Жалоба начальнику сизо

Жалоба на СИЗО — повод для улучшения условий или повод для избиений?

Заключенные могут получить право на компенсацию материального ущерба и морального вреда за плохие условия содержания в СИЗО — по аналогии с правом на компенсацию за судебную волокиту. Мера рассматривается правительством как одно из национальных средств правовой защиты от нарушений, связанных с ненадлежащими условиями заключения. «Трибуна Общественной Палаты» разбиралась, будут ли заключенные пользоваться этим правом?

Подобные меры предложены Минюстом в рамках исполнения решения Европейского суда по правам человека по делу «Ананьев и другие против России» о нарушениях прав человека в СИЗО – сообщают «Ведомости».

Решение, которым ЕСПЧ обязал Россию срочно принять меры для устранения пыточных условий содержания в сизо, принято в январе 2012 г. Суд указал, что переполненность сизо связана со злоупотреблением арестами как мерой пресечения и что у заключенных россиян отсутствуют эффективные средства правовой защиты.

ЕСПЧ считает сам факт содержания в плохих условиях основанием для выплат. Сейчас же в России право заключенных на компенсацию возникает, если доказана вина конкретного чиновника.

Порядок таких выплат, Минюсте предлагает предусмотреть непосредственно в Гражданском кодексе, дополнив ст. 1069 (ответственность за вред, причиненный госорганами) и ст. 1100 (основания компенсации морального вреда) положением, что компенсация в связи с ненадлежащими условиями содержания под стражей осуществляется независимо от вины тех, кто допустил нарушение. Либо может быть принят и отдельный закон, регламентирующий порядок таких выплат.

Схожий закон — о праве граждан на компенсацию за судебную волокиту и неисполнение судебных решений — был принят в 2010 г., и также по настоянию ЕСПЧ. По данным судебной статистики, за первое полугодие 2012 г. суды рассмотрели 558 таких исков и удовлетворили половину из них на 18 млн руб – напоминают «Ведомости».

«Трибуна Общественной Палаты» спросила правозащитников поможет ли введение компенсаций защититься от произвола в СИЗО, и будут ли, на самом деле, заключенные писать жалобы на начальство колоний?

Мария Каннабих, член Общественной палаты РФ, председатель Президиума Общероссийской общественной организации «Совет общественных наблюдательных комиссий»:

— Я как раз сейчас нахожусь в Оренбургской колонии, где наблюдаю за соблюдением прав заключенных. За плохие условия и сейчас-то заключенные подают жалобы в Совет Европы по правам человека, я не совсем понимаю, в чем изменение, предложенное Минюстом.

Это право заключенного подавать в суд, если его права нарушаются. Из-за этого ситуация с содержанием в СИЗО периодически улучшается, конечно, не везде и не всегда. Можно рассчитывать, что с введением компенсаций за плохие условия содержания, условия содержания в СИЗО станут лучше.

Владимир Осечкин, руководитель проекта помощи заключенным «ГУЛАГу.net»:

— Нужно понимать, что Минюст – теоретики, а реальные практики это – ФСИН. Поэтому то, что хотят сделать в Минюсте, к сожалению, не исполняется во ФСИН. Тому пример: в каждом регионе есть специальные наблюдательные комиссии, которые осуществляют контроль за местами принудительного содержания, но мы с вами знаем не один, и не два конкретных случая, когда ФСИН на местах противодействовал общественному контролю ОНК, не давая возможность пронести фото-видео аппаратуру и т.д. Буквально 28 марта на коллегии ФСИН начальник управления социальной, психологической и воспитательной работы с осужденными генерал ФСИН Валерий Трофимов выставил в упрек ОНК Ростовской области то, что они анкетировали заключенных.

Это говорит о том, что есть эскалация, есть такие регионы как Бишкирия, где бывшие сотрудники ФСИН вступают в Общественные наблюдательные комиссии. В Башкирии так и произошло, когда они большинством голосов выкинули из ОНК Альмиру Рашидовну Жукову – настоящую правозащитницу, т.е. даже со свободными людьми, которые входят в ОНК идет реальное противодействие, эта ГУЛАГовская махина пытается перемолоть даже правозащитников, а что уже тогда говорить о заключенных, которые находятся внутри учреждений и фактически полностью зависят от тюремного начальства. Захочет начальник и заключенного переведут в переполненную камеру, захочет и создаст конфликт между заключенными, захочет и отключит воду, чтобы неделями держать людей без воды, захочет запретит передачки! Более того, есть практики, когда спецназ заходит в учреждение для тренировок, якобы каких-то обысков, а на самом деле отрабатывает удары на заключенных.

Все эти примеры нам известны и, конечно, в такой ситуации сложно представить, что заключенный будет жаловаться на недостающие нормы санитарной площади 0,5 кв. м. Нужно посмотреть правде в глаза: заключенные бояться писать жалобы на действия администрации! До сих пор многие администрации СИЗО воспринимают человека, который жалуется, как потенциального врага номер один! Для них враг номер один это не криминальный авторитет, а человек, который пытается защитить свои законные права, пишет жалобы, инициирует проверки и т.д.

А проверки администрацию колоний сильно раздражают, т.к. в ходе них вскрываются многочисленные нарушения, как, например, это произошло с Копейской колонией. В отношении людей, которые жалуются существуют репрессии: либо их выдворяют в штрафные изоляторы (это очень распространено), либо их избивают, либо фальсифицируются рапорты о якобы имеющих место нарушениях со стороны заключенного, что имеет свои последствия. Нам известны случаи, когда заключенного за жалобу на незаконные действия администрации и за то, что человек дал показания против исправительной колонии №4 в Тульской области, из колонии в качестве мести этапировали на Камчатку, фактически разорвав все его социальные связи.

Или, например, всем известно громкое дело Виталия Бунтова в Тульской колонии, его пытали и это установлено решением Европейского суда по правам человека. После этого Виталия пытались заставить прекратить дело в отношении России, его опять избили, Следственный Комитет впервые в истории взял его под государственную защиту. Но в чем выразилась госзащита: Виталия перевели в другую колонию, но не в этой же области, а за несколько тысяч километров в «Белый лебедь» (Пермский край). И это при том, что его жена была в тот момент беременна, т.е. социальные связи опять были разорваны!

ФСИН необходимо перезагрузить свое отношение как к самим заключенным, так и к родственникам заключенных и правозащитникам. ФСИН обязана стать гуманнее!

Жалоба на действия администрации СИЗО-1 Краснодар. Этапирование с нарушениями.

