Спор пьера с андреем болконским

Свидание Андрея Болконского с Пьером Безуховым в Богучарове (по роману Л.Н. Толстого «Война и мир»)

«Война и мир» — одно из тех великих произведений, над которым можно размышлять бесконечно, поскольку Толстой рассматривает жизнь человека в различных ракурсах. Этот роман поднимает высоконравственные проблемы, волнующие человека в условиях войны и мира.

Особенностью романа-эпопеи Толстого является так называемая «эпизодовость». Автор словно дает отдельные картины в массе событий. Смена эпизодов похожа на смену кадров в кино — этим достигается цельность всего произведения. Все эпизоды «Войны и мира» неслучайны, в каждом из них дается характеристика либо героя, либо политической ситуации, либо войны и военных действий. Таким образом создается жизненность и реалистичность романа.

Подробнее хотелось бы остановиться на эпизоде, в котором Пьер Безухов приезжает в Богучарово к своему другу Андрею Болконскому. Этот эпизод является ключевым для понимания жизненных принципов героев, их позиций и стремлений. Возвращаясь из южного путешествия, Пьер Безухов исполняет свое «давнишнее намерение – заехать к своему другу Болконскому, которого он не видел два года».
Сначала встреча двух мужчин была холодна, «разговор долго не мог установиться», однако между собеседниками заходит разговор о том, что такое зло и в чем его смысл. По мнению Андрея Болконского, «в жизни только два действительные несчастья: угрызения совести и болезнь, и счастье есть только отсутствие этих двух зол». Нужно жить для себя и стараться избегать этих явлений.
Пьер не принимает эту идею: «Жить только так, чтобы не делать зла, чтобы не раскаиваться, этого мало. Я жил так, я жил для себя и погубил свою жизнь. И только теперь, когда я живу, по крайней мере, стараюсь жить для других, только теперь я понял все счастие жизни».

Андрей Болконский и Пьер не понимают друг друга, когда Безухов говорит о то, что следует помогать ближним, людям неимущим и страдающим. Какое же дело, когда человек может что-то сделать другому, но не делает? А главное наслаждение «делать добро, ибо добро есть единственное верное счастие жизни». Андрей Болконский, размышляя над этой идеей, приходит совсем к другому выводу, который полностью противоречит рассуждениям Пьера. Болконский уверен в том, что «единственно возможное счастье – есть счастье животное», которым обладает мужик, и которого можно лишить, дав этим «счастливым» людям нравственные потребности.
Андрей в этом эпизоде предстает более несчастным человеком, чем люди, которые терпят нужду. «Я живу и в этом не виноват, стало быть, надо как-нибудь получше, никому не мешая, дожить до смерти», — здесь проявляется скептицизм и неприятие действительности Болконским. По мению этого героя, не могут вызывать жалости люди, чье существование бессмысленное и скотское. Эти люди не достойны внимания, здесь нельзя говорить о добре и зле вообще, потому что мужик не умеет думать, а следовательно, страдать по-настоящему. Обращаться нужно только к тем людям, «которые гибнут нравственно, наживают себе раскаяние, подавляют это раскаяние и грубеют оттого, что у них есть возможность казнить право и неправо».
Андрей не видит истинного смысла жизни, в этом его трагедия. Ему непонятно все то, что говорит Пьер. Безухов осознает, что Болконский глубоко несчастен и хочет помочь ему. Душа Андрея не хочет принимать правду Пьера, который чувствует, что «во всем мире есть царство правды». Царство это вездесущее, и имя ему – Бог. «Ежели есть бог и есть будущая жизнь, то есть истина, есть добродетель; и высшее счастье человека состоит в том, чтобы стремиться к достижению их. Надо жить, надо любить, надо верить», — говорит Пьер. Эмоциональная настроенность Безухова все же меняет внутреннее состояние Андрея, заглушила боль Болконского, который уже долгое время пытался отрицать саму жизнь: «…Выходя с парома, он поглядел на небо, на которое указал ему Пьер, и в первый раз после Аустерлица он увидел то высокое, вечное небо, которое он видел, лежа на Аустерлицком поле, и то-то давно заснувшее, что-то лучшее, что было в нем, вдруг радостно и молодо проснулось в его душе».

На мой взгляд, в словах Пьера Безухова проявляется и авторская позиция, потому что Л.Н. Толстой видел счастье в самой жизни и в каждом мгновении – шаг к истине и к Богу. Этот эпизод совсем неслучаен в романе. То состояние, в котором находится Болконский после Аустерлица, очень гнетет его и не дает покаоя, он отказывается от прошлых идеалов и стремлений, но не приобретает новых. Отсюда его глубокое разочарование в жизни.
Встреча с Безуховым в какой-то мере меняет его пассивное отношение к окружающему миру: «Свидание с Пьером было для князя Андрей эпохой, с которой началась хотя во внешности и та же самая, но во внутреннем мире его новая жизнь».

0 человек просмотрели эту страницу. Зарегистрируйся или войди и узнай сколько человек из твоей школы уже списали это сочинение.

