Наказание девушки рассказ

Заслужила наказание

Был поздний вечер. За окном завывая мела пурга. В комнате стоял приятный полумрак, разгоняемый лишь светом торшера. Было тепло, но Таню периодически передергивало. Она стояла на коленях, положив попку на пятки. Руки лежали ладонями вниз на ее слегка разведенных в сторону коленях. Спину Таня держала прямо, от чего ее грудь выдавалась вперед, маня твердыми холмиками сосков. Лицо же она пыталась скрыть в волне черных волос. Взор ее был стыдливо устремлен на пол. Из одежды на ней был лишь ошейник, украшенный двумя хрустальными капельками по сторонам от кольца спереди. Таня знала, что вчера она заслужила наказание, и теперь ждала вердикта своего Хозяина — Алексея. Алексей же сидел напротив нее в кресле и задумчиво рассматривал обнаженное тело своей нижней. Все-таки ему очень повезло — рабынька его была очень красива, с приятными округлыми формами, но без чего-бы то лишнего.

— Ну, и что мне с тобой делать? Наконец произнес Алексей.

— Я не знаю. Тихо прошептала Таня.

— Что? Говори громче. Я тебя плохо слышу.

— Я не знаю. Громче произнесла Таня. Затем почувствовав на себе недовольный взгляд Алексея добавила — Хозяин.

— Не знаешь, значит. Алексей встал и прошелся по комнате. Взял с полки стек и вернулся к Тане. Он провел кончиком стека ей по груди.

У Тани сердце рухнуло вниз от ужаса, но вместе с тем предательски сладко защемило внизу живота.

— Итак. Скажи мне, в чем твоя вина. Сказал Алексей легонько шлепнув Таню по ягодице. Таня вздрогнула.

— Я. Я вовремя не пришла с корпоратива.

— Не совсем верно. Это плохо, но наказываю в первую очередь не за это. Стек чуть сильнее обжег Танину поясницу.

— Я. Я. Я не. Я не помню. Пробормотала она упавшим голосом.

— Ладно, будем тренировать память. Залезла на кровать и встала на четвереньки, плечи положишь на кровать. Быстро!

Таня подскочила на месте и поспешила на кровать. Заняв требуемую позу она сказала.

— Я готова, Хозяин.

Она крепко зажмурилась и приготовилась к неизбежному. Алексей подошел к ней, провел стеком по попке, по спине, а затем по половым губкам.

— Итак. Сначала ты не пришла с корпоратива вовремя — то есть в 18 часов! Резко свистнув стек обжег кожу Тани. Поперек ягодиц появилась красная полоска. Таня чуть слышно вскрикнула.

— Затем, мне пришлось забрать тебя с корпоратива — и ты была отвратительно пьяна! Еще два удара обрушились на ягодицы несчастной девочки. Боль пронзила ее до макушки, однако стыд за свои вчерашние действие стал отступать. Боль отчищала ее перед Хозяином.

— Уже дома ты бегала по квартире и орала «Я снегурочка. Хочу эскимо. ». Стек свистнул, однако не опустился на попку Тани. Таня прогнула попку, ожидая удара, но он не последовал.

Вместо этого на ее попку легла рука Алексея. Он легко поглаживал Таню по ягодицам, ласкающими движениями. Таня готова была замурчать от такой неожиданной ласки. Ее переполняла благодарность Хозяину за эту ласку. Танина киска начала сладко ныть, требуя внимания к себе. Таня прогнула спинку, тихо постанывая от желания.

— Хозяин. Прошу. Возмииите. Возмите меня. Иначе я сойду с ума. И стану похотливой сучкой. Голос Тани дрожал и прерывался.

— Ты и так похотливая шлюшка, куда уж дальше. Алексей ввел палец в истекающее лоно Тани, вызвав у нее протяжный стон. Указательным пальцем другой руки он прижал ее клитор и начал его массировать. Таня стонала в голос.

— Х. Хооо. зяяин прошуууу. воз. аххххх. возмите меня.

Алексей хмыкнул, шлепнул Таню по попке, от чего та вздрогнула, и повалил ее на спину. Задрав ее ноги к груди он ворвался в ее киску, буквально пригвоздив Таню к кровати. Таня вскрикнула, обхватив руками Алексея. Алексей начал резко и яростно вгонять свой член в Таню, на что она отвечала стонами наслаждения да помахивала ему. Тане хотелось просто растворится в бесконечном оргазме. Теплые волны, накатывающие одна за другой Подбрасывали Таню все выше, пока она не достигла пика наслаждения и не кончила, протяжно и громко закричав. Следом Алексей вынул член из Тани и направил его ей в рот.

После оргазма Алексей лег на спину. Таня забралась к нему под бок, положив голову ему на грудь.

