Да виньола правило пяти ордеров архитектуры

Да виньола правило пяти ордеров архитектуры

В год победы русских войск под Полтавой и через три года после учреждения в строящемся Санкт-Петербурге Канцелярии от строений в Москве был издан первый русский перевод трактата итальянского архитектора XVI века Джакомо Бароццио да Виньола “Правило пяти ордеров архитектуры”. Книга получила название: ”Правило о пяти чинех архитектуры Иакова Бароция Девигнола”, напечатана была гражданским шрифтом, содержала 12 страниц текста, 101 иллюстрацию и имела карманный формат в 1/8 листа.

В 1712 году последовало второе издание “Правила”, полностью повторившее первое. Единственное их отличие — в последовательности расположения гравюр.

В третий и последний раз “ордера” Виньолы печатались при Петре I в 1722 году. Новое издание принципиально отличалось от первых двух — большой формат, портрет Виньолы на фронтисписе, всего 47 листов, но главное, оно полностью воспроизводило узнаваемый источник — вариант трактата Дж. Б. да Виньолы, опубликованный в Риме в 1617 г. Вилламеном.(1) Экземпляр 1722 года не вызывает большого научного интереса, тогда как оригиналы 1709 и 1712 гг., и по сей день, остаются объектами компаративных исследований, так как их текстовая и графическая часть не совпадает ни с одной из известных публикаций трактата.

Загадочность первого издания Виньолы не раз привлекала к себе внимание отечественных ученых. О нем упоминал П.Пекарский,(2) первое научное описание памятника сделали Т.А.Бычкова и М.М.Гуревич(3), однако исследователям не удалось установить первоисточник, избранный для перевода на русский язык. Впоследствии Т.М.Сытина(4) указала на совпадение ряда чертежей русского перевода с чертежами из трактата А. Палладио(5), напечатанного в Амстердаме в 1679 году. Наиболее полный анализ “Правила. ” был проведен Н.А.Евсиной.(6) Автору посчастливилось выявить ряд документов, хранящихся в архиве Кабинета Петра I, которые позволили конкретизировать источник текстовой части “русского Виньолы” 1709 года, а также обозначить роль этого издания в процессе формирования новых архитектурных представлений, возникавших в Петровскую эпоху.

История изучения первого русского перевода трактата Дж. Б. да Виньолы еще далека до своего завершения. В ней осталось немало белых пятен: начиная с дальнейшего уточнения источников перевода текстовой части и источников разных частей графического блока и кончая определением имен авторов-переводчиков и составителей издания. Наряду с фактологической стороной, издание “Правила о пяти чинех архитектуры Иакова Бароция Девигнола” 1709 г. — событие культуры своего времени. Это позволяет рассматривать трактат не только с точки зрения его роли в формировании русской архитектурной теории начала XVIII века, но и как факт культурной политики царя-реформатора, составной частью которой была развернутая дидактическая программа. Одним из пунктов этой программы и стал первый “русский Виньола”. Означенный аспект — оценка появления первого, печатного перевода архитектурного трактата в России как учебника нового архитектурного языка и стал темой данного обсуждения.

Отметим, за немногим более десятилетия требования к содержанию и внешнему виду переводимого источника существенно изменились. В этом движении от анонимной компиляции 1709 г. до узнаваемого оригинала 1722 г. симптом формирующейся тенденции — нарождающаяся отечественная архитектурная теория, исходным событием которой стал маленький “русский Виньола”, сделала свой первый самостоятельный шаг. О том, что это движение было заметным, общественным явлением говорил уже стоявший в устье Невы столичный город. И если в начале 1710-х годов иностранцы только предрекали ему будущее “одного из превосходнейших городов на Балтийском море”(7), то в 1721 году камер-юнкер герцога Карла Фридриха Ф.В. фон Берхгольц, приехав в Петербург после семи лет, в одной из первых фраз своего личного дневника написал: “Около вечера прибыли мы благополучно в Петербург, который, со времени моего отъезда, так изменился, что я вовсе не узнавал его.”(8)

Что же предшествовало и способствовало появлению “Правила о пяти ченех архитектуры Иакова Бароция Девигнола”?

XVII столетие завершилось единоличным правлением Петра I. На риторический вопрос протопопа Аввакума: ”Русь, чего-то тебе захотелося немецких поступков и обычаев!”(9) — молодой государь, воспитанный в Немецкой слободе, ответил конкретными и далекими от риторики действиями — первым из которых была поездка за границу в составе Великого посольства под вымышленным именем.