Андрей Болконский и Пьер Безухов в поисках смысла жизни (по роману Л.Н. Толстого «Война и мир»)

В романе Толстого «Война и мир» лишь два героя проходят сложный путь внутреннего развития, претерпевают духовную эволюцию. Это любимые герои писателя — Андрей Болконский и Пьер Безухов. Несмотря на их серьезные различия (возраст, социальное положение, характер и т.д.), герои испытывали друг к другу искреннюю симпатию, теплый дружеский интерес. Болконский видел в Пьере младшего товарища, чистую и светлую душу, которую требовалось «учить жизни», наставлять. Князь Андрей для Безухова был образцом для подражания, человеком, с которым ему было интересно, у которого можно многому научиться.
Как и Андрей Болконский, юный Пьер — представитель интеллектуальной дворянской элиты России. Их жизненные взгляды, привитые светским обществом, были во многом схожи. Так, оба героя с презрением относились к «близкому» и «понятному». Толстой подчеркивает «оптический самообман» этих людей, отчужденных от повседневной жизни: в обыденном они не способны рассмотреть великое и бесконечное, а видят только «одно ограниченное, мелкое, житейское, бессмысленное».
Оба героя, стремясь к самореализации, считали своим кумиром Наполеона, мечтали подражать ему. И оба героя, пройдя сложный путь духовного развития, разочаровались в этой фигуре, найдя для себя другие – приближенные к истинным — идеалы.
Болконского и Безухова объединяет самое главное качество – их стремление к развитию, неустанный поиски смысла жизни, желание постичь мир и его законы. У обоих героев этот сложный путь усеян разочарованиями и кризисами, за которыми, однако, следует возрождение и новый виток развития.
На ранних этапах духовной жизни Андрея Болконского ему свойственно высокомерно-презрительное отчуждение от людей: он пренебрежительно относится к своей жене, тяготится любым столкновением с обыденным и пошлым. Под влиянием Наташи герой открывает для себя возможность радоваться жизни, понимает, что раньше бессмысленно хлопотал в «узкой, замкнутой рамке».
В периоды нравственных заблуждений князь Андрей сосредоточивается на ближайших практических задачах, ощущая, что его духовный горизонт резко сужается: «Как будто тот бесконечный удаляющийся свод неба, стоявший прежде над ним, вдруг превратился в низкий, определенный, давивший его свод, в котором все было ясно, но ничего не было вечного и таинственного».
Новый духовный опыт заставляет князя Андрея пересматривать решения, которые казались ему окончательными и бесповоротными. Так, полюбив Наташу, он забывает о своем намерении никогда не жениться. Разрыв с Наташей и нашествие Наполеона обусловили его решение пойти в действующую армию вопреки тому, что после Аустерлица и смерти жены он дал слово никогда не служить в русской армии, даже «ежели бы Бонапарте стоял. у Смоленска, угрожая Лысым Горам».
Пьер Безухов на ранних этапах своей духовной жизни инфантилен и необыкновенно доверчив, охотно и даже радостно подчиняется чужой воле. Ему не хватает решимости противодействовать ей.
Главное духовное прозрение Пьера — это постижение ценности обычной, негероической» жизни (что интуитивно понимал и князь Андрей). Испытав плен, унижения, увидев изнанку человеческих отношений и высокую духовность в обычном русском мужике Платоне Каратаеве, Безухов понял, что счастье — в самом человеке, в «удовлетворении потребностей». «. Он выучился видеть великое, вечное и бесконечное во всем и потому. бросил трубу, в которую смотрел до сих пор через головы людей», — подчеркивает Толстой.
На каждом этапе своего духовного развития Пьер мучительно решает философские вопросы, от которых «нельзя отделаться»: «Что дурно? Что хорошо? Что надо любить, что ненавидеть? Для чего жить, и что такое я? Что такое жизнь, что смерть? Какая сила управляет всем?».
Напряженность нравственных поисков усиливается в кризисные моменты. Пьер нередко испытывает «отвращение ко всему окружающему», все в нем самом и в людях представляется ему «запутанным, бессмысленным и отвратительным». Но после бурных приступов отчаяния Пьер вновь смотрит на мир глазами счастливого человека, постигшего мудрую простоту человеческих отношений.
«Живая» жизнь постоянно корректирует нравственное самосознание героя. Находясь в плену, Пьер впервые ощутил чувство полного слияния с миром: «и все это мое, и все это во мне, и все это я». Радостное просветление он продолжает испытывать и после освобождения — все мироздание кажется ему разумным и «благоустроенным». Жизнь не требует больше рассудочного осмысления и жесткого планирования: «планов теперь он не делал никаких», а самое главное — «не мог иметь цели, потому что он теперь имел веру — не веру в слова, правила и мысли, но веру в живого, всегда ощущаемого Бога».
Пока человек жив, утверждал Толстой, он идет по пути разочарований, обретений и новых потерь. Это относится и к Андрею Болконскому, и к Пьеру Безухову. Периоды заблуждений и разочарований, сменявшие духовное просветление, не были нравственной деградацией героев, возвращением на более низкий уровень нравственного самосознания. Духовное развитие персонажей Толстого — сложная спираль, каждый новый виток которой не только в чем-то повторяет предыдущий, но и выводит их на новую духовную высоту.

