Примеры закона достаточного основания

Закон достаточного основания

В научной и повседневной деятельности человек, как правило, стремится к тому, чтобы его выводы были обоснованны.

Это требование к встречающимся в традиционной логике рассуждениям сформулировано в виде закона достаточного основания.

Формулировку данного закона можно выразить следующим образом.

Для того чтобы считаться вполне достоверным, всякое положение должно быть доказано, т.е. должны быть известны достаточные основания, в силу которых оно считается истинным.

В формулировке Г. Лейбница, который открыл и впервые сформулировал этот закон, он звучит так: «Ни одно явление не может оказаться истинным или действительным, ни одно утверждение справедливым – без достаточного основания, почему дело обстоит так, а не иначе».

Этот закон выражает обоснованный характер суждений, входящих в состав человеческого знания. Он записывается в форме: «Если есть В, то есть его основание А», но он не выражается в отличие от предыдущих законов в форме всегда истинного высказывания.

Основания истинности или ложности суждений могут быть объективно– или субъективно-достаточными.

Объективно-достаточные могут убедить любого разумного человека в истинности или ложности некоторого суждения. Например, таблица умножения убеждает любого в истинности или ложности произведенного арифметического действия.

Субъективно-достаточные, если эти основания признаются в качестве достаточных некоторым субъектом, но не признаются таковыми другими разумными существами. Например, вера в существование сверхъестественных сил, дьявола, ведьм и т.п.

Объективно-достаточные основания придают доказываемым положениям статус знания или убеждения, а субъективно-достаточные – статус веры. Собственно логический смысл закону достаточного основания можно придать, если ориентироваться на теоретическое и объективно-достаточное основание.

При нарушении закона достаточного основания возможна ошибка мнимого следования (поп sequitur – не следует), которая состоит в том, что тезис, который необходимо доказать, не следует из оснований, приведенных в его подтверждение. Пример из коллекции анекдотов З. Фрейда: «Один гражданин приходит в кондитерскую и приказывает принести торг, но вскоре отдает его обратно и требует вместо него стаканчик ликеру. Он выпивает его и хочет уйти, не заплатив. Владелец лавки задерживает его. «Что вам угодно от меня?» – «Вы должны заплатить за ликер». – «Ведь я отдал вам за него торт». – «Но ведь вы же за него тоже не заплатили». – «По ведь я его и не ел».

В науке достаточными основаниями считаются:

а) положение об удостоверенных фактах действительности;

б) научные определения;

в) ранее доказанные научные положения;

При формулировке законов логики употребляются слова «должен», «должны» и т.п. Это говорит о том, что законы логики похожи не только на законы химии, биологии, но и на законы права, нравственности, экономики, которые описывают то, что человек должен делать. Эту аналогию между законами логики и законами права и нравственности точно выразил известный швейцарский психолог Жан Пиаже, который писал, что «логика – это нравственность мышления».

Паралогизмы и софизмы

Мы рассмотрели законы логики, которые описывают основные свойства правильного мышления.

Для построения правильного рассуждения соблюдение законов логики является достаточным условием. Но в наших рассуждениях могут возникать фактические и логические ошибки.

Фактические указывают на несоответствие мысли в той или иной ее форме реальной действительности. Логическая ошибка – это нарушение каких-либо законов, правил и схем логики.

Логические ошибки следует отличать от фактических, которые обусловлены не нарушением правил логики, а незнанием предмета, фактического положения дела, о котором идет речь. Так, например, если на экзамене по логике студент неправильно объясняет смысл понятия «суждение», то он допускает не логическую, а фактическую ошибку, причиной которой могла быть недобросовестная подготовка к экзамену.

Классификацию логических ошибок обычно связывают с различными логическими операциями и видами умозаключений. Так, выделяют ошибки в делении понятий, в определении понятий, ошибки в аргументации и т.п.

Логические ошибки можно совершить в силу двух причин:

а) сознательно и б) неумышленно, в силу этого их принято делить на софизмы и паралогизмы, но и первые и вторые связаны с нарушением законов логики.

Софизмы (греч. sophisma – измышление) – это нарушение законов логики, сознательно спланированное с целью введения собеседника в заблуждение.

С понятием «софизм» тесно связаны понятия «софистика» и «софист». Софистика – это применение в доказательствах, рассуждениях различных софистических приемов с целью ввести собеседника в заблуждение.

