Казнь прокурора

Казнь прокурора

В.К.Гавриленко. Казнь прокурора. Документальное повествование

Гавриленко Владимир Кузьмич родился в г.Боготоле Красноярского края 8 января 1935 года. После окончания десятилетки поступил на юрфак Томского госуниверситета. Окончив учебу, возвратился в Красноярский край, работал следователем прокуратуры в г.Канске и Иланском. В 1960 году назначен прокурором Алтайского р-на Хакасии. С 1963 по 1973 годы – прокурор г.Абакана, затем выдвинут заместителем областного прокурора, а с 1976 по 1986 годы – прокурор Хакасии. В настоящее время работает старшим помощником прокурора республики, занимается вопросами реабилитации жертв политических репрессий. Почетный работник прокуратуры Российской Федерации, имеет правительственные награды и поощрения Генерального прокурора.

Являясь высоко профессиональным специалистом и имея огромный опыт служения Закону, в своей повести автор с большой точностью и как бы «изнутри» показывает механизмы осуществления произвола и беззакония, свойственные авторитарному большевистскому режиму для подавления воли абсолютного большинства граждан страны и всякой оппозиции и инакомыслия. Главные герои повести – реальные личности, большинство которых невинно загублены кровожадной «пролетарской» диктатурой, хотя сами верно служили этой диктатуре. Тема повести злободневна и сегодня.

Книга достойно войдет в летопись кровавых времен большевизма не только в Хакасии, но и в целом Российского государства.

Документальная повесть Владимира Гавриленко «Казнь прокурора» — «хакасский след» кровавого террора тридцатых годов – новое слово в том роде литературы, где давно уже не ждут открытий.

На редкость удачное сочетание в авторе книги опытного юриста, талантливого литератора и многолетнего сотрудника комиссии по реабилитации жертв политических репрессий особенно ярко проявляется там, где он уверенной рукой срывает завесу со многих партийных и чекистских тайн, оставшихся вне поля зрения даже писателей солженицынского круга.

Отслеживая шаг за шагом несколько последних лет жизни своего коллеги и героя повести, замученного в тюремных застенках в тридцать седьмом году, — прокурора Хакасии Ильи Тихоновича Жирова, — Владимир Гавриленко мастерски воссоздает атмосферу охваченных страхом и паникой райкомов, обкомов, крайкомов, пристально вглядывается в «рабочие» будни местных мастеров провокаций и пыток.

Являя собой строго документированную летопись хакасской ежовщины, «Казнь прокурора» дает яркое представление о системе правосудия в тоталитарном государстве, которая позволяла в считанные минуты и по подложным основаниям приговаривать к расстрелу безвинных людей.

Возвращая добрые имена прокурору Жирову и тем, кто работал и погиб вместе с ним, В.Гавриленко называет имена их предателей и палачей, в том числе и ныне живущих.

Адресованная самому широкому кругу читателей книга, безусловно, станет ценнейшим подспорьем и для специалистов отечественной истории.

«Казнь прокурора» — это и КНИГА ПАМЯТИ, и КНИГА-ПРЕДОСТЕРЕЖЕНИЕ.

Казнь прокурора

В.К.Гавриленко. Казнь прокурора. Документальное повествование

Документальная повесть Владимира Гавриленко «Казнь прокурора» — хакасский след» кровавого террора тридцатых годов — новое слово в том роде литературы, где давно уже не ждут открытий.

На редкость удачное сочетание в авторе книги опытного юриста, талантливого литератора и многолетнего сотрудника комиссии по реабилитации жертв политических репрессий особенно ярко проявляется там, где он уверенной рукой срывает завесу со многих партийных и чекистских тайн, оставшихся вне поля зрения даже писателей солженицынского круга.

Отслеживая шаг за шагом несколько последних лет жизни своего коллеги и героя повести, замученного в тюремных застенках в тридцать седьмом году, — прокурора Хакасии Ильи Тихоновича Жирова, — Владимир Гавриленко мастерски воссоздает атмосферу охваченных страхом и паникой райкомов, обкомов, крайкомов, пристально вглядывается в «рабочие» будни местных мастеров провокаций и пыток.