0 человек просмотрели эту страницу. Зарегистрируйся или войди и узнай сколько человек из твоей школы уже списали это сочинение.

/ Сочинения / Толстой Л.Н. / Война и мир / Андрей Болконский и Пьер Безухов в поисках смысла жизни (по роману Л.Н. Толстого «Война и мир»)

Смотрите также по произведению «Война и мир»:

Мы напишем отличное сочинение по Вашему заказу всего за 24 часа. Уникальное сочинение в единственном экземпляре.

Анализ эпизода «Разговор князя Андрея с Пьером перед Бородинским сражением» (Л.Н. Толстой «Война и мир»)

Бородинское сражение – кульминационный эпизод всего многотомного романа Толстого «Война и мир». Именно это сражение раскрыло то, что, по мнению писателя, помогло русскому народу победить Наполеона. Именно в описании Бородино проявилась точка зрения Толстого на войну вообще, на ход истории, ее движущие силы.
Разговор двух любимых героев писателя – Пьера Безухова и Андрея Болконского – предваряет Бородинское сражение и расставляет некоторые акценты в освещении темы войны, насилия, вопроса победы или поражения в романе.
Князь Андрей вечером 24 августа, за день до Бородинской битвы, встречает Безухова в расположении своего полка. Мы помним, что Пьер решил присоединиться к русским войскам, чтобы быть в центре событий, быть причастным к тому великому, что происходило вокруг. Поэтому Безухов тоже находился среди русских войск.
Но Болконский, увидев своего старого друга, к которому испытывал искреннюю привязанность, совершенно не обрадовался. Больше того, ему было неприятно появление Пьера: он напоминал ему о Москве и обо всем том, что произошло в жизни князя Андрея в последнее время. Именно поэтому герой так неприветливо встретил Пьера и не захотел побеседовать с ним наедине.
Первая половин разговора двух друзей происходила в присутствии еще нескольких офицеров, среди которых был и капитан Тимохин. Конечно, общая беседа вертелась вокруг войны с Наполеоном, предстоящей битвы, назначения Кутузова на пост главнокомандующего. В присутствии Пьера, этого совершенно невоенного человека, казавшегося совершенно лишним в такой обстановке, офицеры чувствовали себя скованно. Говорил в основном робкий и стеснительный капитан Тимохин.
Разговор коснулся назначения Кутузова и смещения Барклая де Толли. Князь Андрей был очень рад таким перестановкам, так же, как и другие офицеры. Уже здесь начинает звучать тема патриотизма, той скрытой любви к родине, которая живет в каждом русском человеке. И если Барклай действует умом и не переживает всем своим существом за исход битвы, то Кутузов, может быть, не такой искусный полководец, всем сердцем со своим народом, страной, солдатами. Именно поэтому преимущество на его стороне.
В этом эпизоде раскрывается взгляд Толстого на силы, влияющие на ход военных действий. Если Пьер смотрит на войну лишь с точки зрения теоретика и человека постороннего, то Болконский видит ее изнутри. Он прекрасно понимает, что исход сражения нельзя просчитать, потому что «на войне один батальон иногда сильнее дивизии, а иногда слабее роты. Относительная сила войск никому не может быть известна». Отчего же зависит успех на войне. По мнению князя Андрея, исключительно «от того чувства, которое есть во мне, в нем, — он указал на Тимохина, — в каждом солдате».
Болконский приводит в пример сражение под Аустерлицем. Он считает, что русские потерпели там поражение, потому что не настроились должным образом, не дали себе установку выиграть. Так произошло, потому что им не за что было бороться, русские люди не чувствовали кровной заинтересованности в победе при Аустерлице. Теперь все иначе. И именно от простых рядовых солдат будет зависеть исход сражения.
По мнению князя Андрея, военные начальники никоим образом не могут изменить или повлиять на исход битвы. Вся их суета и приготовления — не больше, чем «забава», «ребячество», по мнению героя. Больше того, они своей суетой лишь мешают общему ходу дел, потому что заняты только собой и своими интересами. Руководство, по большей части, стремится извлечь для себя выгоду, получить лишний крестик или похвалу императора. Кроме этого, мало кого что интересует.
В отличие от них, простой народ понимает значение предстоящей битвы. Тимохин говорит, что его солдаты даже отказались пить водку – «не такой день, говорят».
Когда друзья остались один на один, Болконский выразил уверенность, что предстоящее сражение будет выиграно. Между этими героями начался более теплый и откровенный разговор. В нем князь Андрей выразил свое истинное отношение к войне (здесь его мысли близки мыслям самого Толстого). Этот герой считает войну грязным и кровавым делом. Поэтому ею нужно «заниматься» серьезно, а не играть, как это любят делать люди.
Почему-то военное сословие считается одним из самых уважаемых в обществе. А если разобраться, то за что уважать людей, считающих своим делом убийство невинных людей, кровопролитие? По мнению Толстого, люди слишком легко и беспечно относятся к войне, поводом к ней может послужить любой пустяк. А ведь это в корне неверно. Над этим начинает серьезно задумываться князь Андрей, и Пьер с ним соглашается.
Важно, что герои чувствуют, что эта их встреча – последняя. Так, впрочем, и случилось. Каждый ушел после этого разговора со своими мыслями, раздумьями, в преддверии важного события, свидетелями которого они должны были стать.
Таким образом, данный эпизод играет важную роль в романе. Из него мы узнаем концепцию самого писателя относительно войны вообще, сил, влияющих на победу и т.д. Кроме того, мысли, звучащие из уст Болконского и Безухова, характеризуют их как истинно русских людей, в критический момент оказавшихся вместе со своей Родиной.