Но софизмы имеют и другую, гораздо более интересную сторону. Очень часто софизмы ставят в неявной форме проблему доказательства.

Сформулированные в тот период, когда науки логики еще не было, древние софизмы прямо ставили вопрос о необходимости ее построения. Именно с софизмов началось осмысление и изучения доказательства и опровержения. И в этом плане софизмы непосредственно содействовали возникновению особой науке о правильном, доказательном мышлении.

Самым известным примером софизма являются «Рогатый» («Ты не терял то, что у тебя есть. Но ты не терял рога. Следовательно, они у тебя есть») и «Пес» («Этот пес – отец. Но он – твой. Значит пес – твой отец»).

Или, например, софизм «Лжец», приписываемый древнегреческому философу Евбулиду из Милета, связан с вопросом: «Если какой-нибудь человек говорит, что он лжет, то, лжет ли он или говорит правду?». Допущение того, что он говорит правду, будет означать, что правдой является то, что он лжет (об этом он и говорит), значит, выходит, что он лжет. Если же он лжет, то это как раз и есть то, что он говорит правду.

Зачастую софизм основывается на таких логических ошибках, как подмена тезиса доказательства, несоблюдение правил логического вывода, принятие ложных посылок за истинные и т.п.

В процессе рассуждения иногда могут возникать и логические парадоксы.

Парадокс (греч. paradoxes) – утверждение, резко расходящееся с общепринятыми, устоявшимися мнениями, отрицание того, что представляется «безусловно правильным»; в более узком смысле – два противоположных утверждения, для каждого из которых имеются убедительные аргументы.

Например, кто-либо должен назвать всех скромных людей. Если он включит самого себя, то получается, что он уже не скромный и не должен фигурировать в числе скромных людей. Если же он не назовет себя, то это будет говорить о сто скромности, и значит, он себя должен назвать как одного из скромных людей.

Внешне парадоксы похожи на софизмы, поскольку тоже приводят рассуждения к противоречиям. Главное же различие между ними, как остроумно заметил писатель Даниил Гранин, заключается в том, что софизм – это ложь, обряженная в одежды истины, а парадокс – истина в одеянии лжи.

Паралогизм (греч. paralogismos – неправильное, ложное рассуждение) – непреднамеренная логическая ошибка, связанная с нарушением законов и правил логики.

В своей логической сути паралогизм не отличается от софизма, его отличие только лишь в мотиве.

Однако и в первом и во втором случае итог один – нарушение законов логики, которые мы рассмотрели в данной главе.

Примеры закона достаточного основания

13. ЗАКОН ДОСТАТОЧНОГО ОСНОВАНИЯ

Требование доказанности, обоснованности мысли выражает закон достаточного основания: всякая мысль признается истинной, если она имеет достаточное основание. Если есть b, то есть и его основание а.

Достаточным основанием мыслей может быть личный опыт человека. Истинность некоторых суждений подтверждается путем их непосредственного сопоставления с фактами действительности. Так, для человека, явившегося свидетелем преступления, обоснованием истинности суждения «Н. совершил преступление» будет сам факт преступления, очевидцем которого он был. Но личный опыт ограничен. Поэтому человеку в своей деятельности приходится опираться на опыт других людей, например на показания очевидцев того или иного события. 3 Истинность законов, аксиом подтверждена практикой человечества и не нуждается поэтому в новом подтверждении. Для подтверждения какого-либо частного случая нет необходимости обосновывать его при помощи личного опыта. Если, например, нам известен закон Архимеда (каждое тело, погруженное в жидкость, теряет в своем весе столько, сколько весит вытесненная им жидкость), то нет никакого смысла погружать в жидкость какой-либо предмет, чтобы выяснить, сколько он теряет в весе. Закон Архимеда будет достаточным основанием для подтверждения любого частного случая.

Достаточным основанием какой-либо мысли может быть любая другая, уже проверенная и установленная мысль, из которой с необходимостью вытекает истинность данной мысли.

Если из истинности суждения а следует истинность суждения b, то а будет основанием для b, а b – следствием этого основания.

