Французское наследство

Французское наследство

  • ЖАНРЫ
  • АВТОРЫ
  • КНИГИ 547 687
  • СЕРИИ
  • ПОЛЬЗОВАТЕЛИ 481 528

Весь день накануне первого мая Лёлька моталась по издательствам. Подобную гадость она устраивала себе не чаще раза в месяц. Усаживая свое обленившееся тельце, нагруженное папкой с рисунками и сумкой с дискетами, в пожилую «шестерку», она моментально впадала в пессимизм. Вяло переползая от одного издателя к другому, Лёлька маялась всеми мыслимыми страданиями — зубной болью, мигренью, расстройством желудка и нервной почесухой. Один её вид заставлял насторожиться самых наглых экстремалов от полиграфии. Казалось, девушка может умереть прямо у них на глазах или впасть в помешательство от непомерных телесных мук.

Ей немедленно начинали предлагать всевозможные таблетки или совать визитки лучших невропатологов и дантистов, от которых она ожесточенно отказывалась, предпочитая страдать. Именно поэтому просмотр предлагаемых издательству работ отнимал минимум времени. Папка и сумка с каждым визитом становились все легче, а Лёлька, твердым росчерком подписав договор, двигалась дальше, надеясь, что проклятая диарея позволит ей благополучно завершить намеченный маршрут.

Самое интересное заключалось в том, что стоило ей посетить последнее издательство, как все болезни разом испарялись, оставляя после себя здоровое чувство волчьего голода.

Лёлька радостно мчалась в ближайший супермаркет и загружала машину огромным количеством еды, которую принималась истреблять еще по дороге домой. Зная странную особенность Лёлькиного организма, которую он называл «аллергией на работодателей», Олег в такие дни старался временно исчезнуть из её жизни. Вид скачущей у плиты подруги, с урчанием поедающей только что ею же и приготовленные салаты, котлеты и блинчики, приводил его в паническое состояние. Общаться с Лёлькой в такие моменты было невозможно, она лихорадочно рылась в поваренных книгах и на вопросы, как такое количество продовольствия можно разместить в столь субтильном организме, совершенно не реагировала.

Обожравшись до предела, Лёлька мирно ложилась спать в одиночестве и с удовлетворением просматривала ежемесячный кошмарный сон из тех, которые снятся людям, принципиально не ведущим здоровый образ жизни. После чего просыпалась обычной Лёлькой. Удостоверившись в этом, Олег немедленно возвращался из добровольного изгнания и до следующего дня «икс» все шло по-прежнему — Лёлька мало ела, много смеялась и увлеченно рисовала потешные картинки для открыток и детских книжек.

Как и любого бы на его месте, подобные ежемесячные трансформации любимой женщины волновали Олега до крайности. Необходимость переселяться, хотя бы и на один день, в собственную запыленную квартиру не радовала, но выхода не было. Как-то Олег попытался сам развезти Лёлькины рисунки, но в редакциях на него смотрели подозрительно и договора подписывать отказывались, видимо предполагая, что болезненная художница дала, наконец, дуба и он с целью обогащения присвоил её нетленные шедевры. После этого эксперимента он смирился и даже завел моду в такие дни отправляться в ночной клуб «Мартиника» для просмотра новинок танцевально-эротического жанра.

На этот раз, в связи с обилием предстоящих праздников, день «икс» был смещен на самый конец апреля. Давно известно, что первая декада мая — период для решения каких-либо проблем малоперспективный, поскольку везде посетителей воспринимают чуть ли не как личное оскорбление и помеху. Напраздновавшись в первом раунде под завязку, люди отправляются на работу отдохнуть перед следующим, и тут вдруг появляются ненормальные, которым чего-то от них надо.

Поэтому Лёльке и пришлось мотаться по издателям 30 апреля. И хотя результаты были как никогда отменными — у неё взяли почти все рисунки, но пришлось ещё потом тащиться в банк, где опять-таки в преддверии праздников было полно клиентов… В общем, Лёлька устала, как негр на плантациях. Растянувшись одна на широкой дубовой кровати, хотела еще почитать перед сном, но так и уснула с включенным ночником и куском миндального пирожного за щекой.

Телефон зазвонил без пятнадцати три ночи. Лёлька с трудом выкарабкалась из сновиденья, наполненного толстыми пупырчатыми удавами, волосатыми борцами сумо (бр-р-р, волосатые, они выглядели ещё ужаснее, чем обычно) и кипами нераспроданных открыток с её рисунками. Самым ужасным были именно эти оказавшиеся никому не нужными стопки открыток с чудесными рисунками и милыми подписями. Лёлька во сне принялась горько рыдать над ними, а удавы и борцы сумо трансформировались в издателей, осуждающе грозящих ей толстыми волосатыми пальцами.

Все ещё плача, она нашарила на тумбочке трубку и с трудом нашла на ней нужную кнопку. В трубке раздавались громкие рыданья, перемежаемые вскриками и стонами. Стереоэффект от двойного плача получился впечатляющим. Настолько, что Лёлька мгновенно проснулась и озадачилась. А озадачившись, замолчала и стала внимательно слушать. Но в трубке тоже воцарилась удивленная тишина, изредка прерываемая шмыганьем носа. Потом трубка спросила голосом Агнии: «Лёлька, это ты?»

Лёлька немедленно рассвирепела. Она терпеть не могла привычку Агнии при малейшем огорчении звонить ей и часами плакаться. При этом, время дня и ночи не имело значения, Агнии было плевать на то, спит Лёлька или бодрствует. Пару раз ей даже удалось вклиниться в самые интимные моменты, что приводило Олега в неописуемое бешенство, потому что Лёлька, как ни в чем не бывало, принималась утешать Агнию, а его просила покурить пока на кухне. Олег поклялся отключать на ночь проклятый телефон, но постоянно забывал это сделать.