0 человек просмотрели эту страницу. Зарегистрируйся или войди и узнай сколько человек из твоей школы уже списали это сочинение.

/ Сочинения / Толстой Л.Н. / Война и мир / Анализ эпизода «Разговор князя Андрея с Пьером перед Бородинским сражением» (Л.Н. Толстой «Война и мир»)

Смотрите также по произведению «Война и мир»:

Мы напишем отличное сочинение по Вашему заказу всего за 24 часа. Уникальное сочинение в единственном экземпляре.

в чем сходства Андрея Балконского и Пьера Безухова в романе Л. Н. Толстого «Война и мир», и в чем их различия??

Означенная проблематика „Войны и мира“ находилась в русле размышлений Достоевского о герое, ищущем, и что добро», „что зло“. Но „культурному типу“, созданному Толстым и олицетворяющему „благообразие“ (в понимании Достоевского) , писатель противопоставляет другой „культурный тип“, стремящийся к „благообразию“, но никогда не способный достичь его. В этой неспособности обрести „благообразие“ Достоевский и видит симптоматичную для эпохи черту человека, сознание которого историческими обстоятельствами обречено отстаивать себя в „хаосе понятий“. Интерпретацию этого качественного отличия своего „культурного типа“ Достоевский излагает в наброске „Для предисловия“ в мартовских черновых записях 1875 г. к „Подростку“. Болконский, Безухов и Левин рассматриваются здесь Достоевским как герои „мелкого самолюбия“: они способны духовно переродиться под влиянием положительного примера либо под воздействием исключительной ситуации. Трагизм подполья исключает для героя Достоевского возможность такого коренного духовного изменения.

[ссылка заблокирована по решению администрации проекта]
Изображая своих героев, автор вовсе не приукраши­вал и не идеализировал их: он наделил Пьера и Андрея противоречивыми чертами, достоинствами и недостат­ками. В их образе он представил обычных людей, спо­собных быть и сильными, и слабыми в отдельные мо­менты своей жизни, но умеющих преодолеть внутрен­нюю борьбу и самостоятельно возвыситься над ложью и обыденностью, духовно возродиться и найти свое при­звание в жизни. Их пути — разные, но вместе с тем в них много общего. И, в частности, сходство заключается в их душевных мытарствах, в борьбе. У Пьера — с соб­ственной слабостью характера, трусостью, излишней доверчивостью и идейным бездорожьем. У Андрея Бол­конского — с гордостью, надменностью, честолюбием и призрачными устремлениями к славе.
Пьер Безухов — один из центральных, наиболее при­влекательных героев романа. Его образ, как и образ Андрея Болконского, изображен в постоянной динами­ке. Писатель делает акцент на почти детской доверчи­вости, доброте и искренности помыслов своего героя, и поначалу Пьер представлен растерянным, пассивным, абсолютно бездеятельным молодым человеком. Пьер очевидно не вписывается в фальшивое общество льсте­цов и карьеристов, присутствующих в салоне Шерер. Он ведет себя неподобающим для светских раутов об­разом, даже несколько агрессивно настроен по отноше­нию ко всем остальным посетителям. По этой причине появление Пьера у многих вызывает недоумение, а его прямолинейные высказывания — откровенные опасе­ния. Кроме того, Безухов равнодушен к деньгам и рос­коши, он бескорыстен и, несмотря ни на что, остро чув­ствует границу между невинными шутками и опасными играми, которые могут искалечить чью-то жизнь.
[ссылка заблокирована по решению администрации проекта]

Различие путей нравственного поиска в судьбах А. Болконского, П. Безухова и Н. Ростова

Спор пьера с андреем болконским

Разговор Пьера Безухова с Андреем Болконским на пароме.

В самом счастливом состоянии духа возвращаясь из своего южного путешествия, Пьер исполнил свое давнишнее намерение – заехать к своему другу Болконскому, которого он не видал два года.