Связь основания и следствия является отражением в мышлении объективных, в том числе причинно-следственных, связей, которые выражаются в том, что одно явление (причина) порождает другое явление (следствие). Однако это отражение не является непосредственным. В некоторых случаях логическое основание может совпадать с причиной явления (если, например, мысль о том, что число дорожно-транспортных происшествий увеличилось, обосновывается указанием на причину этого явления – гололед на дорогах). Но чаще всего такого совпадения нет. Суждение «Недавно был дождь» можно обосновать суждением «Крыши домов мокрые»; след протекторов автомобильных шин – достаточное основание суждения «В данном месте прошла автомашина». Между тем мокрые крыши и след, оставленный автомашиной, – не причина, а следствие указанных явлений. Поэтому логическую связь между основанием и следствием необходимо отли– 1 чать от причинно-следственной связи.

Обоснованность – важнейшее свойство логического мышления. Во всех случаях, когда мы утверждаем что-либо, убеждаем в чем-либо других, мы должны доказывать наши суждения, приводить достаточные основания, подтверждающие истинность наших мыслей. В этом состоит коренное отличие научного мышления от мышления ненаучного, которое характеризуется бездоказательностью, способностью принимать на веру различные положения и догмы. Это особенно характерно для религиозного мышления, опирающегося не на доказательство, а на веру.

4. Закон достаточного основания

4. Закон достаточного основания

Важное место среди формально-логических законов мышления занимает закон достаточного основания. Он тоже находится в неразрывной связи с остальными. И действительно, если мысль обладает определенностью (закон тождества), то это открывает возможность для установления ее истинности или ложности во взаимоотношениях с другими мыслями (закон противоречия и закон исключенного третьего). Само же установление истинности или ложности мысли невозможно без соответствующего обоснования.

Отсюда — действие закона достаточного основания. Им обусловлена еще одна коренная черта правильного мышления наряду с определенностью и последовательностью, непротиворечивостью — его обоснованность, доказательность.

Объективные предпосылки и смысл закона достаточного основания. Качественно определенные предметы, известным образом соотносящиеся между собой (о чем уже говорилось выше), так или иначе возникают из других предметов и сами, в свою очередь, порождают третьи, изменяются и развиваются в процессе взаимодействия между собой. Следовательно, все в окружающем мире имеет свои основания в другом.

Такая объективно существующая универсальная зависимость одних предметов от других и служит важнейшей предпосылкой возникновения и функционирования в нашем мышлении закона достаточного основания. Этот закон был открыт и впервые сформулирован Г. Лейбницем. Он писал: «Ни одно явление не может оказаться истинным или действительным, ни одно утверждение справедливым — без достаточного основания, почему именно дело обстоит так, а не иначе. »[59]

Правда, у Лейбница он дан как универсальный закон и бытия, и познания — закон причинности. Применительно лишь к мышлению ему можно дать следующую формулировку: ни одно суждение не может быть признано истинным без достаточного основания. Отсюда — название самого закона. Но почему идет речь именно о «достаточном» основании? Достаточными являются такие фактические и теоретические основания, из которых данное суждение следует с логической необходимостью. Примерная формула закона: «А истинно, потому что есть достаточное основание В».

Логическое основание неразрывно связано с объективным, но в то же время и отлично от него. Объективным основанием служит причина, а результат ее действия — следствие. Логическим же основанием может выступать ссылка как на причину, так и на следствие. Классический пример. Дождь прошел. Это объективное основание (причина) того, что крыши домов мокрые (следствие), но не наоборот. Логических же оснований в рассуждении об этой причинно-следственной связи может быть два: «Крыши домов мокрые, потому что прошел дождь» и «Прошел дождь, потому что крыши домов мокрые». Почему это возможно? Потому что причина и следствие связаны между собой необходимым образом. Если есть причина, то есть и следствие, и наоборот: если есть следствие, то есть и причина. Надо только учитывать фактор «множественности причин» или «множественности следствий» (см. об этом выше).

Какова сфера действия закона достаточного основания? Если закон тождества явился обобщением прежде всего практики оперирования понятиями, а закон противоречия и исключенного третьего — практики функционирования суждений, то закон достаточного основания есть результат обобщения практики получения выводного знания. В нем выражено отношение одних истинных мыслей к другим — отношение логического следования, обеспечивающего в конечном счете их соответствие действительности. Этот закон означает, что в правильном рассуждении вывод всегда достаточно обоснован.

Следовательно, в сферу действия этого закона входят прежде всего умозаключения. Когда, например, из двух посылок: «Все живое смертно» и «Люди — живые существа» мы делаем вывод, что «Все люди смертны», то это означает: «Все люди смертны» потому, что «Все живое смертно». Подведение того или иного предмета мысли под общее понятие служит достаточным основанием для распространения на него всех тех свойств, которые присущи всему классу предметов, мыслимому в этом понятии. Вспомним аксиому простого категорического силлогизма: Dictum de omni et de nullo.