Являя собой строго документированную летопись хакасской ежовщины, «Казнь прокурора» дает яркое представление о системе правосудия в тоталитарном государстве, которая позволяла в считанные минуты и по подложным основаниям приговаривать к расстрелу безвинных людей.

Возвращая добрые имена прокурору Жирову и тем, кто работал и погиб вместе с ним, В.Гавриленко называет имена их предателей и палачей, в том числе и ныне живущих.

Адресованная самому широкому кругу читателей книга, безусловно, станет ценнейшим подспорьем и для специалистов по отечественной истории.

«Казнь прокурора» — это и КНИГА ПАМЯТИ, и КНИГА-ПРЕДОСТЕРЕЖЕНИЕ.

Вместо предисловия

Избранная автором тема о массовых репрессиях в стране в период господства тоталитарной системы — это дань памяти многим миллионам жертв, невинно загубленным властью граждан. Несмотря на появившиеся в последние годы многочисленные исторические, философские, социологические и художественные публикации о причинах и обстоятельствах большевистского эксперимента, эта тема остается интересной и волнующей для большого числа читателей. Боль утрат и сегодня жива в сознании народа, а память о них — неистребима.

Автор повести — известный не только в Хакасии работник прокуратуры, сорок лет проработавший на разных должностях, в том числе и областным прокурором. Он довольно часто выступал в печати и на телевидении. Последние пять лет Владимир Кузьмич ведет огромную и очень ответственную работу по реабилитации жертв политических репрессий. Через его руки прошли многие сотни уголовных дел о репрессиях, рассмотрены тысячи обращений граждан по вопросам восстановления доброго имени репрессированных.

Юридическая деятельность и огромный опыт В.К.Гавриленко позволили ему по-новому взглянуть на исторические, правовые причины и условия геноцида против своего народа со стороны захвативших вооруженным путем власть большевиков, профессионально посмотреть на заказчиков террора и исполнителей, их методы и тактику осуществления человеконенавистнических идей подавления всякого инакомыслия, уничтожения целых классов и народов. Все описанные события опираются на документы и исторические факты. Автор на большом фактическом материале и невыдуманных личностях показал, какую страшную судьбу пережила маленькая Хакасия в те кровавые годы. Особенности репрессий в области состояли в том, что борьба с различными «левыми», «правыми», «центристами» и прочим инакомыслием сочеталась с особенно жестоким подавлением всяких национальных устремлений представителей хакасской интеллигенции. Большевики на деле показали, как они обеспечивают осуществление лозунга о праве наций на самоопределение и как разрешают проблемы развития государственности хакасского народа. В 1934 году было сфабриковано дело о «Союзе Сибирских Тюрок», к которому в 1937-1938 годах были отнесены все большие и малые хакасские руководители, сотни рядовых хакасов — рабочих и служащих. Все они обвинялись в подготовке вооруженного восстания для образования своего «буржуазного» государства, да еще под «протекторатом» Японии. В итоге практически вся хакасская интеллигенция, сформировавшаяся после 1917 года, была уничтожена. Сталинский режим загнал в концлагеря и там уничтожил как «бандитов» всех, кто оказал хоть какое-то сопротивление или неповиновение политике сплошной коллективизации.

На судьбах молодых руководителей области С.Е.Сизых, М.Г.Торосова, Г.Л.Гусарова, И.Т.Жирова, Е.Н.Четверикова, Куприяна Чульжанова и многих десятков других, уничтоженных в застенках НКВД, ярко и образно показана расправа Сталина и его приспешников Молотова, Кагановича, Ворошилова, Калинина, Ежова, Вышинского с тем поколением большевиков, которые имели собственное мнение о путях развития социализма и о Сталине. Автор показывает зарождение сталинского поколения большевиков, для которых вера в непререкаемый авторитет «вождя народов», его «непогрешимость», построенная на всеобщем страхе за свою жизнь и судьбу родных, близких, стала чертой характера и нормой поведения.