На последней станции, узнав, что князь Андрей не в Лысых Горах, а в своем новом отделенном имении, Пьер поехал к нему.

Богучарово лежало в некрасивой, плоской местности, покрытой полями и срубленными и несрубленными еловыми с березой лесами. Барский двор находился на конце прямой, по большой дороге расположенной деревни, за вновь вырытым, полно налитым прудом, с не обросшими еще травой берегами, в середине молодого леса, между которым стояло несколько больших сосен.

Барский двор состоял из гумна, надворных построек, конюшен, бани, флигеля и большого каменного дома с полукруглым фронтоном, который еще строился. Вокруг дома был рассажен молодой сад. Ограды и ворота были прочные и новые; под навесом стояли две пожарные трубы и бочка, выкрашенная зеленою краской; дороги были прямые, мосты были крепкие, с перилами. На всем лежал отпечаток аккуратности и хозяйственности. Встретившиеся дворовые, на вопрос, где живет князь, указали на небольшой новый флигелек, стоящий у самого края пруда. Старый дядька князя Андрея, Антон, высадил Пьера из коляски, сказал, что князь дома, и проводил его в чистую маленькую прихожую.

Пьера поразила скромность маленького, хотя и чистенького домика после тех блестящих условий, в которых последний раз он видел своего друга в Петербурге. Он поспешно вошел в пахнущую еще сосной, неотштукатуренную маленькую залу и хотел идти дальше, но Антон на цыпочках пробежал вперед и постучался в дверь.

– Ну, что там? – послышался резкий, неприятный голос.

– Гость, – отвечал Антон.

– Проси подождать, – и послышался отодвинутый стул. Пьер быстрыми шагами подошел к двери и столкнулся лицом к лицу с выходившим к нему нахмуренным и постаревшим князем Андреем. Пьер обнял его и, подняв очки, целовал его в щеки и близко смотрел на него.

– Вот не ждал, очень рад, – сказал князь Андрей. Пьер ничего не говорил; он удивленно, не спуская глаз, смотрел на своего друга. Его поразила происшедшая перемена в князе Андрее. Слова были ласковы, улыбка была на губах и лице князя Андрея, но взгляд был потухший, мертвый, которому, несмотря на видимое желание, князь Андрей не мог придать радостного и веселого блеска. Не то что похудел, побледнел, возмужал его друг; но взгляд этот и морщинка на лбу, выражавшие долгое сосредоточение на чем-то одном, поражали и отчуждали Пьера, пока он не привык к ним.

При свидании после долгой разлуки, как это всегда бывает, разговор долго не мог установиться; они спрашивали и отвечали коротко о таких вещах, о которых они сами знали, что надо было говорить долго. Наконец разговор стал понемногу останавливаться на прежде отрывочно сказанном, на вопросах о прошедшей жизни, о планах на будущее, о путешествии Пьера, о его занятиях, о войне и т. д. Та сосредоточенность и убитость, которую заметил Пьер во взгляде князя Андрея, теперь выражалась еще сильнее в улыбке, с которою он слушал Пьера, в особенности тогда, когда Пьер говорил с одушевлением радости о прошедшем или будущем. Как будто князь Андрей и желал бы, но не мог принимать участия в том, что он говорил. Пьер начинал чувствовать, что перед князем Андреем восторженность, мечты, надежды на счастие и на добро неприличны. Ему совестно было высказывать все свои новые, масонские мысли, в особенности подновленные и возбужденные в нем его последним путешествием. Он сдерживал себя, боялся быть наивным; вместе с тем ему неудержимо хотелось поскорее показать своему другу, что он был теперь совсем другой, лучший Пьер, чем тот, который был в Петербурге.

– Я не могу вам сказать, как много я пережил за это время. Я сам бы не узнал себя.

– Да, много, много мы изменились с тех пор, – сказал князь Андрей.

– Ну, а вы? – спрашивал Пьер. – Какие ваши планы?

– Планы? – иронически повторил князь Андрей. – Мои планы? – повторил он, как бы удивляясь значению такого слова. – Да вот видишь, строюсь, хочу к будущему году переехать совсем…

Пьер молча, пристально вглядывался в состаревшееся лицо Андрея.

– Нет, я спрашиваю, – сказал Пьер, но князь Андрей перебил его:

– Да что про меня говорить… расскажи же, расскажи про свое путешествие, про все, что ты там наделал в своих именьях?

Пьер стал рассказывать о том, что он сделал в своих имениях, стараясь как можно более скрыть свое участие в улучшениях, сделанных им. Князь Андрей несколько раз подсказывал Пьеру вперед то, что он рассказывал, как будто все то, что сделал Пьер, была давно известная история, и слушал не только не с интересом, но даже как будто стыдясь за то, что рассказывал Пьер.

Пьеру стало неловко и даже тяжело в обществе своего друга. Он замолчал.

