

  • серверы;
  • средства вычислительной техники (компьютеры);
  • ноутбуки;
  • планшетные компьютеры;
  • смартфоны,

если такое воздействие нарушает установленный процесс обработки, хранения, передачи компьютерной информации, что позволяет виновному или иному лицу незаконно завладеть чужим имуществом или приобрести право на него.

В случае хищения безналичных денег преступление считается оконченным с момента изъятия денежных средств с банковского счета владельца или электронных денег, а не с того момента, как ими завладел преступник. Ведь если денег на счету нет, потерпевшему был причинен ущерб, а куда они ушли, уже не играет роли. При этом местом совершения и окончания такого преступления является адрес банка, его филиала или другой организации, где был открыт счет. Это необходимо для правильного определения территориальной подсудности.

ПОСТАНОВЛЕНИЕ ПЛЕНУМА ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

от 27 декабря 2007 года №51

О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате

В связи с вопросами, возникшими в судебной практике при рассмотрении уголовных дел о мошенничестве, присвоении и растрате, Пленум Верховного Суда Российской Федерации постановляет дать судам следующие разъяснения:

1. Обратить внимание судов на то, что в отличие от других форм хищения, предусмотренных главой 21 Уголовного кодекса Российской Федерации, мошенничество совершается путем обмана или злоупотребления доверием, под воздействием которых владелец имущества или иное лицо либо уполномоченный орган власти передают имущество или право на него другим лицам либо не препятствуют изъятию этого имущества или приобретению права на него другими лицами.

2. Обман как способ совершения хищения или приобретения права на чужое имущество, ответственность за которое предусмотрена статьей 159 УК РФ, может состоять в сознательном сообщении заведомо ложных, не соответствующих действительности сведений либо в умолчании об истинных фактах, либо в умышленных действиях (например, в предоставлении фальсифицированного товара или иного предмета сделки, использовании различных обманных приемов при расчетах за товары или услуги или при игре в азартные игры, в имитации кассовых расчетов и т.д.), направленных на введение владельца имущества или иного лица в заблуждение.

Сообщаемые при мошенничестве ложные сведения (либо сведения, о которых умалчивается) могут относиться к любым обстоятельствам, в частности к юридическим фактам и событиям, качеству, стоимости имущества, личности виновного, его полномочиям, намерениям.

3. Злоупотребление доверием при мошенничестве заключается в использовании с корыстной целью доверительных отношений с владельцем имущества или иным лицом, уполномоченным принимать решения о передаче этого имущества третьим лицам. Доверие может быть обусловлено различными обстоятельствами, например служебным положением лица либо личными или родственными отношениями лица с потерпевшим.

Злоупотребление доверием также имеет место в случаях принятия на себя лицом обязательств при заведомом отсутствии у него намерения их выполнить с целью безвозмездного обращения в свою пользу или в пользу третьих лиц чужого имущества или приобретения права на него (например, получение физическим лицом кредита, аванса за выполнение работ, услуг, предоплаты за поставку товара, если оно не намеревалось возвращать долг или иным образом исполнять свои обязательства).

4. Мошенничество, то есть хищение чужого имущества, совершенное путем обмана или злоупотребления доверием, признается оконченным с момента, когда указанное имущество поступило в незаконное владение виновного или других лиц и они получили реальную возможность (в зависимости от потребительских свойств этого имущества) пользоваться или распорядиться им по своему усмотрению.

Если мошенничество совершено в форме приобретения права на чужое имущество, преступление считается оконченным с момента возникновения у виновного юридически закрепленной возможности вступить во владение или распорядиться чужим имуществом как своим собственным (в частности, с момента регистрации права собственности на недвижимость или иных прав на имущество, подлежащих такой регистрации в соответствии с законом; со времени заключения договора; с момента совершения передаточной надписи (индоссамента) на векселе; со дня вступления в силу судебного решения, которым за лицом признается право на имущество, или со дня принятия иного правоустанавливающего решения уполномоченными органами власти или лицом, введенными в заблуждение относительно наличия у виновного или иных лиц законных оснований для владения, пользования или распоряжения имуществом).

Полный текст доступен после регистрации и оплаты доступа.

Пленум Верховного суда обсудил «цифровые» мошенничества

Пленум ВС отправил на доработку разъяснения о том, как судам разрешать дела в сфере мошенничества с безналичными, в том числе электронными деньгами. Проект вызвал немало споров. Выступающие обсудили, можно ли приравнять безналичные деньги к наличным в уголовном смысле, как квалифицировать кражу денег с карточки или мобильного банка. Также докладчики поспорили, как правильно определить место и время совершения «цифрового» мошенничества.