Директору ФСИН РФ

В Генеральную прокуратуру РФ

Начальнику ФКУЗ МСЧ-23 ФСИН России

УФСИН России по Краснодарскому краю

Кудря Татьяне Юрьевне

Начальнику УФСИН России по Краснодарскому краю

Полковнику вн.сл. Пестову Виктору Владимировичу

УФСИН России по Краснодарскому краю

Гуничеву Валерию Михайловичу

От защитника, представителя, супруги

Коробка Юлии Викторовны

В интересах осужд.

Коробка Анатолия Анатольевича.

22.10.2016 года осужденного Коробка Анатолия Анатольевича, находящегося на лечении сильнодействующими препаратами от заболевания Гепатита С, в стационаре СИЗО-1 по заключению врачей-инфекционистов консилиума, вывезли из ФКУ СИЗО-1 г.Краснодара, не предупреждая, не оповещая о том, что он выписан (полагаю вся документация поддельная) этапировали обратно отбывать срок.

В этот день к 11 часам я прибыла к СИЗО-1, приехали по нашей просьбе и члены ОНК Потапов В.В. и Базикян М.А., которых не пропустили проверить Коробка А.А., также приехал помощник начальника управления по соблюдению прав человека в УИС Андрюшкевич Р.Н., и начальник СИЗО-1 Гуничев В.М.

Вопрос по допуску членов ОНК не решился, Коробка А.А. вывезли в скорости.

29.10.2016г. мне стало известно, что Коробка А.А. находится в Екатеринбурге в СИЗО-1, а 31.10.2016г. по моему обращению, его посетили члены ОНК Свердловской области Захарова Л.В. и Кириллов С.В. Вот, что пояснил про свое этапирование 22.10.201г. в ФКУ СИЗО-1 г.Краснодара Анатолий Коробка:

20.10. 2016г. мед.работники стационара ФКУ СИЗО-1 г.Краснодара забрали лекарства для лечения Гепатита С у Коробка А.А., на которые у него имеется разрешающая справка, иметь их при себе для того, чтобы в одно время принимать. Выдавать таблетки стали сами.

22.10.2016г. утром сообщили о «перемещении», далее в камеру зашло много сотрудников СИЗО-1 г.Краснодара и повели в помещение для обыска, туда же пришла фельдшер принесла мед.препараты, Коробка А.А. пересчитал таблетки не хватало 14 штук в каждой упаковке, о чем в справке написал, где расписывался за получение, просил чтобы вернули таблетки, которые приобретали родственники (препараты дорогостоящие) . Фельдшер перед убытием не осматривала Коробка А.А., но дала заключение, что этапом он следовать может. При этом всем безобразии, когда Коробка А.А. отдавали его вещи со склада, пропали спортивные штаны и термобелье. Коробка А.А. стал объяснять конвою, что ехать без таблеток не может, из за их нехватки курс лечения назначенного консилиумом он не пройдет! На что начальник конвоя сказал, что у него приказ в любом случае отвезти до спецвагона, далее после загрузки в автозак Коробка А.А. порезал себе левое предплечье, один порез, мед помощь не оказывали! К спецвагону приехали спецназ и зам.начальника УФСИН России по Краснодарскому краю, после чего увезли на этап. Мед.работник не сопровождал.

Вот такое бесчеловечное отношение у сотрудников ФСИН г.Краснодара.

Прикладываю акт проверки от 22.10.2016г. и выписку из акта проверки от 31.10.2016г.

Прошу провести проверку, разобраться и по итогу этой проверки устранить нарушения, вернуть таблетки, вещи, проверить медицинские документы, опросить Коробка А.А. можно ли было без осмотра, выписывать справку о возможности следовать этапом, освободить от занимаемых должностей сотрудников СИЗО-1, несоответствующих своим должностным обязанностям.

Прикладываю акт проверки ОНК от 22.10.16г. в день этапирования, членов ОНК не пустили, а сотрудник УФСИН Андрюшкевич стоял со мною рядом и также знает об этом факте, так же начальник полковник вн.службы Гуничев В.М., который подъехал позже и мы с ним разговаривали все вместе, но который зачем то в акте написал, что изложенное не соответствует действительности, как же вам не стыдно Валерий Михайлович? Видимо вы не знали уважаемый начальник СИЗО-1, что я и в других регионах также могу обратиться к членам ОНК навестить моего супруга, который опишет подробно обстоятельства того дня. Прикладываю и акт от 31.10.2016г.