– Ну вот что, моя душа, – сказал князь Андрей, которому, очевидно, было тоже тяжело и стеснительно с гостем, – я здесь на биваках, я приехал только посмотреть. И нынче еду опять к сестре. Я тебя познакомлю с ними. Да ты, кажется, знаком, – сказал он, очевидно занимая гостя, с которым он не чувствовал теперь ничего общего. – Мы поедем после обеда. А теперь хочешь посмотреть мою усадьбу? – Они вышли и проходили до обеда, разговаривая о политических новостях и общих знакомых, как люди мало близкие друг к другу. С некоторым оживлением и интересом князь Андрей говорил только об устраиваемой им новой усадьбе и постройке, но и тут в середине разговора, на подмостках, когда князь Андрей описывал Пьеру будущее расположение дома, он вдруг остановился. – Впрочем, тут нет ничего интересного, пойдем обедать и поедем. – За обедом зашел разговор о женитьбе Пьера.

– Я очень удивился, когда услышал об этом, – сказал князь Андрей.

Пьер покраснел так же, как он краснел всегда при этом, и торопливо сказал:

– Я вам расскажу когда-нибудь, как это все случилось. Но вы знаете, что все это кончено, и навсегда.

– Навсегда? – сказал князь Андрей. – Навсегда ничего не бывает.

– Но вы знаете, как это все кончилось? Слышали про дуэль?

– Да, ты прошел и через это.

– Одно, за что я благодарю Бога, это за то, что я не убил этого человека, – сказал Пьер.

– Отчего же? – сказал князь Андрей. – Убить злую собаку даже очень хорошо.

– Нет, убить человека нехорошо, несправедливо…

– Отчего же несправедливо? – повторил князь Андрей. – То, что справедливо и несправедливо – не дано судить людям. Люди вечно заблуждались и будут заблуждаться, и ни в чем больше, как в том, что они считают справедливым и несправедливым.

– Несправедливо то, что есть зло для другого человека, – сказал Пьер, с удовольствием чувствуя, что в первый раз со времени его приезда князь Андрей оживлялся и начинал говорить и хотел высказать все то, что сделало его таким, каким он был теперь.

– А кто тебе сказал, что такое зло для другого человека? – спросил он.

– Зло? Зло? – сказал Пьер. – Мы все знаем, что такое зло для себя.

– Да, мы знаем, но то зло, которое я знаю для себя, я не могу сделать другому человеку, – все более и более оживляясь, говорил князь Андрей, видимо желая высказать Пьеру свой новый взгляд на вещи. Он говорил по-французски. – Je ne connais dans la vie que maux bien réels: c’est le remord et la maladie. Il n’est de bien que l’absence de ces maux. [418] Жить для себя, избегая только этих двух зол, вот вся моя мудрость теперь.

– А любовь к ближнему, а самопожертвование? – заговорил Пьер. – Нет, я с вами не могу согласиться! Жить только так, чтобы не делать зла, чтобы не раскаиваться, этого мало. Я жил так, я жил для себя и погубил свою жизнь. И только теперь, когда я живу, по крайней мере стараюсь (из скромности поправился Пьер) жить для других, только теперь я понял все счастие жизни. Нет, я не соглашусь с вами, да и вы не думаете того, что вы говорите. – Князь Андрей молча глядел на Пьера и насмешливо улыбался.

– Вот увидишь сестру, княжну Марью. С ней вы сойдетесь, – сказал он. – Может быть, ты прав для себя, – продолжал он, помолчав немного, – но каждый живет по-своему: ты жил для себя и говоришь, что этим чуть не погубил свою жизнь, а узнал счастие только, когда стал жить для других. А я испытал противуположное. Я жил для славы. (Ведь что же слава? та же любовь к другим, желание сделать для них что-нибудь, желание их похвалы.) Так я жил для других и не почти, а совсем погубил свою жизнь. И с тех пор стал спокоен, как живу для одного себя.

– Да как же жить для одного себя? – разгорячаясь, спросил Пьер. – А сын, сестра, отец?

– Да это все тот же я, это не другие, – сказал князь Андрей, – а другие, ближние, le prochain, как вы с княжной Марьей называете, это главный источник заблуждения и зла. Le prochain – это те твои киевские мужики, которым ты хочешь делать добро.

И он посмотрел на Пьера насмешливо вызывающим взглядом. Он, видимо, вызывал Пьера.

– Вы шутите, – все более и более оживляясь, говорил Пьер. – Какое же может быть заблуждение и зло в том, что я желал (очень мало и дурно исполнил), но желал сделать добро, да и сделал хотя кое-что? Какое же может быть зло, что несчастные люди, наши мужики, люди так же, как мы, вырастающие и умирающие без другого понятия о Боге и правде, как образ и бессмысленная молитва, будут поучаться в утешительных верованиях будущей жизни, возмездия, награды, утешения? Какое же зло и заблуждение в том, что люди умирают от болезни без помощи, когда так легко материально помочь им, и я им дам лекаря, и больницу, и приют старику? И разве не ощутительное, не несомненное благо то, что мужик, баба с ребенком не имеют дни и ночи покоя, а я дам им отдых и досуг. – говорил Пьер, торопясь и шепелявя. – И я это сделал, хоть плохо, хоть немного, но сделал кое-что для этого, и вы не только меня не разуверите в том, что то, что я сделал, хорошо, но и не разуверите, чтобы вы сами этого не думали. А главное, – продолжал Пьер, – я вот что знаю, и знаю верно, что наслаждение делать это добро есть единственное верное счастие жизни.