Автор показывает то «правовое поле», на котором процветала деятельность карательных органов авторитарной системы. Главными после самого вождя в управлении стали органы НКВД. Им в период массового террора вождь подчинил даже деятельность местных партийных органов, отчего они пострадали не менее других. Прокурорский надзор в стране перестал существовать как средство государственного контроля за деятельностью оперативно-розыскных, следственных и судебных органов. Более того, прокуроры областей и краев, пытавшиеся поставить на место начальников НКВД, пали первыми жертвами. Другие же стали придатками системы НКВД. В Хакасии были казнены многие партийные, судебные и советские работники. Первым из них погиб прокурор области Илья Тихонович Жиров, история жизни которого является главной сюжетной линией этого исторического повествования. Ему противостоит Хмарин и его команда недалеких по развитию, но преуспевших в жизни людей, профессией которых было убийство, обман, фальсификация. Многие из них благополучно дожили до глубокой старости.

Автор показывает полувековой обман народа, от которого скрывали правду о судьбе расстрелянных и загубленных системой людей, и одновременно говорит о высокой моральной силе и духе не сломленных пытками людей типа Жирова, Абрамсон. Гусарова и сотен других, презревших своих палачей.

Повествование В.К.Гавриленко убедительно свидетельствует, что большевизм как метод еще жив, и если он придет к власти, то это может привести к новому кровопролитию в России, невозможности развития демократии и свободы.

Повесть позволяет более глубоко и широко осветить картину истории Хакасии первой половины XX века без всяких прикрас и лакировки.

Убежден, что это повествование заинтересует многочисленных читателей — не только из числа жертв репрессий, но и всех тех, кому дорога история нашей страны, какой бы печальной она ни являлась.

В.Тугужекова,
доктор исторических наук,
профессор

Казнь прокурора

В.К.Гавриленко. Казнь прокурора. Документальное повествование

Послесловие

Мысль описать мрачные годы революционного террора родилась у меня тогда, когда прокурор Хакасии А.И.Критиков поручил мне заняться историей Хакасской прокуратуры и оценить деятельность работавших в ней прокуроров, начиная с первого уездного прокурора Хакасии Степана Дементьевича Рудягина (он же первый окружной прокурор с 1925 года), Николая Георгиевича Толстых (1928-1930), первого облпрокурора Хакасии Никифора Самуиловича Сигачева и кончая нашими днями.

Я приехал в Хакасию сорок лет назад и лично знаю всех ее прокуроров, секретарей обкома и председателей облисполкома с 50-х годов. Начинал свою прокурорскую работу с должности прокурора Алтайского района во времена, когда областным прокурором был Степан Петрович Адушкин (позднее — костромской и тамбовский облпрокурор). Он окончил Свердловский юридический институт, в Хакасию переехал в 1953 году. Вначале был заместителем прокурора, но вскоре прокурор области В.Д.Абрамов был снят с должности за то, что в день похорон Сталина 9 марта 1953 года вместе со своими коллегами выпил за упокой вождя. Об этом кто-то донес в КГБ, оттуда — в обком, и судьба Василия Дмитриевича Абрамова была решена.

Адушкин стал прокурором области. Это был умный и энергичный руководитель, замечательный воспитатель своих кадров, требовательный, не признававший халтуры как в прокурорской, так и в следственной работе. Увлекался журналистикой, был общительным и доступным для молодежи.

Затем прокурором области был Алексей Семенович Побежимов, впоследствии ставший заместителем Генерального прокурора СССР. С его отъездом хакасским прокурором стал Дмитрий Трофимович Ерошин. В 1976 году Ерошин уехал в Пензу, и Хакасскую прокуратуру в течение десяти лет довелось возглавлять мне. Это были годы бурного экономического роста Хакасии, когда на ее территории возводились предприятия Саянского территориально-промышленного комплекса, строились новые города и поселки. В текучке дел не доводилось заглянуть в историю, поэтому мне было мало известно о том, что представляла собой область и прокуратура в 20-40-х.

Изучая сохранившиеся документы, я обнаружил, что в годы массовых репрессий, особенно в 1937-1938 годах, кадры работников прокуратуры были уничтожены почти поголовно. В 1941-1945 годах состав работающих в прокуратуре области и райпрокуратурах сменился трижды за счет ухода следователей, прокуроров и помощников на фронт. Многие героически погибли на фронтах Отечественной войны.