Анальное наказание для Кати

Он снова проснулся с мыслями о ней. Они не виделись очень давно, но он никак не мог ее забыть. Она всегда была рядом, не покидая его головы и сердца. Руслан пытался сбежать от этих мыслей, стоя под бодрящим напором воды в душе, как в дверь позвонили. Про себя проклиная этого «доброго человека» он на скорую руку накинул халат и отправился открывать дверь. Подумывая куда послать незваного гостя и приняв грозное выражение лица, он распахнул дверь и уже открыл рот, чтоб возмутится, как. просто замер на месте. Перед ним стояла она, его Катя. Руслан не верил своим глазам. Тело перестало слушаться, дар речи пропал, он просто стоял и смотрел на нее. Она молчала и смотрела ему в глаза. Сделав шаг к нему, Катя не выдержала и обхватила его руками крепко-крепко. Она давно мечтала его обнять, но обстоятельства. Все время эти чертовы обстоятельства. Руслан крепко обнимал ее в ответ и не верил своему счастью, так хорошо ему давно не было. Он поднял ее на руки и занес в квартиру.

— Чувствуй себя как дома! — постарался собраться Руслан, но в его голове был хаос.

— Спасибо, Русь. — ответила Катя.

— Как ты здесь оказалась? Уж кого-кого, а тебя я уж точно и не надеялся вот так увидеть. — пытаясь скрыть волнение, продолжал Руслан.

— Да я по делам вообще здесь. Сегодня утром вот только прилетела и решила навестить тебя. Все равно день свободный. Может, утроишь мне экскурсию? — как могла, сглаживала неловкость ситуации Катя.

— Да-да, конечно, только. — Руслан взглянул на свой внешний вид, — дай мне пару минут, чтоб переодеться. Потом попьем чаю, и ты мне расскажешь как ты вообще, а потом можно и экскурсию. Идет?

— Да, отлично. Я тебя на кухне подожду.

Руслан провел гостью на кухню, а сам как в тумане пошел переодеть свой банный халат. В его голове были тысячи мыслей. Столько всего изменилось с момента их последней встречи. А стоит ли вообще что-то думать, планировать, мечтать. Да и Катя изменилась, стала холодной, дерзкой, не такой, какой он ее полюбил. С его тела слетел халат и он стал машинально натягивать на себя трусы, все еще витая в облаках. Ход его мыслей оборвало горячее прикосновение нежных женских рук. Руслан вздрогнул, а Катя продолжала легонько поглаживать его мускулистое тело. Оно было таким горячим и манящим, что девушка не смогла противостоять соблазну и поцеловала плечи. Руслан, отойдя от ступора, повернулся к Кате и заглянул ей в глаза. Он не увидел там того, что ожидал и хотел увидеть. В этих глазах из чувств была только страсть. Страсть и похоть. Ничего более. Но по телу Руслана приятно бегали мурашки от Катиных прикосновений, заставив орган молодого человека напрячься.

Руслан приобнял Катю за талию, потянул к себе, страстно поцеловал и, не отрываясь от поцелуя, стал двигаться к кровати. Без лишних раздумий он повалил девушку на кровать и продолжал покрывать поцелуями ее лицо и шею. Ее руки гладили его, слегка задевая ноготками. Руслан руками ласкал ее тело под кофточкой, его пальцы ощущали бархат ее кожи, волны страсти накрывали обоих. Она глянула на него все тем же взглядом похотливой сучки, побуждая его к более активным действиям. Руслан резко снял с нее кофточку, опустился к брюкам и погладил киску девушки сквозь них. В ответ он получил приглушенное постанывание. Катя попыталась дотянуться до члена Руслана, но достала только до его головки, провела по ней прямо по белью, но Руслан остановил ее тем, что стал опускаться. Он целовал ее грудь, красиво лежащую в лифчике, проводил язычком по животику, расстегивая в это время пуговицу и молнию на штанах. Он снял с нее штаны, провел язычком по киске через трусики, дразня девушку, и вернулся к ее лицу. Она хотела его и было это уже не скрыть. Только вот Руслан почувствовал прилив адреналина в крови и ему захотелось отомстить Кате за всю ту боль, которую она причинила ему, только отомстить так, чтоб она это запомнила надолго, но не испугалась. Все же он хотел, чтоб ей было хорошо, а может просто хотел показать, что она теряет. Он провел рукой по ее волосам и резко схватил их. Катя немного вскрикнула от неожиданности, но Руслан пристально глянул ей в глаза:

— Ну вот и настало твое время, сучка. Покажи-ка мне, на что ты способна.

И он указал жестом ей на пол. Она поняла его, аккуратно поднялась с кровати, чтоб его рука, до сих пор владеющая ее волосами, не сделала еще больнее. Он поднялся за ней и потянул руку вниз. Катя упала перед ним на колени и ожидала дальнейших указаний. Руслан освободил свой член и поднес к губам девушки:

Катя немного приоткрыла ротик и провела губами по его налившейся головке, затем несмело лизнула его, но рука Руслана снова взяла ее за волосы и требовала более активных действий. Она еще больше открыла ротик и подалась головой вперед. Член проскользнул внутрь. Руслан почувствовал приятное тепло и влажность, заставившие его непроизвольно вздохнуть. Катя старалась впустить в себя как можно больше, но все же не могла принять его член целиком, поэтому помогала себе ручкой, легонько обхватив основание его органа и водя пальчиками вверх-вниз. Руслан закрыл глаза и наслаждался процессом, все еще направляя голову Кати своей рукой. Затем он глянул вниз, залюбовался картиной и схватил обе Катины руки, прижав к своим бедрам.