ООО «Виторжье» и Бочурная Евгения Михайловна: история уголовных дел

Nav view search

  • Вы здесь:
  • Главная
  • Жалоба начальнику СИЗО или письма из тюрьмы

Все материалы сайта

Жалоба начальнику СИЗО или письма из тюрьмы

Я, Бочурная Евгения Михайловна, 25.07.2008 г. была помещена в камеру сборного отделения СИЗО-2 на период оформления документов для отправки по этапу на ИВС г.Полоцка. 28.07.2008 г. в 12.00 было назначено судебное разбирательство по моему уголовному делу, отложенное 26.06.2008 г. в связи с отсутствием доказательств моей виновности в материалах моего уголовного дела (по ст.302 УПК РБ).
Учитывая, что инкриминируемое мне с 13.12.2005 г. уголовно наказуемое деяние, предусмотренное ч.4 ст. 210 УК РБ, не нашло своего подтверждения ни на одном из 93-ех судебных заседаний, в 91-ом томе моего уголовного дела полностью отсутствуют документы, подтверждающие мою виновность, я предполагаю, что сотрудниками СИЗО-2 преднамеренно в отношении меня предприняты меры для сильного психологического и физического воздействия с целью принудить меня оговорить себя, лишить возможности осуществлять защиту по моему уголовному делу.
На вечерней проверке в 20.15 я спросила старшего по корпусному отделению, во сколько ориентировочно я должна быть готова на этап, так как вывод из камеры осуществляется в ночное время, и я лишена возможности полноценного отдыха.
Мне было сообщено, что вывод из камеры будет ориентировочно в 3.30. Ровно в 22.00 я уснула. В 0.30 громким стуком мы были разбужены, с категорическим требованием выходить из камеры с вещами срочно. Я попросила время на сборы, так как мои вещи (предметы гигиены, одежда) были вынуты из сумок. В ответ грубое оскорбительное требование: «Бочурная, с вещами на выход». Я почувствовала себя очень плохо, началось головокружение, видимо поднялось давление. Я попросила срочно вызвать врача. Не сразу, но кто-то подошел к двери, я подала руку измерить давление и тихо поползла по двери с манжетой тонометра, так как потеряла сознание.
После того, как я пришла в себя, мне был сделан какой-то укол, даны таблетки и я при помощи сокамерницы и медработника (фельдшера) была уложена на спальное место. Время ориентировочно 0.50 – 1.00 26.07.2008 г.
Тут же в камеру зашел дежурный помощник начальника следственного изолятора (далее ДПНСИ) Гостев, который в категорической форме срочно потребовал от меня выходить с вещами.
Я попросила у него полтора – два часа полежать, так как обычно нас выводили из камер не раньше 3-х часов ночи, а я только что теряла сознание. Гостев очень кричал, оскорблял меня, обвинял в симуляции (хотя он не мог установить мое состояние, так как не имеет высшего медицинского образования и не обследовал меня).
Далее ДПНСИ Гостев сообщил мне, что мои вещи он соберет без меня, сдаст их на склад, а я поеду на суд «голой». Все это сопровождалось нецензурной бранью, оскорблениями, криком, угрозой применения физической силы и спецсредств.
Я не видела, как складывались, куда и кем делись мои вещи, но сумки были закрыты, вещей на полках не было, где что находилось мне не было известно.
Я долго потом не могла найти часы, туалетную бумагу, что создало мне существенные неудобства при этапировании.
Когда я вышла из камеры у меня тут же забрали все вещи, а мне приказано было быстро следовать за сотрудниками, что мною и было сделано.
Когда мы подошли к складу все мои вещи, включая все документы по моему уголовному делу, были помещены на склад, склад был закрыт, а мне ДПНСИ Гостевым было в грубой форме приказано ехать на этап «голой». Таким образом, в нарушение законодательных актов РБ, о которых я укажу ниже без описи, насильно, обманом я была лишена возможности иметь при себе не запрещенные к использованию личные вещи и самое главное – у меня были (так же без описи) изъяты все материалы для защиты по уголовному делу. Я несколько раз объясняла ДПНСИ Гостеву, что 28.07.2008 г. в 12.00 состоится заседание судебной коллегии по уголовным делам Витебского областного суда, председательствующий судья Петров Л.Г. Я без документов, необходимых мне для защиты, на суд ехать отказываюсь, просила предупредить судью.
ДПНСИ Гостев дал команду сотрудникам СИЗО насильно, с применением спецсредств (в случае необходимости) осуществить доставку меня в автозак. Сотрудниками СИЗО (4 человека, я знаю фамилию только одного – Шульцев) начали за руки оттаскивать меня от стены, потащили волоком по бетонному полу СИЗО-2 по направлению к дежурной части.
Как долго меня волоком по полу тащили сотрудники СИЗО я не знаю, так как опять потеряла сознание. Когда я пришла в сознание, мне какую-то помощь оказывал фельдшер медчасти СИЗО.
Я лежала на бетонном полу, так как не могла встать из-за сильной тошноты, головокружения и слабости.
Мне по-прежнему отказали в выдаче вещей, я по-прежнему отказалась ехать в г.Полоцк, так как не имела с собой никаких вещей, в том числе материалов, необходимых мне для защиты в уголовном процессе.
Через некоторое время ДПНСИ Гостев дал команду выдать мне вещи, все ли там были в наличии или нет, мне до сих пор не известно, предполагаю, что отсутствие как некоторых из личных вещей, так и из материалов уголовного дела выявится позже.
В последующий час, пока я, учитывая состояние здоровья, перемещалась к дежурной части, я неоднократно просила сопровождающих меня сотрудников предоставить мне возможность воспользоваться туалетом. Однако сотрудником СИЗО Шульцевым мне было отказано в неуважительной оскорбляющей мое женское и человеческое достоинство форме.
При выходе из камеры сборного отделения для высадки в автозак ДПНСИ Гостев оскорблял меня нецензурной бранью, кричал на меня. На это ему мною было сделано замечание, однако это только усугубило ситуацию, крик, оскорбления усилились.
Таким образом, сотрудниками СИЗО-2 26.07.2008 г.:
— были нарушены:
1. Закон РБ от 16.06.2008 г. №215-3 «О порядке и условиях содержания лиц под стражей» ст.2, 9, 10, 11, 19, 36.
2. Постановление МВД РБ от 13.01.2004 г. №3 «Об утверждении ПВР СИ УИС МВД РБ» п.1, 17, 33, 203.

— были применены пытки в соответствии с определением ст.1 Декларации ООН «О защите всех лиц от пыток и других жестоких бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания» (09.12.1975 г.).

— ст.10, 11, 43 УПК РБ.

Прошу разобраться в ситуации, привлечь к дисциплинарной ответственности виновных лиц, дать мне ответ в соответствии со ст.109 ПВР СИЗО.

7. Защита прав человека в СИЗО. Как и кому жаловаться?

Заключенные, находящиеся в следственных изоляторах, пишут много жалоб как на действия следственных органов и судов, так и на действия администрации СИЗО. Бывает, что эти жалобы пишутся, как говорится, от нечего делать. Но нередко жалобы и заявления имеют под собой реальную основу — нарушение тех или иных прав заключенных. Поэтому важно знать, как правильно написать жалобу и в какую инстанцию ее адресовать.

Согласно ст. 17 ЗСПС, каждый заключенный имеет право обращаться с предложениями, заявлениями и жалобами, в том числе в суд, по вопросу законности и обоснованности их содержания под стражей и нарушения их законных прав и интересов (в том числе по вопросам нарушения их прав и интересов в СИЗО).

Прежде, чем жаловаться, необходимо точно знать, какие конкретно права имеют заключенные. Той же статьей 17 ЗСПС установлено, что заключенные, находящиеся в следственных изоляторах, имеют право:

  • получать информацию о своих правах и обязанностях, режиме содержания под стражей, дисциплинарных требованиях, порядке подачи предложений, заявлений и жалоб;
  • на личную безопасность;
  • обращаться с просьбой о личном приеме к начальнику места содержания под стражей и к лицам, контролирующим деятельность места содержания под стражей, во время их нахождения на территории места содержания под стражей;
  • на свидания с защитником (причем свидания с защитником не ограничиваются ни количественно, ни во времени);
  • на свидания с родственниками и иными лицами (с разрешения лица либо органа, в ведении которого находится дело);
  • хранить при себе документы и записи, относящиеся к их уголовному делу либо касающиеся вопросов реализации своих прав и законных интересов (в том числе Закон «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений», УК [Уголовный кодекс Российской Федерации] , УПК, Правила внутреннего распорядка) за исключением тех документов и записей, которые могут быть использованы в противоправных целях или которые содержат сведения, составляющие государственную или иную охраняемую законом тайну;
  • обращаться с предложениями, заявлениями и жалобами, в том числе в суд, по вопросу законности и обоснованности их содержания под стражей и нарушения их законных прав и интересов (в том числе по вопросам нарушения их прав и интересов в СИЗО);
  • вести неограниченную переписку и пользоваться письменными принадлежностями (под цензурой администрации СИЗО);
  • получать бесплатное питание, материально-бытовое и медико-санитарное обеспечение, в том числе в период участия их в следственных действиях и судебных заседаниях;
  • на 8-часовой сон в ночное время (ночное время, согласно УПК, определяется с 22.00 до 6.00 местного времени), в течение которого запрещается их привлечение к участию в процессуальных и иных действиях, за исключением случаев, предусмотренных УПК (например, допрос арестованного может быть проведен и после 22.00, если промедление в получении и проверке показаний может привести к утрате доказательств, помешать задержанию соучастников, отысканию похищенного, пресечению новых преступлений);
  • пользоваться ежедневной прогулкой продолжительностью не менее одного часа;
  • пользоваться собственными постельными принадлежностями, а также другими вещами и предметами, которые перечислены в Правилах внутреннего распорядка;
  • пользоваться литературой и изданиями периодической печати из библиотеки места содержания под стражей либо приобретенными через администрацию в торговой сети;
  • пользоваться настольными играми;
  • отправлять религиозные обряды, иметь при себе религиозную литературу и предметы культа;
  • заниматься самообразованием и пользоваться для этого специальной литературой;
  • получать посылки и передачи;
  • на вежливое обращение со стороны сотрудников мест содержания под стражей;
  • участвовать в гражданско-правовых сделках;
  • получать и отправлять денежные переводы;
  • заключать и расторгать брак, участвовать в иных семейно-правовых отношениях;
  • приобретать продукты питания и предметы первой необходимости по безналичному расчету в магазине (ларьке) СИЗО (тюрьмы) или в торговой сети через администрацию СИЗО (тюрьмы);
  • подписываться на газеты и журналы и получать их;
  • при необходимости получать от администрации одежду по сезону, разрешенную к ношению;
  • трудиться (при возможности).

Существует определенный порядок направления жалоб, предложений и заявлений.

Все заявления, предложения и жалобы направляются через администрацию СИЗО. Необходимо помнить, что за направление заявлений и жалоб нелегальным путем заключенный может быть наказан.

Заявления, предложения и жалобы, направляемые в прокуратуру, суд, в том числе в Европейский суд по правам человека, органы государственной власти, Уполномоченному по правам человека РФ, уполномоченному по правам человека субъекта РФ, а также лицам (например, руководству ФСИН или депутатам), имеющим право контроля за местами содержания под стражей, цензуре не подлежат и должны направляться адресату в запечатанном конверте не позднее следующего дня с момента подачи [ЗСПС, ст. 21; Закон РФ «Об Уполномоченном по правам человека в Российской Федерации», ст. 19; ПВР, п. 94] .

Предложения, жалобы и заявления, направляемые лицам или органам власти, не имеющим права контроля за деятельностью СИЗО (и правоохранительных органов вообще), в том числе и защитнику, подлежат цензуре и должны направляться адресату в течение трех суток со дня подачи.

Если в заявлениях, предложениях или жалобах содержатся сведения, которые могут помешать установлению истины по уголовному делу или способствовать совершению преступления или же составляющие государственную тайну, а также если они каким-либо образом зашифрованы, то они адресату не направляются, а передаются лицу или органу, в производстве которых находится уголовное дело [ПВР, п. 96] .

Правила внутреннего распорядка устанавливают, что, если в заявлении или жалобе по вопросам, не связанным с производством по уголовному делу, содержатся законные просьбы или предложения, которые могут быть разрешены на месте администрацией СИЗО, то с согласия подозреваемого или обвиняемого они адресату не направляются. В этом случае администрация принимает меры по разрешению вопросов, поставленных в жалобе или заявлении, и о результатах уведомляет заключенного. Если же администрация некомпетентна разрешить вопросы, поставленные в жалобе или заявлении, либо заключенный настаивает на их отправке адресату, они направляются по назначению. В этом случае к жалобе, заявлению администрация СИЗО прилагает письмо (справку), в котором дает пояснение по существу поставленных вопросов и мерах, принимаемых по их разрешению.

Ответы на предложения, заявления и жалобы объявляются лицам, их подавшим, под расписку и приобщаются к личным делам.

Безусловно, с полученных ответов можно снимать копии.

Как правильно написать жалобу?

Обращайтесь только письменно, указывайте в жалобе, кому она адресована, чего вы хотите добиться, в чем выражалось допущенное нарушение.

Всегда оставляйте себе копии заявлений, желательно с отметкой о вручении, с входящим номером и телефоном должностного лица, занимающегося вашим делом.

Никогда, кроме чрезвычайных случаев, не обращайтесь в следующую инстанцию, не получив ответа из инстанции нижестоящей (только если по прошествии 10 дней вы не получили письменного ответа).

Требуйте аргументированного письменного ответа, а если речь идет о возбуждении уголовного дела — копию постановления о его возбуждении или об отказе в возбуждении дела.

Несколько иначе подаются жалобы на действия следователя или дознавателя [Ст. 124 УПК РФ] . Они подаются непосредственно прокурору либо через следователя или дознавателя, на действия которых жалобы приносятся. Устные жалобы заносятся в протокол. Лицо (следователь или дознаватель), получившее жалобу, обязано незамедлительно направить ее прокурору. Однако принесение жалобы не приостанавливает совершения обжалуемого действия.

Полученную жалобу прокурор обязан рассмотреть в течение трех суток и уведомить заявителя о результатах ее рассмотрения. В исключительных случаях допускается рассмотрение жалобы в срок до 10 суток. В случае отказа прокурор обязан изложить мотивы, по которым жалоба признана необоснованной. Если прокурор отказался удовлетворить вашу жалобу, то вы имеете полное право обжаловать его действия вышестоящему прокурору.

Практически любое действие (или наоборот — бездействие) следователя, прокурора и органа дознания можно обжаловать и в суд. Порядок такого обжалования изложен в статье 125 УПК РФ.

Жалоба в суд может быть подана заявителем, его защитником или законным представителем.

Судья обязан проверить обжалуемые действия (бездействие) не позднее чем через 5 суток со дня поступления жалобы. В судебное заседание по рассмотрению жалобы вызываются:

  • заявитель;
  • его защитник;
  • законный представитель, если он участвует в деле;
  • иные лица, чьи интересы непосредственно затрагиваются;
  • прокурор.