Среди погибших на фронтах войны значатся 16 следователей, прокуроров и помощников областной и районных прокуратур Хакасии при общей численности оперативных работников менее 30 человек. Основную работу в прокуратуре в годы войны вели женщины, проводившие на фронт своих мужей, отцов и братьев. Они соблюдали законность в области в условиях военного времени.

История прокурора И.Т.Жирова печальна и поучительна. Да, он был из пролетарской семьи, стал большевиком второго поколения и прошел огромную жизненную школу, верой и правдой служил коммунистической идее. Если посмотреть непредвзято те дела, которыми Жирову пришлось заниматься, наверное, можно найти и такие, которые нужно пересмотреть и признать людей невиновными. Таковы требования закона о реабилитации. Взять хотя бы обвинения в антисоветской агитации и пропаганде. Тогда это было тяжкое государственное преступление, подрывающее основы государственной власти. Теперь такие действия не содержат состава преступления, и все лица, когда-либо привлеченные за это к ответственности, подлежат полной и безусловной реабилитации.

Жиров и начальник УНКВД Хмарин — большевики одного поколения. Почему один стал жертвой, другой — палачом?

Служение Жирова государству основано на использовании права, закона. Хмарин служил государству и партии через насилие и произвол. Жиров требует доказательств виновности человека, а у Хмарина всю виновность определяют «признания» под пытками.

С исторической точки зрения Жиров был обречен, так как в одиночку он не мог противостоять произволу органов НКВД. Главный прокурор страны был теоретическим и практическим пособником произвола. Партия и ее вождь наделили карательные органы страны правом осуществлять произвол, возведя в норму пытки. Жирова не поддержал и обком партии, так как тоже был полностью разгромлен, поскольку не мог противодействовать НКВД. Подобная участь постигла и облисполком во главе с М.Г.Торосовым.

Да, без поддержки со стороны Прокурора СССР, без системы истинного правосудия Жиров был обречен. Но и в этой безнадежной ситуации он не стал торговать своей совестью. История с Жировым поучительна в том смысле, что произвол — орудие диктатуры, он невозможен в правовом поле демократического государства. Террор в государстве, от кого бы он ни шел — от самой власти, от ее чиновников или от граждан — должен неминуемо признаваться преступлением и влечь за собой наказание. У нас почему-то не принято говорить прямо, что режим власти большевиков был преступным с самого начала, от момента захвата власти. Закон о реабилитации жертв был введен именно для этого, но, будучи принят составом Верховного Совета, вышедшим из недр большевизма, оказался малоэффективным. Будем надеяться, что история все расставит по местам.

Сегодня гарантии от произвола и репрессий предоставляются системой конституционных норм: право гражданина на правосудие; запрет введения чрезвычайных судов; право задержанного, арестованного и обвиняемого на защиту с момента задержания; запрет использования доказательств, полученных с нарушением процессуальных норм; право отказа давать показания против себя, своего супруга и близких родственников; право обжаловать действия и решения любых государственных органов и должностных лиц; гарантия каждому свободы мысли и слова; запрет пропаганды социального, классового, национального, религиозного и языкового превосходства; установление права на жизнь, свободу, неприкосновенность, защиту чести, доброго имени. Эти гарантии состоят также в полной деполитизации судебной системы и органов прокуратуры, которые выведены из подчинения органам исполнительной и представительной власти и политическим партиям. В стране господствует идеологическое и политическое многообразие, а средства массовой информации перестали быть орудием одной партии.

Всего этого просто не могло быть в условиях диктатуры единственной партии, одного вождя. Это огромные завоевания новой демократической России.