Агния была давней и самой верной Лёлькиной подругой. Они ходили в один детский сад, потом учились в одном классе. Институты они выбрали разные, Лёлька — художественно-промышленный, а Агния — авиационный. Ей ужасно льстило, что на одну девушку там приходилось десять, а то и все пятнадцать парней. За время учебы Агния успела дважды «сходить замуж и вернуться», как она говорила.

Оказавшись вне стен института с дипломом инженера-авиаконструктора на руках, она вдруг с удивлением узнала, что отечественное самолетостроение переживает отнюдь не лучшие дни, а последние тихо загибающиеся авиаконструкторские бюро, просто не в состоянии впитать в себя и прокормить молодые кадры. Поэтому вновь взращенные специалисты должны выплывать в одиночку. Пометавшись по всем возможным конторам, в которых мог найти применение её диплом, Агния везде получила вежливый и равнодушный отказ. Какое-то время ей удалось поработать мастером в слесарном ПТУ, но постоянное общение с поколением «пепси» вызывало у несчастной регулярные приступы немотивированной агрессии, и во имя душевного здоровья Агния покинула стены ПТУ, ставшего к тому времени не то лицеем, не то колледжем.

Следующие три года девушка провела, борясь с обстоятельствами, и потерпела сокрушительное поражение по всем статьям. Испробовала все, начиная от сетевого маркетинга и торговли «гербалайфом» и заканчивая выращиванием пиявок, шитьем кроликовых свингеров «а ля шиншилла», а также почасовым выгуливанием собак «новых русских». Пиявки отчего-то у неё болели и дохли, свингеры никто не хотел покупать, и они с трудом расходились по милосердным знакомым, а бультерьеры и мастино-неаполитано нещадно кусали пахнущую любимым котом Агнию.

Кроме того, существовал ещё братец Лева, который был моложе Агнии на четыре года и за это время вырос в длинного и совершенно инфантильного мужика, все свое время проводящего за стареньким компьютером и сидящего на шее у родителей-пенсионеров. Родителей было жалко, и Агния старалась подбросить Леве хоть немного деньжат, которые немедленно тратились им на покупку новых дисков с компьютерными играми.

Агния оправдывала братца тем, что у него проблемы с сексуальной ориентацией. Леве одинаково нравились и женщины и мужчины, но официально признать себя бисексуалом он, по непонятным причинам, не хотел и постоянно терзал окружающих своими интимными мученьями.

«Французское наследство» (Булатникова Д.) — скачать книгу бесплатно без регистрации

Поделиться ссылкой на книгу!

Самый Свежачок! Книжные поступления за сегодня

Как Фокс Малдер поверил? Как Дана Скалли стала скептиком? В этой серии вы найдете ответы на эти вопросы. В этой книге вы увидите подростковые годы Даны Скалли, любимого персонажа культового сериала «Секретные материалы». Ее история начинается весной 1979, когда в новостях появляются серийный убийца, культ и заговор правительства. Вы увидите, как события в жизни Скалли изменили ее и подтолкнули к становлению агентом ФБР.

Действие происходит в 1930 году. Брат Захария посещает темный карнавал и бросает вызов демону.

Вторая часть третьей книги (после «Призван, чтобы умереть/защитить?») о приключениях Нико — обычного парня из России, после смерти попавшего в другой мир в качестве спасителя самой слабой фракции. Приложенные им ранее невероятные усилия по защите своих близких и уничтожению нависшей угрозы привели к тому, что на героя обратили внимание сильнейшие существа этого мира. Их требования просты: необходимо всего-лишь завоевать целую планету, населенную опасными формами жизни. Взамен — всевозможные блага и счастье для самого героя и его семьи.

Стоит ли слепо довериться тем, кто может уничтожить родных, просто щелкнув пальцами, или, имея на руках боеспособный флот, пора попытаться положить конец своевольным манипуляторам?

Вряд ли думал Ильмар, что путь к разгадке «зеленого призрака» и поиск сокровищ графа Людвига приведут его на путь идеологической борьбы и где ему предстоит решать он на стороне советских эстонцев или националистов, в свое время тесно сотрудничавших с немцами. А еще и самое главное, кто же виноват в смерти отца, кто его предал… Ведь война закончилась только недавно, но ее отголоски врываются в жизнь и молодым парням приходится решать, по какую сторону баррикады они станут.

Художники: Ю. Кабанов, В. Туманов.

Третья книга в серии. В первых двух книгах рассказывается о Главном Герое (ГГ), который случайно был наделён способностью к переселению своей Души в разные миры и времена, с сохранением Памяти. В двенадцатой жизни ему выпал уникальный шанс – он попал в свой мир, в свою страну, во времена своей юности. Целый год у него ушёл на то, чтобы обеспечить себе достойную стартовую позицию. В недостатках у ГГ его молодость, невысокое социальное положение, и невеликие способности, которыми его наделили в этот раз. Из немногих достоинств – слабенькие магические способности, Знания из будущего и прошлых жизней в других мирах.

Учителей на этот раз нет. Всё придётся узнавать и добиваться самому.

Набор «Неделька» — топ новинок — лидеров за неделю!

Родиться в хорошей состоятельной семье — значит быть скованной условностями и правилами. А если ты еще к тому же очаровательная блондинка с большими наивными голубыми глазами — окружающие будут опекать тебя, холить, лелеять словно куколку и нежный оранжерейный цветок, тебя не подготовят к реальной жизни, потому что тебе это просто не понадобится — все могут сделать слуги, а об остальных мелочах позаботится жених, которому ты уже давно отдана. Но что если ты далеко не самый сильный, но все-таки очень талантливый маг и тебя уже очень ждут в столичной академии магии?