Посмотрим на историю Великого посольства 1697-1698 гг., как на текст условного литературного произведения. По жанру — это пьеса с переодеваниями и сильным дидактическим уклоном, по сюжету — рассказ о посольской миссии, по фабуле — история “воровской экспедиции” за западной культурой.

Главные герои — великие послы: Франц Лефорт(10) , Федор Алексеевич Головин (11) и Прокопий Богданович Возницын.(12) Их сценарий — поиск политических союзников России в войне с Турцией. Все актеры, занятые в эпизодах — свита послов, должностные лица — дьяки, охрана, прислуга, хозяйственный штат, участвуют в этом дипломатическом сюжете. Но. одновременно в пьесе присутствует другая группа, развивающая свою линию — бригада волонтеров. Из 35 человек. Они занимаются освоением “морской науки”. Среди них есть некто — Петр Михайлов — высокий, резкий человек, с дергающимся в судороге, лицом. Это русский царь, он едет в составе посольства инкогнито. Его безошибочно узнают голландские плотники в Саардаме, далекие от замысловатой логики, разыгрываемого русским государем театрального действия.

Простой дипломатический сюжет “Великого посольства” постоянно видоизменяется, отражаясь в “кривом зеркале” фабулы — обучение “морской науке”(и не только — А.А.), где в бликах “зазеркалья” возникает “темная фигура” реального главного героя. Волонтер посольства — Петр Михайлов(13), несущий девиз “Аз бо есмь в чину учимых и учащих мя требую”(14) — аллегорическая фигура из эмблематического сборника, изображающая в тексте пьесы русского царя Петра I.

Перед нами театральное произведение, автором и режиссером которого был сам царь. В эту форму Петр превратил конкретную жизненную ситуацию — свою первую частную поездку заграницу. “Действо” развивается структурным законам барочной поэтики. Отметим два существенных момента данного события: сам факт “театрализации” жизненных явлений не нов для русской культуры, им проникнуто все позднее Средневековье, регламентировавшее царское бытие в фиксированных позах и жестких сценариях религиозных канонов и ритуалов. Петр впервые нарушил канон, царская жизнь вышла за рамки привычно обставленного ритуала, изменилась мизансцена. Ею стала ситуация светского жизненного обихода, героем которой могло быть только частное лицо. Следовательно, войти в нее царская особа была в состоянии исключительно в переодетом виде.

Сын царя Алексея Михайловича оказался первой фигурой династии, способной создать означенную ситуацию и естественно в нее вступить. Тем самым, он продемонстрировал достаточную степень зрелости личностного самосознания. Следствием столь существенных изменений, наметившихся в культурном обиходе русского общества, стал второй весьма заметный момент, постоянно декларировавшийся Петром I во время путешествия по западным странам -“во Европе присмотреться новым воинским( и не только — А.А.) искусствам и поведениям”, то есть глобальная установка на ученичество, а значит и особый интерес к дидактике.

Дидактическая тема рельефно проступает в художественной культуре начала XVIII века. Она звучит громче формальных положений усугубления и возвышения царствующей особы. Цель петровской дидактики — освоение русским обществом современного стиля мышления — алфавита, словаря и системы образов, на котором говорит и которыми мыслит Западная Европа.

Специфика русской культурной ситуации требовала быстрого обучения новой грамматической системе, и следовательно, предпочтительным был выбор уже готовых, апробированные временем и западным обществом образцов, учебников и методических пособий.

Европейской школой культуры барокко был разработан и общепринят международный тезаурус своего языка — сборники символов, эмблем и аллегорий.(15) В России первый такой сборник появился в 1705 году.(16) Его напечатали по воле царя в Амстердаме. Потребность в подобной книге связана исключительно с общественным характером происходивших изменений.

XVII столетие знало этот язык. Поэзия С.Полоцкого и его учеников носила сильно выраженный аллегорико-эмблематический характер. Но будучи явлением камерным, служа единичном царскому заказу, оно не требовало общественного переводчика или доступного руководства для понимания. Эмблематические сборники в оригинале и в рукописных переводах хранились в библиотеках царя, церковных деятелей и знати.(17) Их востребованность носила сугубо элитарный характер.