Памятник жертвам политических репрессий в Хакасии, г.Абакан
(у памятника автор книги Владимир Гавриленко)

Казнь прокурора

В.К.Гавриленко. Казнь прокурора. Документальное повествование

Торосов и другие

Заседание началось в 10 часов утра с дела Михаила Григорьевича Торосова, председателя исполкома облсовета. Ему было тридцать семь лет. Он родился в селе Означенное в семье рабочего, мать была батрачкой. Торосов окончил фельдшерско-акушерскую школу в Красноярске, затем учился в Томском геологическом институте, окончить который не смог по состоянию здоровья, работал на партийной и советской работе в Красноярске и Хакасии. Имел четверых детей. В 1935 году, после ухода с поста председателя исполкома Интутова, Торосов был выдвинут на эту должность, где полностью раскрылся его талант организатора и хозяйственного деятеля. Торосов не был националистом в том смысле, какой в это вкладывал НКВД. Он много делал для подъема культуры, образования хакасского народа, занимался различными вопросами хозяйственного развития области, подъема промышленности, энергетики, транспорта и сельского хозяйства. Он видел перспективу развития своей Хакасии и был настоящим патриотом. Это выделяло его на фоне областных руководителей, завезенных или из Сибирского, или из Красноярского крайкомов партии, для которых было несущественно, где работать — в Бийске, Барнауле, Томске, Прокопьевске, Омске или других районах Сибири. Они не имели корней в Хакасии. Торосов достойно представлял интересы хакасского народа в высших органах государственной власти Страны Советов. В октябре 1935 года он возглавил хакасскую делегацию в Москве в связи с подготовкой пятой годовщины хакасской автономии. По поручению высших органов власти делегацию принял М.И.Калинин. Перед центром были поставлены важнейшие вопросы развития области. В 1936 году Торосов участвовал в работе VIII съезда Советов, утвердившего новую Конституцию страны.

Торосов был арестован 12 октября 1937 года, на второй день после исключения из партии. Арест произвел Хмарин со своими сотрудниками. Начальник краевого управления Гречухин, узнав, что арестован делегат VIII съезда Советов, потребовал передать дело в Красноярск. 17 октября дело поступило в крайУНКВД, там были выброшены все материалы об аресте Торосова и составлены новые, после чего 21 октября была получена санкция крайпрокурора на арест давно арестованного руководителя Хакасии.

На следствии Торосова допрашивали несколько раз. Он дважды письменно давал разъяснения по предложенным следователем вопросам. В объяснении от 25 октября Михаил Григорьевич на семи листах, категорически отрицая свою контрреволюционную деятельность и существование националистической организации, признавал, что он выступал с националистической идеей расширения государственных полномочий хакасской автономии, предоставления больших прав хакасам в управлении территорией и даже выхода ее из подчинения Красноярскому краю, который не оказывал никакой помощи области в хозяйственном строительстве. Торосов весьма откровенно изложил историю возникновения и развития националистических идей среди хакасов. Он рассказал о деятельности первого председателя Хакасского национального округа Итыгина, много сделавшего для создания кадров хакасской интеллигенции и культуры, для развития Хакасии, входившей в то время в Сибирский край. Затем он изложил развитие идеи Константина Алексеевича Майтакова, признанного в 1934 году органами ОГПУ руководителем «Сибирского Союза Тюрок». Передача области в подчинение Красноярскому краю не решила ни одной из проблем становления государственности Хакасии.

В то время в Хакасии формировался большой отряд новой хакасской интеллигенции, получившей хорошее образование в Москве, Ленинграде, Свердловске, Новосибирске, Томске и других городах.

Эти новые национальные кадры выдвигались на руководящие должности в области и крае. Торосов был сторонником расширения прав области, повышения ее статуса и возлагал надежды на изменение административного деления в ходе принятия новой Конституции. Торосов не скрывал своих идей и находил себе сторонников.

В октябре 1935 года Хакасия отметила пятилетие со дня своего образования. В сентябре в порядке подготовки к юбилею для отправки в Москву была сформирована делегация, которую возглавляли Сизых и Торосов. Перед отъездом были разработаны и утверждены планы посещения ряда наркоматов и ведомств для постановки важнейших для развития области вопросов. Перед самым отъездом Торосову из Красноярска позвонил Рещиков и настоятельно рекомендовал делегации побывать в редакции газеты «Известия» у Николая Ивановича Бухарина. В Ачинске к составу прицепили вагон с хакасской делегацией. Этим же поездом в Москву в персональном вагоне ехал первый секретарь крайкома партии Акулинушкин. По пути в Москву он пригласил к себе Сизых и обговаривал с ним вопросы, которые предполагалось поставить перед центральными органами. В конце беседы Акулинушкин вторично упомянул о необходимости посещения делегацией главного редактора газеты «Известия» Николая Ивановича Бухарина и добавил, что тот любит принимать делегации и умеет это делать. Сизых передал этот разговор Торосову. Обстоятельства посещения хакасской делегацией Бухарина изложены в уголовном деле Сизых:

«Следователь: Торосов был на приеме у Бухарина?