Сегодня, 14 ноября, Пленум Верховного суда обсудил постановление Пленума, посвященное судебной практике по мошенничествам, присвоению и растрате. Во многом оно зиждется на одноименном документе от 27 декабря 2007 г. № 51, который сохраняет свою актуальность. Но за десять лет экономика и преступления в ее сфере во многом стали «цифровыми», что потребовало модернизировать судебные подходы, рассказала на заседании судья ВС Татьяна Хомицкая. Принципиально новые разъяснения ВС во многом вызвали разногласия, поэтому проект было решено отправить на доработку.

Из документа можно узнать, что является мошенничеством в сфере компьютерной информации (ст. 159.6 УК). По словам Хомицкой, в итоге «долгих обсуждений» сошлись на том, что это «вмешательство в функционирование средств хранения, обработки и передачи информации». Таким образом, проект четко отграничивает «компьютерное» мошенничество от кражи путем ввода информации. Например, кражей, а не мошенничеством, надо считать хищение денег путем набора пин-кода от чужой карты или пользование «мобильным банком» другого человека. В такой же логике предлагают оценивать мошенничество с помощью поддельных сайтов, интернет-магазинов и электронной почты – его надо квалифицировать как «простое», а не «компьютерное».

Проект постановления Пленума исходит из того, что безналичные денежные средства (в том числе электронные) так же могут быть предметом хищения при мошенничестве, как и обычные. «Деньги, квазиденьги – это все одно», – прокомментировал Яни. По его словам, так сложилась судебная практика, и он такой подход поддерживает, в отличие от некоторых экспертов.

Мошенничество с безналичными деньгами: когда и где

У рабочей группы и докладчиков не было единого мнения, когда считать оконченным мошенничество с безналичными средствами. В проекте есть два варианта – с момента зачисления средств на счет преступника или с момента изъятия их со счета владельца. Хомицкая поддержала второй вариант: она подчеркнула, что обманутый терпит ущерб тогда, когда его лишили средств, и к тому же не всегда можно точно определить, куда ушли деньги и как ими распорядился преступник. Иногда с этим большие сложности, как показывает судебная практика.

Яни, наоборот, ратовал то, чтобы выбрать первый вариант: «Должны быть доказательства, что человек не просто «схватил» деньги, но и завладел ими». По мнению профессора, перевести деньги на свой счет злоумышленник может не сразу, а спустя некоторое время. К тому же достаточно одной ошибки в цифрах реквизитов, чтобы средства ушли не туда, отметил Яни. Такой подход оказался близок и замгенпрокурора Леониду Коржинеку. По его словам, все мошенничества считаются оконченными с момента завладения имуществом, и было бы неправильно делать исключение для одного вида.

Собравшиеся поспорили и в другом вопросе – как определить место совершения преступления с безналичными деньгами. Проект постановления содержит два варианта: место фактического нахождения виновника, когда он совершал преступные действия, либо место нахождения банка или филиала, в котором был открыт счет или велся учет денежных средств. Первый вариант посчитал «более универсальным» Коржинек. Ему возразил судья Томского облсуда Андрей Архипов. По его мнению, в некоторых случаях сложно определить место совершения преступления. Например, оно имело место в самолете (через ноутбук или мобильный телефон). Определить территориальную подсудность логичнее по адресу банка, настаивал Архипов.

Банков касаются и другие разъяснения проекта постановления. Например, действие ст. 159.1 УК «Мошенничество в сфере кредитования» было решено сузить «в итоге длительных споров», рассказал Яни. Пленум ВС планирует разъяснить, что кредиторами могут выступать только банки. «Под действие этой нормы не подпадают договоры займа между гражданами и иными юрлицами, в том числе микрофинансовыми организациями», – прокомментировала Хомицкая. Кроме того, в проекте разъясняются аспекты мошенничества не только с кредитами, но и с социальными выплатами, а также вопросы квалификации «предпринимательских» составов.

С полным текстом проекта постановления Пленума ВС «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате» можно ознакомиться здесь.

Обзор постановления Пленума ВС РФ № 48 о мошенничестве, присвоении и растрате

Здравствуй, Регфорум! 30 ноября 2017 года Пленум Верховного Суда РФ принял ожидаемое многими юристами постановление № 48 «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате».