Ситуация Петровской эпохи принципиально иная. Язык символов, аллегорий и эмблем вышел за пределы интереса избранных персон и спустился в среду обиходной культуры. Корабли, медали, триумфальные шествия, фейерверки, убранство фасадов и интерьеров светских зданий, программы парковых ансамблей, проповеди, речи, панегирики и многое другое, что становилось жизненной реалией в первые годы XVIII столетия, получало оформление в системе аллегорико-символического выражения. Как шел процесс его общественного усвоения, демонстрирует история публикаций панегириков и программ, посвященных триумфальным вратам, возводимым по случаю военных побед Петра I.

Первые триумфальные ворота в России были сооружены в честь победы под Азовом в сентябре 1696 года. Этому событию в 1700 году посвятил пространный панегирик Илья Копиевский . Он был издан в Амстердаме и кроме текста включал гравюру с аллегорическим портретом Петра I. Произведение это особого внимания не привлекло, плохо раскупалось и издатель “понес много убытков”(18), скорее всего по причине общественного непонимания формы данной публикации.

В начале 1703 года по возвращении Петра после победы “над шведы и по взятии крепостей Шлотбурга, Ямбурга и Копорья” в Москве был устроен триумф и возведены учителями Славяно-греко-латинской академии врата с аллегорическими изображениями, которым сопутствовало печатное описание с подробным толкованием и панегирическими стихами. Тираж по тем временам был огромный — 1200 экземпляров. Образный и содержательный строй использованных в оформлении врат изображений основывался на аллегорическом и символическом истолковании античного мифа.(19)

О том, что подобная программа военного триумфа все еще плохо воспринималась обществом свидетельствует тот факт, что в 1704 году префект академии Иосиф Туровойский добавил к описанию новых триумфальных врат подробное обоснование использованной в них образной системы.(20) Он аргументировано доказывал право художника на обращение к “различным эмблематам, симболам и изобретеньям пиитическим”, основанным на античном мифе и обосновывал место данной образной системы в художественной культуре своего времени. “Удивишеся преславный читателю, яко торжественныя сия врата (якоже и в прошлых летах) не от божественных писаний, но от мирских историй, не святыми, но или от историков переданными, или от стихотворцев вымышленными лицами, и подобиями от зверей, гадов, птиц, древес, и прочих вещь намеренную изобразуем” — утверждал Туровойский, и продолжал — “ведати тебе подобает. Первое: яко сия не суть храм, или церковь во имя некоего от святых созданная, но политическая, сиесть гражданская похвала труждающимся. Второе: (…) аще писание божественное различныя вещи в различных образах являет, и мы, от писаний божественных наставление восприемше, мирскую вещь мирскими образы явити понудихомся и славу торжественников наших, и образе древних торжественников, по скудости силы нашея потщахомся прославити.”(21)

В тезисной форме идеи академического префекта сводились к следующему: аллегория и символ, основанные на античном мифе, необходимы для оформления светского пространства земной жизни человека; аллегория и символ могут быть также основаны на образах Ветхого и Нового Завета; они могут параллельно сосуществовать в едином художественном континууме, создавая систему двойного отражения человеческого бытия.(22)

Следующим этапом в процессе обучения, после разглядывания аллегорических картинок и чтения к ним пояснений, стало появление учебного пособия — в 1705 году вышли “Символы и эмблематы”.

В этой цепи познания и обучения вполне логично выглядело появление в описании “Врат триумфальных, строенных трудами исконных учителей . ” 1709 года, цитат из античных авторов в оригинале и переводе со ссылками на источники. Специальному разъяснению здесь подверглось лишь слово “апофеозис”.(23)

События общественной жизни первого десятилетия XVIII века показали, что новый для русской культуры язык был частично освоен, а его понимание обеспечено необходимым словарем. Естественно предположить, что и в других сферах жизни и деятельности появятся аналогичные дидактические пособия, переведенные на русский язык.

Поскольку в оформлении обиходного пространства человеческой жизни архитектура бесспорно играет ведущую роль, отражая в своих абстрактных формах его эстетическую модель, весьма вероятно, что очередным учебником должна была явиться книга по архитектуре. Действительно, в 1709 году в ряду технических и фортификационных пособий вышло “Правило о пяти чинех архитектуры Джакомо Бароция Девигнола”.

Если причина обращения к “Символам и эмблематам” как учебнику барочной культуры вполне понятна, то выбор из весьма обширной архитектурной библиотеки Западной Европы именно трактата Виньолы требует обоснования.