Сизых: Да, вместе с делегацией Хакасии.

Следователь: Кто входил в состав делегации?

Сизых: Кто входил в состав делегации, сказать не могу, так как не помню фамилий.

Следователь: Вас Торосов информировал о состоявшейся беседе с Бухариным?

Сизых: Информировал. Торосов мне говорил, что когда делегаты на вопрос Бухарина: «Как живут колхозники?» — ответили, что живут неплохо и колхозы укрепляются, то Бухарин ответил: «Врать вас учат! Правительство хвалится, что колхозы крепнут и развиваются, а я знаю обратное, на деле этого нет. В колхозе нет мыла, нет других обиходов, ликвидацией безграмотности занимаются хуже, чем раньше!» На такую информацию Торосова я отреагировал положительно.

Следователь: Кому еще Торосов передал о состоявшейся встрече с Бухариным?

Сизых: Об этом сказать не могу. Он мне ничего не говорил».

Знаменательно, что самого Торосова следователи краевого УНКВД о встрече с Бухариным не допрашивали — ни в одном из протоколов допросов информации об этом нет. В обвинении нет упоминаний об этом контакте с Бухариным, уже осужденным и расстрелянным. Сделано это было намеренно, ибо предназначавшаяся Торосову роль главного националиста Хакасии не должна была затушевываться его участием в работе «правого» Центра как сторонника Бухарина, Рыкова и других «правых». По версии следователей УНКВД цели националистов расходились с целями «правых»: первые готовили восстание для отделения Хакасии от СССР, вторые – для свержения Сталина.

Тем не менее, встреча Торосова с Бухариным отягчила его участь, ведь судьбы Сизых и Торосова решали одни и те же люди.

После первого объяснения, в котором Торосов не признал ни одного пункта своего обвинения, он подвергался пыткам и истязаниям до тех пор, пока не согласился написать под диктовку следователей новые показания. Эти факты подробно описаны в работе хакасского историк профессора В.Н.Тугужековой и С.Карпова «Репрессии в Хакасии», изданной в 1998 году, поэтому нет необходимости излагать их по материалам уголовного дела.

Можно лишь добавить, что особую озлобленность палачей из краевого УНКВД вызвало простодушное заявление Михаила Григорьевича, что он добивался не только отделения Хакасии от Красноярского края, но и присоединения к ней ряда районов, Ужура и Ачинска. Такой «экспансии» слуги государственной безопасности без ярости воспринять не могли.

Формально следствие по делу Торосова было окончено 23 ноября, когда об этом был составлен соответствующий протокол. Но новых признаний от Торосова добивались вплоть до мая 1939 года, когда были получены показания о его «руководящей» роли среди националистов. Торосов признал вину, рассчитывая дать в суде другие показания. Единственное, чего он не признал, — это обвинение в подготовке теракта против Сталина во время VIII съезда Советов.

В своем последнем слове Торосов просил суд быть справедливым. В приговоре эта справедливость выразилась в виде высшей меры наказания. Заседание суда длилось десять минут.

В 10 часов 10 минут конвоиры ввели в зал Ивана Владимировича Тогдина — председателя комитета облисполкома по делам искусства.

В 10 часов 20 минут перед военными судьями предстает председатель областного суда.

10.30 — секретарь облисполкома Николай Иванович Конгаров.

10.40 — первый секретарь областной комсомольской организации Куприян Чульжанов, 27 лет, отец двоих детей в возрасте одного и двух лет.

10.50 — заведующий Ширинским райфо Николай Андреевич Спирин.

11.00 — Алексей Михайлович Чудогашев.

11.10 — заведующий Ширинским райзо Михаил Толстухин, брат судьи (!).