Он помнил, как увидел ее впервые. Нет, не увидел — почувствовал. Это было как удар под дых. Как торнадо, едва не сбившее его с ног. Как взрыв сверхновой в его сознании. Впервые за последние тридцать лет адмирал Тарианского Звездного флота Аллард Сорн Дайлер ощутил притяжение к особи противоположного пола. Это было бесценным подарком Мироздания. А такие подарки выпадают лишь единицам.

Раз в четыре года в королевской резиденции собираются холостые лорды и незамужние леди. За месяц под неусыпным надзором архимагов им предстоит выбрать себе пару на всю жизнь. Но не только по личным симпатиям, но и по совместимости магии. Я участвовать в этом отборе не собиралась. Но из-за чужой подлости теперь для меня единственный выход — это скорая свадьба. Что ж, выбора нет, я выйду замуж. Но лишь на три дня, пока церемония еще обратима. Но вот захочет ли новоиспеченный муж меня отпустить? И как бы, спасаясь из одной ловушки, не угодить в еще большую.

Галактические воины Джол, Хэл, Див и Рик, близнецы расы Галафракс, прогуливаясь по межгалактическому рынку, спасли от работорговца хрупкую женщину. Её неяркая красота всколыхнула их похоть, а понимающая натура смягчила сердца. Все четыре брата согласились, что она будет принадлежать им, навсегда.

Похищенную с Земли инопланетными работорговцами, Кэт продали не одному, а сразу четырем огромным инопланетным наемникам. Она в шоке, узнав, что они планируют делить её между собой!

Кэт оказалась не в состоянии противостоять чувственному обольщению этих сексуальных краснокожих красавчиков. Слишком быстро все четыре брата завоевывают её сердце. Когда они привозят Кэт на Галафракс, она старается как можно больше узнать о своем новом доме, новой планете, но неведомые силы пытаются разлучить её с мужчинами. Её близнецы пойдут на всё, чтобы вернуть Кэт, ведь она принадлежит им, навсегда.

Сегодня Звездная академия распахнет свои двери, чтобы лучшие из лучших попытали свое счастье в конкурсе на место в престижнейшем учебном учреждении.

Я Белла Эрум адмирал и преподаватель в академии и не догадывалась, что принесет мне этот новый учебный год. Не догадывалась о заговоре, что должен разрушить мой второй дом, не догадывалась о том, что встречу человека, которого не могу забыть.

И когда ты не имеешь права на свою любовь, когда тебя окружают лишь слухи и домыслы, нужно суметь различить ложь, суметь довериться друзьям и решиться на риск. Теперь я ключ к загадке, которую обязательно нужно разгадать, не дать в обиду свою группу и исполнить свой долг.

А любовь… Это моя погибель, моя надежда и мое испытание. Но я адмирал Звездного флота, выпускница Звездной академии и не боюсь никаких трудностей. И когда я ловлю его взгляд, когда сама смотрю на него, я теряю себя и готова на все ради любви.

Звездная академия — это место для лучших из лучших, для тех, кто ценит честь и не боится трудностей, для тех, кто готов на невозможное и борется за свою любовь.

Теперь я знаю, что готова. А вы?

Поцелуй принца снимет заклятие с заколдованной девы? Прекрасно, когда ты красавица днем, а чудовище ночью. Но если наоборот? И где тогда найти принца, который полюбит тебя даже чудовищем? Виола и не ищет — в благородных принцев она давно не верит. И так бы и жила себе тихо-спокойно, если бы не сестра-принцесса из другого мира, которой ну очень не хочется замуж. И почему бы не совместить приятное с полезным: если подсунуть жениху Виолу-чудовище, он сам от свадьбы откажется, правильно? Виола тоже так думала, но принц попался настырный.

Читать онлайн «Французское наследство»

Булатникова Дарья

Французское наследство

Глава 1

Весь день накануне первого мая Лёлька моталась по издательствам. Подобную гадость она устраивала себе не чаще раза в месяц. Усаживая свое обленившееся тельце, нагруженное папкой с рисунками и сумкой с дискетами, в пожилую «шестерку», она моментально впадала в пессимизм. Вяло переползая от одного издателя к другому, Лёлька маялась всеми мыслимыми страданиями — зубной болью, мигренью, расстройством желудка и нервной почесухой. Один её вид заставлял насторожиться самых наглых экстремалов от полиграфии. Казалось, девушка может умереть прямо у них на глазах или впасть в помешательство от непомерных телесных мук.

Ей немедленно начинали предлагать всевозможные таблетки или совать визитки лучших невропатологов и дантистов, от которых она ожесточенно отказывалась, предпочитая страдать. Именно поэтому просмотр предлагаемых издательству работ отнимал минимум времени. Папка и сумка с каждым визитом становились все легче, а Лёлька, твердым росчерком подписав договор, двигалась дальше, надеясь, что проклятая диарея позволит ей благополучно завершить намеченный маршрут.

Самое интересное заключалось в том, что стоило ей посетить последнее издательство, как все болезни разом испарялись, оставляя после себя здоровое чувство волчьего голода.

Лёлька радостно мчалась в ближайший супермаркет и загружала машину огромным количеством еды, которую принималась истреблять еще по дороге домой. Зная странную особенность Лёлькиного организма, которую он называл «аллергией на работодателей», Олег в такие дни старался временно исчезнуть из её жизни. Вид скачущей у плиты подруги, с урчанием поедающей только что ею же и приготовленные салаты, котлеты и блинчики, приводил его в паническое состояние. Общаться с Лёлькой в такие моменты было невозможно, она лихорадочно рылась в поваренных книгах и на вопросы, как такое количество продовольствия можно разместить в столь субтильном организме, совершенно не реагировала.