Первые два издания “русского Виньолы” — 1709,1712 гг. — представляют собой компилятивные сборники, лишь частично, процентов на 60, воспроизводящие оригинал. Текстовая часть и примерно 1/5 чертежей — практическое дополнение к трактату, отражающее реалии европейской архитектуры, возникшие уже после публикации трактата самим Дж. Б. да Виньолой в XVI веке. Подобный труд, изданный в Европе, обязательно содержал бы в названии наряду с именем автора трактата — имя издателя-составителя, которому принадлежали все дополнения. Ряд имен зодчих и строителей , бравших на себя труд издания архитектурных книг огромен, так как европейская архитектурная мысль активно обращалась в XVII веке к трактатам итальянцев XVI столетия, дополняя, адаптируя и компилируя их сообразно своим вкусам и запросам.(24)

В России незрелое личностное сознание не только игнорировало имя составителя, но опустило имя автора. В книжных реестрах издание было названо — “Архитектурная книга как фундамент строить повелением царского величества грыдырована и напечатана сия книга в Москве. в 1709 году.” Следовательно, выбор основы для первой, переводной, архитектурной книги имел достаточно произвольный характер и мог определяться степенью популярности, то есть количеством изданий, и простотой изложения выбранного первоисточника. По этим двум параметрам трактат Виньолы — вне конкуренции.(25) Существенным фактором была принадлежность книги итальянскому автору. Косвенно это подтверждает повышенный интерес к Италии и итальянскому, восприятие всего с нею связанного в превосходной степени, о чем свидетельствуют путевые записки и дневники русских людей, ездивших в Европу на рубеже XVII и XVIII вв.(26)

В ряду оригинальных архитектурных трактатов книга Джакомо Бароццио да Виньолы была самой лаконичной. Автор не утомлял пространными рассуждениями и большим объемом текста, концентрируя всю информацию в чертежах, и предлагал универсальную архитектурную систему, выраженную в античном ордере и закрепленную в жестких правилах незыблемых пропорций. Итальянский архитектор XVI века сделал попытку освободить зодчего от бесконечного поиска законов красоты и гармонии, предложив ему раз и навсегда готовые решения. Система Виньолы была вполне законченной архитектурной грамматикой, основанной на античном ордерном алфавите. Универсальность трактата определила его дальнейшую судьбу — он стал одним из основных первоисточников архитектурной теории и практики Европы XVII века и выдержал огромное количество переизданий, как в оригинальном, так и дополненном виде.(27)

ВИНЬОЛА (Il Vignola) (наст. имя и фамилия Якопо да Бароцци) (1507–1573), итальянский архитектор и теоретик искусства, мастер маньеристического направления в ренессансном зодчестве.

Родился в Виньоле (итальянская область Эмилия-Романья) 1 октября 1507. Первоначально получал художественное образование и работал как живописец в Болонье. В 1534 приехал в Рим, где изучал архитектуру у Б.Перуцци и А.да Сангалло Младшего, а также зарисовывал античные древности для иллюстраций к предполагавшемуся изданию трактата Витрувия. В 1541–1543 работал в Париже и Фонтенбло, в 1543–1546 в Болонье, затем снова в Риме, где состоял на службе папы Юлия III, а после смерти папы (1555) – преимущественно на службе семейства Фарнезе. Был секретарем Витрувианской академии в Риме.

Среди важнейших его произведений – вилла Джулия (совместно с Б.Амманати и Дж.Вазари; 1550–1555), церковь Сант Андреа на виа Фламиниа (1554), два малых купола на соборе св. Петра, где Виньола был помощником Микеланджело, а после его смерти (1564) руководил постройкой, внешний фасад Порта дель Пополо (1561; все в Риме), достройка грандиозного пятиугольного дворца Фарнезе в Капрароле близ Витербо (1558–1573). Руководил также сооружением Палаццо Фарнезе в Пьяченце (по проекту Ф.Пачотти; с 1558; не закончено). Традиция ренессансной классики в остроумных пространственно-декоративных эффектах работ Виньолы (таков, к примеру, овал, впервые введенный в композицию церковного здания в куполе храма Сант Андреа) переходит в маньеризм, предвосхищающий приемы барокко. Это в особенности характерно для наиболее известной его работы, римской церкви Иль Джезу, главного храма иезуитского ордена (с 1568; окончен после смерти мастера Дж. делла Портой в 1584); зрительно увеличив внутреннее пространство за счет динамичной композиции центрального (и единственного) нефа, «прирастающего» боковыми капеллами, Виньола создал тут модель архитектурной иллюзии, вызвавшую массу барочных подражаний.