Неявка лиц, своевременно извещенных о времени рассмотрения жалобы и не настаивающих на ее рассмотрении с их участием, не является препятствием для рассмотрения жалобы судом.

Подача жалобы не приостанавливает производство обжалуемого действия и исполнение обжалуемого решения, если это не найдет нужным сделать орган дознания, следователь, прокурор или судья.

Не возлагайте на обжалование действий следователя, прокурора, дознавателя слишком больших надежд, поскольку тот, кому вы жалуетесь, чаще всего будет воспринимать вас как преступника, пытающегося избежать уголовной ответственности. Пишите жалобы кратко, убедительно, доказательно.

При обжаловании вышестоящему прокурору либо прикладывайте ответ на вашу первую жалобу (или его копию), либо прилагайте копию вашей жалобы, из которой будет видно, что прокурором отведенный для ответа трехдневный срок пропущен.

Обжалуйте действия следователя, дознавателя или прокурора в суд, не получив ответ в установленный законом срок.

Не только сам заключенный занимается защитой своих прав. Чтобы помочь добиться справедливости, в России имеется не только прокуратура или суд, но и другие органы. Несколько лет назад, например, был создан институт Уполномоченного по правам человека, к которому также можно обращаться за защитой. В министерстве юстиции и ФСИН также созданы специальные службы, занимающиеся контролем за правами заключенных.

В минюсте создан и функционирует отдел по контролю за соблюдением законности и прав человека в деятельности учреждений и органов уголовно-исполнительной системы. Отдел является структурным подразделением центрального аппарата Министерства юстиции Российской Федерации, организующим и осуществляющим ведомственный контроль за исполнением федерального законодательства и международных нормативных правовых актов по правам человека, в учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы и координирующим данное направление деятельности других подразделений министерства. Управление подчиняется непосредственно Министру юстиции РФ.

Отдел взаимодействует со структурными подразделениями центрального аппарата минюста, аппаратом Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации, уполномоченными по правам человека в субъектах Российской Федерации, правоохранительными органами и иными заинтересованными ведомствами, общественными объединениями и организациями, деятельность которых связана с соблюдением прав человека.

В Федеральной службе исполнения наказания тоже существует отдел по соблюдению прав человека в уголовно-исполнительной системе. Он является структурным подразделением ФСИН.

Основными задачами отдела являются:

  • участие в контроле за созданием необходимых условий для соблюдения прав лиц, подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений; осужденных к лишению свободы; сотрудников и работников учреждений и органов УИС;
  • обеспечение взаимодействия с Европейским комитетом по предупреждению пыток и бесчеловечного или унижающего достоинство обращения или наказания (ЕКПП);
  • участие во взаимодействии с делегациями Международного Комитета Красного Креста (МККК);
  • обеспечение взаимодействия с Уполномоченным Российской Федерации при Европейском Суде по правам человека;
  • обеспечение взаимодействия с Уполномоченным по правам человека в Российской Федерации;
  • взаимодействие с российскими общественными правозащитными организациями в сфере совершенствования порядка соблюдения прав человека в следственных изоляторах, тюрьмах, колониях и других подразделениях УИС;
  • участие в организации и проведении федеральных избирательных кампаний в местах содержания под стражей УИС.

Кстати сказать, в каждом территориальном органе УИС введены должности помощников начальников территориальных органов УИС по соблюдению прав человека.

Часто заключенные считают, что их, за тот или иной проступок, неправильно наказали. Как уже было сказано выше, жалобу можно направлять вышестоящему начальству, прокурору или в суд. Но направлять жалобы нужно строго по инстанции. Ниже, в таблице, изложен порядок направления жалоб по инстанции.

Последовательность обжалования наложенного взыскания:

Жалоба адвоката на действия сотрудников УФСИН.

Жалоба адвоката на действия сотрудников УФСИН России по Краснодарскому краю признана обоснованной

Начальнику ГУФСИН России по Ростовской области

генерал-майору внутренней службы

Уважаемый Сергей Егорович!

Направляем Вам для информации копии жалоб адвоката Адвокатской палаты Ростовской области Ригерта А.Н. директору ФСИН России и прокурору Краснодарского края.

По фактам нарушений прав адвоката и его подзащитного сотрудниками ФСИН России, изложенным в жалобах, прокуратурой г. Армавира Краснодарского края проведена проверка, по результатам которой на имя начальника ФБУ ИЗ-23/2 вынесено представление об устранении выявленных нарушений и недопущении их впредь.

вице-президент Адвокатской палаты Ростовской области

Адвокатской палаты Ростовской области

Уважаемый Дмитрий Петрович!

Настоящим сообщаю, что в январе 2011 г., выполняя свои профессиональные обязанности, я дважды сталкивался с нарушением моих прав при посещении своего подзащитного в следственном изоляторе №2 г. Армавира (ФБУ ИЗ-23/2 УФСИН России по Краснодарскому краю).

Так, при входе в следственные кабинеты 18.01.2011 г. и 25.01.2011 г. сотрудники СИЗО потребовали выдачи моего мобильного телефона. Я отказался выдавать свой мобильный телефон, на что дежурный отказался пропускать меня к моему подзащитному. В связи с тем, что я прибыл в СИЗО из г. Ростова-на-Дону и был ограничен во времени пребывания в г. Армавире, мне пришлось выполнить незаконные требования сотрудников СИЗО-2 и сдать телефон.

Побывав в следственном кабинете №2 18.01.2011 г., а затем — в следственном кабинете №3 25.01.2011 г., я убедился в том, что сотрудники изолятора руководствуются в своей деятельности устаревшим законодательством.

Так, в следственных кабинетах №2 и №3 в рамках висят выдержки из Правил внутреннего распорядка следственных изоляторов уголовно-исполнительной системы Министерства юстиции РФ, а именно п.п. 146, 147 и 148 Правил.

Пункт 146 Правил размещен в недействующей редакции, т.е. в редакции Приказа Минюста РФ от 14.10.2005 г.

Пункт 146 признан недействующим в части установления данного порядка проведения свиданий подозреваемых и обвиняемых с защитником решением Верховного Суда РФ от 31.10.2007 г. № ГКПИ07-1188.

Таким образом, изъятие у меня сотрудниками СИЗО-2 мобильного телефона 18.01.2011 г. и 25.01.2011 г. не было основано на законе.

Кроме того, в нарушение п. 145 Правил во всех трех следственных кабинетах установлены перегородки, что не обеспечивает в полной мере реализацию прав подозреваемых (обвиняемых) на беспрепятственное получение квалифицированной юридической помощи.