Обожравшись до предела, Лёлька мирно ложилась спать в одиночестве и с удовлетворением просматривала ежемесячный кошмарный сон из тех, которые снятся людям, принципиально не ведущим здоровый образ жизни. После чего просыпалась обычной Лёлькой. Удостоверившись в этом, Олег немедленно возвращался из добровольного изгнания и до следующего дня «икс» все шло по-прежнему — Лёлька мало ела, много смеялась и увлеченно рисовала потешные картинки для открыток и детских книжек.

Как и любого бы на его месте, подобные ежемесячные трансформации любимой женщины волновали Олега до крайности. Необходимость переселяться, хотя бы и на один день, в собственную запыленную квартиру не радовала, но выхода не было. Как-то Олег попытался сам развезти Лёлькины рисунки, но в редакциях на него смотрели подозрительно и договора подписывать отказывались, видимо предполагая, что болезненная художница дала, наконец, дуба и он с целью обогащения присвоил её нетленные шедевры. После этого эксперимента он смирился и даже завел моду в такие дни отправляться в ночной клуб «Мартиника» для просмотра новинок танцевально-эротического жанра.

На этот раз, в связи с обилием предстоящих праздников, день «икс» был смещен на самый конец апреля. Давно известно, что первая декада мая — период для решения каких-либо проблем малоперспективный, поскольку везде посетителей воспринимают чуть ли не как личное оскорбление и помеху. Напраздновавшись в первом раунде под завязку, люди отправляются на работу отдохнуть перед следующим, и тут вдруг появляются ненормальные, которым чего-то от них надо.

Поэтому Лёльке и пришлось мотаться по издателям 30 апреля. И хотя результаты были как никогда отменными — у неё взяли почти все рисунки, но пришлось ещё потом тащиться в банк, где опять-таки в преддверии праздников было полно клиентов… В общем, Лёлька устала, как негр на плантациях. Растянувшись одна на широкой дубовой кровати, хотела еще почитать перед сном, но так и уснула с включенным ночником и куском миндального пирожного за щекой.

Телефон зазвонил без пятнадцати три ночи. Лёлька с трудом выкарабкалась из сновиденья, наполненного толстыми пупырчатыми удавами, волосатыми борцами сумо (бр-р-р, волосатые, они выглядели ещё ужаснее, чем обычно) и кипами нераспроданных открыток с её рисунками. Самым ужасным были именно эти оказавшиеся никому не нужными стопки открыток с чудесными рисунками и милыми подписями. Лёлька во сне принялась горько рыдать над ними, а удавы и борцы сумо трансформировались в издателей, осуждающе грозящих ей толстыми волосатыми пальцами.

Все ещё плача, она нашарила на тумбочке трубку и с трудом нашла на ней нужную кнопку. В трубке раздавались громкие рыданья, перемежаемые вскриками и стонами. Стереоэффект от двойного плача получился впечатляющим. Настолько, что Лёлька мгновенно проснулась и озадачилась. А озадачившись, замолчала и стала внимательно слушать. Но в трубке тоже воцарилась удивленная тишина, изредка прерываемая шмыганьем носа. Потом трубка спросила голосом Агнии: «Лёлька, это ты?»

Лёлька немедленно рассвирепела. Она терпеть не могла привычку Агнии при малейшем огорчении звонить ей и часами плакаться. При этом, время дня и ночи не имело значения, Агнии было плевать на то, спит Лёлька или бодрствует. Пару раз ей даже удалось вклиниться в самые интимные моменты, что приводило Олега в неописуемое бешенство, потому что Лёлька, как ни в чем не бывало, принималась утешать Агнию, а его просила покурить пока на кухне. Олег поклялся отключать на ночь проклятый телефон, но постоянно забывал это сделать.

Агния была давней и самой верной Лёлькиной подругой. Они ходили в один детский сад, потом учились в одном классе. Институты они выбрали разные, Лёлька — художественно-промышленный, а Агния — авиационный. Ей ужасно льстило, что на одну девушку там приходилось десять, а то и все пятнадцать парней. За время учебы Агния успела дважды «сходить замуж и вернуться», как она говорила.

Оказавшись вне стен института с дипломом инженера-авиаконструктора на руках, она вдруг с удивлением узнала, что отечественное самолетостроение переживает отнюдь не лучшие дни, а последние тихо загибающиеся авиаконструкторские бюро, просто не в состоянии впитать в себя и прокормить молодые кадры. Поэтому вновь взращенные специалисты должны выплывать в одиночку. Пометавшись по всем возможным конторам, в которых мог найти применение её диплом, Агния везде получила вежливый и равнодушный отказ. Какое-то время ей удалось поработать мастером в слесарном ПТУ, но постоянное общение с поколением «пепси» вызывало у несчастной регулярные приступы немотивированной агрессии, и во имя душевного здоровья Агния покинула стены ПТУ, ставшего к тому времени не то лицеем, не то колледжем.

Следующие три года девушка провела, борясь с обстоятельствами, и потерпела сокрушительное поражение по всем статьям. Испробовала все, начиная от сетевого маркетинга и торговли «гербалайфом» и заканчивая выращиванием пиявок, шитьем кроликовых свингеров «а ля шиншилла», а также почасовым выгуливанием собак «новых русских». Пиявки отчего-то у неё болели и дохли, свингеры никто не хотел покупать, и они с трудом расходились по милосердным знакомым, а бультерьеры и мастино-неаполитано нещадно кусали пахнущую любимым котом Агнию.

Кроме того, существовал ещё братец Лева, который был моложе Агнии на четыре года и за это время вырос в длинного и совершенно инфантильного мужика, все свое время проводящего за стареньким компьютером и сидящего на шее у родителей-пенсионеров. Родителей было жалко, и Агния старалась подбросить Леве хоть немного деньжат, которые немедленно тратились им на покупку новых дисков с компьютерными играми.