Написал Правило пяти ордеров архитектуры (изданное в 1562), где классическая система ордеров, с одной стороны, превращена в строгую догму, но с другой – изложена столь четко и последовательно, что трактат этот до сих пор служит прекрасным учебным пособием.

Большая советская энциклопедия. — М.: Советская энциклопедия . 1969—1978 .

Смотреть что такое «Виньола» в других словарях:

Виньола — Виньола, Джакомо да Пять ордеров на иллюстрации из трактата Виньолы. Джакомо да Виньола, часто просто Виньола (Il Vignola; наст. имя Якопо де Бароцци; 1507 1573) архитектор маньерист из Болоньи, который оспаривает у Палладио … Википедия

Виньола — прозвище итальянского архитектора и писателя по части искусства Джакомо Бароццио (1507 1573). В. занимался вначале живописью, но безуспешно, а потому обратился к архитектуре. Изучив ее в Риме, он провел два года во Франции и по возвращении в… … Энциклопедический словарь Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона

Виньола Д. — ВИНЬÓЛА (Vignola) (наст. фам. Бароцци, Barozzi) Джакомо да (1507–73), итал. архитектор. Дворцы (Фарнезе в Капрароле, 1558–73), виллы (папы Юлия III в Риме, 1550–55), церкви (Иль Джезу в Риме, 1568–84) сочетают торжеств.… … Биографический словарь

Виньола Джакомо да — Виньола (Vignola) (настоящая фамилия Бароцци, Barozzi) Джакомо да (1.10.1507, Виньола, Эмилия Романья, ‒ 7.7.1573, Рим), итальянский архитектор. Представитель Позднего Возрождения. В. учился в Риме с 1534 у Б. Перуцци и А. да Сангалло Младшего,… … Большая советская энциклопедия

ВИНЬОЛА (Vignola) Джакомо — ВИНЬОЛА (Vignola) (наст. фам. Бароцци Barozzi) Джакомо да (1507 73), итальянский архитектор. Дворцы (Фарнезе в Капрароле, 1558 73), виллы (папы Юлия III в Риме, 1550 55), церкви (Иль Джезу в Риме, 1568 84) сочетают принципы архитектуры… … Большой Энциклопедический словарь

Виньола Джакомо да — (Vignola) (настоящая фамилия Бароцци, Barozzi) (1507 1573), итальянский архитектор эпохи Позднего Возрождения. Учился в Риме у Б. Перуцци и А. да Сангалло Младшего. Теоретик, автор трактата Правило пяти ордеров архитектуры (1562, русский… … Художественная энциклопедия

Виньола-Фалезина — Коммуна Виньола Фалезина Vignola Falesina Страна ИталияИталия … Википедия

Виньола (город) — Коммуна Виньола Vignola Страна ИталияИталия … Википедия

Виньола, Джакомо да — Пять ордеров на иллюстрации из трактата Виньолы. Джакомо да Виньола, часто просто Виньола (Il Vignola; наст. имя Якопо де Бароцци; 1507 1573) архитектор маньерист из Болоньи, который оспаривает у Палладио и Серлио звание самого влиятельного… … Википедия

Виньола Джакомо да — (Vignola), настоящая фамилия Бароцци (Barozzi) (1507 1573), итальянский архитектор. Дворцы (Фарнезе в Капрароле, 1558 73), виллы (папы Юлия III в Риме, 1550 55), церкви (Иль Джезу в Риме, 1568 84) сочетают принципы архитектуры Возрождения с… … Энциклопедический словарь

Джакомо да Виньола
Архитектура и биография


Церковь ордена иезуитов Иль Джезу
1568–1584, Рим

Образцом для многих храмов эпохи барокко послужила главная церковь ордена иезуитов Иль Джезу в Риме с залитым солнечным светом средокрестием и пластически выразительным фасадом, на котором ярусы композиционно связаны крупными волютами (1568–1584, закончена Джакомо делла Порта). Церковь Джезу, построенная Виньолой в Риме в качестве главного храма ордена иезуитов, оказала большое влияние на последующее развитие церковной архитектуры и вне Италии. Виньола развил намеченное еще Альберти сочетание широкого и высокого главного нефа с неглубокими боковыми капеллами, достигнув большой выразительности и цельности главного пространства. Фасад церкви, выполненный в несколько переработанном виде Джакомо делла Порта (1575), предопределил развитие церковных фасадов в эпоху барокко.