Все вышеуказанные нарушения прав адвоката были обжалованы в вышестоящие инстанции по линии ФСИН и прокуратуры.

Зам. начальника УФСИН России по Краснодарскому краю признал действия сотрудников СИЗО законными. Так, в частности, было указано, что все следственные кабинеты ФБУ ИЗ-23/2 оборудованы перегородками в соответствии с требованиями приказа Минюста РФ от 04.09.2006 г. № 279 в целях безопасности лиц, прибывающих на свидание и встречу с подозреваемыми, обвиняемыми и осужденными (Приложение № 3).

Исполняющий обязанности начальника управления организации деятельности тюрем и следственных изоляторов ФСИН России Ларин С.Б. указал, что перегородки, установленные в следственных кабинетах СИЗО-2 г. Армавира, вовсе не перегородки, а просто решетки. Так как в п. 145 Правил внутреннего распорядка следственных изоляторов уголовно-исполнительной системы Минюста РФ нет ни слова о разделительной решетке, соответственно, и нарушений со стороны сотрудников СИЗО по оборудованию следственных кабинетов указанными разделительными решетками также нет (Приложение № 2).

По моей жалобе прокуратурой г. Армавира была проведена проверка СИЗО-2, в ходе которой в действиях должностных лиц следственного изолятора выявлены нарушения требований ФЗ «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений» на имя начальника ФБУ ИЗ-23/2 вынесено представление об устранении выявленных нарушений и недопущении их впредь. В частности, прокурор г. Армавира усмотрел в действиях сотрудников СИЗО-2 нарушение прав адвокатов и их подзащитных, обязал начальника следственного изолятора демонтировать установленные в следственных кабинетах разделительные перегородки (Приложение № 6).

В настоящее время в уч. ИЗ-61/1 ГУ ФСИН России в каждом следственном кабинете устанавливаются подобного рода разделительные перегородки (решетки).

Предоставление адвокатам свиданий с доверителями в следственных кабинетах, оборудованных разделительными перегородками, не соответствует требованиям п. 145 Правил внутреннего распорядка следственных изоляторов уголовно-исполнительной системы Министерства юстиции РФ и нарушает права адвокатов.

Прошу принять меры по недопущению нарушения прав адвокатов при посещении подзащитных в следственных кабинетах уч. ИЗ-61/1 ГУ ФСИН России по РО.

Адвокат филиала «Истина» РОКА № 2

Жалоба на действия сотрудников ФСИН России

В целях оказания юридической помощи своему подзащитному Гурову Алексею Александровичу, я посещал СИЗО-2 (г. Армавир) 18.01.2011 г. и 25.01.2011 г.

Оба раза мне приходилось сталкиваться с нарушениями действующего законодательства, допущенными сотрудниками ФБУ ИЗ-23/2 УФСИН России по Краснодарскому краю.

Так, при входе на территорию СИЗО дежурный по КПП потребовал у меня выдачи ему моего сотового телефона, пояснив это тем, что проносить средства связи в следственные кабинеты запрещено законом. Я отказался выдавать свой сотовый телефон, на что дежурный отказался пропускать меня. В связи с тем, что я прибыл в СИЗО из г. Ростова-на-Дону и был ограничен во времени пребывания в г. Армавире, мне пришлось выполнить незаконные требования сотрудника СИЗО-2 и сдать телефон.

Побывав в следственном кабинете № 2 18.01.2011г., а затем — в следственном кабинете № 3 25.01.2011 г., я убедился в том, что сотрудники изолятора руководствуются в своей деятельности устаревшим законодательством.

Так, в следственных кабинетах № 2 и № 3 в рамках висят выдержки из Правил внутреннего распорядка следственных изоляторов уголовно-исполнительной системы Министерства юстиции Российской Федерации, а именно п.п. 146, 147 и 148 Правил.

Пункт 146 Правил опубликован в недействующей редакции, т.е. в редакции Приказа Минюста РФ от 14.10.2005 г.

Пункт 146 признан недействующим в части установления данного порядка проведения свиданий подозреваемых и обвиняемых с защитником Решением Верховного Суда РФ от 31.10.2007 г. № ГКПИ07-1188 (Приложение № 3). В частности, Верховный Суд РФ указал следующее:

«Поскольку порядок проведения свиданий подозреваемых и обвиняемых с защитником установлен ведомственным нормативным актом (Министерством юстиции Российской Федерации), что является незаконным, ограничивает права защитника на оказание квалифицированной юридической помощи подозреваемым и обвиняемым, находящимся под стражей, положения пункта 146 Правил в части установления порядка проведения свиданий подозреваемых и обвиняемых с защитником подлежат признанию недействующими с момента вступления решения суда в законную силу».

Таким образом, изъятие у меня сотрудниками СИЗО мобильного телефона 18.01.2011 г. и 25.01.2011 г. не основано на законе.

По поводу нарушения моих прав и прав моего подзащитного на беспрепятственное посещение Гурова А.А., а также оказание ему квалифицированной юридической помощи начальнику ФБУ ИЗ-23/2 подполковнику внутренней службы В.А. Иванникову была подана жалоба (Приложение № 1).

Начальник СИЗО, не отрицая существующей практики по изъятию у адвокатов мобильных телефонов при входе в следственные кабинеты, не согласился с доводами, изложенными в моей жалобе, и признал действие своих сотрудников правомерными.

Так, обосновывая законность действий сотрудников СИЗО по изъятию у адвокатов мобильных телефонов при входе в следственные кабинеты, начальник ФБУ ИЗ-23/2 сослался на п. 160 Инструкции по охране исправительных учреждений, следственных изоляторов уголовно-исполнительной системы, утвержденной приказом Минюста РФ от 15.02.2006 г. № 21-дсп:

«. убедившись в правильности предъявленных документов, опрашивает, нет ли у прибывшего при себе оружия, средств мобильной связи (при входе в режимную зону), если имеются средства мобильной связи, принимает их на временное хранение и делает запись в журнале учета сданных на временное хранение мобильных средств связи и документов».

Однако ссылку на указанный нормативный акт Министерства юстиции Российской Федерации нельзя признать обоснованной.

Конституционный Суд Российской Федерации по делу о проверке конституционности положений, содержащихся в статьях 47 и 51 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР и пункте 15 части второй статьи 16 Федерального закона «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений», в связи с жалобами граждан А.П. Голомидова, В.Г. Кислицина и И.В. Москвичева признал не соответствующим Конституции Российской Федерации, ее статьям 48 (часть 2) и 55 (часть 3) положение пункта 15 части второй статьи 16 Федерального закона «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений», допускающее регулирование конституционного права на помощь адвоката (защитника) ведомственными нормативными актами (Постановление от 25 октября 2001 г. № 14-П).