Почему этого постановления так ждали? В данном случае необходимо поговорить о правовой природе постановлений Пленума Верховного Суда РФ. Некоторые специалисты, подчеркивая особую значимость данных документов, называют их источником права, то есть способом закрепления правовых норм. На самом деле, это конечно не так, поскольку постановления Пленума Верховного Суда РФ сами по себе не создают правовые нормы, а выполняют лишь функцию толкования существующих норм. Вместе с тем, исходящие от Верховного Суда РФ разъяснительные документы в некоторых случаях могут формировать правоприменительную практику, ориентируя судей на тот или иной подход в области оценки общественно опасных деяний, зачастую серьезно расходящийся с теорий уголовного права.

Что касается ситуации с привлечением наших сограждан к уголовной ответственности по делам о мошенничествах и растратах, то количество необоснованных возбуждений подобных уголовных дел стало переходить всякие разумные границы, в связи с чем на это обратили внимание не только правозащитники, но и представители власти, в том числе и Верховный суд РФ. Вместе с тем, необходимо признать, что пока прилагаемые властями усилия, во-первых, носят хаотичный и бессистемный характер, а во-вторых, мало результативны.

Давая же оценку, непосредственно обсуждаемому Постановлению Пленума Верховного Суда РФ, следует пояснить, что по большому счету ничего кардинально нового для правоприменительной практики по делам указанной категории оно не несет. Дело в том, что до его принятия действовало во многом аналогичное разъяснительное постановление от 2007 года, которое не так уж существенно отличалось от вновь принятого и не смогло поколебать обвинительного подхода при уголовно-правовой квалификации следователями и судьями гражданско-правовых отношений.

Вместе с тем, есть несколько моментов, на которые в обсуждаемом постановлении хотелось бы обратить внимание и которые, исходя из их буквального толкования, в случае неукоснительного исполнения судьями (надо признать, что с этим в судах до последнего времени все было не очень здорово) должны в лучшую сторону повлиять на практику квалификации деяний как преступных.

Так, Верховный Суд РФ отметил, что далеко не всякое неисполнение гражданско-правовых обязательств может быть квалифицировано как мошенничество. Такая квалификация возможна лишь, если умысел на хищение возник до передачи в пользу виновного денежных средств или иного имущества, а не после такой передачи. Более того, завладение чужим имуществом должно быть сопряжено с умышленными действиями, связанными с обманом или злоупотреблению его доверием. В качестве примеров подобных действий в постановлении приводятся использование лицом при заключении договора поддельных документов, в том числе документов, удостоверяющих личность, уставных документов, гарантийных писем, справок, сокрытие лицом информации о наличии задолженностей и залогов имущества, распоряжение полученным имуществом в личных целях вопреки условиям договора и другие.

Впервые Пленум Верховного Суда РФ дал разъяснения по вопросу завладения безналичными денежными средствами, в том числе электронными деньгами. Пленум указал, что такие действия также следует признавать хищением чужого имущества. При этом оконченными действия, по мнению авторов обсуждаемого постановления, надлежит признавать с момента изъятия денег с банковского счета их владельца. Это противоречит общему теоретическому принципу уголовного права об окончании хищения с момента получения у виновного реальной возможности распорядиться похищенным (в том числе в отношении остальных видов имущества такой принцип закреплен в этом же постановлении), однако уже, очевидно, что с учетом данных разъяснений практика пойдет по предложенному Пленумом Верховного Суда РФ пути.

Еще одним важным моментом, на который обратил внимание Верховный Суд РФ, является разъяснение по вопросу того, в каком случае деятельность обвиняемого может быть оценена, как предпринимательская (это с учетом положений уголовно-процессуального законодательства предусматривает особый порядок избрания меры пресечения, позволяющий заключать предпринимателей под стражу, лишь в исключительных случаях). Верховный Суд РФ в очередной раз отметил, что под совершением мошенничества в сфере предпринимательской деятельности следует понимать умышленное неисполнение принятых на себя виновным лицом, являющимся индивидуальным предпринимателем или членом органа управления коммерческой организации, обязательств по договору в сфере предпринимательской деятельности, сторонами которого являются только индивидуальные предприниматели и (или) коммерческие организации.

С одной стороны, на мой взгляд, это толкование является не совсем удачным, поскольку противоречит понятию предпринимательской деятельности, изложенному в гражданском законодательстве, исходя из которого таковой могут заниматься и организации, носящие статус некоммерческих. С другой стороны, оно, по крайней мере, не устанавливает понятие предпринимательской деятельности лишь в отношении коммерческих организаций без государственного участия, как это отмечено в статье 20 УПК РФ. Таким образом, разъяснения Верховного Суда РФ в этой части выглядят гораздо либеральнее закрепленного непосредственно в УПК РФ определения, пусть и не регулирующего непосредственно порядок избрания меры пресечения по конкретным статьям.