Джакомо да Виньола (Jiakomo da Vignola) (1507–1573)
Итальянский архитектор эпохи Позднего Возрождения. Собственно, настоящее имя мастера Бароцци (Barozzi). Учился в Риме с 1534 у Б.Перуцци и А. да Сангалло Младшего; работал в Риме, во Франции (1541–1543) и Болонье (1543–1546). Для творчества Виньолы характерно стремление к торжественной монументальности и сложным пространственным решениям, к созданию новых типов дворца, загородной виллы, культового здания.

Джакомо Бароцци да Виньола, учившийся у Перуцци, начал с ряда построек в [Болонье, занимался археологией в Риме и после поездки в Париж (1541—1543) работал для семьи Фарнезе в ее многочисленных владениях. К числу его важнейших построек относится вилла папы Юлия III в Риме (вилла Джулия), в которой Виньоле принадлежат, по-видимому, классически ясный фасад и общая композиция, в камерных масштабах использующая некоторые черты не осуществленного Браманте замысла ватиканского дворцового комплекса. Ансамбль развивается по глубинной оси и включает два расположенных на разных уровнях павильона, обращенных своими лоджиями в два полукруглых двора с гротами, нимфеями и фонтанами. Различная трактовка родственных в своей основе элементов и продуманная сценически эффектная смена перспектив, последовательно раскрывающихся сквозь павильоны и завершающихся обнесенным стеною садом, составляют особенность этого ансамбля, явившегося важным этапом в развитии глубинных пространственных композиций.

Окончание виллы Виньола предоставил Вазари, Амманати и другим мастерам. Вблизи виллы (на Фламиниевой дороге в Риме) Виньола выстроил также близкое ей по характеру казино (летний домик) папы Юлия III и небольшую, лаконичную по своим объемам ораторию Сант Андреа — первую овальную в плане купольную постройку, ставшую вскоре предметом многочисленных подражаний. Виньола был, кроме того, автором многих фонтанов, в том числе одного из лучших ренессансных фонтанов — в городе Витербо, эффект которого основан на противопоставлении как бы растущих от земли каменных форм стекающим вниз по ним струям воды.

Виньола построил первую овальную в плане церковь Сант-Андреа на Виа Фламиниа в Риме (1555), закончил мощный, пятигранный в плане дворец Фарнезе в Капрароле с величественньм круглым внутренним двором (1558–1573).Виньола известен также как крупный теоретик архитектуры, автор трактата “Правило пяти ордеров архитектуры” (1562, русский перевод 1939). Необычайная ясность и сжатость расположения и истолкования материала в трактате сделали его удобным учебным пособием и в XVII–XVIII веках способствовали распространению классицизма в европейской архитектуре.

Пространственные композиции Джакомо Бароцци да Виньолы

Из путевых записок:

«Скрытая густой парковой зеленью вилла возникает неожиданно. И стоит войти через ворота внутрь, как начинаются «чары’ Виньолы. Вдруг оказываешься в его власти, шаг за шагом постепенно раскрываются его удивительные, фантастические замыслы. Это действительно похоже на своеобразный рассказ, переданный языком архитектуры во времени и пространстве. Одно пространство сменяется другим, разные их уровни сообщаются галереями, открытыми лоджиями и лестницами. Впечатления сменяются, архитектурное пространство развивается, зрительно трансформируется, увлекая все дальше и дальше, открывая неожиданные ракурсы, вызывая постоянную взволнованность первооткрывателя,. И, наконец, внизу, куда приводят живописно изгибающиеся лестницы, и еще ниже уровня самого последнего дворика взору предстает грот, украшенный кариатидами, где словно замыкается круг творческих мыслей Виньолы, словно ставится последняя точка пространственной композиции в виде живой белой лилии, плавающей здесь в миниатюрном водоеме на дне колодца-грота. Дальше идти некуда, движение окончено, от шумного Рима сюда, через хитросплетение внутренних крытых и открытых пространств к этому уединению, где некогда в тишине, удалившись от мирских дел папа Юлий III мог погрузится в свои размышления. «

Творчество Виньолы в результате широкого распространения его трактата об архитектуре, который датируется большинством исследователей 1562—1563 гг., нередко представляется каноническим и консервативным. Изучая и сравнивая выдающиеся произведения архитектуры, Виньола стремился привести их к определенной ордерной системе. По его словам, он составил «маленькое руководство» для практического применения «для желающих научиться без особого труда понимать всю область искусства». 1