Агния оправдывала братца тем, что у него проблемы с сексуальной ориентацией. Леве одинаково нравились и женщины и мужчины, но официально признать себя бисексуалом он, по непонятным причинам, не хотел и постоянно терзал окружающих своими интимными мученьями.

Когда Агния окончательно опустила руки и решила, что у неё в жизни осталось только два пути — либо в омут головой, либо продать оставшуюся от одного из замужеств комнату в коммуналке и перебраться к родителям в двухкомнатную «хрущобу», одну из комнат которой прочно оккупировал Лева вкупе с компьютером, а в другой обитали папа, мама, старая болонка Матильда и наглый кот Мамай, она, естественно, позвонила Лёльке. Было это в полпятого утра. Лёлька ужасно хотела спать, но добросовестно прошлепала с трубкой у уха на кухню, чтобы не разбудить вернувшего поздно вечером из Москвы Олега. И там, разлепив сонные веки, она увидела на кухонном столе скомканную столичную газету «Из рук в руки». Что было раньше завернуто в эту газету, она не помнила — возможно, грязные Олеговы носки или остатки вагонного ужина, но это неважно. Решение пришло внезапно.

— У тебя есть газета городских объявлений? — перебила она стенающую подругу.

— У меня их сотни, — горько ответила та. — И что?

— Немедленно бери их все и приезжай ко мне, — скомандовала Лёлька.

Через полчаса Агния ввалилась в её квартиру, волоча за собой здоровенную авоську с макулатурой. К этому времени Лёлька успела испещрить московскую газету разноцветными пометками. Ещё два часа ушло на ползание по расстеленным на кухонном полу местным изданиям разного срока давности. Проснувшийся и сунувшийся было на кухню Олег только округлил глаза и повертел пальцем у виска.

В конце концов, по завершении сравнительного анализа подруги получили некий список, на который уставились, затаив дыханье. Олег, получивший после долгого ожидан .

Война четверного альянса

Война четверного союза 1718—1720 годов (также Война за французское наследство) — продолжение Войны за испанское наследство, во время которого реваншистские настроения испанского короля Филиппа Бурбона натолкнулись на сопротивление четверного союза Франции, Великобритании, Голландии и Священной Римской империи, которых после колебаний поддержала и Савойская династия.

Содержание

Потомство Людовика XIV унаследовало габсбургскую тенденцию к вырождению (инцухт). Его дети и внуки рано ушли из жизни, Людовик XV также производил на современников впечатление крайне болезненного младенца. Европейская дипломатия готовилась в случае его смерти с оружием в руках решать вопрос о французском наследстве. Людовик XIV оставил Францию сильнейшей державой на континенте, поэтому этот вопрос имел первостепенное значение.

Ближайшим наследником трона считал себя внук «короля-солнца», Филипп V Испанский. Легитимированные дети Людовика XIV, надеясь на расширение привилегий в случае франко-испанской династической унии, убеждали его попрать условия Утрехтского мира, который обязывал его не притязать на французскую корону. Отказ от итогов Войны за испанское наследство противопоставил бы Филиппу всю остальную Европу, которая опасалась исчезновения политических Пиренеев и диктата бурбонской сверхдержавы.

Наиболее заинтересован в положениях Утрехтского мира был регент Франции, Филипп II Орлеанский, который при отстранении испанского короля от наследования оказывался потенциальным наследником французской короны. Именно он сплотил вокруг Франции коалицию антииспански настроенных держав.

Прелюдией к войне послужило вторжение испанцев сначала на Сардинию (лето 1717), а потом и на Сицилию (лето 1718). Глава испанского правительства, итальянский кардинал Альберони при поддержке королевы Изабеллы Фарнезе рассчитывал тем самым воспользоваться занятостью австрийцев войной с турками и вернуть Испании её традиционные владения на юге Италии, утраченные по условиям Утрехтского мира (1714).

Кардинал Дюбуа, заведовавший внешней политикой версальского двора, разоблачил придворный заговор испанского посла Челламаре, с которым находились в связи легитимированные бастарды, и совершил дипломатическую революцию, договорившись о союзе с извечным врагом Франции — Великобританией. Уже в августе британский адмирал Джордж Бинг захватил у мыса Пассаро ветхий испанский флот. В декабре 1718 года Франция, Великобритания и Священная Римская империя объявили Испании войну.

Боевые действия

Ареной основных боевых действий была Сицилия, откуда австрийцы не без затруднений смогли вытеснить испанскую армию. Французы отрядили герцога Бервика через Пиренеи на завоевание Страны басков и Каталонии, но эпидемии вынудили его отступить.

Испанцы, наладив контакт с якобитами, направили для высадки в Шотландии герцога Ормонда. После того, как очередная попытка якобитского восстания захлебнулась при Гленшиле, англичане высадились в Виго и стали продвигаться вглубь Испании.

Боевые действия между испанцами и французами перекинулись и на Северную Америку. Испанцы отправили на Великие Равнины отряд Вилласура, в то время как французы выбили испанцев из Пенсаколы.

Ввиду неблагоприятного для Испании развития событий король Филипп в декабре 1719 года отправил Альберони в отставку и начал переговоры о мире. В феврале 1720 года был подписан Гаагский мирный договор, по которому Испания отказывалась от каких-либо притязаний на итальянские земли, за исключением герцогства Парма и Пьяченца, наследницей которого была Изабелла Фарнезе (о его дальнейшей судьбе см. Пармские Бурбоны).

Габсбурги в награду за активность на Сицилии получали владение этим островом, а Савойская династия была компенсирована за утрату Сицилии предоставлением Сардинии. Сицилийский король Виктор Амадей II при этом удержал за собой королевский титул, назвавшись королём Сардинии.