– Да, ежели так поставить вопрос, то это другое дело, – сказал князь Андрей. – Я строю дом, развожу сад, а ты больницы. И то и другое может служить препровождением времени. Но что справедливо, что добро – предоставь судить тому, кто все знает, а не нам. Ну, ты хочешь спорить, – прибавил он, – ну давай. – Они вышли из-за стола и сели на крыльцо, заменявшее балкон.

– Ну, давай спорить, – сказал князь Андрей. – Ты говоришь школы, – продолжал он, загибая палец, – поучения и так далее, то есть ты хочешь вывести его, – сказал он, указывая на мужика, снявшего шапку и проходившего мимо их, – из его животного состояния и дать ему нравственные потребности. А мне кажется, что единственно возможное счастье – есть счастье животное, а ты его-то хочешь лишить его. Я завидую ему, а ты хочешь его сделать мною, но не дав ему ни моего ума, ни моих чувств, ни моих средств. Другое – ты говоришь: облегчить его работу. А по-моему, труд физический для него есть такая же необходимость, такое же условие его существования, как для тебя и для меня труд умственный. Ты не можешь не думать. Я ложусь спать в третьем часу, мне приходят мысли, и я не могу заснуть, ворочаюсь, не сплю до утра оттого, что я думаю и не могу не думать, как он не может не пахать, не косить; иначе он пойдет в кабак или сделается болен. Как я не перенесу его страшного физического труда, а умру через неделю, так он не перенесет моей физической праздности, он растолстеет и умрет. Третье, – что бишь еще ты сказал?

Князь Андрей загнул третий палец.

– Ах, да. Больницы, лекарства. У него удар, он умирает, а ты пустишь ему кровь, вылечишь, он калекой будет ходить десять лет, всем в тягость. Гораздо покойнее и проще ему умереть. Другие родятся, и так их много. Ежели бы ты жалел, что у тебя лишний работник пропал, – как я смотрю на него, а то ты из любви к нему его хочешь лечить. А ему этого не нужно. Да и потом, что за воображенье, что медицина кого-нибудь и когда-нибудь вылечивала… Убивать! – так! – сказал он, злобно нахмурившись и отвернувшись от Пьера.

Князь Андрей высказывал свои мысли так ясно и отчетливо, что видно было, он не раз думал об этом, и он говорил охотно и быстро, как человек, долго не говоривший. Взгляд его оживлялся тем больше, чем безнадежнее были его суждения.

– Ах, это ужасно, ужасно! – сказал Пьер. – Я не понимаю только, как можно жить с такими мыслями. На меня находили такие же минуты, это недавно было, в Москве и дорогой, но тогда я опускаюсь до такой степени, что я не живу, все мне гадко, главное, я сам. Тогда я не ем, не умываюсь… ну, как же вы…

– Отчего же не умываться, это не чисто, – сказал князь Андрей. – Напротив, надо стараться сделать свою жизнь как можно более приятной. Я живу и в этом не виноват, стало быть, надо как-нибудь получше, никому не мешая, дожить до смерти.

– Но что же вас побуждает жить? С такими мыслями будешь сидеть не двигаясь, ничего не предпринимая.

– Жизнь и так не оставляет в покое. Я бы рад ничего не делать, а вот, с одной стороны, дворянство здешнее удостоило меня чести избрания в предводители; я насилу отделался. Они не могли понять, что во мне нет того, что нужно, нет этой известной добродушной и озабоченной пошлости, которая нужна для этого. Потом вот этот дом, который надо было построить, чтобы иметь свой угол, где можно быть спокойным. Теперь ополченье.

– Отчего вы не служите в армии?

– После Аустерлица! – мрачно сказал князь Андрей. – Нет, покорно благодарю, я дал себе слово, что служить в действующей русской армии я не буду. И не буду. Ежели бы Бонапарте стоял тут, у Смоленска, угрожая Лысым Горам, и тогда бы я не стал служить в русской армии. Ну, так я тебе говорил, – успокоиваясь, продолжал князь Андрей. – Теперь ополченье, отец главнокомандующим третьего округа, и единственное средство мне избавиться от службы – быть при нем.

– Стало быть, вы служите?

– Служу. – Он помолчал немного.

– Так зачем же вы служите?

– А вот зачем. Отец мой один из замечательнейших людей своего века. Но он становится стар, и он не то что жесток, но он слишком деятельного характера. Он страшен своею привычкой к неограниченной власти и теперь этой властью, данной государем главнокомандующим над ополчением. Ежели бы я два часа опоздал две недели тому назад, он бы повесил протоколиста в Юхнове, – сказал князь Андрей с улыбкой. – Так я служу потому, что, кроме меня, никто не имеет влияния на отца и я кое-где спасу его от поступка, от которого бы он после мучился.