Излагая некоторые принципы, заложенные в трактате «Правило пяти ордеров архитектуры», в обращении к читателям Виньола сообщает, что «даже скромно одаренный человек, но не совсем лишенный художественного вкуса, сможет, не особенно затрудняя себя чтением, с первого же взгляда все это усвоить и должным образом применить. » 2

Однако одаренность, талант самого Виньолы мощно отражается в его архитектурных произведениях, среди которых особое место занимает вилла папы Юлия III в Риме, где Виньола не только блестяще продемонстрировал свободу в применении ордерной системы, но и полный отход от каких-либо жестких канонов. Правила не мешают ему свободно решать и общую композицию, и детали. Его архитектура лишена какой-либо скованности и сухости, он проявляет любовь к живописным и декоративным приемам.

Увлекаясь сложным пространственным построением криволинейного плана, своеобразием архитектурных форм в пространственной композиции, он проявляет виртуозное отношение к деталям, покрывает стены замысловатым декором, опирая их на арки и тонкие колонны. Он контрастно переплетает большой и малый ордер, малые и большие арки.

И все же, видя все это в натуре, убеждаемся, что сама основа этого крупного архитектурного произведения настолько ясна, и главная пространственно-планировочная тема настолько господствует, что детали почти ускользают от внимания, отодвигаются на второй план, уступая место восприятию общего крупного волевого объемно-пространственного решения.

В результате остается цельное и ясное впечатление.

Замысел виллы папы Юлия III раскрывает основную сущность архитектуры, заключающуюся в ее пространственном решении, в самой системе зрительного восприятия человека при его перемещении из пространства в пространство, в композиционно-информативном богатстве каждого из них.

Архитектурно-пространственная направленность этого произведения, стоящего на грани перехода от классицизма к барокко, позволяет отнести его к самым выдающимся произведениям Виньолы. Не случайно Вазари в своих сдержанных отзывах о трактате Виньолы проявляет заметно ревнивое отношение по поводу осуществления в натуре проекта виллы, который он даже приписывает себе 3 .

Однако нельзя не упомянуть и другое архитектурное произведение Виньолы, основанное на иных композиционных принципах, — знаменитую виллу-замок в Капрароле, построенную для кардинала А.Фарнезе недалеко от Витербо.

Их путевых записок:

«Замок возник близко и неожиданно. Отвесные скалы и подпорные стены скрывали его. Покрутившись по извилистому шоссе, автобус остановился прямо у подножья лестниц Капраролы. Это была новая «встреча с Джакомо Бароцци да Виньола.

Воинственно и грозно возвышался замок-крепость над живописной местностью, над небольшим бедным селением с узкими улицами с обветшалыми домами, покрытыми черепичными кровлями.

Серый цвет рустичной кладки и резных деталей фасадов сочетался с красно-кирпичной окраской гладкой поверхности стен, Мрачные высокие стены бастионов и легкий нежный ордер, опоясывающий верхние ярусы, олицетворяли образное сочетание крепости и загородной виллы.

Широкая торжественная лестница словно бы радушно приглашает подняться и войти в замок, на первый взгляд придавая зданию открытый, общественный характер.

Однако это обманчивое впечатление кажущейся доступности исчезает, когда убеждаешься, что великолепная лестница приводит к глубокому рву, окружающему пятиугольник замка. Лишь узкие перекидные мостики позволяют войти внутрь, Мосты опираются на внушительные опоры, имеющие классический профиль каблучка.

Внутри здания, связывая этажи, вьется лестница, ступени которой уложены на винтообразно извивающийся архитрав, «а-груженный сводами и поддерживаемый спаренным ордером. Ступеньки сделаны из камня и красного кирпича, а своды и стены покрыты росписью.

Круглый двор обладает магическим свойством — о« очаровывает, становясь предметом созерцания. Таково влияние геометрически четкой цилиндрической формы, образованной повторяющейся темой арок двухъярусной галереи. Двор похож на зал под открытым небом. Поверхность двора вымощена красным кирпичом, уложенным как паркет в елку» с белокаменными лучами-дорожками, радиально расходящимися от центра, где вставлено каменное изображение солнца в виде огромной маски, служащей устройством для стока дождевой воды, — деталь, которая остроумно подчеркивает центричность общей объемно-пространственной композиции.