Как указал Конституционный Суд Российской Федерации, порядок и условия предоставления обвиняемому и подозреваемому свиданий, в том числе с защитником, определяются Федеральным законом «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений», что предполагает установление в нем предписаний, обеспечивающих соблюдение вытекающих из положений статей 48 (часть 2), 71 (пункты «в», «о») и 16 (часть 1) Конституции Российской Федерации требований к его нормативному содержанию.

Между тем, положение пункта 15 части второй статьи 16 Федерального закона «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений», на основании которого — во взаимосвязи со статьей 18 Федерального закона — порядок проведения свиданий подозреваемых и обвиняемых с адвокатом, участвующим в деле в качестве защитника, устанавливается нормативными актами Министерства юстиции Российской Федерации, иных министерств и ведомств, этим требованиям не удовлетворяет, поскольку позволяет осуществлять регулирование (и, следовательно, создает возможность ограничения) ведомственными нормативными актами существенных элементов конституционного права пользоваться помощью адвоката (защитника), которые подлежат определению непосредственно в уголовно-процессуальном законе.

При таких обстоятельствах ссылки начальника ФБУ ИЗ-23/2 на ведомственный нормативный акт, тем более предназначенный для служебного пользования — Приказ Минюста РФ от 15.02.2006 г. № 21-дсп, не являются обоснованными, т.к. указанный нормативный акт не может регулировать порядок допуска адвоката-защитника к своему подзащитному.

Кроме того, мной обжаловались действия сотрудников СИЗО-2, выразившиеся в несоблюдении требований п. 145 Правил внутреннего распорядка следственных изоляторов уголовно-исполнительной системы Минюста РФ. В частности, наличие во всех трех следственных кабинетах перегородок, что не обеспечивает в полной мере реализацию прав подозреваемых (обвиняемых) на беспрепятственное получение квалифицированной юридической помощи.

В обоснование законности установки перегородок в следственных кабинетах СИЗО-2 начальник данного учреждения сослался на пп. 23 п. 60 раздела 8 приказа Минюста России от 04.09.2006 г. № 279 «Об утверждении Наставления по оборудованию инженерно-техническими средствами охраны и надзора объектов уголовно-исполнительной системы».

Положения, указанные в данном нормативном акте, не могут распространяться на адвокатов-защитников, прибывших в следственные кабинеты для оказания юридической помощи подозреваемым (обвиняемым), т.к. в отношении адвокатов установлены особые условия общения с подзащитными, которые отражены в п. 145 Правил внутреннего распорядка следственных изоляторов уголовно-исполнительной системы Минюста РФ:

«145. Свидания подозреваемого или обвиняемого с защитником осуществляются наедине без разделительной перегородки и без ограничения их количества и продолжительности. Свидания могут проводиться в условиях, позволяющих сотруднику СИЗО видеть подозреваемого или обвиняемого и защитника, но не слышать».

На основании изложенного прошу:

Принять меры к недопущению нарушения прав адвокатов-защитников и подозреваемых (обвиняемых) со стороны сотрудников ФБУ ИЗ-23/2 УФСИН России по Краснодарскому краю.

О принятом решении уведомить заявителя в установленные законом сроки.

Адвокат филиала «Истина» РОКА № 2

Ваша жалоба от 14.03.2011 г. по вопросам отказов в проносе мобильного телефона на режимную территорию ФКУ СИЗО-2 УФСИН России по Краснодарскому краю (далее — СИЗО-2), а также оборудования следственных кабинетов учреждения перегородками, рассмотрена.

Решением Верховного Суда Российской Федерации от 31.10.2007 г. № ГКПИ-1188 пункт 146 Правил внутреннего распорядка следственных изоляторов уголовно-исполнительной системы, утвержденных приказом Минюста России от 14.10.2005 г. № 189 (далее — Правила), был признан недействующим в части установления порядка проведения свиданий подозреваемых и обвиняемых с защитником. Верховный Суд, отменив ведомственную норму права, указал, что данный порядок подлежит регулированию непосредственно в уголовно-процессуальном законе. При этом каких-либо изменений и дополнений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации и другие законодательные акты по данному вопросу до настоящего времени внесено не было. Сотрудники следственных изоляторов при организации и проведении свиданий подозреваемых и обвиняемых с адвокатами, родственниками и иными лицами, а также при досмотре граждан, проходящих на территорию учреждения, обязаны руководствоваться требованиями действующего законодательства, регламентирующего порядок содержания под стражей.

Статьей 34 Федерального закона от 15.07.1995 г. № 103-ФЗ «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений» установлено, что сотрудники мест содержания под стражей вправе производить изъятие предметов, веществ и продуктов питания, запрещенных к хранению и использованию подозреваемыми и обвиняемыми. В связи с этим сотрудники следственного изолятора вправе изымать указанные предметы, в том числе и у защитников (адвокатов) при их входе в учреждение.

Не подвергаются досмотру вещи и одежда лиц, в производстве которых находятся уголовные дела подозреваемых и обвиняемых и которые обладают правом контроля и надзора за местами содержания под стражей. Лица, исполняющие свои обязанности на территории следственного изолятора, не могут находиться вне правового поля, регулирующего работу этих учреждений уголовно-исполнительной системы.

С учетом изложенного действия по отказу в проносе Вами мобильного телефона на территорию СИЗО-2 являются правомерными.

В соответствии с пунктом 2 статьи 13 Федерального закона от 21.07.1993 г. № 5473-1 «Об учреждениях и органах, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы» администрация обязана создавать условия для безопасности персонала, должностных лиц и граждан, находящихся на территории учреждения. В целях безопасности следователей, адвокатов следственные кабинеты СИЗО-2 оборудованы металлическими решетчатыми перегородками в соответствии с требованиями Наставления по оборудованию инженерно-техническими средствами охраны и надзора объектов уголовно-исполнительной системы, утвержденными приказом Минюста России от 04.09.2006 г. № 279. Указанные решетчатые перегородки конструктивно отличаются от разделительных перегородок, которые используются при свидании подозреваемых и обвиняемых с родственниками и иными лицами, не препятствуют адвокатам и следователям исполнять свои обязанности, служат обеспечению их личной безопасности. Оборудование отдельных кабинетов для адвокатов указанным Наставлением не предусмотрено.