11.20 — инспектор Аскизского райторга Иван Петрович Майтаков.

11.30 — Василий Андреевич Кобяков, преподаватель техникума. Кобяков не признает своей вины. Зачитываются его показания на следствии.

11.40 — в зал суда вводят Георгия Бытотова. Он не признает своей вины. Оглашаются его собственные показания на предварительном следствии. Преподаватель Бытотов подписал их 17 октября 1937 года. В этих показаниях говорится: «. Считая себя потомком Чингиз-Хана, Батыя и других властелинов обширного монголо-татарского государства, мы мечтали о восстановлении этой державы под лозунгом: «Азия — для азиатов!», что в практической работе означало: «Хакасия — для хакасов!» В падении этой державы мы обвиняли русских, а потому вели бешеную антисоветскую пропаганду».

Бытотов был образованный человек и полагал, что другие образованные люди не могут путать хакасский народ с монголами. Ведь хорошо известно: первыми, кто оказал стойкое сопротивление монгольским полчищам, были хакасы. Но палачи историей не интересовались. Через шесть дней, 23 октября 1937 года, допрашивая еще одного «националиста», Константина Константиновича Самрина, тоже человека образованного.

11.50 — заведующий райфо Ширинского района Иван Иванович Абдин.

12.00 — Иван Михайлович Киштеев, инструктор крайкома партии, раньше работал секретарем Таштыпского РК ВКП(б), окончил КУТВ, многие называли его соперником Торосова.

12.10 — Михаил Спирин, секретарь комиссии хакасского алфавита.

12.20 — Константин Самрин, директор ОГИЗа, упомянутый выше.

12.30 — Николай Гаврилович Катанов, сын всемирно известного профессора Казанского университета Катанова. Был приговорен к двадцати годам каторжных работ. Для учителя из Аскиза хватило и одного года: в 1939 году автор первых хакасских учебников умер в ГУЛАГе.

12.40 — Анна Ивановна Интутова, по мужу Маганакова, мать двоих детей, председатель Аскизского райисполкома; окончила Коммунистический университет.

12.50 — Яков Константинович Интутов.

Всем подсудимым, кроме Н.Г.Катанова, был вынесен смертный приговор.

После обеда еще 18 националистов получили приговор — расстрел. Всех приговоренных расстреляли в тот же день. Осталось не рассмотрено еще много дел, и они были назначены на 21 июля. Тогда были вынесены смертные приговоры Андрею Ивановичу Кузугашеву — постоянному представителю Хакасии во ВЦИК, Роману Афанасьевичу Кызласову — председателю облпотребсоюза, Петру Егоровичу Селигееву — секретарю Аскизского РК партии, Василию Васильевичу Угдыжекову — прокурору Таштыпского района, Николаю Ивановичу Киштееву — заведующему отделом обкома комсомола, Николаю Владимировичу Топоеву — судье Аскизского района. К длительным срокам лишения свободы были приговорены: член бюро обкома партии Георгий Павлович Кучендаев, председатель Абаканского горисполкома Александр Максимович Аргудаев (умер в лагере), преподаватель техникума Василий Петрович Субраков, директор начальной школы Пахом Майнагашев, работник Шипилинского рудника Алексей Рыков (умер в лагере) и еще несколько человек.

Контрреволюционная идея отделения Хакасии была разгромлена на многие годы, но жила в сознании хакасской интеллигенции. Только в 1991 году она была реализована при создании Хакасской ССР. С распадом СССР Хакасия стала республикой в составе России, что в основном соответствует договору 1707 года между Петром Великим и хакасскими князьями о вхождении хакасских земель в состав Российского государства.

Казнь прокурора

Обвинение будет требовать ​смертной казни для Николаса Круза, который застрелил 17 человек в школе в городе Паркленд (штат Флорида, США). О таком намерении суд уведомил прокурор округа Броуард Майкл Сац, сообщает агентство Associated Press.

Это решение Круз и его защита смогут обжаловать на следующем заседании, оно запланировано на 14 марта. ​

Коллегия присяжных заседателей Флориды утвердила обвинения Николасу Крузу 7 марта. Его обвиняют по 34 пунктам, в том числе в умышленном убийстве. Если Круза признают виновным, ему грозит пожизненный срок либо смертная казнь.