В сфере действия закона достаточного основания находятся также доказательства. Уже само их существование есть показатель того, что такой закон существует. Кроме того, одно из важнейших правил доказательства — правило не только необходимости, но и достаточности оснований — прямо обусловлено действием этого закона. Например, существует объективная связь между ясным мышлением и ясным изложением. Поэтому если мы хотим обосновать, почему человек ясно излагает свои мысли, то можем сослаться на то, что он ясно мыслит. Это достаточное основание. Впрочем, можно сказать и наоборот: «Он ясно мыслит, потому что ясно излагает». Это тоже достаточное логическое основание.

Требования, вытекающие из закона достаточного основания, и ошибки, связанные с их нарушением. Будучи объективным, закон достаточного основания предъявляет к нашему мышлению важные требования: всякая истинная мысль должна быть обоснованной (У Лейбница это требование выражено в отрицательной форме так: «Ничто не должно утверждаться без основания» (там же, с. 124). Или: нельзя признать высказывание истинным, если для него нет достаточных оснований. Иными словами, ничего нельзя принимать на веру: надо основываться на достоверных фактах и ранее доказанных положениях. Этот закон направлен против бессвязных, хаотичных, бездоказательных рассуждений; голого, необоснованного теоретизирования; неоправданных, неубедительных выводов. Он враг всяких догм, пустых верований, суеверий и предрассудков.

Важнейшей логической ошибкой, связанной с нарушением требований закона достаточного основания, выступает «поп sequitur» («не следует») — ошибка «мнимого следования». Она обнаруживается там, где нет достаточной логической связи между посылками и заключением, между тезисом и основаниями, доводами и выводами. Пример такой ошибки содержится в известном произведении Н. Гоголя «Повесть о том, как поссорился Иван Иванович с Иваном Никифоровичем». Вот какое обоснование злостных намерений И. Н. Довгочхуна дает И. И. Перерепенко: «Вышеизображенный дворянин, которого уже самое имя и фамилия внушает всякое омерзение, питает в душе злостное намерение поджечь меня в собственном доме. Несомненные чему признаки из нижеследующего явствуют: во-первых, оный злокачественный дворянин начал выходить часто из своих покоев, чего прежде никогда, по причине своей лености и гнусной тучности тела, не предпринимал; во-вторых, в людской его, примыкающей о самый забор, ограждающий мою собственную, полученную мною от покойного родителя моего, блаженной памяти Ивана, Онисиева сына, Перерепенка, землю, ежедневно и в необычайной продолжительности горит свет, что уже явное есть к тому доказательство, ибо до сего, по скаредной его скупости, всегда не только сальная свеча, но даже каганец был потушаем».

Итак, если человек начал часто выходить из своих покоев и в людской его ежедневно и подолгу горит свет — значит, имеется намерение поджечь соседа. Здесь явно нет достаточного основания: вывод не следует из доводов.

Образцом подобной нелогичности служит рассуждение философов-лилипутов в произведении Джонатана Свифта «Путешествие Лемюэля Гулливера»: «Вы утверждаете, правда, что на свете существуют другие королевства и государства, где живут такие же гиганты, как вы. Однако наши философы сильно сомневаются в этом. Ведь не подлежит никакому сомнению, что сто человек вашего роста могут за самое короткое время истребить все плоды и весь скот во владениях его величества. Кроме того, у нас есть летописи. Они заключают в себе описание событий за время в шесть тысяч лун, но ни разу не упоминают ни о каких других странах, кроме двух великих империй — Лилипутии и Блефуску».

Здесь снова вывод не вяжется с доводами. Если в летописях нет упоминания о каком-либо событии, то это еще не значит, что его не было на самом деле. Существование события не связано необходимым образом с летописями.

В обращении «К читателю» этого учебника уже приводился классический пример с Катюшей Масловой из романа Л. Толстого «Воскресение». Отмечалось, что в связи с убийством (отравлением) купца Смелькова Маслова была приговорена к каторжным работам и что сделано это вследствие не только судебной, но и логической ошибки. Теперь уместно сказать, что ею как раз и была ошибка под названием non sequitur («не следует»). Если бы в решении суда присяжных было записано: «Виновна, но без умысла ограбления и без намерения лишить жизни», Маслова была бы оправдана.