Фасад замка со стороны скалистых отрогов обращен в цветущий сад, в который, выйдя из замка, можно попасть, вновь перейдя через ров. Окруженный скалами и скрытый за суровой каменной оградой, он выглядит сказочным. Зелеными шатрами раскинулись пинии. Как во времена кардинала Александра Фарнезе, для которого был построен этот замок-крепость в изоляции от мира, здесь царят тишина и покой, внизу за крутой пропастью распласталась обширная низменность.

Сквозные арки служат прекрасным обрамлением открывающегося ландшафта с синеющим тонким силуэтом далеких гор. Точь в точь — излюбленный мотив фонов живописных портретов мастеров итальянского Возрождения. Еще кудрявятся от яркой зелени склоны гор и только убранные поля и возделанные пашни цвета жженой охры говорят о конце лета.

Внизу на ступенях лестницы не спеша, с олимпийским спокойствием раскуривают свои трубки мудрые старики в широкополых шляпах. Их внуки, полные любопытства, тянут тонкие детские ручки, принимая значки и мелкие монетки. «

Капрарола служит примером в линии развития архитектуры при организации замкнутого центричного пространства. Изоляцию внутреннего пространства от окружающей городской среды можно видеть и в вилле папы Юлия, но она является примером традиционного развития осевой многоплановой архитектурно-пространственной системы.

В своем многообразном творчестве Виньола блестяще продемонстрировал совершенно противоположные композиционные приемы.

Примечания

1. Виньола Дж.Б. Правило пяти ордеров архитектуры. — М., 1939. — С. 17—18.

3. Виньола Дж.Б. Указ. соч., с. 63.

Еще по теме:

  • Приказ о корректировке рабочих программ педагогов Положение о рабочей программе Согласовано Рассмотрено «Утверждаю Протокол заседания профкома на заседании педагогического совета Директор школы № от протокол № от .2016 г. Приказ № _____ от .2016 г. Положение о рабочей программе педагога МОУ «СОШ с. Алексашкино Питерского района […]
  • Людовик 19 правил сколько лет ЛЮДОВИК XIX Другое имя: герцог Ангулемский Имя латиницей: Louis Antoine; duc d`Angouleme Пол: мужской Дата рождения: 06.08.1775 Место рождения: Версаль, Франция Дата смерти: 03.06.1844 Возраст (68) Место смерти: Герц, Италия Знак зодиака: Лев По восточному: Коза Ключевой год: 1820 XIX […]
  • Учебное пособие по гму Основы государственного и муниципального управления. Рой О.М. СПб.: 2013. — 448 с. Учебное пособие посвящено освещению проблем и перспектив в развитии российской государственности, повышению роли местных сообществ в решении актуальных проблем местного значения, на основе обобщения […]
  • Закон рф о центральном банке рф банке россии Федеральный закон от 10 июля 2002 г. N 86-ФЗ "О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)" (с изменениями и дополнениями) Федеральный закон от 10 июля 2002 г. N 86-ФЗ"О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)" С изменениями и дополнениями от: 10 января, 23 […]
  • Отдел субсидий люблино Отдел субсидий люблино Районные отделы жилищных субсидий. ЮВАО Самаркандский б-р, кв-л 134А, корп. 2 Щербаков Владимир Николаевич в Центре госуслуг Мои документы Жулебинский б-р, д. 25 Капотня, 2-й квартал, д. 1 Кутепов Александр Викторович в Центре госуслуг Мои документы […]
  • Приказ 2700 53 пункт Приказ Министра обороны РФ от 30 декабря 2011 г. N 2700 "Об утверждении Порядка обеспечения денежным довольствием военнослужащих Вооруженных Сил Российской Федерации" (с изменениями и дополнениями) Приказ Министра обороны РФ от 30 декабря 2011 г. N 2700"Об утверждении Порядка обеспечения […]
  • Федеральный закон от 23 февраля 2013 года Федеральный закон от 23 февраля 2013 г. N 15-ФЗ "Об охране здоровья граждан от воздействия окружающего табачного дыма и последствий потребления табака" Федеральный закон от 23 февраля 2013 г. N 15-ФЗ"Об охране здоровья граждан от воздействия окружающего табачного дыма и последствий […]
  • Задачи право собственности на землю Земельное право задачи по методичке 1-4 тема Согласно ст. 3 ФЗ №101-ФЗ от 24.07.2002 "Об обороте земель сельскохозяйственного назначения": Иностранные граждане, иностранные юридические лица, лица без гражданства, а также юридические лица, в уставном (складочном) капитале которых доля […]