— А теперь без рук, сучка. Изволь уж потрудиться как следует.

И Катя принялась сама насаживаться головой на его член, старательно выполняя приказ. Руслана еще больше заводило то, что он держит ее руки и факт ее беспомощности. Он начал постанывать и двигать бедрами навстречу. Наконец, не желая закончить все так рано, он отстранил Катю, за шею поднял с колен и толкнул на кровать. Он повернулся к шкафу и взял оттуда ремень. В глазах девушки виднелась тень испуга. Она лежала на спине, он сел сверху, провел своими руками по ее рукам и поднял их вверх, ремнем привязал их к спинке кровати и нагло ухмыльнулся.

— А теперь все будет по-моему, шлюшка. Тебе ясно?

— Да, — тихонечко промямлила Катя.

Последовала несильная пощечина.

— Не слышу! — повысив голос, сказал Руслан.

— Да, Господин. Но, Русь, может не надо так, а?

— Ты что, сучка, не поняла? Ты будешь делать то, что я захочу! Но за твою дерзость я буду мучить тебя до тех пор, пока ты не начнешь сама умолять меня вставить тебе поглубже да пожестче.

В ответ Катя только лишь закрыла глаза, а Руслан опустился к ее груди, достал из лифа и начал ласкать, то легонько покусывая соски, то проводя по ним язычком, то просто целуя. Катя начала расслабляться. Руслан опускался все ниже и ниже, наконец приблизившись к ее киске. Он провел пальцами по трусикам и немного отодвинул их прямо на ее губках. Опустившись к ним лицом, он провел кончиком языка, еле-еле касаясь их. По телу девушки пробежала дрожь. Руслан дразнил ее своими слабыми прикосновениями, ей хотелось большего, она двигалась ему бедрами навстречу. Его это заводило еще больше, она сдавалась. Сладость его прикосновений сводила с ума, Катя улетала, но ей так не хотелось уступать ему. Она пыталась сдерживать стоны, чтоб не выдать насколько она его хочет. Руслан чувствовал это и усилил напор. Его язычек все глубже проникал внутрь ее девочки, ласкал стеночки, заставляя девушку извиваться в его руках. Катя не могла больше сдерживать стоны, они вырывались из глубины ее грудной клетки и ласкали слух Руслана. Он понимал, что она так долго не выдержит, но у него были большие планы. Катя начала выгибаться так сильно, что Руслану требовалось прикладывать силу, чтоб удержать ее, она переходила на крик.

Волны оргазма подступали все ближе и вот, казалось бы, так близко. но Руслан оборвал ее на грани. Отстранился в последний миг, оставив ее мучиться на постели в ожидании. Он поднял ее голову и заглянул в глаза, умолявшие его овладеть ею, только вот услышать он хотел это словами от нее лично. Она смотрела на него преданным взглядом, но молчала как партизан. Терпение Руслана заканчивалось. Он отвязал Катю, рывком перевернул на живот и заставил стать на четвереньки, локтями, упершись на кровать. Запястья он вновь привязал в спинке кровати, опять сделав девушку беззащитной. Он залюбовался изгибом ее тела, провел ладонью по голове, шее, вдоль спинки и остановился на попке. Он встал на колени сзади нее и подвел свой член к ее киске, начал легонько прикасаться, водить им по губкам, затем снова возвращаться ко входу и вводить головку, но даже ее не до конца. Катя млела, она жаждала его всем своим нутром, двигала бедрами навстречу, всячески маня его в себя, только Руслан вот ждал ее слов. Их не последовало. Он отстранился от Кати, дотянулся до тумбочки, что-то оттуда взял, поднял с пола ремень от халата и снова вернулся. Первым делом он завязал глаза Кате, затем вернулся к ее попке. Она пыталась прислушаться, но никак не могла понять, что происходит, пока не почувствовала что-то холодное на своей второй дырочке. Она с ужасом дернулась и начала просить не делать этого:

— Пожалуйста, только не туда. Лучше возьми меня в киску, как угодно жестко и глубоко, но в киску!

— Поздно, сучка. Твое время вышло, — спокойно ответил Руслан и взял ее за бедра.

Катя почувствовала его горячий член у входа в свою попочку. Из ее глаз катились слезы. Она была жутко напугана и не знала чего ей ожидать, кроме адской боли. Руслан решил, что достаточно ее напугал, да и не стал бы он так жестко ее насиловать, не разработав дырочки. Он опустился и язычком провел по ее киске, снова начав ласкать ее. Катя перестала плакать и начала тихонечко постанывать. Руслан аккуратно ввел указательный палец в ее попку, которая инстинктивно сжалась.

— Расслабься, дурочка. Больнее же будет, — даже ласково сказал Руслан и усилил напор язычком в ее киске.