Четверной союз, будучи сугубо временной дипломатической комбинацией, вскоре распался. Тем не менее Британия и Франция оставались союзниками до 1731 года, когда на смену их альянсу пришёл «семейный пакт» французских и испанских Бурбонов.

ВОЙНА ЗА ИСПАНСКОЕ НАСЛЕДСТВО

ВОЙНА ЗА ИСПАНСКОЕ НАСЛЕДСТВО (1701–1714), война Франции с общеевропейской коалицией за обладание Испанией и ее владениями – Нидерландами, герцогством Миланским, королевством Неаполитанским, Сардинией, Сицилией и обширными колониями в Южной и Центральной Америке.

Причиной войны стал династический спор французских Бурбонов и австрийских Габсбургов за право наследования испанского престола после смерти в ноябре 1700 Карла II (1665–1700), последнего представителя испанских Габсбургов. Карл II назначил преемником своего внучатого племянника Филиппа Анжуйского, внука французского короля Людовика XIV (1643–1715). Австрийская партия выдвинула своим претендентом эрцгерцога Карла Габсбурга, второго сына германского императора Леопольда I (1657–1705), который приходился внучатым племянником отцу Карла II, Филиппу IV (1621–1665). В апреле 1701 Филипп Анжуйский вступил в Мадрид и короновался как испанский король Филипп V (1701–1746); французы заняли все крепости в Испанских Нидерландах. Перспектива перехода Испании в руки французских Бурбонов вызвала серьезные опасения у главного морского соперника Франции – Англии, находившейся с 1689 в личной унии с другой крупной морской державой – Голландией. В сентябре 1701 Леопольд I заключил антифранцузский военный союз с английским королем и голландским стаутхаудером Вильгельмом III; к нему присоединились прусский король Фридрих I, курфюрст Георг-Людвиг Ганноверский, многие имперские города и мелкие князья Верхней Германии. На стороне Людовика XIV находились курфюрст Максимилиан-Иммануил Баварский, курфюрст Иосиф-Клемент Кельнский, герцоги Витторе Амедео II Савойский и Карло IV Мантуанский.

На первом этапе военные действия велись на трех театрах – 1) в Италии и на юго-востоке Франции; 2) в Германии, Нидерландах и на северо-востоке Франции; 3) в Испании.

Италия и юго-восточная Франция.

Война началась в Италии летом 1701. Австрийский полководец принц Евгений Савойский, проведя в июне 1701 свое войско горными тропами через Тридентские Альпы в принадлежавшее испанцам Миланское герцогство, 20 июля внезапным ударом разгромил французскую армию маршала Катина при Карпи на Веронской равнине и овладел областью между реками Минчо и Эч; Катина отступил к Милану; его сменил маршал Вильруа. Отразив 1 сентября 1701 атаку испанцев у Кьярри (к востоку от р.Ольо), австрийцы разбили французов 1 февраля 1702 под Кремоной; маршал Вильруа попал в плен. Новому французскому командующему герцогу Вандомскому удалось остановить австрийцев после кровопролитной битвы при Луццаре на р.По 15 августа 1702 и удержать Милан и Мантую. Однако на сторону императора Леопольда I перешел герцог Райнальдо Моденский. В октябре 1703 его примеру последовал герцог Савойский. В 1704 герцог Вандомский успешно воевал против австро-савойских отрядов в Пьемонте; в мае 1704 он взял Верчелли, а в сентябре – Иврею. В августе следующего 1705 он сразился с Евгением Савойским у Кассано на р.Адда, но не смог добиться победы. В первой половине 1706 герцог Вандомский взял несколько савойских крепостей, 19 апреля разбил австрийцев под Кальчинато и 26 мая осадил столицу Савойского герцогства Турин. Однако в июле он был отозван на северный театр военных действий; французскую армию возглавили герцог Орлеанский и маршал Марсен. Евгений Савойский, дождавшись подхода из Германии вспомогательной армии князя Леопольда Дессауского, 7 сентября 1706 наголову разгромил французов под Турином, захватив семь тысяч пленных, в том числе маршала Марсена. Савойя была освобождена от неприятеля, Миланское герцогство передано эрцгерцогу Карлу, провозгласившему себя в ноябре 1703 испанским королем Карлом III. В марте 1707 французы подписали Генеральную капитуляцию, обязавшись очистить Италию в обмен на право беспрепятственного возвращения на родину. В июле 1707 австрийцы овладели Неаполем; Неаполитанское королевство также оказалось в руках Карла III. В то же время попытка союзников летом 1707 вторгнуться во Францию с юго-востока окончилась провалом: в июне 1707 имперские и савойские войска вступили в Прованс и 17 июня 1707 при поддержке англо-голландского флота осадили Тулон, но героизм защитников города заставил их отступить.

Германия, Нидерланды и северо-восточная Франция.

В конце 1701 англо-голландская армия герцога Мальборо вторглась в Испанские Нидерланды и захватила города Венло, Рурмонд и Люттих; затем была завоевана Кельнская область. Летом 1702 имперские войска под командованием маркграфа Людвига Баденского начали наступление на французские владения на Рейне и взяли Ландау, но позже потерпели поражение от маршала Виллара при Фридлингене.

Весной 1703 Виллар двинулся в Верхнюю Германию. Хотя его попытка овладеть 19–26 апреля 1703 Штальхоффенскими линиями (укрепления под Раштаттом) не увенчалась успехом, в мае ему удалось соединиться с Максимилианом-Иммануилом Баварским. Франко-баварское войско вторглось в Тироль с севера и заняло Куфштейн, Раттенберг и Инсбрук, но вскоре из-за враждебности местного населения отступило в Баварию, удержав только Куфштейн. В августе герцог Вандомский неудачно попытался прорваться в Тироль из Италии. В то же время победа курфюрста над австрийским генералом Стирумом при Гохштедте на Дунае и захват им Аугсбурга сорвали наступление маркграфа Баденского на Баварию. Антиавстрийское восстание Ференца Ракоци II в Венгрии и волнения французских протестантов в Севеннах значительно осложнили положение и Леопольда I и Людовика XIV.