В отношении квалификации действий по ст. 160 УК РФ (присвоение или растрата) каких-либо нововведений обсуждаемое постановление не вносит. Вместе с тем, нельзя не обратить внимание на очередные разъяснения относительно того, что для подобной квалификации необходимо установить, что похищенное имущество находилось в правомерном владении либо ведении этого лица, которое в силу должностного или иного служебного положения, договора либо специального поручения осуществляло полномочия по распоряжению, управлению, доставке, пользованию или хранению в отношении чужого имущества. Следует отметить, что практика квалификации любых действий, в том числе гражданско-правового характера, именно как растраты, в последнее время является новейшим трендом правоприменения для недобросовестных следователей, причем вышеуказанные разъяснения о специальном статусе лица в отношении вверенного имущества игнорируются.

Оценивая документ в целом, необходимо признать, что он, как и предыдущее ориентирующее судей постановление по этой же проблематике, носит достаточно прогрессивный и во многом ласкающий адвокатский взгляд характер. Остается надеяться, что документ будет неукоснительно исполняться нижестоящими судами и сможет переломить складывающуюся удручающую ситуацию с привлечением к уголовной ответственности предпринимателей. Впрочем, объективности ради иные аналогичные документы Верховного Суда РФ с подобной задачей не справились.

Еще по теме:

  • Штрафы с камер спб Камеры видеонаблюдения гибдд Список видеокамер ГИБДД в Санкт-Петербурге Видеокамеры ГИБДД установлены на следущих улицах: 1. Ленинский / Народного ополчения. 2. Кубинская / Благодатная. 3. Ташкентская / Митрофаньевское. 4. Лиговский / 2-ая советская. 5. Лиговский / Ульяны Громовой. 6. […]
  • Сроки рассмотрения гражданского дела судом Статья 154. Сроки рассмотрения и разрешения гражданских дел Статья 154. Сроки рассмотрения и разрешения гражданских дел См. комментарии к статье 154 ГПК РФ Информация об изменениях: Федеральным законом от 28 июня 2009 г. N 128-ФЗ в часть 5 статьи 154 настоящего Кодекса внесены […]
  • Кимовск нотариус Нотариусы Тульской области Нотариусы Тулы Нотариусы в области г.Новомосковск, ул.Московская, д.11 Заокский р-н, п. Заокский, ул. Ленина, д. 58 г. Новомосковск, ул. Комсомольская, д. 2а пос. Плеханово, ул. Заводская, 15 г.Богородицк, ул.Урицкого, 30 г.Венев, м/р-н "Южный", д.47 […]
  • Требования к пожарным насосам на судах Правило 4. Пожарные насосы, пожарные магистрали, краны и рукава 7 Пожарные рукава 7.1 Пожарные рукава должны изготавливаться из одобренного Администрацией износостойкого материала, а их длина должна быть достаточной для подачи струи воды в любое из помещений, в которых может […]
  • Развод на трассе м4 "Это отработанная схема": в соцсетях обсуждают "развод" на трассе М4 Дон с помощью "избитой беременной девушки" Один из пользователей рассказал о том, как едва не стал жертвой мошенников. Пользователь популярного российского ресурса "Пикабу" поделился с другими юзерами сервиса своей […]
  • Перепланировка в хрущевке узаконить Перепланировка хрущевки Наше бюро разработает проект перепланировки в хрущевке любой серии и поможет в согласовании! Программа сноса хрущевок в последние годы была фактически заморожена, поэтому они еще долго будут оставаться частью городского ландшафта. Проблема перепланировок квартир […]
  • Оценка рисков на судне Об учете оценки риска при проектировании и эксплуатации судов и шельфовых сооружений в ледовых условиях Введение. Будем считать, что термин “оценка риска” охватывает все области, представляющие интерес для специалистов, занимающихся проектированием плавучих и стационарных сооружений в […]
  • Закон 115 фз п4 ст13 Новый порядок уведомлений государственных органов о привлечении и использовании иностранных работников 15.12.2014 Напоминаем вам, что с 1 января 2015 года вступает в силу Федеральный закон от 24.11.2014 N 357-ФЗ "О внесении изменений в Федеральный закон N 115-ФЗ от 25.07.2002 "О правовом […]