По сути эта же логическая ошибка была допущена и в уголовном деле упоминавшегося там же А. Кравченко, который был отправлен на тот свет за преступление, совершенное другим человеком — Чикатило.

Ошибка «мнимого следования» иногда сознательно допускается для создания комичной ситуации, шутки и т. п. Мы находим, например, у бессмертного Козьмы Пруткова: «Я поэт, поэт даровитый! Я в этом убедился; убедился, читая других: если они поэты, так и я тоже». Или: «Смерть для того поставлена в конце жизни, чтобы удобнее к ней приготовиться».

В законодательстве Российской Федерации есть специальные статьи, направленные на предотвращение логической ошибки «мнимого следования» или ее устранения, если она уже допущена. Так, в УПК РФ имеется ст. 379, где излагаются основания отмены или изменения судебного решения в кассационном порядке. Среди этих оснований на первом месте стоит «несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом первой или апелляционной инстанции». А следующая, ст. 380 целиком посвящена случаям этого несоответствия. В статье сказано, что приговор признается несоответствующим фактическим обстоятельствам уголовного дела, если:

«1) выводы не подтверждаются доказательствами, рассмотренными в судебном заседании;

2) суд не учел обстоятельства, которые могли существенно повлиять на выводы суда;

3) при наличии противоречивых доказательств, имеющих существенное значение для Выводов суда, в приговоре не указано, по каким основаниям суд принял одни из этих доказательств и отверг другие;

4) выводы суда, изложенные в приговоре, содержат существенные противоречия, которые повлияли или могли повлиять на решение вопроса о виновности или невиновности осужденного или оправданного, на правильность применения уголовного закона или определения меры наказания».

Значение закона достаточного основания. Этот закон, разумеется, ничего не говорит о том, какие конкретно основания для данного вывода являются достаточными. Он только дисциплинирует наше мышление, направляя его на поиск таких оснований, на обеспечение обоснованности вывода.

Это особенно важно в научном познании, прежде всего в теоретических науках, где велика роль выводного знания. Вот почему Г. Лейбниц придавал фундаментальное значение не только принципу противоречия, но и принципу достаточного основания. Он имеет большое значение, в частности, в связи с коренным вопросом теории познания — о критерии истинности наших знаний. Установлено, что таким критерием служит прежде всего общественная практика — материально-производственная, общественно-политическая деятельность, практика научных наблюдений и экспериментов. Именно она позволяет надежно отделять истинные знания от ложных. Однако далеко не все знания возможно и необходимо проверять непосредственно на практике. Если мы знаем, что существует закон всемирного тяготения, то нет надобности каждый раз проверять, упадет предмет или нет, когда мы его выпустим из рук. Это можно сделать и логическим путем: вывести одно знание из другого, уже проверенного на практике и получившего статус истинного. Следовательно, наряду с коренным, практическим критерием истинности наших знаний есть и другой — производный, логический критерий. Весь вопрос только в том, достаточны ли логические основания для того или иного вывода. На правильное решение этого вопроса и ориентирует нас закон достаточного основания.

В практической деятельности тоже важно руководствоваться этим законом. Так, известный русский социолог Питирим Сорокин (с 1922 г. — в эмиграции), выступая против извращений в строительстве социализма в нашей стране, заявлял: «Можно и должно звать всех к производительной работе по возрождению страны, но ниоткуда не следует, что эта работа может и должна совершаться только по штампам и циркулярам в качестве агентов власти и чиновников, или обратно — должна быть непременно работой, низвергающей власть»[60].

Таким образом, автор отмечал известное отсутствие последовательности в определенных тогдашних практических действиях власти в стране. И позднее не было достаточных оснований для того, чтобы в экономике страны десятилетиями игнорировать мировой опыт развития рыночных отношений. Но и в настоящее время, когда произошла смена власти, многие ее действия представляются тоже недостаточно обоснованными, правда, уже в ином социальном смысле. Так, нередко опыт предшествующего развития страны огульно отрицается лишь на том основании, что он в конечном счете не удался. Однако это еще не достаточное основание для подобного нигилизма.

Против аналогичного необоснованного поведения, но уже в литературе, в свое время выступал М. Шолохов. «Добротно написанная книга, — отвечал он на вопросы одного корреспондента, — живет долго, а все живущее нельзя отвергать без достаточных к тому оснований»[61].