Его адвокат Говард Финкельштейн заявил Associated Press, что Круз в обмен на пожизненное заключение «готов немедленно признать вину». «Из уважения к семьям погибших мы не будем отвечать на предъявленные обвинения. Мы не утверждаем, что он [Круз] невиновен, но не можем признать вину, пока речь идет о смертном приговоре», — сказал защитник.

Если Круз не ответит на предъявленные обвинения, судья подаст формальное заявление об отрицании вины от его имени, что позволит продолжить слушания по делу.

Стрельба в школе Marjory Stoneman Douglas в Паркленде произошла 14 февраля. Ее жертвами стали 17 человек — ученики и сотрудники школы. Стрельбу открыл бывший ученик этой школы, Николас Круз. С собой у него была автоматическая винтовка AR-15 и большой запас боеприпасов. ​

После стрельбы Круз пытался смешаться с учащимися, которые бежали из здания школы. Полиция задержала его через час после стрельбы.

Позже Круз признал свою вину. Но его защита заявила, что преступление было совершено под воздействием психического расстройства. Как сообщил шериф округа Броудер Скотт Исраэль, Круз был отчислен из школы из-за проблем с дисциплиной.

Еще по теме:

  • Сайт авиастроительного районного суда г Казани Авиастроительный районный суд г. Казани Республики Татарстан Ленинский район являлся наряду с Кировским районом наиболее старым районом Казани. Он образован Постановлением Президиума Центрального Исполнительного Комитета Татарской АССР от 28 октября 1934 года. Этим же Постановлением […]
  • Отделы организации опек Организация стран-экспортеров нефти, ОПЕК ОРГАНИЗАЦИЯ CTPAH-ЭКСПОРТЁРОВ НЕФТИ, ОПЕК (Organization of the Petroleum Exporting Соuntries, OPEC), — межправительственная организация, координирующая и унифицирующая нефтяную политику стран-членов и разрабатывающая пути и методы защиты их […]
  • Теории по экспертизе § 1. КОНЦЕПТУАЛЬНЫЕ ОСНОВЫ ТЕОРИИ СУДЕБНОЙ ЭКСПЕРТИЗЫ Начало формирования теории судебной экспертизы относится к концу 50-х началу 60-х годов 20 века. Этот процесс связан с выдвижением концепции теории криминалистической экспертизы и предложением о выделении этой теории из общего курса […]
  • Татьяна и сергей никитины развод Татьяна Никитина Татьяна Никитина: биография Татьяна Никитина – советская и российская исполнительница бардовской песни, заслуженная артистка России, физик, кандидат наук. Творчество дуэта Никитиных – пласт советской эстрады, на котором выросло не одно поколение слушателей. Песни в […]
  • Процессуальные особенности рассмотрения и разрешения отдельных категорий гражданских дел uristinfo.net § 1. Значение изучения процессуальных особенностей рассмотрения и разрешения дел искового производства Исковая форма защиты права является универсальной формой. В порядке искового производства суд рассматривает различные дела, возникающие из гражданских, семейных, трудовых, […]
  • Сайт ступинского суда Ступинский городской суд Московской области Ступинский городской суд Московской области был образован 03 июня 1959 года. В этот день был подписан Указ Президиума Верховного Совета РСФСР "Об упразднении некоторых районов, образовании Ступинского района и переименовании Ухтомского района […]
  • Расчет пенсии для женщины 1960 гР Как начисляется пенсия для родившихся до 1967 года Выплата, связанная с достижением гражданином пожилого возраста и начисляемая согласно действующему законодательству, называется пенсия. Данное денежное содержание имеют право получать не только люди, имеющие необходимый стаж и достигшие […]
  • Пенсия в 47 Новости Общество Медведев предложил существенно повысить пенсионный возраст с 2019 года Переходный период для мужчин будет длиться до 2028 года, для женщин – до 2034 года. Глава правительства подчеркнул, что возраст выхода на пенсию в нашей стране давно нуждался в пересмотре, и сейчас […]