Катя старалась расслабиться, но это удавалось с трудом. Наконец, перестав думать о том, что ей предстоит, она отдалась ощущениям. Руслан смог ввести и второй палец. Катя приняла его уже легче. Он аккуратно водил ими в ее попке, не переставая ласкать киску. Он старался максимально разработать дырочку для своего члена, немного раздвигая пальцы. Катины постанывания его радовали. Когда она была возбуждена до предела, он решился на основные действия. Снова смазав свой член и ее дырочку, он подвел к ней головку. Крепко взяв Катю за бедра, он ввел ее внутрь и остановился, давая время привыкнуть ее девственной попке. Катя охнула, но сдерживала себя и снова пыталась расслабиться. Ей было больно, но и немного приятно одновременно. Руслан дотянулся рукой до ее клитора и начал его массировать. Катя расслабилась и он мог войти дальше. Медленно он ввел его целиком и вновь замер. Ее горячая попка плотно обхватывала его член, он наслаждался этим сладким ощущением. Руслан начал медленно двигаться, смазка позволяла члену легче проскальзывать в ее тугую попку. Он постанывал, а Катя молчала, привыкая к новым для себя ощущениям. Боль утихала, ощущения нарастали, да и сам факт того, что ее имеют в зад заводил ее. Она начала получать удовольствие. Легкие постанывания девушки подстегивали Руслана двигаться все сильнее, он терял контроль:

— Получай сучка! Ты это заслужила, — и шлепнул ее по ягодице

Катя в ответ только сильней стонала. Ей нравились его слова, ее киска текла, а попка приятно горела. Руслан начинал ожесточенно трахать ее, сильно натягивая ее попку на свой член. Невиданная страсть взяла в плен обоих. Руслан рычал, его финиш близился. Он ввел пальчик ей в киску и через стеночку чувствовал движения своего члена в ее попке, что заводило еще сильнее. Катя кричала и двигала попкой навстречу.

— О да, Господин! Я Ваша сучка! Отымейте меня!

Руслан был на пределе, эти слова его морально удовлетворили. Он со всей силы вгонял свой член в Катину попку, с радостью принимавшую его. Девушка до упора насадилась на него, вскрикнула и замерла. Она кончила. Руслан вышел из ее киски, сделал еще пару толчков и достал член. Катя почувствовала тепло на своей спинке и довольно выгнулась. А он стоял над ней, обильно изливаясь на спинку.

Они оба были шокированы произошедшим. Это был великолепный опыт для обоих, но даже это не спасло их отношений. Катя провела весь день у Руслана, успев еще пару раз заняться сексом, но уже в киску. Вот такой была ее экскурсия по местным окрестностям города, в который она никогда не вернется и такая встреча с человеком, которого она никогда не любила, но забыть не смогла.

Наказание секретарши (РАССКАЗ)

— Марина, где сегодняшняя почта? Уже девять тридцать! — Николай Константинович Сандецкий, директор процветающей фирмы, отпустил кнопку селектора, не услышав, как на другом конце раздался панический оханье.

В дверях его огромного кабинета появилась встрепанная молодая девушка, его новая, секретарша.

— Николай Константинович, — Марина замялась. – Дело в том, что я еще не успела отсортировать почту. Я… — девушка растерянно повела глазами, на ходу решая, как оправдаться. – Я искала договор, который мы обсуждали вчера.

— Что его искать? Ты ушла вчера с ним из кабинета, — нахмурился Санденцкий.
— Я знаю, — зачастила Марина. — Я его куда-то сунула, и не могу найти, — девушка чуть не плакала.
Сандецкий хотел вспылить, но не стал устраивать разнос молодой сотруднице, настолько та выглядела расстроенной. Пожалел ее. Всего третий месяц работает.
— Как можно скорее займись почтой, а потом спокойно поищи, не мог же он бесследно испариться. Сама знаешь, что это за договор. Иди, — он сделал пометку в еженедельнике, проверить после обеда, нашлась пропажа или нет.

Через десять минут Сандецкий, наконец то, просматривал почту. На адрес фирмы приходило каждый день очень много писем, и секретарша должна сортировать ее, пересылая важные сообщения на ящик директора.

Внезапно в кабинет ворвалась дама средних лет, начальник отдела. Она возмущенно размахивала несколькими помятыми листами.

— Вот смотрите, Николай Константинович, что чуть уборщица не выкинула, — на стол директора легли листы злополучного договора. – Наверное, у Вас со стола взяла, прибираясь. Сколько раз ей говорили, чтобы мусор только из корзин выкидывала. Гнать ее пора. Хорошо сверху лежали, я и увидела их яркий логотип…

Сандецкий посмотрел на мятые листы, мысленно посчитал до десяти, подавляя гнев на бестолковую Марину.

— Нет, Наталья Алексеевна, уборщица не виновата. Скорее всего, у меня со стола свалились. Спасибо Вам.

Послу ухода Натальи, Сандецкий вызвал Марину. Молча ткнул ей под нос мятый договор. Она радостно прижала пропажу груди.

— Все понятно? – хмуро спросил он.
Та облегченно закивала.
— Сегодня будешь наказана, двадцать ударов. В пять ровно. Иди, — приказал он и, не глядя на поникшую секретаршу, уткнулся в компьютер.