Закон достаточного основания имеет прямое отношение к юридической практике. В законодательстве довольно широко распространено само понятие «достаточные основания» (или «законные основания» или просто «основания»). Так, в ст. 10 УПК РФ закреплено: «Никто не может быть задержан по подозрению в совершении преступления или заключен под стражу при отсутствии на то законных оснований, предусмотренных настоящим Кодексом». В ст. 24 сказано, что уголовное дело не может быть возбуждено, а возбужденное уголовное дело подлежит прекращению по следующим основаниям (и далее следуют сами эти основания). В ст. 297 УПК РФ говорится: «Приговор суда должен быть законным, обоснованным и справедливым».

В гражданском законодательстве говорится, что гражданские права и обязанности возникают из предусмотренных законом оснований.

В повседневной речи, говоря о том, что многие законы не действуют, мы приводим в качестве основания то, что нет процедуры их применения и т. д.

Рассмотренные выше основные формально-логические законы мышления открыты традиционной логикой. Как относится к ним символическая логика? Она основывается на них в своих построениях и процедурах, но в целях решения собственных специфических задач вносит в них необходимые уточнения и дает им свою символику. Так, раскрывая их единство в определенном отношении, она рассматривает их в качестве тождественно-истинных формул. Что это значит? Многие логические формулы, используемые в символической логике (логике высказываний), оказываются при одних логических значениях своих переменных истинными, а при других — ложными. Тождественно-истинные формулы тем и отличаются, что они имеют логическое значение «истина» при всех логических значениях своих переменных. Истинность таких формул обусловлена их логической структурой. Поэтому они называются еще логически-истинными формулами. В конечном счете их истинность определяется тем, что в их структуре отражаются наиболее глубокие и общие связи самого объективного мира. Посредством этих формул и выражаются законы логики.

Так, закон тождества выражается логической формулой

A ? А (А равносильно А) или А ? А («Если А, то А»).

Закон противоречия выражается формулой ?(А??А) («Неверно, что А и не-А).

Закон исключенного третьего — A??А (А или не-А).

Оба последних закона в символической логике относятся лишь к противоречащим высказываниям и потому могут быть выведены друг из друга.

Считается, что закон достаточного основания символически выразить нельзя, так как это исключительно содержательный закон.

Приведем пример толкования подобных формул. Так, сложные высказывания типа: «Закон принят, или закон не принят», «Решение суда правильное, или решение суда неправильное», имея формулу A??А (закон исключенного третьего), истинны независимо от того, истинны или ложны образующие их элементарные суждения. Вот таблица истинности этой формулы:

Закон достаточного основания

Закон достаточного основания — это один из основных общелогических принципов, согласно которому в процессе рассуждения всякое суждение считается истинным только в том случае, если приведено достаточное основание его истинности. Закон достаточного основания относится к четырём так называемым основополагающим логическим законам — закону тождества, закону противоречия, закону исключённого третьего и закону достаточного основания (см. Законы логики), которые подразумевают наиболее общие принципы (или постулаты) теоретического мышления и используются при оперировании понятиями и суждениями, в умозаключениях, доказательствах и опровержениях, и поэтому присутствуют практически во всех логических системах.

Основная задача закона достаточного основания — аргументирование доказательности логически правильного мышления. В силу того, что в процессе рассуждения в качестве посылок могут быть использованы ложные допущения, данный закон предписывает установление истинностной квалификации любого суждения, взятого в качестве основания рассуждения. Такое установление должно показать то, на чём основывается истинность допущения. Таким образом, закон достаточного основания выражает методологическое требование обоснованности всякого рационального знания, которое подразумевает отображение истинного (действительного) положения вещей. В этом смысле он является общим методологическим принципом и применим не только к логике, но ко всей области фактических истин.

Под «достаточным основанием истинности» некоторого суждения (называемого следствием из данного достаточного основания или доказываемым тезисом) понимается совокупность истинных суждений (которые называются основаниями или аргументами) — таких, что обосновываемое суждение следует из них по законам и правилам логики. В составе достаточного основания должны быть заведомо истинные суждения (аксиомы, определения, удостоверенные суждения непосредственного восприятия и выводные суждения) — уже обоснованные, то есть доказанные опытным путём или выведенные из истинности других суждений.