Законодательством Российской Федерации каких-либо особых условий для проведения свиданий адвокатов с подзащитным (без разделительной решетки) также не установлено. Статьей 18 Федерального закона от 15.07.1995 г. № 103-ФЗ «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений» определено, что свидания подозреваемых и обвиняемых с защитником предоставляются наедине и конфиденциально без ограничения их числа и продолжительности. Свидания могут иметь место в условиях, позволяющих сотрудникам места содержания под стражей видеть их, но не слышать.

Данные требования законодательства Российской Федерации администрацией СИЗО-2 обеспечиваются.

Недостатки в части размещения в следственных кабинетах устаревшей информации, касающейся выписок из Правил внутреннего распорядка следственных изоляторов уголовно-исполнительной системы, утвержденных приказом Минюста России от 14.10.2005 г. № 189, устранены.

И.о. начальника управления организации

деятельности тюрем и следственных изоляторов

Прокуратурой г. Армавира проведена проверка Вашего обращения, поступившего из прокуратуры Краснодарского края, о нарушении прав со стороны сотрудников ФКУ И3-23/2 УФСИН России по Краснодарскому краю.

Проведенной проверкой в действиях должностных лиц следственного изолятора выявлены нарушения требования Федерального закона «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений» и по результатам на имя начальника ФКУ И3-23/2 внесено представление об устранении выявленных нарушений и недопущении их впредь.

Прокурор г. Армавира советник юстиции

Прокуратурой г. Армавира проведена проверка Вашего обращения о предоставлении информации о рассмотрении представления прокуратуры г. Армавира, внесенного начальнику ФКУ СИЗО-2 УФСИН России по КК по Вашей жалобе, поступившей из прокуратуры Краснодарского края.

Проведенной ранее проверкой установлено, что 18.01.2011 г. адвокатом Ригертом А.Н. в целях оказания юридической помощи подзащитному Гурову А.А. был посещен ФКУ И3-23/2 УФСИН России по Краснодарскому краю (далее — следственный изолятор).

В нарушение требований ст. 18 Федерального закона № 103-ФЗ от 15.06.1995 г. «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений», предписывающей, что свидание подозреваемого или обвиняемого с защитником осуществляется наедине без разделительной перегородки и без ограничения количества и продолжительности, встреча Ригерта А.Н. с подзащитным Гуровым А.А. проходила в следственном кабинете, который оборудован разделительной решеткой, что не обеспечивает в полной мере реализацию прав подозреваемых (обвиняемых) на беспрепятственное получение квалифицированной юридической помощи.

По результатам рассмотрения представления в следственном кабинете для работы защитников с подозреваемыми и обвиняемыми в совершении преступлений демонтирована разделительная решетка.

Кроме этого, разъясняю, что Федеральным законом № 78 от 21 апреля 2011 г. «О внесении изменений в ФЗ “О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений”» часть первая ст. 18 дополнена предложениями следующего содержания: «Защитнику запрещается проносить на территорию места содержания под стражей технические средства связи, а также технические средства (устройства), позволяющие осуществлять киносъемку, аудио- и видеозапись. На территорию места содержания под стражей защитник вправе проносить копировально-множительную технику и фотоаппаратуру только для снятия копий с материалов уголовного дела, компьютеры и пользоваться такими копировально-множительной техникой и фотоаппаратурой, компьютерами только в отсутствие подозреваемого, обвиняемого в отдельном помещении, определенном администрацией места содержания под стражей».

Таким образом, с момента вступления данных изменений в законную силу с 27.04.2011 г. действия сотрудников ФКУ СИЗО-2 УФСИН России по КК по изъятию у адвокатов средств сотовой связи при посещении подзащитного на территории места содержания под стражей являются обоснованными и законными.

И.о. прокурора г. Армавира юрист 1 класса

Еще по теме:

  • 35 лет непрерывного стажа льготы За 35 лет трудового стажа пенсия вырастет на 1100 рублей Выступая с отчетом в Государственной Думе Дмитрий Медведев пообещал, что правительство РФ не будет увеличивать пенсионный возраст россиян, но оно будет стимулировать граждан материально для того, чтобы они трудились как можно […]
  • Департамент муниципальной собственности и городских земель города краснодара График приема граждан Ковалёва Оксана Викторовна, директор департамента муниципальной собственности и городских земель администрации муниципального образования город Краснодар, проводит приём граждан по личным вопросам ежемесячно в соответствии с графиком (первый и третий вторник […]
  • Оформить загранпаспорт кировский район УФМС Кировского района Краткое описание — УФМС Кировского района ПРИЁМ ГРАЖДАН, ОБРАТИВШИХСЯ ПО ВОПРОСУ ОФОРМЛЕНИЯ И ВЫДАЧИ ЗАГРАНИЧНОГО ПАСПОРТА: Пн. с 09.00 до 13.00 перерыв с 13.00 до 13.45; с 13.45 до 18.00 - приём граждан, обратившихся за получением заграничного паспорта через […]
  • Бюро судебных экспертиз омск Бюро судебных экспертиз омск В рамках Всемирного дня борьбы со СПИДом на территории Омской области пройдут акции и мероприятия: 30.11.2017 года семинар «Если вы пишете о СПИДе» для студентов факультетов журналистики (БУОО «Омский областной «Дом журналистов», ул. Красный Путь, 11; с […]
  • Oh my book правила Блокнот Oh My Book! Правила жизни настоящей девочки [рус.] Войдите для того чтобы отправить вишлист друзьям. Характеристика товара: Производитель ФОП Фурсов Характеристика товара: Производитель ФОП Фурсов Блокнот Oh My Book! Правила жизни настоящей девочки […]
  • Оформить гражданство новорожденному в воронеже Отдел УФМС России по Воронежской области в Коминтерновском районе г. Воронежа Руководство Управления Начальник Викулина Ирина Викторовна Старший инспектор Филимонцева Лариса Петровна График работы по приему населения Прием: Понедельник: 18.00 - 19.45 Вторник: 14.00 - 16.00 Четверг: 14.00 […]
  • Пособия гражданам имеющим детей документы Финансово-экономическая деятельность Пособие по беременности и родам. Категория граждан: женщины-военнослужащие, проходящие военную службу по контракту. Нормативные правовые акты: статьи 6 – 8 Федерального закона от 19 мая 1995 г. № 81-ФЗ «О государственных пособиях гражданам, […]
  • Система штрафов для сотрудников ресторана Система штрафов для сотрудников ресторана Дополнение к обязанностям официанта Штрафы за невыполнение служебных обязанностей (вне зависимости от зоны обслуживания): - грязный или неубранный стол вне зависимости от времени суток, загрузки зала, наличия клиентов, зоны (VIP, зал, улица) – 10 […]