Пятидесятилетний Сандецкий, полковник в отставке, не стал сидеть дома на пенсии, а открыл свою фирму, которая успешно функционировала. Все было нормально кроме одного — он долго мог привыкнуть к страшному разгильдяйству гражданских. Если остальные подчиненные его не сильно волновали, он требовал результат с начальников отделов, а как они организуют работу, это их дело. Но со своими секретаршами намучался. На губу их не отправишь, в наряд не погонишь, выговоры не действуют, а вычитать из небольшой, по меркам всей фирмы, зарплаты было жалко, хотя он и платил больше всех в городе.
Решил проблему оригинальным способом – поднял немного зарплату и, одновременно, ввел физическое наказание для секретарши, оговорив это специальным соглашением в контракте. И дело наладилось. Лена, работающая до Марины, получала порку не чаще раз в полгода. К сожалению, она вышла замуж и уехала в другой город к мужу. А Марина, за эти два месяца разок уже была наказана. Теперь провинилась снова.
«Ничего, покричит немного, зато будет внимательнее и ответственнее», — решил он, выбрасывая мысли о случившемся до вечера.

Ровно в пять, Сандецкий был педант и не терпел опозданий, в кабинет просочилась поникшая Марина. Бросив ей, чтобы она готовилась, он снова уткнулся в экран, планируя свой завтрашний день.
Через две минуты поднял глаза. Девушка продолжала стоять, как стояла, нервно теребя подол платья.
— Ну, в чем дело?
— Николай Константинович, я сегодня в платье, а оно узкое, помнется, — Марина чуть не плакала.
Сандецкий вздохнул. Она должна была оголить свою попку до трусиков. А тут видишь проблема – платье у нее.
— Значит, снимай платье, — раздраженно сказал он и повернулся к экрану. Клятая девчонка сбила его с мысли. Марина зашуршала одеждой. Вскоре раздался ее голос:
— Я готова, Николай Константинович.
Она разделась и стала на колени на кожаном диване, упираясь руками в мягкий подлокотник. Платье с колготками висели в шкафу, Сандецкий не любил бардака.

Он сделал последнюю пометку, и устало поднялся с кресла. Направился было к шкафу за шлепалкой для порки, но его остановил стук в дверь и робкий голос Коровина, одного из менеджеров.
— Николай Константинович, можно?
Коровин — мямля с потными руками. Сандецкий чуть не рявкнул: можно Машку за ляжку в появляющуюся щель двери. Дверь не была закрыта на замок!
— Коровин, я тебя вызову через три минуты, — громко сказал Сандецкий, еле сдерживаясь, и гневно повернулся к сжавшейся Марине. – Ты, почему дверь не закрыла? Забыла? Марш в к шкафу. В угол. Быстро!

У входной двери стоял стеллаж с полками, уставленных презентами от клиентов и коллег, и шкаф для одежды. Между ним и другой стенкой оставалось небольшое пространство, сантиметров шестьдесят, со смотровыми лючками коммуникаций. Вот туда и встала Марина, лицом к стене.

Сандецкий не афишировал порку, чтобы не ронять авторитета секретаря директора. Поэтому во время наказания дверь всегда была на замке. А она забыла!

Встретив Коровина посредине кабинета, чтобы тот не мог увидеть раздетую Марину, Сандецкий, выслушал его лепечущую просьбу о повышении зарплаты.
— Я тебя услышал, Вадим. Завтра мы с твоим начальником подумаем, что можно сделать. А теперь иди, мне еще поработать надо, — выпроводил он мямлю, решив завтра же напрячь кадровика на предмет избавления фирмы от такого работника.

Закрыв дверь приемной и кабинета на ключ, сказал:
— Выходи из угла, забывчивая. Лезь на диван. За то, что забыла закрыть дверь, получишь еще пять ударов.
Марина только охнула в ответ.

Взяв в руки шлепалку, подошел к испуганной девушке и, вглядевшись, оторопел. Оттопыренную попку Марину едва-едва прикрывали белые трусики стринги. На узкой полоске ткани., прикрывающие щелку выделялось мокрое пятно.
— Это что такое? – он коснулся шлепалкой ее трусиков.
— Трусики, — запинаясь, ответила девушка. – Платье тонкое, я надела их, чтобы не выделялись.
— Я тебя не об этом спрашиваю… Ну ладно можешь не отвечать, — он размахнулся и нанес несильный удар по худой попке. – Раз!
Девушка дернувшись, ойкнула. Под ее ойканье и шипение, Сандецкий нанес еще четыре удара подряд. Сделал паузу. Марина переступила коленями по дивану, восстанавливая прежнюю позу. Ее попка стремительно краснела. Шлепалка была сделана по специальному заказу из толстой буйволиной кожи. Широкая, чтобы не повреждать кожу, и упругая, чтобы контролировать каждый удар.
— Отдохнула? Продолжим.
Сандецкий, как автомат нанес еще пять ударов девушке, теперь сильнее. Ойканье превратилось в сдавленные крики, а на десятом ударе, в тихий плач.

— Николай Константинович, пожалуйста! Я больше так не буду. Честное слово! – всхлипывая, причитала Марина.
— Конечно, не будешь. Получишь еще пятнадцать, и точно не будешь, — задумчиво отозвался Сандецкий. Ему не давало покоя мокрое пятно на ее трусиках, появившееся после стояния в углу.