Под «приведением достаточного основания» понимается формулирование аргументов и указание на логическое следование из них обосновываемого суждения. При этом учитывается, что в практике научного и повседневного мышления некоторые из оснований, например аксиомы, суждения, выражающие установленные в данной области законы природы, и вообще общеизвестные положения, могут не формулироваться явно; это не нарушает закон достаточного основания, поскольку эти основания подразумеваются или, во всяком случае, могут быть выявлены при уточнении логической формы доказательства. Равным образом учитывается, что ход рассуждения, ведущий от оснований к обосновываемому суждению, может быть не выявлен полностью (например, обычно явно не ссылаются на логические законы и правила вывода, некоторые суждения, возникающие в ходе рассуждения, не формулируются в явной форме и так далее); это также не нарушает закон достаточного основания, поскольку логическая форма рассуждения в случае необходимости может быть полностью выявлена (то есть все опущенные логические аксиомы и выведенные в ходе доказательства промежуточные суждения могут быть сформулированы в явной форме, с указанием тех правил вывода, по которым совершается переход от одних суждений к другим в ходе доказательства).

Закон достаточного основания ничего не говорит о форме связи достаточного основания с доказываемым тезисом, которая может быть различной в зависимости от формы доказательства и вида входящих в него умозаключений. Он требует лишь необходимого следования истинности тезиса из истинных оснований. Закон нарушается, если доказываемое суждение логически не следует из аргументов или если в составе последних есть ложные суждения. Так как «недостаточное основание», то есть основание, из которого не может быть логически выведено обосновываемое суждение, вообще нет смысла называть основанием, то закон достаточного основания часто называют просто принципом (или законом) основания.

Закон достаточного основания содержит в себе ряд предписаний:

  1. Все посылки рассуждения (умозаключения, доказательства, вывода) должны быть обоснованы.
  2. Если какое-либо суждение является обоснованным, то допустимо использовать его в доказательстве, не воспроизводя его оснований, а лишь подразумевая их. Это предписание позволяет применять в качестве посылок также положения, которые являются синонимами, либо такие, обоснование которых есть следствие доказанных (истинных) положений.
  3. Обоснованием считается любая истинностная характеристика суждения (ложное суждение, вероятностное суждение).
  4. В обосновании суждений следует различать логическое обоснование (отношение вывода логического следствия) и фактическое обоснование.

Понятие о законе достаточного основания в явной форме было введено Г. В. Лейбницем в XVII веке, хотя требование достаточных или убедительных оснований столь же старо, как и само теоретическое мышление. Идеи, выраженные этим принципом, лежали в основе различных логических теорий Античности, Средневековья и Нового времени, причём трактовались они не только в логическом, но часто и в онтологическом смысле — как выражение закона причинности. Согласно Левкиппу и Демокриту, «ни одна вещь не возникает беспричинно, но всё возникает на каком-нибудь основании и в силу необходимости» (цит. по кн.: Маковельский О. А., Древнегреческие атомисты; Баку, 1946, с. 229). Глубокое раскрытие логического аспекта принципа достаточного основания содержалось в теории доказательства Аристотеля; его требование искать «первые начала и причины» («Метафизика» I, 1 982а 3), а также учение о соответствии среднего термина силлогизма (первой фигуры) причине того, что высказывается о подлежащем заключения, сообщает аристотелевому подходу к доказательству также и онтологический аспект. Но как особый закон принцип достаточного основания Аристотель не формулирует. Как закон бытия и познания он был впервые сформулирован Лейбницем. Например, в сочинении «Монадология» он выразил его так: «… ни одно явление не может оказаться истинным или действительным, ни одно утверждение справедливым, — без достаточного основания, почему именно дело обстоит так, а не иначе»… (Избранные философские сочинения. — М., 1908, с. 347). При этом Лейбниц не проводил ясного различения между логическим основанием и причиной чего-либо, между логическим следованием и причинной связью, между логическим принципом достаточного основания и законом причинности. Закон достаточного основания служил Лейбницу в качестве критерия истин факта, отличаемых им от истин разума, критерием которых он считал прежде всего принцип противоречия. В целом, характеристика, данная Лейбницем принципу достаточного основания, не отличалась ясностью, и уже вскоре были предприняты попытки свести требование достаточного основания к условию непротиворечивости. В дальнейшем идея Лейбница понималась по-разному. Хр. Вольф, следуя Лейбницу, также формулировал закон достаточного основания как логико-онтологический принцип, определяя основание как то, из чего можно понять, почему нечто есть. Против смешения принципа достаточного основания как принципа познания с законом причинности выступил И. Кант. Однако он идеалистически истолковывал этот принцип, считая его априорным. Г. В. Ф. Гегель трактовал его в духе субъективного идеализма, рассматривая основание как момент в развитии абсолютной идеи. А. Шопенгауэр в диссертации «О четверояком корне закона достаточного основания» (1813) различал четыре его формы: закон основания становления (закон причинности, касающийся вещей); закон основания познания (основания истины); закон основания бытия (касающийся пространства и времени); закон основания действия (касающийся мотивации поступков).