В январе 1704 баварский курфюрст захватил Пассау; весной 1704 к его войскам присоединился французский корпус маршала Марсена. Однако в июне на помощь имперцам подошла из Нидерландов армия Мальборо, и 2 июля 1704 они разбили французов и баварцев у горы Шелленберг под Донаувертом и овладели городом. Прибытие двадцатитысячного корпуса маршала Талара не помогло курфюрсту избежать тяжелого поражения от объединенных сил Мальборо и Евгения Савойского 13 августа 1704 при Гохштедте; французы и баварцы потеряли двадцать тысяч убитыми и ранеными и пятнадцать тысяч пленными (в плен попал и Талар). Победители заняли Аугсбург, Регенсбург и Пассау. Максимилиан-Иммануил оставил Баварию и вместе с французами ушел на левый берег Рейна, а затем в Нидерланды.

После смерти в 1705 Леопольда I новый император Иосиф I (1705–1711) вместе с герцогом Мальборо и Евгением Савойским разработал план вторжения во Францию, против которого, однако, выступил маркграф Баденский. Французы спешно укрепили оборонительные сооружения на границе; подавление протестантского мятежа в Севеннах обеспечило Людовику XIV надежный тыл. В этих условиях Мальборо не осмелился атаковать лагерь Виллара у Зирка на Мозеле и вернулся в Нидерланды. В мае 1706 Вильруа начал наступление в Брабант и перешел р. Диль, но 23 мая при Ромийи близ Лувена потерпел сокрушительное поражение от Мальборо, потеряв треть своей армии, и отступил за р.Лис (Лейе). Союзники захватили Антверпен, Мехельн (Мехелен), Брюссель, Гент и Брюгге; Испанские Нидерланды подчинились Карлу III.

В 1707 французы под командованием Виллара вытеснили имперские войска из Эльзаса, перешли Рейн и овладели Штальхоффенскими укрепленными линиями. Однако их дальнейшее продвижение вглубь немецких земель было остановлено. На севере австрийский генерал Шуленбург осадил 14 июля 1707 французскую крепость Бетюн и 18 августа принудил ее к капитуляции.

12 октября 1702 в бухте Виго в Галисии англо-голландская эскадра под командованием Дж.Рука уничтожила испанский флот, перевозивший крупную партию серебра и золота из Мексики. В мае 1703 к антифранцузской коалиции примкнул португальский король Педру II. В марте 1704 в Португалии высадился англо-голландский экспедиционный корпус. 4 августа 1704 эскадра Дж.Рука овладела стратегически важным Гибралтаром, а 24 августа нанесла поражение французскому флоту под Малагой, не дав ему соединиться с испанским. 9 октября 1705 лорд Питерборо взял Барселону. Власть Карла III признали испанские провинции Арагон, Каталония и Валенсия.

Летом 1706 союзники предприняли наступление на Мадрид с запада, из Португалии и с северо-востока, из Арагона. В июне португальцы заняли столицу; Филипп V бежал. 29 июня английская эскадра Д.Бинга взяла Аликанте. Но вскоре французский маршал Бервик (незаконный сын Иакова II Английского), опираясь на широкую поддержку кастильцев, вернул Мадрид. После его победы над англо-португальской армией при Альмансе 25 апреля 1707 Карл III потерял всю Испанию, кроме Каталонии.

В этот период военные действия сосредоточились на северо-восточном и испанском фронтах.

В 1708 в целях дестабилизации внутриполитической ситуации в Великобритании французы попытались спровоцировать восстание в Шотландии в пользу Якова Эдуарда Стюарта, сына свергнутого в 1688 Якова II Английского, но потерпели полное фиаско. В Нидерландах герцог Вандомский возобновил активные действия и вернул Гент и Брюгге. Однако Евгений Савойский пришел на помощь Мальборо, и их объединенная армия нанесла 11 июля 1708 жестокое поражение французам при Ауденарде на р. Шельда. Герцог Вандомский был вынужден оставить Брабант и Фландрию. 12 августа 1708 Евгений Савойский осадил ключевую северофранцузскую крепость Лилль; после разгрома англичанами 28 сентября корпуса графа де Ла Мотта Лилль 25 октября капитулировал, и дорога на Францию была открыта. Это побудило Людовика XIV вступить в мирные переговоры, которые, однако, затянулись. Летом 1709 союзники предприняли новое наступление на севере: австрийцы под командованием графа Мерси вторглись в Эльзас, а армия Мальборо осадила пограничную нидерландскую крепость Турне. Хотя англичанам и удалось взять 13 августа Турне, выдержавший тридцатишестидневную осаду, австрийцы потерпели 26 августа поражение при Румерсхейме и ушли за Рейн. Виллар двинулся во Фландрию на помощь осажденному союзниками Монсу, но 11 сентября 1709 был разбит у деревни Мальплаке на Шельде объединенными силами Мальборо и Евгения Савойского; Монс сдался победителям. Неудачи на фронтах, резкое ухудшение финансового положения Франции и голод 1709 заставили Людовика XIV пойти на серьезные уступки своим противникам. В июле 1710 в Гертруденбурге было достигнуто соглашение, по которому Бурбоны отказывались от испанского престола и в качестве компенсации получали Сицилию.