Выходит, стоя в углу, в трусиках и лифчике, она возбудилась, и возбудилась сильно, раз влага так намочила ткань. Это что же, вместо наказания, она получает удовольствие? Фигня какая-то…

— Хватит скулить, — своими причитаниями она мешала ему думать. – Сама виновата. Надо серьезнее относиться к своим служебным обязанностям.
Его нотацию прервал звонок мобильного. Сандецкого вызывал очень важный клиент, к тому же, любитель поговорить. Сандецкий махнул Марине:
— Это надолго. Встань, постой у шкафа, заодно отдохнешь. И лифчик поправь, великоват он тебе, вся грудь наружу, — отвернувшись от судорожно схватившись за лифчик девушки, Сандецкий нажал кнопку ответа:
— Слушаю, Сандецкий. Здравствуй, Кирилл, здравствуй, дорогой…

Общаясь с собеседником, он непроизвольно разглядывал стоявшую лицом к шкафу худенькую покорную Марину. Его взгляд скользил по узеньким плечикам, остро выступающим лопаткам, вниз по спине, к почти полностью открытой попке… Мелькнула мысль – интересно, что она сейчас чувствует?

Собеседник, наконец, добрался до сути звонка. Он хотел изменить график платежей, ссылаясь на некоторые пункты договора. В принципе, Николай был не против, но хотелось уточнить.

Прикрыв рукой микрофон телефона, он приказал Марине:
— Мухой метнись в приемную и притащи мне приложение по ООО «ВТК». Давай!

Марина сорвалась с места, мелькнув красной попкой. Быстро вернулась, держа в руках нужный документ. Когда она нагибалась, чтобы положить бумагу на стол, перед его глазами снова оказались ее маленькие грудки, выпавшие из свободных жестких чашечек. Сандецкий укоризненно посмотрел на нее. Марина покраснела и суетливо прижала бюстгальтер рукой.

Кирилл продолжал говорить, снова ссылаясь на положения договора. Вот, зараза! Сидит, наверное, с человечком, тот ему листики переворачивает, вот и шпарит, как по-писанному.
Сандецкий снова поднял глаза на Марину, задержавшись взглядом на ее трусиках, плотно обтягивающие ее голый, хорошо просматривающийся через тонкую ткань, лобок. Она, заметив его взгляд, машинально опустила руку вниз. Сандецкий усмехнулся, смущая ее еще больше.
— Неси сюда весь договор, а то так и будем бегать за каждым листиком.

На этот раз Марина нагибаясь, придержала бюстгальтер, чем вызвала новую усмешку директора. Покраснев как рак, она отошла к шкафу.

Наконец, Кирилл выговорился, и, поблагодарив Сандецкого отключился. С удовольствием, потянувшись в кресле, он произнес:
— Уф! Закруглился! Иди, на диван, надо и нам с тобой кончать, — сказал, и только увидев, как покраснела Марина, понял, всю двусмысленность фразы. Улыбнулся про себя, но исправляться не стал. Пусть понимает, как хочет. Упруго поднявшись с кресла, подошел к стоящей на диване девушке. Краснота с попки стала сходить, виднелись лишь отдельные пятна.

Он бросил взгляд на ее трусики. Они очень сильно промокли. Сандецкий ощутил, как напрягся его член в штанах. Удивляясь сам себе, он погладил по попке шлепалкой, и прикоснулся жестким ребром к щелке, раздвигая губки под трусиками. Девушка вздрогнула и напряглась. В повисшей тягучей тишине слышалось ее глубокое дыхание.

— Знаешь, что мы сделаем, — он шевельнул шлепалкой. Девушка снова вздрогнула. – Мы отложим твое наказание до завтра, — говорил Сандецкий, в то же время, слегка шевеля шлепалку лаская, итак, возбужденную щелку девушки. — Скажи спасибо, Кириллу Сергеевичу. Спас он тебя сегодня, избавив от пятнадцати ударов.

Марина тихонько простонала, соблазнительно шевельнув попкой. Николай в очередной раз усмехнулся.
— А завтра в пять начнем, точнее продолжим. Надеюсь, ты оденешься по-другому. Более удобно. Брюки там, или юбка, блузка. Лифчик надень другой, хватит меня смущать своей грудью, — он бросал слова размеренно, не стесняясь ласкать щелку девушки, короткими движениями ребра шлепалки туда-сюда, от ануса до клитора.

Марина тихонько стонала, иногда всхлипывая. Временами по ее напряженному телу пробегала дрожь, временами Сандецкоому казалось, что она сама прижимается щелкой к шлепалке, чтобы сделать ощущения сильнее.

— И молись богу, чтобы никто не позвонил с трудными вопросами, а то придется тебе снова бегать голышом по офису, соблазняя меня прозрачными трусиками и голой попкой.

На последних словах Марина простонала особенно громко и как бы вытянулась вся. Звонко всхлипнув, задрожала всем телом и забилась на диване, сворачиваясь калачиком.

Санденцкий даже опешил на секунду, не ожидая таких бурных эмоций от ее худенького тела. Марина дернувшись пару раз, замерла, тяжело дыша. Долго лежала, закрыв глаза.

Когда она сквозь ресницы осторожно посмотрела на директора, тот сидел за своим столом и невозмутимо делал пометки в ежедневнике. Марина встала и двинулась к шкафу, одеваться.