В последующем развитии логики закон достаточного основания понимался то как чисто логический, то как логико-онтологический принцип. В XVIII–XIX веках в формальной логике (см. Логика формальная) сложилась традиция включать его в число четырёх так называемых основных мышления законов наряду с законом тождества, законом противоречия и законом исключённого третьего. Наряду с этим, против понимания закона достаточного основания как особого логического закона (подобного остальным трём законам) издавна выдвигались возражения. Эти возражения приобрели убедительность в связи с развитием математической логики, когда стало ясно, что сама проблема «сильных оснований», затрагивавшаяся традиционной логикой в связи с данным «законом», трактовалась поверхностно, без учёта системного характера научного знания и динамики его развития. Последующее развитие логики показало, что закон достаточного основания имеет исключительно содержательный характер и не может быть формализован: в отличие от законов тождества, противоречия и исключённого третьего, его нельзя представить в виде формулы какого-либо логического исчисления. Это общелогический принцип, по существу совпадающий с исходными идеями логической теории доказательства вообще (особенно дедуктивного). В этом смысле те уточнения понятия доказательства, которые разработаны в математической логике, можно рассматривать как своего рода уточнение закона достаточного основания. При своей ограниченности (в указанном смысле) традиционного закона достаточного основания, он, тем не менее, имеет широкое рациональное содержание, поскольку характеризует одну из наиболее существенных черт логически правильного мышления — доказательность.

Еще по теме:

  • Осаго в туле 2018 Калькулятор ОСАГО в Тула на 2018 года Сделайте расчет на калькуляторе, и мы покажем вам где дешевле застраховать машину по ОСАГО в Тула Стоимость ОСАГО в компаниях: Результаты полученные на калькуляторе будут сохранены в Вашем личном кабинете. Вы всегда сможете их посмотреть и сделать […]
  • Памятка по правилам поведения на водоемах Памятка по правилам поведения на водоемах В этом году весна пришла раньше обычного. Лед на реках почти весь сошел, а на закрытых водоемах ледяной покров еще остался и представляет определенную опасность. Очень опасно по нему ходить: в любой момент может рассыпаться с шипением под ногами […]
  • Налог усн ип ставка УСН: ставки Актуально на: 22 февраля 2017 г. Плательщики УСН исчисляют налог по упрощенке исходя из своих доходов или доходов, уменьшенных на расходы, в зависимости от того, какой объект налогообложения был выбран. Какие ставки УСН применяются в 2017 году, и как рассчитывается […]
  • Временное разрешение на проживание в москве В какую сумму может стать получение разрешения на РВП? В связи с существенным увеличением желающих получить РВП в России, все чаще задают вопрос «Сколько стоит получить РВП?». Однозначного ответа на этот вопрос нет, так как стоимость зависит от ряда причин. Рассмотрим стоимость всех […]
  • Среднеарифметическое правило Среднее арифметическое Определение. Среднее арифметическое нескольких величин — это отношение суммы величин к их количеству. Примером среднего арифметического служат такие показатели, как урожайность, производительность, посещаемость, скорость движения на определенном участке. Вычисление […]
  • Что дает договор купли продажи автомобиля Что дает договор купли продажи автомобиля После оформления покупки. Одним из самых распространенных способов для продажи своего транспортного средства остается договор купли-продажи. Такой вариант особенно удобен тем, что данный документ может составить каждый человек, согласовав его как […]
  • Как оформить карточку в метро кэш энд керри Как получить карту физическому лицу Вопрос, как получить карту metro cash and carry юридическому лицу или ИП легко решаем с помощью официального сайта и предоставления собственных документов. Чаще всего, карточку METRO приобретают ради оптовых покупок, предприниматели малого и среднего […]
  • Общая собственность презентация Презентация к курсу "Экономика и право" по теме "Право общей собственности" (10 класс) Курсы профессиональной переподготовки от Московского учебного центра "Профессионал" Специально для учителей, воспитателей и других работников системы образования только до 31 августа действуют скидки […]