Летом 1710 союзники активизировали свои действия в Испании. Австрийский генерал Г.Штархемберг, выиграв сражения при Альменаре (Арагон) 27 июля и при Сарагосе 20 августа, 28 сентября занял Мадрид. Но всеобщая ненависть испанцев к «еретикам» помогла герцогу Вандомскому собрать двадцатитысячную армию. 3 декабря ему удалось вернуть столицу. 9 декабря он окружил при Бриуэге английский корпус Стенхопа и принудил его к капитуляции. 10 декабря он атаковал при Вильявисьозе австрийцев, которые, хотя и нанесли ему поражение, отступили в Каталонию. Большая часть Испании была потеряна для Карла III.

Сопротивление испанцев привело к срыву соглашения в Гертруденбурге. Однако в 1711 произошел поворот во внешней политике Великобритании: в мае 1710 на парламентских выборах победили тори, противники продолжения войны; позиции военной партии при дворе были ослаблены после опалы герцогини Мальборо, супруги маршала и первой фрейлины королевы Анны (1702–1714). Смерть 17 апреля 1711 бездетного Иосифа I и избрание на германский престол эрцгерцога Карла под именем Карла VI создали реальную угрозу сосредоточения в одних руках всех владений Габсбургского дома в Европе и Америке и реставрации империи Карла V, что шло вразрез с национальными интересами Великобритании. В июле 1711 английское правительство вступило в тайные переговоры с Францией, а в сентябре известило о них союзников. Миссия Евгения Савойского в Лондон в январе 1712 с целью помешать достижению соглашения не увенчалась успехом. В том же месяце открылся мирный конгресс в Утрехте с участием Франции, Великобритании, Голландии, Савойи, Португалии, Пруссии и ряда других государств. Итогом его работы стало подписание с 11 апреля 1713 по 6 февраля 1715 серии договоров (Утрехтский мир): Филипп V был признан королем Испании и ее заморских владений при условии отказа его и его наследников от прав на французский престол; Испания уступала Савойскому герцогству Сицилию, а Великобритании – Гибралтар и о.Менорку, предоставив ей также право монопольной продажи африканских рабов в своих американских колониях; Франция отдавала англичанам ряд владений в Северной Америке (Новую Шотландию, острова Сент-Кристофер и Ньюфаундленд) и обязывалась срыть укрепления Дюнкерка; Пруссия приобретала Гелдерн и графство Нефшатель, Португалия – некоторые территории в долине Амазонки; Голландия получала равные с Англией права в торговле с Францией.

Император, оставшись с января 1712 без союзников, некоторое время продолжал войну с Людовиком XIV, но после поражения, нанесенного австрийцам Вилларом при Денене 24 июля 1712, и успехов французов на Рейне летом 1713 был вынужден в ноябре 1713 согласиться на переговоры с Францией, завершившиеся Раштадтским миром 6 мая 1714. Карл VI признал переход испанской короны к Бурбонам, получив за это значительную часть европейских владений Испании – Неаполитанское королевство, Миланское герцогство, Испанские Нидерланды и Сардинию; Франция вернула захваченные ею крепости на правом берегу Рейна, но сохранила все свои прежние территориальные приобретения в Эльзасе и Нидерландах; баварский и кельнский курфюрсты получили обратно свои владения.

Результатом войны стал раздел огромной Испанской державы, окончательно утратившей статус великой, и ослабление Франции, доминировавшей в Европе во второй половине XVII в. В то же время значительно возросло морское и колониальное могущество Великобритании; в Центральной и Южной Европе укрепились позиции австрийских Габсбургов; в Северной Германии усилилось влияние Пруссии.

Еще по теме:

  • Русский стандарт страхование правила страхования Страховая компания «Русский Стандарт» Как купить полис страховой компании "Русский Стандарт"? Для того, чтобы оформить полис, необходимо перейти в «онлайн-калькулятор» и совершить следующие действия: Ввод данных о стране поездки, сроках поездки и количестве застрахованных лиц. Выбор […]
  • Приказ 55 минтруда Приказ 55 минтруда Настройки отображения Главная Отраслевая система оплаты труда работников бюджетной сферы Приказ министерства труда, занятости и трудовых ресурсов Новосибирской области от 29.12.2015 № 662 «О внесении изменений в приказ департамента труда и занятости […]
  • Заявление в прокуратуру белгород Прокуратура Белгородской области В соответствии со ст. 10 Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации» в органах и учреждениях прокуратуры разрешаются заявления, жалобы и иные обращения, содержащие сведения о нарушении законов. Главная История Руководство […]
  • Нарушение банками закона о защите прав потребителей Нарушение банками закона о защите прав потребителей Автострахование Жилищные споры Земельные споры Административное право Участие в долевом строительстве Семейные споры Гражданское право, ГК РФ Защита прав потребителей Трудовые споры, пенсии […]
  • Исковое заявление об определении порядка пользования жилым домом Исковое заявление об определении порядка пользования жилым домом Автострахование Жилищные споры Земельные споры Административное право Участие в долевом строительстве Семейные споры Гражданское право, ГК РФ Защита прав потребителей Трудовые споры, […]
  • Иск о разделе совместно нажитого имущества дома Иск о разделе совместно нажитого имущества дома Автострахование Жилищные споры Земельные споры Административное право Участие в долевом строительстве Семейные споры Гражданское право, ГК РФ Защита прав потребителей Трудовые споры, пенсии Главная […]
  • Бухгалтер специалист по налогам Экономика и бухгалтерский учет (по отраслям) (углубленная подготовка), специализация: «налоги и налогообложение» Федеральный государственный образовательный стандарт по специальности: Загрузить Профессия бухгалтер Первоочередной задачей бухгалтера является наведение порядка в учете всех […]
  • Закон о ночных заведениях Закон о ночных заведениях Автострахование Жилищные споры Земельные споры Административное право Участие в долевом строительстве Семейные споры Гражданское право, ГК РФ Защита прав потребителей Трудовые споры, пенсии Главная Как обязать ресторан, […]