— До свидания, Николай Константинович, — боясь оглянуться, попрощалась девушка, быстро натянув платье.
— До свидания, — ответил он, как всегда сдержанно, как будто ничего не было.

Странно, но сейчас она была благодарна ему за невозмутимость и сухость. Выйдя из здания она не спеша побрела по улице. Ей предстояло решить, выходить завтра на работу или никогда больше там не появляться…

— Здравствуйте, Николай Константинович, — поздоровалась из-за своего стола Марина, когда Сандецкий утром следующего дня вошел в приемную. Он удивленно поднял брови, Марина пришла, надев вчерашнее платье, и скромно сидела за столом, опустив глаза. На губах девушки блуждала чуть заметная улыбка.

«Надо будет, попросить кого-нибудь, да хотя бы Наталью, позвонить вечером в пять пятнадцать», — улыбаясь, подумал Сандецкий, проходя в свой кабинет.

Наказание девушки рассказ

Подтащив ее к скамье я защелкнул наручники за специально сделанные крепления. Пока еще свободными ногами Клодия попыталась оттолкнуть меня. Я без труда перехватил ее ноги и водрузив на скамейку привязал к креплению с другого конца скамейки. Таким образом девушка оказалась растянута на скамье лицом вниз, выставив спину и ягодицы.

Я схватил ее за волосы и посмотрел в глаза:

— Ну что нравится тебе такой поворот событий?

Клодия замотала головой. В глазах читались страх и мольба.

— А мне очень нравится.

Плеть снова оказалась в моей руке. Раздался свист, плеть опустилась на ее голые ягодицы. Девушка дернулась, сквозь кляп прорвались ее крики и сдавленные рыдания.

Я продолжал бить ее со всей своей мужской силой. Удар, еще удар. Я видел как напрягалось ее тело, как она напрягает все силы стараясь вырваться и увернуться от болезненных ударов. Я распалялся все больше. Чувствуя просто неимоверное УДОВОЛЬСТВИЕ от того как плеть терзает живое тело. После двадцатого удара я бросил ее на пол. Подойдя к скамейке я резко засадил два пальца девушке в задний проход, вызвав еще один стон боли. Клодию трясло. Лицо ее было красное и распухшее, по щекам текли слезы. Поерзав пальцами у нее в заднице, я перекинул ногу через скамейку и сняв штаны обнажил, уже давно стоявший член. Смазав его слюной я резко засадил его девушке в попку по самые яйца. Спустя несколько минут я жестко трахал ее задницу, периодически шлепая по больным ягодицам, не обращая внимание на ее стоны.

Нет это совсем не тоже самое что игры в БДСМ. Сейчас все было по настоящему. Я по настоящему насиловал .

ее. И, мать твою, меня это здорово заводило.

— Замолкни — рявкнул я, снова отвесив шлепок по одной из ягодиц — Мне уже до смерти надоело твое нытье за все это время.

Схватив ее истерзанные красные ягодицы я с силой сжал их. От боли у нее глаза полезли на лоб.

Громко застонав я кончил, прямо в задний проход девушки. Ну этого мне было мало. Я хотел продолжить наказание.

Распахнув шкаф, где у меня лежала всевозможная БДСМ атрибутика мой взгляд остановился на фаллосе. По размерам он превышал размеры моего пениса раза в полтора.

«Посмотрим как ты с этим справишься» — подумал я взяв его с полки.

На ее анус полилась смазка приготовляя его к еще одному болезненному проникновению. Вставив в нее два пальца я как следует смазал стенки прямой кишки и анус. Затем приставив к ее дырочке фаллос начал, осторожно вводить его внутрь. Первые несколько секунд Клодия старалась терпеть, но чем дальше, тем громче становились ее стоны, которые не заглушал даже кляп. Ее узенькая попка к таким размерам была явно не готова.

Фаллос хоть и с трудом, но продвигался, вовнутрь растягивая стенки сфинктера.

Вот черт! Я и сам не ожидал что запихнуть его ей в задницу будет так трудно. Наконец фаллос зашел примерно наполовину. Не обращая внимания на дикие стоны девушки, я начал трахать ее искусственным членом, с каждым разом стараясь впихнуть его еще глубже. Спустя примерно десять минут, фаллос наконец покинул ее задницу, но я разумеется на этом не успокоился. Достав из того же шкафа анальную пробку, я резко вогнал ее в упругую попку Клодии. К пробке был приделан шланг заканчивающейся насосом, предназначенный для того чтобы раздувать ее в объеме.

Пробка в сдутом виде была довольно не большой, поэтому зашла в анус довольно легко. Наслаждаясь каждым движением я стал надувать пробку с помощью насоса. Клодия по началу лежавшая неподвижно, начала ворочаться и стонать, чувствуя как изнутри ее задницу разрывает посторонний предмет. Анус и так болел после проникновения здоровенного фаллоса, сейчас же ее задницу словно разрывали. Наконец отсоединив насос и закупорив отверстие я залюбовался тем как ее анальчик туго и надежно обхватил пробку.

Развязав девушку я перевернул ее на спину. Получив на время свободу, она попыталась было вырваться, но я отвесил ей пощечину. В голове у нее зазвенело. Настолько унижена она не была еще ни разу в жизни.