– А, ну так вот видите!

– Да, mais ce n’est pas comme vous l’entendez, [419] – продолжал князь Андрей. – Я ни малейшего добра не желал и не желаю этому мерзавцу-протоколисту, который украл какие-то сапоги у ополченцев; я даже очень был бы доволен видеть его повешенным, но мне жалко отца, то есть опять себя же.

Князь Андрей все более и более оживлялся. Глаза его лихорадочно блестели в то время, как он старался доказать Пьеру, что никогда в его поступке не было желания добра ближнему.

– Ну, вот ты хочешь освободить крестьян, – продолжал он. – Это очень хорошо; но не для тебя (ты, я думаю, никого не засекал и не посылал в Сибирь) и еще меньше для крестьян. Ежели их бьют, секут и посылают в Сибирь, то я думаю, что им от этого нисколько не хуже. В Сибири ведет он ту же свою скотскую жизнь, а рубцы на теле заживут, и он так же счастлив, как был прежде. А нужно это для тех людей, которые гибнут нравственно, наживают себе раскаяние, подавляют это раскаяние и грубеют оттого, что у них есть возможность казнить право и неправо. Вот кого мне жалко и для кого я бы желал освободить крестьян. Ты, может быть, не видал, а я видел, как хорошие люди, воспитанные в этих преданиях неограниченной власти, с годами, когда они делаются раздражительнее, делаются жестоки, грубы, знают это, не могут удержаться и все делаются несчастнее и несчастнее.

Князь Андрей говорил это с таким увлечением, что Пьер невольно подумал о том, что мысли эти наведены были Андрею его отцом. Он ничего не отвечал ему.

– Так вот кого и чего жалко – человеческого достоинства, спокойствия совести, чистоты, а не их спин и лбов, которые, сколько ни секи, сколько ни брей, всё останутся такими же спинами и лбами.

– Нет, нет и тысячу раз нет! я никогда не соглашусь с вами, – сказал Пьер.

Еще по теме:

  • Налог на прибыль организаций амортизация имущества Налог на прибыль организаций амортизация имущества АМОРТИЗИРУЕМОЕ ИМУЩЕСТВО - НАЛОГ НА ПРИБЫЛЬ В бухгалтерском учете амортизация представляет собой процесс перенесения по частям стоимости основных средств и нематериальных активов по мере их физического или морального износа на […]
  • Борьба с прогульщиками и взятками андропова Борьба с прогульщиками и взятками андропова Юрий Андропов 15 лет возглавлял КГБ и 15 месяцев был Генеральным секретарем СССР. За время его короткого правления страной были сменены 18 министров, «переизбрано» 37 первых секретарей обкомов КПСС. Усиление КГБ С 1967 по 1982 годы Юрий […]
  • Законы по оффшорам Изменения в законе об оффшорах в 2018 году Борьба с оффшорными зонами стала насущной проблемой как российских чиновников, так и мирового экономического сообщества. Основная причина тому – утечка капиталов с внутреннего рынка в обход государственной казны. В связи с этим был принят ряд […]
  • Закон утверждается постановлением Закон утверждается постановлением 5 февраля 2016, пятница ПРАВИТЕЛЬСТВО КРАСНОЯРСКОГО КРАЯПостановление Об утверждении Порядка формирования, утверждения и ведения плана-графика закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных нужд Красноярского края В соответствии с частью […]
  • Налоги воскресенск Налоговая инспекция по г. Воскресенску (г.Воскресенск, Воскресенский район) Контакт-центр 8-800-222-22-22 Приемная +7 (496) 441-16-21 Телефон доверия +7 (496) 442-00-05, факс:+7 (496) 442-57-70 Начальник: Ломакина Анна Викторовна Время работы инспекции: пн-чт 09.00-18.00, пт 09.00-16.45, […]
  • Закон о выделении земли с 1 марта 2018 года Порядок приватизации земельного участка после 1 марта 2018 года Упрощенный порядок перевода в частную собственность земельных участков, известный как «дачная амнистия» вновь был продлен в 2018 году. Тогда же были внесены изменения, касающиеся приватизации земельного участка после 1 […]
  • Акт проверки знаний правил безопасного обращения с оружием Акт проверки знаний правил безопасного обращения с оружием Пройти пробный экзамен Записаться на обучение или проверку знаний можно по телефону 8 (495) 737 46 46, Или же заполнив анкету на нашем сайте! Обращаем внимание что инспектор ОЛРР Росгвардии присутствует только 1 раз (пока) в […]
  • Kind of правило Какая разница между what и what kind of в английском языке? Здесь вы можете узнать какая разница между what и what kind of в английском языке. Перед тем как говорить о разнице между этими двумя вопросительными словами, следует отметить, что вопросительное слово what может употребляться в […]