Девушка оказалась привязана к скамейке теперь уже лицом вверх. Руки подняты и привязаны над головой, ноги зафиксированы веревками в области лодыжек и коленных суставов и широко разведены в стороны. Промежность е была полностью выставлена на мое обозрение.

Плеть вновь оказалась в моих руках. Увидев это Клодия в ужасе уставилась на меня. В ее мычании послышалась мольба, из глаз полились слезы.

— Что страшно? — спросил я проведя плетью по ее половым губкам и клитору, получая удовольствие от своей власти. — Придется потерпеть. В следующий раз будишь думать, прежде чем делать.

Я размахнулся и ударил плетью по промежности. Девушка выгнулась дугой. Удар пришелся прямо по клитору. Выждав немного, я снова обрушил удар на ее промежность. Удары посыпались один за другим. Кляп во рту уже не заглушал криков, лицо Клодиии исказилось от страдания, надежно связанные ноги не давали возможности свести их и укрыть свое самое нежное место от жалящих ударов.

Наконец после нескольких минут этой экзекуции, я опустил плеть.

Клодия лежала, судорожно глотая воздух. Я провел ладонью по ее телу, ощутив как на ее коже выступил пот. От моего прикосновения она вздрогнула и вся напряглась.

Схватив со стола заранее приготовленные прищепки, я подошел к ее разведенным ногам. Схватив за клитор я потянул за него, чувствуя под своими пальцами нежную теплую плоть. За время порки несколько ударов пришлось именно на клитор. Резкая боль дрелью ввинтилась в мозг Клодии. Она застонала.

Я прицепил на ее истерзанный клитор пару прищепок, вызвав еще один мучительный стон.

Член мой снова стоял, тело было, напряженно требуя разрядки. Нацелив головку в ее промежность я резким толчком вогнал член в ее кисельную плоть.

Резкими, грубыми толчками я начал трахать ее в киску. Проникая в нее я чувствовал в ее заднице давление анальной пробки.

«Двойное проникновение, как мне это нравится»

При каждом толчке лицо Клодии вздрагивало. Сразу было видно, что ей очень болезненны эти проникновения. Но я сейчас и не старался доставить ей удовольствие.

«Да какое уж тут удовольствие приятель? Ты только что избил и изнасиловал ее»

Я ухватился за прищепку на клиторе и потянул. От этого у нее глаза полезли на лоб, из заткнутого рта прорвался крик. При каждом моем толчке ее груди колыхались в такт. Я схватил ее за соски.

— В следующий раз не смей вмешиваться в то, что тебя не касается. Это понятно?

Еще по теме:

  • Налог на земли промназначения Земли промышленного назначения: категории, характеристики, нюансы использования В какой-то момент своего существования люди стали покидать крошечные мастерские и взялись за строительство фабрик и заводов. Современные производственные комплексы могут занимать площади, сравнимые с […]
  • Акт проверки знаний правил безопасного обращения с оружием Акт проверки знаний правил безопасного обращения с оружием Пройти пробный экзамен Записаться на обучение или проверку знаний можно по телефону 8 (495) 737 46 46, Или же заполнив анкету на нашем сайте! Обращаем внимание что инспектор ОЛРР Росгвардии присутствует только 1 раз (пока) в […]
  • Законы по оффшорам Изменения в законе об оффшорах в 2018 году Борьба с оффшорными зонами стала насущной проблемой как российских чиновников, так и мирового экономического сообщества. Основная причина тому – утечка капиталов с внутреннего рынка в обход государственной казны. В связи с этим был принят ряд […]
  • Заявление на взыскание судебных расходов пошлина Заявление о взыскании судебных расходов Для возврата потраченных в связи с обращением в суд денежных средств оформите заявление о взыскании судебных расходов. Процедура рассмотрения гражданского дела почти всегда влечет определенные денежные затраты. При подаче иска в суд оплачивается […]
  • В какое число выплачивается пенсия В какое число выплачивается пенсия Начисление и выплата пенсии, в отличие от заработной платы, происходит в том же месяце, за который она начисляется. Заработная плата платится за отработанный месяц. Объясняется это просто. Пенсия дается для того, чтобы пенсионер мог использовать ее в […]
  • Дсаго отдельно от осаго Все о полисе страхования ДСАГО Введенное в 2003 году в России обязательное страхование гражданской ответственности обладателей личного транспортного средства предполагает гарантированное получение финансовой поддержки участниками ДТП. В связи с этим полис ОСАГО получил статус документа […]
  • Повышение пенсий 2018 рб В Беларуси с 1 августа повысят трудовые пенсии В Беларуси с 1 августа вырастут трудовые пенсии. В результате перерасчета выплаты увеличатся в среднем на 10%. Это предусмотрено указом № 278 «О повышении пенсий», который сегодня подписал Александр Лукашенко, сообщают в пресс-службе […]
  • Список машин с налогом на роскошь Список авто попадающих под налог на роскошь 2018 На сайте Минпромторга России опубликован перечень автомобилей, в отношении которых транспортный налог уплачивается с учетом повышающих коэффициентов в 2018 году. Напомним, что подобным образом налоги в отношении автомобилей стоимостью […]